Вся библиотека >>>

Содержание раздела >>>

 

Военная история

 Во славу отечества Российского


Русская история и культура

 

Глава IV. А. В. СУВОРОВ И РАЗВИТИЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА В 70-х — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 90-х ГОДОВ

 

 

Имя Суворова стоит в первом ряду великих имен поенного прошлого нашей Родины. Подвиги, совершенные русскими солдатами под его водительством, прославили наше Отечество. Истинный патриот, человек, вся жизнь которого является образцом служения Родине, полководец, сумевший найти путь к сердцу простого солдата, выдающийся военный мыслитель, чьи идеи не утратили шачения до нашего времени,— таковы неповторимые черты облика Суворова.

Жизнь и деятельность Суворова хорошо изучены; литература о Суворове огромна. Библиография этой литературы на языках народов СССР, охватывающая период до 1952 г., включена в документальный сборник «А   В   Суворов» ' и содержит 2325 названий.

В данной книге авторы, имея в виду указанную широкую изученность полководческой деятельности Суворова2, не ставили перед собой задачи полного освещения фактов его боевого пути. Здесь рассматриваются и анализируются основные вопросы полководческого искусства Суворова, вклад его в развитие русского и мирового Военного искусства. Биографические задачи не ставились совсем.

1. Развитие А. В. Суворовым военного искусства в период русско-турецких войн

В мае 1773 г. Суворов прибыл в штаб 1-й армии, которой руководил Румянцев. В действующей армии Суворов получил назначение в дивизию И. П. Салтыкова начальником одного из отрядов ее, расположенного в i   Негоешти (Валахия).

Утвержденный Екатериной план кампании на 1773 г предписывал Румянцеву предпринять наступление на правом берегу Дуная против главных сил турецкой армии, сосредоточенных у сильной крепости Шумла. С начала апреля Румянцев приступил к подготовке предстоящего наступления. При этом составной частью общей задачи было: посредством ряда частных ударов прочно захватить инициативу, сковать противника и отвлечь его от будущего места форсирования Дуная главными силами русской армии, намеченного предварительно в районе Гиреова, Указанный район находился около центра расположения русских войск на рубеже Дуная, поэтому Румянцев организовал систему сковывающих действий на флангах своей оборонительной линии, т. е. силами дивизий Вейсма-на и Салтыкова.

Одним из методов такого рода сковывания противника одновременно на нескольких направлениях стали Так называемые поиски3. Таким термином в рассматриваемое время обозначали частные удары по противнику на ограниченную глубину, чаще всего нацеленные на его укрепленные пункты и лагери, обычно с возвращением в исходное положение. Выполнялись они отрядами различного состава и силы в зависимости от масштаба поставленной задачи. Поиски играли большую роль в стратегии Румянцева уже в 1771 г., когда, будучи вынужден выполнять задачу по смыслу оборонительного характера, фельдмаршал искал и нашел способ активного воздействия на противника. Как мы уже отмечали, эта форма боевых действий оказалась весьма эффективной.

Поиски являлись весьма своеобразным видом ведения боевых действий. Проведение их развивало у командующих отрядами и частями отрядов инициативность, приучало войска к маневренным наступательным действиям, развивало способность к стремительным и смелым атакам. В ходе поисков широко применялись различные формы боевых порядков. Они оказались своего рода руслом для творческого экспериментирования, апробации новых приемов боя, движения войск, ведения разведки и т. д.

Именно в форме этих поисков и развертывались первые боевые дела А. В. Суворова на театре войны с Турцией. Объектом одного из наиболее крупных поисков стал г. Туртукай на правом берегу Дуная. Выполнение поиска было поручено отряду Суворова. Задача отряда включала переправу через Дунай, нанесение удара по укреплениям (военные лагери) и возвращение на левый берег, на исходные позиции.

Объект поиска — Туртукай лежал на террасах берега Дуная. Террасы рассечены поперечными логами. Ширина Дуная на данном участке около 600—700 м. Турецкий отряд, оборонявший Туртукай, численностью примерно 4 тыс. человек был размещен в двух лагерях — на восточной и на западной окраинах города4. Лагеря были прикрыты земляными укреплениями полевого типа.

Вследствие ограниченной подъемной способности переправочных средств Суворов из имевшихся в его распоряжении сил мог использовать для боя на правом берегу Дуная только пехоту (500 человек) и сравнительно небольшую часть конницы (около 200 человек)5. Переправить артиллерию также не удалось по указанной причине, (адача Суворова усложнялась тем, что элемент внезапности, на который он рассчитывал, оказался утраченным. Но случайному совпадению, когда отряд Суворова выдвинулся к Дунаю, турки сами произвели набег на левый t>cper, легко отраженный, но позволивший противнику обнаружить подготовку русских к переправе.

В ночь с 9 (20) на 10 (21) мая войска Суворова переправились через Дунай в два рейса (первым рейсом пехота, вторым — конница) и высадились, не встретив серьезного сопротивления турецких дозоров, приблизительно в 3 км от Туртукая ниже по течению реки. По диспозиции Суворова атака была нацелена на восточный фас турецких укреплений. Боевой порядок пехоты: три каре, каждое численностью примерно 150—170 человек, из которых два в первой, одно во второй линии. Из состава пехоты было выделено 60 человек стрелков, прикрывавших в рассыпном строю каре первой линии с фронта и со стороны открытых флангов. Данный способ сочетания рассыпного строя стрелков и каре четко указан в диспозиции Суворова6. Существенно отметить, что по замыслу Суворова каре должны были в зависимости от местных условий (например, при прохождении через дефиле, при атаке укреплений и города) свертываться в колонны

Сбив сторожевое охранение противника, каре с ходу атаковали ретраншемент и, действуя штыками, ворвались в него. После прорыва укреплений линии обороны противника Суворов выдвинул вперед каре второй линии, которое, пройдя через город, атаковало западный лагерь турок. Между тем правофланговое каре первой линии вело бой в городе. Стремительное, под покровом ночи, проникновение русских в глубину обороны противника вызвало панику и беспорядочное бегство турецких войск в западном направлении. Переправившаяся вторым рейсом конница приняла участие только в коротком, но энергичном преследовании.

С захваченными трофеями отряд Суворова вернулся в исходное положение на левом берегу. Потери русских— 26 убитых и 42 раненых. Потери турок, по реляции Суворова,—1500 человек.

Второй поиск Негоештского отряда на Туртукай был первоначально намечен на 7 (18)—8 (19) июня, когда главные силы Румянцева осуществляли переправу через Дунай, но Суворов в это время был серьезно болен тяжелой формой лихорадки, а военный совет офицеров отряда счел задачу невыполнимой и отказался от поиска.

Возмущенный этим Суворов, не оправившись от болезни, решил, хотя бы и с запозданием, выполнить намеченную задачу. Поиск состоялся в ночь с 16 (27) на 17 (28) июня. Силы турецкого отряда в Туртукае к этому времени, по оценке Суворова, достигали 3—4 тыс. человек7; личный состав был, по-видимому, пополнен свежими войсками. Оборона турок была усовершенствована и отличалась продуманностью. Она была эшелонирована; главные силы располагались в глубине.

Отряд Суворова к новому поиску был значительно усилен. Переправочные средства теперь включали суда значительной вместимости, что позволило перевезти конский состав кавалерии и полковые орудия. Фактически было переправлено на правый берег Дуная и приняло участие в бою около 2000 человек при двух орудиях8.

На этот раз Суворов существенно изменил диспозицию для атаки турецких укреплений в соответствии с изменениями в системе обороны противника. Считая, очевидно, невыгодным двигаться вдоль берега, оставляя при этом передовые турецкие позиции на фланге, Суворов решил вести атаку по верхней террасе, использовав для подъема на нее один из рассекавших склон берега логов. Поскольку этот подступ был узким, Суворов построил пехоту и спешенную кавалерию в одну общую сомкнутую колонну; взводы строились в шесть шеренг. Колонна была прикрыта с головы 60 стрелками, а с флангов — 200 спешенными казаками и арнаутами* в рассыпном строю9. Конница, переправившаяся вторым рейсом, должна была действовать самостоятельно.

Переправа пехоты и начало атаки турецких укреплений были выполнены успешно. Затем бой затянулся; противник упорно сопротивлялся и контратаковал. Перелом в ходе боя был достигнут кавалерией и двумя полковыми орудиями, прибывшими вторым рейсом (уже при дневном свете). Турки были обращены в бегство; русская конница преследовала их на протяжении свыше 5 км, после чего отряд Суворова переправился на левый берег.

Небольшие по масштабу туртукайские поиски представляют значительный интерес с точки зрения развития русского военного искусства.

В первую очередь заслуживает внимания применение Суворовым сравнительно новых или совсем новых форм боевого порядка и боевого строя. Такими являлись при проведении первого поиска очень малые каре (менее одного  некомплектного  батальона),   свертывающиеся  по обстоятельствам в колонны, прикрытые рассыпным стропи стрелков — егерей.

При проведении второго поиска пехота Суворова была построена во взводную сомкнутую (с интервалами между плтальонами) колонну, окаймленную с фронта и флангов рассыпными стрелками. Это было первым случаем и в России и на Западе практического применения такого сочетания, сыгравшего столь большую роль в дальнейшем развитии европейского военного искусства. По отдельно-i in и сомкнутые колонны, как боевой строй, и рассыпной отрой егерей в русской армии применялись ранее, однако известных фактов использования их в сочетании до поисков на Туртукай в документальных описаниях боевых действий не встречаем.

Своеобразие построения главных сил Суворова-общая колонна из пяти отделений, поставленных последо-пательно друг за другом,— было отчасти объяснено выше характером местности на намеченном Суворовым маршруте движения. Кроме того, было необходимо атаковать последовательно три позиции противника. Суворов, оче-пидно, имел в виду при этом наращивание сил из глубины колонны.

Творческое, чуждое всякому шаблону отношение к тактическим формам, проявленное Суворовым при турту-кайских поисках, характерно для всей предшествующей и последующей полководческой деятельности.

Заслуживает внимания новизна боевого использования-кавалерии: самостоятельная роль в бою, отводившаяся Суворовым коннице и фактически ею выполнявшаяся. Особенно ясно обнаруживается это в ходе второго поиска: конница в этом бою в соответствии с диспозицией Суворова («...конница действует сама собою»)10 смело атакует противника в отрыве от своей пехоты и добивается значительного успеха. В этом вопросе Суворов пошел дальше Румянцева, не решавшегося предоставлять коннице такую самостоятельность.

Туртукайские поиски были важным этапом развития тактики борьбы против турецких войск. Весной 1774 г. Суворов сформулировал ряд сложившихся у него к этому времени положений такой тактики в приказе по войскам резервного корпуса 1-й армии, которым он тогда временно командовал.

Основной формой боевого построения пехоты, рекомендуемой приказом, является полковое каре для мушке^ терских полков, батальонное — для гренадерских и егерских батальонов с резервами внутри каждого каре. Заметим, что мушкетерские полки в этот период были в очень большом  некомплекте,  состав же гренадерских и егерских батальонов поддерживался в меньшем некомплекте; таким образом, численности этих частей не слишком различались. Суворов объясняет и смысл указанного боевого построения: «В поле варвары побеждают-ца страшными им пехотными кареями, исходящими из него картечами и меткою пальбою... Каре действуют наступательно, как бы трудно местоположение не было...» Суворов требует от командиров частей обучать войска перестроению в каре из колонн и из развернутого строя. При атаке полевых укреплений противника Суворов рекомендует пехоте действовать в плутоножных (взводных) или полудивизионных, т. е. по фронту имеющих два плутонга колоннах с последующим развертыванием в линейный строй. Боевой порядок корпуса при атаке полевых укреплений или в полевом сражении составляется из полковых и батальонных (гренадерских, егерских) каре; предусматривается построение каре в одну линию или углом вперед ".

Одним из узловых моментов развития этой области тактики Суворова и тактического искусства его в целом явилось сражение при Козлуджи 9 (20) июня 1774 г.

По   замыслу  Румянцева  наступательные  действия  на правом берегу Дуная в 1774 г. должны были развиваться постепенно.     Открытие    их    возлагалось    на    дивизию М. Ф. Каменского, переправившуюся в низовьях Дуная, и дивизию  Суворова,   сосредоточившуюся у Гирсова.  Они должны были наступать в направлении Базарджик, Козлуджи, Шумла. Наступление началось в конце мая. 8 (19) июня   дивизия   Каменского   находилась   у   Базарджика, войска  Суворова — приблизительно   в   10 км  западнее.   В ночь на 9 (20) июня обе дивизии выступили на Козлуджи и около  8 час.   утра  соединились  у д. Юшенли,  приблизительно в 15 км к северу от Козлуджи, где расположились бивуаком.  Между тем навстречу им двигался от Шумлы корпус турецкой армии численностью, как было установлено   позднее   по   показаниям   пленных,   около   40   тыс. человек, имевший целью овладеть Гирсовым. Утром 9 (20) июня противников  разделял  густой  лес,  через  который тянулась узкая дорога от района Юшенли на Козлуджи. Бой завязался. Суворов решил с частью конницы, пока войска отдыхали, двинуться вперед «для открытья неприятеля»,  но неожиданно  столкнулся  на лесной  дороге с турецким   авангардом.   Тянувшаяся   в   походной   колонне конница Суворова,  атакованная значительно превосходящими силами противника, была вынуждена в беспорядке отойти к бивуаку главных сил. Турки, стремясь использовать успех, атаковали пехоту дивизии Суворова, которая встретила их, построившись в линию каре.  Когда турки дмипулись в стороны флангов, фронт войск Суворова был удлинен частями дивизии Каменского. Интересно отме-гить, что большой интервал, образовавшийся при этом поспешном развертывании в боевой порядок между двумя аре русской пехоты, был прикрыт одной ротой в рассыпном строю12. Потерпев неудачу в попытках сбить русскую пехоту и понеся потери, турки начали отход.

Начиная с этого момента руководство сражением полностью перешло к Суворову. Каменский, считая, по-видимому, продолжение сражения рискованным и ненужным, остался с основными силами своей дивизии в районе Юшенли. Только лишь некоторая часть его конницы приняла участие в дальнейших боевых действиях. Суворов, правильно оценив обстановку, невзирая на превосходство сил противника и на усталость войск, усиленную изнурительной жарой, решил двинуться со своей дивизией вперед. В его дивизии было семь батальонов пехоты (по приблизительной оценке, не более 3,5—4 тыс. человек) и 3—4 тыс. человек конницы13. Таким образом, общая численность его войск не превышала 7—8 тыс. человек.

Суворовские войска совершили исключительно трудный марш в жару по загроможденной брошенным турецким обозом лесной дороге протяжением около 8 км и, выйдя на южную опушку леса, развернулись в боевой порядок: три батальона (гренадерский и два егерских) в каре побатальонно в первой линии, два пехотных полка, составившие одно каре,—во второй, конница по крыльям.

Отражая огнем и штыками контратаки противника, русская пехота, энергично поддерживаемая конницей, упорно продвигалась вперед. Парируя контратаки турок, Суворов несколько раз перегруппировывал свою пехоту: в некоторые периоды каре составляли одну линию, затем вторая линия восстанавливалась.

С каждой неудачной контратакой турки все более и более падали духом. Когда наконец войска Суворова, продвинувшись на 7—8 км, приблизились к их лагерю и 10 орудий русской полевой артиллерии начали подготовку атаки лагеря, этого оказалось достаточно, чтобы турки, не дожидаясь штыкового удара, обратились в паническое бегство. Последнее сопротивление, быстро сломленное, оказал арьергард, засевший на высотах южнее лагеря. О дальнейшем преследовании нельзя было и думать — физические силы людей были на пределе. Суворов остановил войска южнее Козлуджи и здесь дождался подхода Каменского.

Потери русских — 75 убитых, 134 раненых; потери турок — 500 убитых, 100 пленных и неустановленное число раненых, значительная часть их войск рассеялась. Трофеями русских были 29 орудий и различное имущество

Сражение продолжалось около 10 часов (с 12 до 22 часов); войска Суворова находились в движении с небольшими перерывами 19 часов (с 1 часа до 22 часов) и прошли за это время более 35 км, из которых 15 км—с боем.

Победа при Козлуджи была тем самым ударом, который сломил волю турецкого командования к продолжению войны. Как уже указывалось, через две недели после сражения по предложению визиря начались мирные переговоры, а через месяц заключен мир.

Анализируя сражение при Козлуджи, следует прежде всего отметить, что победа была достигнута благодаря инициативе Суворова, его настойчивости и предельно активному ведению боя, несмотря на тяжелые условия. Суворов, с одной стороны, правильно понимал стратегическую обстановку, требовавшую победы, с другой—верно оценил возможности своих войск и низкое моральное состояние противника, существенно обесценивавшее его численное превосходство.

С точки зрения общего развития военного искусства сражение   при   Козлуджи   представляет   факт  большого значения. Здесь имело место проявление основных характерных   черт   встречного   боя:   наступление   противника навстречу друг другу, неясность обстановки, развертывание   из   походных   колонн,   значительные   перемещения частей в ходе боя. Это была форма боя, почти неизве- t стная в рассматриваемый период, но получившая широкое "«{ распространение в конце XVIII — начале XIX в.

В тактических формах, примененных Суворовым в данном сражении,— малые каре, построенные в две линии, рассыпной строй — обнаруживается новый этап разработки Суворовым системы тактических действий. Весьма характерным моментом является четкое развертывание походной колонны в указанный боевой порядок в условиях соприкосновения с противником. На отработку при обучении войск такого приема и были нацелены указания упомянутого приказа по резервному корпусу. Заслуживают быть отмеченными и четко выполняемые перегруппировки каре в ходе наступления и отражения контратак противника. Еще большего внимания заслуживает показанная выше поразительная выносливость суворовских войск.

Сражение при Козлуджи стало последней битвой войны 1768—1774 гг. В 1774 г. Россия подписала выгодный для нее Кючук-Кайнарджийский мир с Турцией. Османская империя лишалась господствующего положения   на   Черном   море,   была  вынуждена  согласиться  с автономией Крыма. Последняя явилась всего лишь этапом чл пути его присоединения к России, что и произошло в 1783 г. Присоединение Крыма и причерноморских земель я вилось значительным этапом на пути реализации одной из иижнейших национальных целей.

Однако окончательное решение этого вопроса достигнуто не было. Турция не считала возможным примириться с потерей Крыма и шла на новую войну с Россией. В 1787 г. началась вторая за сравнительно небольшой период русско-турецкая война 1787—1791 гг.

Внешнеполитическая обстановка в целом не благоприятствовала России. Почти год спустя после начала русско-турецкой войны в 1788 г. Швеция, давно вынашивавшая планы реванша за поражение в Северной войне, развернула военные действия против России. Правда, союзником против Турции на стороне России выступила Австрия. Однако Австрия, выдвинув свои войска на границу с Турцией, первоначально никакой военной активности не проявляла.

Военно-политическое руководство войной со стороны России на этот раз было организовано иначе, чем в 1768—Л774 гг. Потемкин, который с самого начала войны фактически осуществлял общее руководство сухопутными и морскими силами, выделенными против Турции, а в 1789 г. принял на себя главнокомандование, был почти свободен от опеки Петербурга — огромное преимущество для полководца, дававшее возможность реализации стратегических замыслов самого смелого характера. Однако использования этих возможностей на деле не произошло.

С точки зрения развития стратегии война 1787 — 1791 гг. не была примечательна. В качестве главной задачи кампании 1788 г. было выдвинуто овладение Очаковым. Эта крепость, имевшая важное значение, фактически сковала главные силы русской армии на весь период кампании. Только в декабре 1788 г., после долгой осады, Очаков был взят штурмом.

В то же время в Молдавии, решая весьма ограниченные задачи, действовала армия под командованием Румянцева. Стратегического взаимодействия между армиями налажено не было, к тому же Потемкин зачастую из соображений личного соперничества ограничивал инициативу талантливого полководца.

Все важнейшие успехи русского оружия в последующие годы войны связаны с деятельностью А. В. Суворова, который в начале кампании 1789 г. получил назначение командиром дивизии в корпусе Н. В. Репнина.

В кампании 1789 г. Потемкин наметил целью для своих главных сил овладение крепостями Бендеры и Аккерман на Днестре. Корпус Репнина должен был прикрывать действия главных сил со стороны Дуная. Дивизия Суворова численностью около 10 тыс. человек была выдвинута в район Бырлада на стык с австрийскими войсками. Последние занимали растянутое кордоном расположение от Адриатического моря до р. Серет. На стыке с русскими войсками находился корпус принца Кобургского численностью около 17—18 тыс. человек.

Инициатива боевых действий была передана туркам, которые ею и воспользовались. После неудачи их первой попытки прорваться на стыке расположения союзных армий, которая была встречена контрударом Суворова и Кобурга при Фокшанах 21 июля (1 августа) 1789 г., турки начали готовить второе, более крупное наступление. Ими было намечено два удара: вспомогательный — из района Измаила на север и главный, который наносила армия визиря,— от Браилова в направлении на Фокшаны. В случае, если бы главным силам турок удалось вынудить Суворова и Кобурга к отступлению в разные стороны, они могли рассчитывать захватить войска Репнина в клещи между своими двумя группами.

Репнин, подкрепленный частью главных сил русской армии, без труда отбросил измаильскую группу турецких войск к Дунаю в результате боя 8 (19) сентября на р. Сальча. Но в районе Фокшан сложилось критическое положение. Собранные турками главные силы (численностью около 90 тыс. человек при 83 орудиях) начали наступление 4 (15) сентября, создав угрозу нанести поражение корпусу Кобурга. Суворов не имел ясных сведений о противнике и не был достаточно правильно ориентирован об общей обстановке вышестоящими начальниками; ему было известно только то, что турки начали активные действия. В связи с этим Суворов передвинулся 4 (15) сентября на одни переход к югу от Бырлада к Пуцени. Здесь 6(17) сентября он получил письмо Кобурга с сообщением о наступлении крупных сил турок и с просьбой о помощи. Суворов, все еще считавший вероятным нанесение противником главного удара от Измаила, выждал сутки, до получения вторичного обращения Кобурга. В ночь с 7 (18) на 8 (19) сентября он выступил на соединение с австрийцами, оставив в районе Бырлад-Фальчи около 3 тыс. человек из состава своей дивизии для связи с Репниным (очевидно, угроза группе войск последнего все еще оценивалась Суворовым как серьезная)13.

Двигаясь от Пуцени к Фокшанам прямой дорогой, Суворов не нашел на ней понтонного моста через Серет, который, как было условлено, должны были навести австрийцы. Войскам Суворова пришлось сделать обратный марш  до  местечка  Никорешти,   где  был  наведен  мост, и, кроме того, понадобилось устроить гать протяжением 5 км   через   затопленную   поднявшимися   водами   пойму реки.

10 (21) сентября в 10 часов утра у Фокшан Суворов соединился с австрийскими войсками. 85 км по размытым дождями дорогам было сделано за двое суток (если вычесть 12 часов, затраченных на устройство переправы).

После соединения силы союзников состояли из 11 батальонов, 12 эскадронов, 2 казачьих полков и команды арнаутов войск суворовской дивизии при 30 орудиях и 10 батальонов, 30 эскадронов австрийцев при 53 орудиях; всего 23 960 человек, из которых 7042 человека русских |6. Сложной проблемой была организация командования: необходимо было осуществить совместные решительные действия с австрийцами, между тем Кобург был старше в чине. Когда Суворов принял решение атаковать, австрийский командующий корпусом стал возражать, считая это слишком рискованным. Суворов заявил, что он атакует с одними русскими войсками. После этого Кобург согласился с ним и в дальнейшем принимал все предложения Суворова.

Ко времени соединения союзников авангард сильно растянувшейся на марше армии визиря достиг р. Рымна, где расположился на прикрытой этой рекой позиции у д. Тыргокукули, следующий эшелон встал лагерем у леса Крынгу-Мейлор, главные силы находились в лагере у Мартинешти, а арьергард — на восточном берегу р. Рым-ник. Соприкосновение с боевым охранением австрийцев было установлено; по-видимому, турки обнаружили и прибытие русских войск. Решив принять меры к обороне до подхода своих концевых эшелонов, они начали возводить земляные укрепления у Крынгу-Мейлора и Мартинешти.

Произведя лично 10 (21) сентября рекогносцировку и осмотрев с высокого дерева на западном берегу Рымны расположение противника, Суворов выработал свой план атаки и сообщил его Кобургу.

По замыслу Суворова боевой порядок союзников делился на две основные самостоятельные группы — русские и австрийские войска—с промежуточной, выделенной из состава австрийского корпуса, преимущественно конной группой под командованием генерала Карачая. После переправы через Рымну, намеченную у д. Зорешти, войска Суворова должны были наступать сначала на лагерь турок у Тыргокукули, а после овладения этой позицией — на Крынгу-Мейлорский лагерь. Главные силы австрийцев были нацелены сразу на лес Крынгу-Мейлор, а группа  Карачая  должна  была  обеспечивать  внутренние фланги основных групп.

Боевой порядок русских войск состоял из шести пехотных каре (одно—батальонное, остальные — двух-батальонные) в две линии, но в шахматном порядке. Регулярная кавалерия, усиленная четырьмя эскадронами австрийских гусар, составляла третью линию, казаки и арнауты — четвертую. Австрийцы построились совершенно аналогично, подражая русским, имея пять батальонных каре в первой линии и три во второй; два батальона были выделены в группу Карачая.

В ночь на 11 (22) сентября войска союзников переправились вброд через Рымну у д. Зорешти и с рассветом развернулись в боевой порядок. Русские войска двинулись первыми, затем пошли в наступление австрийцы. Овраг к северу от Тыргокукули несколько задержал наступление войск Суворова. Когда же первая линия русских каре перешла через него, начались сильные контратаки турецкой конницы, направленные в основном против флангов группы Суворова. Эти контратаки отбивались посредством перегруппировки каре второй линии и выдвижения конницы, встречавшей холодным оружием нападение турок. Неудача контратак, огонь русской артиллерии и безостановочное движение пехотных каре вызвали бегство турок из лагеря Тыргокукули.

Одновременно с этим потерпела неудачу турецкая конница, контратаковавшая правый фланг группы Кобур-га, но взятая в свою очередь во фланг Карачаем. Суворов, овладев лагерем у Тыргокукули, переменил фронт войск своей группы на 90° и двинулся в восточном направлении. Лес Каята, занятый турецкой пехотой, был очищен егерями, перешедшими для этого из каре в рассыпной строй, а затем вновь собравшимися в каре. После этого Суворов восстановил боевой порядок своих войск, который нарушился в результате перегруппировки, и дал им получасовой отдых.

В этот период боя турки, подтянувшие свои главные силы, произвели решительную атаку огромной массой своей конницы, нацелив ее на оба фланга группы Кобурга. Австрийская пехота стойко отбивала атаки противника огнем, тем не менее положение казалось Кобургу критическим, и он несколько раз посылал Суворову нарочных с просьбой о помощи. Последний, не изменяя направления своего движения, сбил турок с позиции у д. Бокза и начал приближаться к лесу Крынгу-Мейлор. Движение русских войск, угрожающее тылу турецкой конницы, было главной причиной, заставившей эту конницу отхлынуть назад. Теперь наступавшие по сходящимся направлениям группы союзников сомкнулись внутренними флангами. Пехотные каре составили одну общую линию, при этом все перестроения производились без перерывов в движении. Турки, заняв пехотой и артиллерией укрепления лагеря Крынгу-Мейлор, встретили их огнем.

Продолжая продвигаться вперед, союзники провели артиллерийскую подготовку атаки. Когда обнаружилось ослабление огня турецкой артиллерии, регулярная кавалерия союзников по указанию Суворова бросилась через интервалы между пехотными каре в атаку, преодолела незаконченный турецкий ретраншемент и опрокинула растерявшегося противника.

Это было концом организованного сопротивления турок; их армия обратилась в бегство. Теперь Суворов выдвинул вперед иррегулярную конницу и арнаутов. Войска союзников приняли участие в энергичном преследовании, которое довершило разгром турок. Укрепленный лагерь у Мартинешти был брошен ими без сопротивления; большая часть обоза и вся артиллерия остались в руках союзников. Преследование, приостановленное с наступлением темноты, 12 (23) сентября было возобновлено, но визирь оторвался от преследовавшей его союзной конницы, взорвав мост через р. Бузео и пожертвовав при этом несколькими тысячами отставших.

Потери турок, по реляции Суворова, составляли около 10 тыс. человек убитыми17; кроме того, значительная часть войск рассеялась. Визирь в донесении султану показал суммарную потерю в 20 тыс. человек 18. Потери русских, по реляции,— 45 убитых и 133 раненых'9; общие потери союзников — около 500 человек.

Победа при Рымнике — крупнейшая после Кагульской победы над турками в полевом сражении за время обеих войн с Турцией второй половины XVHI в., могущая иметь стратегическое значение,— осталась неиспользованной. Потемкин не начал после разгрома турецкой армии общего наступления, обещавшего быстрое решение войны; турки получили возможность оправиться, и война затянулась еще более чем на полтора года.

Отметим важнейшие с точки зрения военного искусства моменты рассмотренного сражения.

А. Сражение при Рымнике явилось наиболее законченным образцом тактики Суворова при действиях против турецких войск. Тактическая система Суворова, начало разработки которой относится к 1773—1774 гг., доведенная до совершенства, проверенная на практике уже при Фокшанах, блестяще выдержала при Рымнике испытание в крупном масштабе. Небольшие каре, составленные одним-двумя батальонами («движимые редуты», как называл их Суворов), обладали высокой подвижностью, а боевой порядок, образованный двумя линиями таких каре, обеспечивал их взаимную огневую поддержку. Турецкая пехота и конница были бессильны против этого боевого порядка, они не могли преодолеть перекрестный артиллерийский и ружейный огонь каре, а отдельные группы, которым удавалось доходить до фасов каре, легко отражались штыками. В то же время каре могли маневрировать и вне общего боевого порядка.

Б. Весьма интересным и оригинальным представляется суворовский   замысел   сражения.   Основная   идея   его — наступление двумя группами войск в расходящихся (первоначально) направлениях — была не только необычна для рассматриваемого   времени,   но   и   вообще   очень   редко встречается в истории военного искусства. В основе этого замысла  лежало  стремление  использовать разбросанное расположение  войск противника.  Нацелив большую (австрийскую) группу войск союзников на лагерь Крынгу-Мейлор, Суворов добился того, что главные силы турок оказались  вовлеченными  в  бой  с австрийцами Кобурга. j Между тем Суворов с русскими войсками (меньшая, но ^1 более подвижная группа) разбил тыргокукульскую группу   ;| турок и в дальнейшем, сблизившись с австрийцами, создал охватывающее положение при решающей атаке Крынгу-Мейлорского лагеря. Предусмотрев контратаки противника на внутренние фланги основных групп, Суворов ввел в промежутки между ними, на уступе позади войск Кобур-га, группу Карачая.

В. Исключительно своеобразным является решение Суворова атаковать укрепления Крынгу-Мейлорского лагеря кавалерией. Ход мысли полководца, приведший к такому решению, можно уяснить, если учесть фразу реляции Суворова: «Их (турок.— Авт.) множественное войско, пехота и конница, пришло в колебание и начало отступать в лес. Я велел атаковать»20. Очевидно, турки ввиду охватывающего положения союзников начали, не дожидаясь их атаки, готовить отход. Нужно было не дагь противнику отойти в порядке, а этого можно было достигнуть стремительной атакой кавалерии, и Суворов бросил ее вперед.

Г. Так же как и при Козлуджи, суворовские войска при Рымнике показали высокую подвижность и выносливость. За 12 часов, считая от момента начала движения в боевом порядке (а до этого был совершен ночной марш и переправа через Рымну) до расположения на ночлег, ими было сделано около 20 км (без учета маневров) по пересеченной местности с почти непрерывным боем. При этом полевая артиллерия безотрывно сопровождала войска,   что   тоже   крайне   редко   встречалось   в   практике тогдашних европейских армий.

2. Штурм Измаила и его значение в развитии военного искусства

Кампания 1790 г. началась при весьма неблагоприятной для России внешнеполитической обстановке. Шла война со Швецией, сложилась угроза нападения Пруссии, крайне враждебную России позицию занимала Англия. В связи с этим пришлось оттянуть значительную часть русских сил с Дунайского театра военных действий, перейдя здесь к обороне. В свою очередь и турки держались оборонительно, рассредоточив войска полевой армии по дунайским крепостям. Австрийцы, которые в начале кампании действовали очень вяло, в июле под давлением Пруссии прекратили военные действия вообще, а в сентябре заключили с Турцией перемирие и начали мирные переговоры.

Однако в августе 1790 г. был заключен мир между Россией и Швецией, обнаружился спад напряженности в отношениях с Пруссией. Это дало возможность русскому командованию начать в конце сентября (ст. ст.) активные действия.

Условия заключенного в сентябре австро-турецкого перемирия ограничили полосу для наступательных действий русской армии с запада р. Серет (разграничительная линия между русскими и австрийцами), с востока Черным морем. Численность русских войск на Дунайском театре была по-прежнему невелика. В этих условиях замысел Потемкина свелся к намерению овладеть турецкими крепостями на Нижнем Дунае путем совместных действий сухопутных войск и черноморской гребной флотилии.

В течение октября — первой половины ноября 1790 г. (ст. ст.) русские войска и вошедшая в устья рукавов Дуная гребная флотилия, которой командовал генерал де Рибас, овладели крепостями Килия, Тульча и Исакча. Однако главный оплот Турции на Нижнем Дунае — Измаил, мощная крепость с сильным гарнизоном, лежащая на левом (северном) берегу Килийского рукава Дуная,— оставался непоколебленным.

18 (29) ноября русская гребная флотилия подошла к Измаилу, где сосредоточилась и турецкая Дунайская флотилия.

21 ноября (2 декабря) Измаил был обложен с сухопутного фронта русскими войсками, которыми командовали генералы П. С. Потемкин и Гудович, позднее сдавший командование генералу Самойлову. Однако, как стало ясно с самого начала, правильная классическая осада не обещала успеха, решиться же на штурм командовавшие русскими войсками генералы не могли. Между тем продовольственное положение войск было тяжелым, среди солдат начали развиваться болезни. Собранный 26 ноября (7 декабря) военный совет постановил от осады перейти к блокаде ', а фактически это решение грозило вылиться в постепенный отход русских войск от стен крепости.

Еще не зная о постановлении военного совета, Потемкин понял, что взятие Измаила — задача, которая по плечу лишь Суворову. Последний в рассматриваемое время находился с войсками своего корпуса под Галацом. 25 ноября (6 декабря) Потемкин послал Суворову ордер, в котором предписывал ему принять командование под Измаилом и взять крепость штурмом22. В новом ордере, отправленном четырьмя днями позднее, Потемкин предоставил Суворову право решать самому, как действовать под Измаилом23.

Утром 2 (13) декабря Суворов прибыл под Измаил.

Измаил по турецкой военной терминологии назывался «армейская крепость» («орду-калеси»), т. е. крепость, способная вместить полевую армию, и использовался соответственно своему названию. Крепость имела вид треугольника, примкнутого южной стороной к Килийскрму рукаву Дуная. Общее протяжение ее по обводу составляло около 6,5 км (западный фас —1,5 км, северо-восточный  

более 2,5 км, южный —2 км). Пояс крепостных сооружений, возведенных здесь вдоль западного и северовосточного фасов, состоял из рва и земляного вала. Глубина рва, сложенная с высотой вала, составляла 12 м, а местами и более. Бендерский бастион, расположенный в северной вершине треугольника крепости, был одет камнем.

Ров в отдельных местах был заполнен водой на глубину до 1 м. Приречная сторона крепости первоначально укреплена не была; только лишь крутой обрыв берега высотой 10—12 м (за исключением отдельных понижений) представлял естественное препятствие для атакующего Однако после боя 20 ноября (2 декабря), когда была уничтожена турецкая флотилия, прикрывавшая крепость со стороны реки, турки приступили к укреплению южного фаса. Здесь ими было возведено 10 батарей (они одновременно являлись и стрелковыми позициями), вооруженных сильной артиллерией. Юго-западный угол крепостного обвода, где берег спускался к реке отлого, был укреплен иначе. Здесь крепостной вал оканчивался примерно в 100 м от берега каменной башней (иногда называемой редутом) Табия с двухъярусной пушечной обороной. Промежуток между нею и берегом был прикрыт сравнительно неглубоким рвом и палисадом*, орудия Табии фланкировали это укрепление. Ворот в крепостном валу было четыре: Бросские и Хотинские в западном фасе, Бендерские и Килийские в северо-восточном.

Общая численность гарнизона равнялась приблизительно 35 тыс. человек, из них 17 тыс. янычар, остальные — конница, татары и вооруженные жители. На вооружении крепости имелось около 200 орудий24. Гарнизон был исполнен решимости защищать крепость до конца. Возглавлял оборону опытный комендант Айдос Мехмет-паша.

Суворов имел в своем подчинении 33 батальона (около 14,5 тыс. человек) регулярной пехоты, 8 тыс. спешенных казаков, 4 тыс. черноморских казаков**, 2 тыс.арнаутов, 11 эскадронов кавалерии и 4 казачьих полка: всего 31 тыс. человек, в том числе 28,5 тыс. человек пехоты и 2,5 тыс. человек конницы25. Спешенные казаки по вооружению (укороченные пики) и по характеру боевой подготовки не могли считаться войсками, пригодными для штурмовых действий. Артиллерия состояла из 405 полевых, полковых и корабельных орудий.

Задача, стоявшая перед Суворовым, была более чем трудной. Блокада ввиду позднего времени года и недостатка продовольствия у русских войск обещала верную неудачу. Пробить бреши в мощных земляных укреплениях артиллерией было, очевидно, невозможно. Нельзя было рассчитывать и серьезно повредить укрепления. Единственным возможным способом овладеть крепостью являлась эскалада — штурм с помощью штурмовых лестниц. Суворов без колебаний, но с полным пониманием огромной трудности предприятия («Крепость без слабых мест»2'',— доносил он Потемкину) принял решение штурмовать крепость.

Подготовка к штурму была начата Суворовым сразу же по прибытии к Измаилу и велась в очень быстром темпе. Эта подготовка складывалась из следующих мероприятий:

а)         тщательная рекогносцировка укреплений противника

и подступов к ним, которую Суворов вел лично вместе со

старшими    начальниками    и    командирами    штурмовых

колонн;

б)         заготовка штурмовых средств:  фашин, штурмовых

лестниц, шанцевого инструмента;

в)         инженерное оборудование огневых позиций артилле

рии,   предназначенной   для   проведения   артиллерийской

подготовки штурма;

г)         подготовка  войск к штурмовым действиям,  прово

дившаяся  на специальном штурмовом городке,  который

состоял из участков рва и вала, копировавших измаиль

ские укрепления;

д)         моральная  подготовка войск к штурму.  При этом

личное влияние на войска Суворов использовал в полной

мере.

7 (18) декабря Суворов послал коменданту крепости предложение сдаться, на которое был получен пространный ответ, сводившийся по существу к отказу. 9 (20) декабря Суворов собрал военный совет, на котором провел решение штурмовать крепость. Решение это было твердо принято им еще раньше, но военный совет был нужен для того, чтобы в наибольшей мере укрепить решимость и бодрость духа старших начальников. Штурм был назначен в ночь с 10 (21) на 11 (22) декабря.

Сущность суворовской диспозиции к штурму сводилась к следующему . Атака ведется на все три фаса крепости девятью колоннами (в том числе десантные отряды, которые в документах и литературе именуются также «колоннами», хотя к ним данное название можно применить только условно), направленными по три на каждый фас и соответственно объединенными в три группы:

A.        Группа Потемкина — общая численность 7500 чело

век,  в том числе 6500 человек регулярной пехоты,   1000

человек арнаутов. Атакует западный фас крепости.

Б. Группа Самойлова — общая численность 12 000 человек, в том числе 3000 человек регулярной пехоты, 8000 человек спешенных казаков, 2000 человек арнаутов, атакует северо-восточный фас крепости.

B.        Группа   де   Рибаса   (десант   речной   флотилии) —

общая численность 9000 человек, в том числе 5000 человек

регулярной пехоты и 4000 черноморских казаков. Атакует

приречный фас крепости.

Общие резервы—11 эскадронов кавалерии и 4 казачьих полка (всего 2500 всадников), распределенные на четыре группы, расположенные против каждых из четырех крепостных ворот.

Все колонны, назначенные для атаки сухопутного фронта крепости, имели почти единообразное построение: и голове колонны находилась команда стрелков (120—150 человек), далее команда «рабочих» с фашинами, лестницами * и шанцевым инструментом, затем ударная группа составом в три батальона; замыкал колонну резерв силой в два батальона. Стрелки и «рабочие» выделялись из состава войск данной колонны. Стрелки должны были, рассыпавшись перед рвом, своим огнем подавлять огонь противника; «рабочие» имели задачей завалить ров фашинами и установить штурмовые лестницы, по которым должны были подняться батальоны ударной группы. Резерв рекомендовалось использовать для боя внутри, в случае необходимости он мог быть использован и для поддержки атаки вала. Суда флотилии построились в две линии: в первой 145 малых судов, которые должны были подойти к берегу и высадить десант, во второй — 58 крупных судов, задачей которых было поддержать десант огнем артиллерии. Командный пункт Суворова находился приблизительно за третьей колонной.

Колонны должны были не менее чем за четверть часа до начала атаки выдвинуться в исходное положение приблизительно в 600 м от крепостного рва. Начало атаки было назначено на 5 час. 30 мин. Восход солнца 11(22) декабря в районе Измаила приходился на 7 час. 40 мин. Суворов рассчитывал, таким образом, выполнить эскаладу в темноте, а уличный бой в городе вести уже при дневном свете.

С рассветом 10 (21) декабря русская артиллерия начала подготовку атаки. Огонь продолжался весь день и ночь вплоть до начала штурма. С этого момента артиллерия перешла на стрельбу холостыми зарядами. О действенности артиллерийской подготовки данных в источниках нет, отмечается лишь, что ответный огонь турецкой артиллерии постепенно слабел и к ночи совсем прекратился. Можно думать, что довольно значительная часть орудий крепости была повреждена, в чем и заключалась основная цель артиллерийской подготовки.

Наступившая ночь на 11 (22) декабря была темной. О готовящемся штурме в крепости было известно, да и нельзя было рассчитывать на сокрытие проводившейся подготовки.

В 3 часа ночи войска, построенные в колонны, выступили из лагеря, заняли исходное положение, не будучи обнаруженными, и  в 5 час.  30 мин.  по сигналу  ракетой пошли на приступ. Флотилия двинулась к вражескому берегу в указанном диспозицией боевом порядке. Защитники крепости обнаружили колонны еще до подхода их ко рву и встретили жестоким артиллерийским и ружейным огнем.

Все колонны, кроме тех, которые были составлены из спешенных казаков, а также десант блестяще справились с трудной задачей штурма крепостного обвода. Быстрее и легче других ее решили две колонны, атаковавшие западный фас крепости в его южной (примыкавшей к реке) части. Значительные трудности испытала третья колонна из этой же группы (группа П. С. Потемкина), наступавшая севернее. Эта колонна в темноте сбилась с намеченного направления и вышла к наиболее сильно укрепленному участку крепостного вала. Глубина рва, сложенная с высотой вала, оказалась здесь больше предполагаемой, и пришлось связывать штурмовые лестницы по две. Тем не менее и эта колонна ворвалась внутрь крепости. Также не без труда выполнила свою задачу колонна, которая наступала на юго-восточный угол крепости (из состава группы Самойлова). Этой колонной командовал М. И. Кутузов

Высадка десанта, несмотря на трудности выхода судов к намеченным участкам в темноте и под огнем противника, была произведена дружно и в порядке. Последующая атака береговых укреплений была успешной на всех участках.

Наименьший успех, как и следовало ожидать, имели колонны, составленные из спешенных казаков (входившие в состав группы Самойлова). Одна из них была сброшена с вала, а затем контратакована произведшими вылазку через Бендерские ворота турками. Резерв указанных двух колонн и общие кавалерийские резервы, двинутые к месту этого боя Суворовым, восстановили положение. В конце концов и указанные колонны утвердились на валу.

Когда наступил рассвет, вал был полностью в руках русских. Крепостные ворота были открыты, кавалерийские резервы (действовавшие отчасти в пешем строю) и 20 орудий полковой артиллерии введены в город. Сопротивление турок в последовавших уличных боях было ожесточенным, но не носило в общем организованного характера и распалось на ряд очагов, которые один за другим были ликвидированы. Единственной сравнительно серьезной попыткой противника изменить ход борьбы в свою пользу была контратака, произведенная одним из старших турецких начальников, Каплан-Гиреем, с довольно значительными силами в направлении к реке. Однако и она закончилась после горячего боя уничтожением этой групш.г. Еще долгое время продолжались бои за отдельные крупные каменные здания, некоторые из них пришлось орать, как и валы, с помощью штурмовых лестниц. К 16 часам бой был закончен.

Потери русских, по реляции Потемкина в столицу, составляли 1879 человек убитых (64 офицера, 1815 нижних чинов) и 2703 человека раненых (253 генерала и офицера, 2450 нижних чинов)28. Однако это соотношение между убитыми и ранеными вызывает сильное сомнение; число раненых нижних чинов явно занижено. Понятны и причины этого: перевязочные пункты не справлялись с огромным числом раненых солдат, и многие легкораненые, перевязанные товарищами, остались в строю и не были включены в цифру реляции. Число раненых следует увеличить в 1,5—2 раза; тогда получится, что суммарные потери доходили до 6—6,5 тыс. человек, т. е. более 20% от общего числа войск.

Штурм Измаила вошел в отечественную военную историю, в мировую и отечественную литературу как одно из самых славных для нашей Родины событий. Победа над превосходящим по численности противником, отчаянно защищавшимся в мощных неразрушенных укреплениях,— подвиг, равный которому трудно найти в многовековой истории войн.

Измаильский штурм был подвигом русских солдат. Их беззаветная доблесть, самоотверженность, решимость победить или умереть, проявленные в условиях ночного боя, когда каждый был в значительной мере предоставлен самому себе, послужили главным фактором успеха. Если в победах русских войск над турецкими в полевых 1 сражениях второй половины XVIII в. основную роль играло превосходство русских в тактике, вооружении и боевой подготовке, то в данном случае эти моменты не имели первостепенного значения и на первом плане стояли моральные силы войск.

Полководческое дарование Суворова проявилось прежде всего в том, что он сумел правильно оценить моральные качества своих войск и возможность при этих качествах осуществить эскаладу измаильских валов, производивших впечатление неприступности (следует еще учесть сложившиеся в XVIII в. взгляды на ведение крепостной войны). Отметим, что сам Суворов смотрел на взятие Измаила как на дело исключительное. Позднее он сказал: «На такой штурм, как измаильский, можно пускаться один раз в жизни»29. Очень большую роль сыграло умение Суворова поддержать, развить и направить на выполнение поставленной задачи заложенные в войсках моральные   силы.   Глубокая  продуманность  тактических приемов штурма и обучение войск этим приемам, тщательная подготовка к штурму во всех деталях были также важными факторами, успеха. Весьма показательно и то, что все колонны, даже те, которые были сформированы из спешенных казаков, сумели подняться на вал.

Касаясь тактического замысла штурма, укажем, не детализируя данный вопрос, что распределение сил между колоннами и назначенное направление атаки колонн показывают вполне выраженное сосредоточение сил против приречного фаса крепости и примыкающих к реке углов крепостного обвода. Заметим при этом, что юго-западный угол, оборудованный палисадом, сравнительно с другими участками был более слабым местом крепости. Башня Табия не вполне обеспечивала своим огнем этот участок.

Стратегическое использование сильнейшего удара по Турции, каким явилось взятие Измаила и уничтожение в нем сильного корпуса, оказалось неполным. Потемкин ввиду позднего времени года решил не продолжать наступательных действий и расположить войска на зимние квартиры. Война продолжалась еще более полугода, пока Турция не признала ее проигранной и заключила выгодный для России Ясский мир. Однако в числе побед русских войск и флота, приведших к этому результату, штурму Измаила принадлежит одно из первых мест.

    

 «Во славу отечества Российского»           Следующая глава >>>

 

Смотрите также:  

 

"Таблицы форм обмундирования Русской Армии" Составил Полковник В.К. Шенк

1-ая и 2-ая Гвардейские пехотные дивизии

3-я Гвардейская пехотная дивизия и Гвардейская стрелковая бригада

Гвардейская артиллерия и лейб-гвардии саперный батальон

Гвардейская кавалерия (легкая)

1-ая и 2-ая бригада 1-ой Гвардейской кавалерийской дивизии

Собственный Его Императорского Величества Конвой и Гвардейские казачьи части

Лейб-гвардии Сводно-Казачий полк (нижние чины)

 Рота Дворцовых гренадер, Гвардейский экипаж и походная форма Гвардии

 1-ая и 2-ая Гренадерские дивизии

 З-я и Кавказская Гренадерские дивизии

Пехотные дивизии (изображена 29-ая) и Шефские части армейской пехоты

Шефские части армейской пехоты

Стрелковые части

Драгунские полки не бывшие ранее кирасирскими

Драгунские полки бывшие ранее кирасирскими, Запасные кавалерийские полки и Крымский Конный Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк

Уланские полки

Дагестанский Конный полк, конные дивизионы и гусарские полки

Гусарские полки

Гусарские полки и учебные кавалерийские части

Гренадерская, полевая пешая и крепостная артиллерия

Артиллерийские парки, полевая конная артиллерия, походная форма артиллерии и шифровки артиллерийских частей

Инженерные войска

 

 Русские  и советские боевые награды 

Портрет Ермака Тимофеевича с медалью. Наградные золотые медали 16-17 веков

Наградные золотые медали. Сабля князя Пожарского. Серебряные алтыны

Орден Святого Андрея Первозванного. Звезда и знак ордена Андрея Первозванного (крест)

Звезда и знак ордена Андрея Первозванного, украшенные бриллиантами

Наградной эмалевый портрет Петра Первого, украшенный драгоценными камнями. Лицевая и оборотная стороны. Начало 18 века

Медали за взятие Шлиссельбурга (Нотебург) в 1702 году. Медаль за взятие двух шведских судов в устье Невы в 1703 году. Золотая медаль за сражение при Вазе в 1714 году – награда для офицеров.

Серебряная медаль за сражение при Гангуте в 1714 году – награда для рядовых участников боя. Офицерская золотая медаль за победу при Гренгаме в 1720 году. Золотая и серебряная медали в память Ништадского мира со Швецией. 1721 год

Звезда и знак ордена Александра Невского генерала А.Д. Балашова. Начало 19 века. Шпага. Середина 18 века

Знаки (кресты) ордена святого Александра Невского. 19 век.  Звёзды ордена Александра Невского. 19 век – начало 20 века

Медаль за победу при Кунерсдорфе 1 августа 1759 года для солдат регулярных войск. Медаль за Кунерсдорф для командиров казачьих полков. Серебряная труба – коллективная награда за взятие Берлина в 1760 году

Наградная и памятная медали за Чесменскую победу. Наградная медаль за победу при Кагуле 21 июня 1770 года. Медаль в честь фельдмаршала Румянцева-Задунайского, заключившего победный мир с Турцией в 1774 году

Медаль за отличие в Кинбурнском сражении. Медали за участие в морских сражениях на Очаковском лимане с турками в июне 1788 году и в Роченсальмском бою со шведами в августе 1789 года

 Золотой офицерский крест и серебряная солдатская медаль за взятие штурмом крепости Очаков в декабре 1788 года. Лицевая и оборотная стороны. Медаль в память заключения мира с Турцией для участников войны 1768 – 1774 годов. Медали в память заключения мира со Швецией после войны 1788 – 1790 годов и с Турцией после войны 1787-1791 годов

Офицерский крест и солдатская медаль за участие в штурме Измаила в декабре 1790 года. Нагрудный офицерский знак Фанагорийского гренадерского полка с изображением Измаильского креста. 19 век

 А.В. Суворов. Медаль в память учреждения ордена святого Георгия. Знак ордена святого Георгия 4-ой степени

Звезда, лента и орден святого Георгия. 1769 год. Золотое Георгиевское оружие «За храбрость»

 Знак отличия Военного ордена. Учрежден в 1807 году. Офицерский крест за участие в сражении при Прейсиш-Эйлау в январе 1807 года, повторяющий форму Георгиевского креста. Первая, вторая, третья и четвертая степень солдатского Георгиевского креста

 Наградной Георгиевский штандарт. Мундир рядового 13-ого драгунского Военного ордена полка

 Портрет бригадира Грекова, одного из командиров Войска Донского, с наградными золотыми медалями. Медаль – именная награда полковника Т.Ф. Грекова. Жалованная сабля атамана Волжского казачьего войска Ф.М. Персидского. 1757 год

 Жалованный ковш – награда атаману Войска Донского Степану Ефремову за взятие из Крыма языков. 1738 год. Именные наградные медали для казацких командиров

 Медаль в память учреждения ордена святого Владимира. Звезда, лента и знак ордена святого Владимира первой степени. Соединенные звезды орденов святого Александра Невского и святого Владимира. Звезды ордена святого Владимира. 18 – начало 19 века. Знаки (кресты) ордена святого Владимира

Звезды ордена святого Владимира. 18 – начало 20 века. Знаки (кресты) ордена святого Владимира

Звезда, лента и знак ордена святой Анны первой степени. Звезды ордена святой Анны. Знаки (кресты) ордена святой Анны. 18 – начало 20 веков

Орденское одеяние кавалера Анны второй степени во времена императора Павла 1

Звёзды и знаки (кресты) ордена святой Анны

Наградное Аннинское оружие  - орден святой Анны четвертой степени «За храбрость». Награда за русско-турецкую войну 1877-1878 годов. Аннинская солдатская медаль. Знак ордена святой Анны на Аннинское оружие для христиан и иноверцев

Звезда, лента и знак ордена святого Иоанна Иерусалимского первой степени. Звёзды ордена святого Иоанна – Мальтийского ордена.  Донатские солдатские знаки отличия ордена святого Иоанна. Наградные медали для иррегулярных войск времени императора Павла. Оттиск в меди неизвестной награды «За победу 1800 года»

 Звёзды ордена Белого Орла. Знаки ордена Белого Орла с коронами (до февраля 1917 года) и без корон (орден Временного правительства Львова и Керенского)

 Звёзды ордена святого Станислава. Знаки кресты ордена святого Станислава

 Знаки ордена «Виртути Милитари» - За воинскую доблесть - второй – пятой степени

 Медали в память событий Отечественной войны 1812 года.  Серебряная медаль «1812 год» для участников сражений. Бронзовая медаль «1812 год» для дворянства и купечества. Медный крест «1812 год» для священнослужителей. Медаль для участников ополчения 1807 года. Медаль для наиболее отличившихся в боях партизан – жителей московской губернии. Медаль за взятие Парижа в марте 1814 года. Миниатюрная копия наград эпохи 1812 года (для ношения на фраке)

Золотой Георгиевский кортик «За храбрость». Медаль «За защиту Севастополя» в Крымской войне. Памятная советская медаль «100-летие обороны Севастополя». Медаль для участников русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Колодка с наградами конца 19 – начала 20 века

Крест «За службу на Кавказе». 1864 год. Крест «50-летие завершения Кавказских войн». 1909 год. Медаль за участие в штурме аула Ахульго. 1839 год. Шашка кавказского образца – наградное Аннинское оружие «За храбрость». Наградные знаки отличия – серебряные «ордена» учрежденные Шамилём. Вторая четверть 19 века

Лейб-гвардии Преображенского полка. Лейб-гвардии Московского полка. Штаба войск гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. 62-го пехотного Суздальского полка. 11-го гренадерского Фанагорийского полка. 13-го драгунского Военного ордена полка. 17-го гусарского Черниговского полка. Кавказской конной бригады. 9-го гусарского Киевского полка. 13-го гусарского Ахтырского полка. 104-го пехотного Устюжского полка. Лейб-гвардии Павловского полка. Лейб-гвардии Кирасирского его величества полка. Лейб-гвардии Уланского её величества полка. 11-го гусарского Изюмского полка. 139-го пехотного Моршанского полка

 Знак ордена Георгия четвертой степени лейтенанта П.Г. Степанова, участника боя «Варяга» и «Корейца» с японской эскадрой при Чемульпо в январе 1904 года. Медаль за участие в бою при Чемульпо. Лицевая и оборотная стороны. Французские медали для участников обороны Порт-Артура во время войны с Японией 1904 – 1905 годов. Крест для участников обороны Порт-Артура. Учрежден в 1914 году. Медали для участников войны с Японией 1904 – 1905 годов. Медали для медиков, участников русско-японской войны. Медаль в память 200-летия победы при Полтаве. 1909 год. Медаль в память 200-летия победы при Гангуте. 1914 год. Медаль в память 100-летия Отечественной войны 1812 года. 1912 год. Медаль «за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года». Нагрудный знак лейб-гвардии Волынского полка, первым перешедшим на сторону восставшего народа в Февральскую революцию 1917 года

 

Титулы, мундиры и ордена Российской империи

Титулы, мундиры, ордена и родовые гербы как историко-культурное явление

 «Табель о рангах всех чинов...» и герольдмейстерская контора

Дворянство в России

Русская именная формула

Родственные, свойские и кумовские связи

Родовые титулы

Родовые гербы

Губернские мундиры для дворян и чиновников

Мундиры губернской администрации

 Военные чины

Военные мундиры

Военно-морские чины и мундиры

Свитские звания и мундиры

Ранги и титулы чиновников гражданских ведомств

Вторая четверть XIX в

Собственная его императорского величества канцелярия

Записки графа С. С. Уварова

Вторая половина XIX в. — начало XX в.

Почетные гражданские звания

Конец 18 века

Первая четверть XIX века

Мундиры учебных округов

Вторая четверть XIX в.

Мундиры благотворительных учреждений

Вторая половина XIX века

Гражданские мундиры военного покроя

Ведомственные мундиры в начале XX века

Чины и звания придворных кавалеров и дам

Парадное платье придворных кавалеров и дам

Придворные церемониалы и празднества

Мундиры чиновников Министерства императорского двора

 Формирование системы орденов

Орденские знаки и одеяния

Иерархия орденов

Наградные медали

 Ликвидация титулов, мундиров и орденов в 1917 г.

 Словарь основных чинов, званий и титулов

Словарь мундирной атрибутики






Rambler's Top100