лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

    


Леонид ШепелевТитулы, мундиры и ордена Российской империи


Леонид Ефимович Шепелев

 

 

Мундиры гражданских ведомств

Мундиры благотворительных учреждений

 

В дореволюционной России существовало два особых благотворительных ведомства, чиновники которых, а также деятели на общественных началах имели мундиры.

Еще в 1763 и 1770 гг. были образованы Московский и Петербургский воспитательные дома для малолетних сирот с опекунскими советами во главе. Задачей последних являлось, в частности, руководство несколькими кредитными учреждениями, Александровской мануфактурой в Петербурге, фабрикой игральных карт и некоторыми другими казенными предприятиями, доходы которых направлялись на содержание воспитательных домов. В мае 1797 г. оба совета перешли в ведение императрицы Марии Федоровны (супруги Павла I), уделявшей особое внимание развитию женского образования и попечительству о больных и увечных. После кончины императрицы в 1828 г. руководство учреждениями «Мариинского ведомства» Николай I возложил на Четвертое отделение Собственной его императорского величества канцелярии. В мае 1802 г. для благотворительной деятельности было образовано также особое Благодетельное общество. В августе 1816 г. оно переименовывается в Императорское Человеколюбивое общество. В его задачу входила организация приютов, богаделен, учебно-воспитательных, медицинских и других благотворительных учреждений. За 100 лет своего существования оно оказало помощь (в той или другой форме) почти 8 млн человек, израсходовав на это 101 млн руб. Работой Общества руководил Совет, во главе его стоял главный попечитель. До 1824 г. им был близкий Александру I человек — статс-секретарь князь А. Н. Голицын (он же — фактический организатор Общества). После 1824 г. главными попечителями являлись петербургские митрополиты (до 1913 г.). Голицын же до 1842 г. оставался действительным членом Совета — докладчиком императору по делам Общества. При Совете существовала канцелярия; ее чиновники «состояли в действительной службе».

О мундирах и Человеколюбивого общества, и Мариинского ведомства мы узнаем только из закона от 27 февраля 1834 г.

 

Чиновники Человеколюбивого общества получили темно-зеленые мундиры общегражданского покроя с фиолетовым бархатным воротником и обшлагами. Узор десятиразрядного серебряного шитья на них совпадал с узором шитья Министерства внутренних дел: колосья и васильки, с бордюром по краю. Такое же шитье имели мундиры Департамента духовных дел иностранных исповеданий, но они были темно-синие, а воротники и обшлага на них из черного бархата. При реформировании форменной одежды Общества в августе 1904 г. члены его получили право носить мундирный сюртук (такой  же,   какой  имели чиновники VII и ниже классов, но без воротниковых петлиц). В 1913 г. главным попечителем Человеколюбивого общества назначается сенатор В. И. Маркевич. В следующем году должность главного попечителя отнесли ко 2-му разряду по мундиру (то есть приравняли к министерской).

Ясно, что мундиры высших чинов и сюртуки членов Человеколюбивого общества имели во многом не формально-служебное, а поощрительно-наградное значение. Комплект же сохранившихся изобразительных материалов, связанных с установлением в Императорском Человеколюбивом обществе мундира 2-го разряда, убеждает нас в неизменности (и на 1914 г.) принципов построения гражданских мундиров, установленных в основе своей еще в 1834 г.

Мундиры чиновников Мариинского ведомства имели оригинальный фасон и шестиразрядную систему шитья. В «Положении о гражданских мундирах» от 27 февраля 1834 г. говорилось, что «места, бывшие под начальством в бозе почившей императрицы Марии Федоровны, сохраняют парадный мундир прежний, по избранию ее величества установленный». Логично предположить, что форменная одежда в Мари-инском ведомстве была установлена в начале 1826 г., когда появились мундиры для чиновников Собственной канцелярии его императорского величества. Однако никаких свидетельств этого (ни рисунков, ни даже правового акта) не сохранилось. Вместе с тем в издании великого князя Николая Михайловича «Русские и. А. Тутолмин в мундире     портреты XVII и XIX столетий» воспроизведен Портрет Чиновника Мариинского ведомства в Москве И. А. Тутолмина, изображенного в мариинском мундире. Портрет не датирован, но известно, что портретированный умер в 1815 г. Либо к тому времени мундиры ведомства уже существовали, либо портрет посмертный, написан позже кончины Тутолмина. Этот человек известен своими героическими усилиями по защите от казаков Мариинского воспитательного дома в Москве во время нашествия наполеоновских войск.

Темно-зеленые мундиры чиновников Мариинского ведомства имели воротники и обшлага из черного бархата с голубой выпушкой. Особенности мундиров: отсутствие карманных клапанов (а следовательно, и шитья на них), а также шитья по бортам мундиров высших разрядов и наличие его на рукавах — по обшлагам и выше их (как на придворных вицмундирах). Еще одна особенность мундиров чинов Мариинского ведомства — использование двух узоров золотого шитья: на мундирах чиновников «воспитательных домов и подведомственных мест» оно состояло «из дубовых и пальмовых ветвей», а «на мундирах Общества благородных девиц и прочих институтов — из виноградных и пальмовых ветвей». Золоченые пуговицы первых имели «изображение пеликана, питающего птенцов», а вторых — «изображение растущего винограда с солнечным сиянием и надписью: "Посети виноград сей"». Мундиры с шитьем «из дубовых и пальмовых ветвей» предназначались также чиновникам Управления всеми учреждениями Мариинского ведомства; чиновники же Четвертого отделения Собственной его императорского величества канцелярии пользовались мундирами с шитьем «из виноградных и пальмовых ветвей».

Старшие чины Мариинского ведомства (почетные опекуны и члены попечительных советов) имели «полное шитье на воротнике, а на фалдах и на рукавах у пуговиц по четыре двойные... ветви» в виде шевронов (на рукавах одна пара ветвей размещалась на обшлаге). Чиновники штаб-офицерского ранга утрачивали нижнюю часть характерного для ведомства геометрического бордюра (типа меандра) на воротнике. На рукавах же шитье сохранялось только на обшлагах, а выше заменялось голубыми кантами в форме шевронов. Чиновники обер-офицерского ранга имели на воротнике уменьшенное (половинное) шитье только из дубовых или из виноградных ветвей, без бордюра, а на рукавах только голубые канты. Тем самым получалось, что чиновники низших рангов имели шитье с особым, третьим узором, идентифицировать которое (например, на портрете) довольно сложно.

Чины старших рангов помимо парадного мундира имели вицмундир с шитьем только на воротнике и обшлагах. Прочие чиновники ведомства вместо вицмундира носили фраки.

Мундиры, наподобие употреблявшихся в Мариинском ведомстве, с шитьем «из виноградных и пальмовых ветвей», имели чиновники еще одной группы благотворительных учреждений — заведений императрицы Александры Федоровны (супруги Николая I). Бархатные воротники и обшлага этих мундиров имели темно-синий цвет. Вокруг воротника и обшлагов полагалась выпушка из черного сукна. Золотое шитье на воротнике и рукавах (в форме шевронов) делалось несколько мельче, чем на мундирах Общества благородных девиц, причем ветви на рукавах обращались не вверх, а вниз. Пуговицы имели то же изображение растущего винограда с надписью по верху: «Посети виноград сей». Описание и рисунки этих мундиров Николай I утвердил 16 января 1830 г., но до 1834 г. они не публиковались.

Ясно, что «учреждения» и «заведения» благотворительных ведомств не являлись государственными в точном смысле слова. Их служащие получили право носить особые гражданские мундиры исключительно ради усиления престижа благотворительной деятельности. Вместе с тем мундиры эти являлись эффективным средством привлечения благотворителей — как собственно жертвователей средств, так и тех, кто брал на себя безвозмездный труд организаторов и руководителей медицинских, учебных, сиротских и других благотворительных учреждений.

Мундиры ведомств императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны можно видеть на портретах представителей купечества, занимавшихся благотворительной деятельностью в разных ее формах. Никаким другим путем столь роскошные мундиры, как опекунские, купцами не могли быть получены. Стремились к их приобретению и чиновники высших рангов: шиком считалось иметь два мундира — ведомственный и мариинский.

Сохранился фотографический портрет М. А. Остроградского — тайного советника, в 1908-1910 гг. занимавшего пост товарища министра торговли и промышленности. О его успешной карьере свидетельствует множество орденов (в том числе иностранных). Тем не менее Остроградский предпочел фотографироваться не в министерском мундире 3-го разряда с шитьем по бортам, а в мундире почетного опекуна, демонстрируя свое высокое положение и в Мариинском ведомстве. (Узор шитья в деталях трудноразличим, но по расположению пуговиц на обшлагах можно заключить, что на мундире шитье «из виноградных и пальмовых ветвей».)

 

Следующая страница >>>