лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

    


Леонид ШепелевТитулы, мундиры и ордена Российской империи


Леонид Ефимович Шепелев

 

 

Военные и свитские титулы и мундиры

Военные мундиры

 

Военные мундиры в России (как и в других странах) возникли ранее всех прочих. Главными требованиями, которым они должны были удовлетворять, являлись: функциональное удобство, единообразие по родам и видам войск, ясное отличие от армий других стран. Отношение к военному мундиру в России всегда оставалось очень заинтересованным и даже любовным. Мундир служил напоминанием о боевой доблести, чести и высоком чувстве воинского товарищества. Считалось, что военная форма — самая нарядная и привлекательная мужская одежда. Все сказанное относится прежде всего к парадному мундиру, надевавшемуся в торжественных случаях и именно для этого предназначавшемуся.

 

Военные мундиры составляли специальный объект внимания и даже пристрастия императоров, в частности, потому, что в XIX — начале XX в. только в них они сами одевались. Еще в детском возрасте мальчики из царской семьи в качестве игрушек получали красочные фигурки оловянных солдатиков и картинки, изображавшие мундиры разных полков. Для фигурок шились мундирчики, соответствовавшие настоящим.

Всякие изменения в военных мундирах осуществлялись лишь с санкции императоров, часто по их инициативе, а иногда даже и по их собственноручным рисункам. Все это вызывало внимание к военной форме всего «высшего общества». В своем дневнике П. А. Валуев 6 января 1874 г. отмечал, например: «Сегодня скончался фельдмаршал граф Берг. Его трудно заменить... Военные [же] говорят о другом событии: государь на выходе [в Зимнем дворце] был в шарфе». То, что Александр II надел этот генеральский парадный пояс — с черно-оранжевыми прошивками и кистями — привлекло внимание потому, что он был отменен еще в 1855 г.

За соблюдением правил ношения военной форменной одежды как в строю, так и вне его существовал строгий надзор, и виновный в нарушении этих правил мог оказаться на гауптвахте.

Пристрастие к военной форме было так велико, что право носить ее стало рассматриваться как награда, и прямое пожалование мундирами получило распространение. В одних случаях такое пожалование было связано с назначением в шефы — почетные командиры воинских частей. Особенно это касалось членов императорской фамилии. Изготавливались даже особые военные мундиры для императриц — шефов полков. В других случаях мундиром награждались в память о прежней службе в данной воинской части. Наконец, высшим военным чинам могли жаловаться мундиры подчиненных им воинских частей.

Обычай назначать шефами воинских частей представителей правящих династий дружественных стран (на взаимной основе) распространился в Европе в XIX в. Как жест миролюбия. Пожалование мундира соответствующего рода войск как одно из внешних проявлений шефства стало делом обычным. Мы уже упоминали о получении Вильгельмом II русского адмиральского мундира. Николай И тоже получил подобный германский мундир. Еще в середине XIX века многие члены царской семьи имели прусские военные мундиры, которые надевались, в частности, во время, визитов представителей прусского королевского дома в Россию. В январе 1869 г. П. А. Валуев записал в дневнике: «Большой обед во дворце в Концертном зале в честь кронпринца прусского. Государь и все великие князья в прусских мундирах».

В 1886 г. бывшего начальника III Отделения и шефа корпуса жандармов, а затем посла в Англии генерал-адъютанта графа П. А. Шувалова пожаловали щегольским «белым мундиром» — мундиром лейб-гвардии Конного полка — потому, что он начинал в нем свою службу. В ноябре того же года Шувалов «в полной парадной конногвардейской форме» присутствовал на полковом празднике Семеновского полка.

Некоторые военные (особенно из царской семьи) имели по нескольку мундиров, надевавшихся по разным случаям. Вот что рассказывает П. А. Валуев в дневниковой записи от 2 января 1876 г. о фельдмаршале князе А. И. Барятинском, в 1856-1862 гг. наместнике императора на Кавказе: «После блистательного и счастливого военного поприща князь Барятинский обратился... в баловня фортуны и дворцовых ласк. В государстве он — нуль. Во дворце он — нечто вроде наезжего друга... Он рассказывает анекдоты, шутит и любезничает надеваемыми им разными мундирами. Намедни он обедал у их императорских величеств в кирасирском в честь императрицы, вчера он опять обедал, вероятно, в гусарском в честь государя, сегодня он в генерал-адъютантском по случаю дня рождения великого князя Алексея Александровича, 6-го числа он будет в кабардинском по случаю полкового праздника...»

При всей внешней привлекательности парадная военная форма при ношении вызывала большие неудобства: стесняла движения, в ней было трудно или даже невозможно сидеть, она легко пачкалась. Особенно много неудобств вызывали штаны. В кавалергардском полку, например, белые рейтузы из лосиной кожи надевали влажными, чтобы они идеально обтягивали фигуру. Любивший щегольски одеваться Николай I по нескольку дней вынужденно оставался во внутренних помещениях дворца из-за болезненных потертостей на теле от форменной одежды.

Поэтому вне строя даже в среде самых высших военных чинов проявлялись две тенденции: с одной стороны, комично-мелочные страсти вокруг мундирного этикета, а с другой — стремление по возможности сократить пребывание в парадном мундире. Вот два эпизода, отмеченные А. А. Половцовым (1884 г.). Мемуарист записал показательный, «отличающийся чрезвычайною мелкотою» рассказ генерал-фельдмаршала и генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича (дяди Александра III), только что вернувшегося из Германии: «В Гатчине я поехал к государю, разумеется, в полной форме. А он меня спрашивает, зачем я это делаю. Я отвечаю: "Потому что в твоей телеграмме, разрешавшей мне приехать, ты ничего не сказал о форме». При этом... великий князь тонко улыбнулся и сказал: "Урок: пусть в другой раз не забудет». О делах, разумеется, ни слова...» Другой разговор Половцева с тем же Михаилом Николаевичем: «По обыкновению его заботят и интересуют "высшие и важные" вопросы, например: "Был я вчера у митрополита для поздравления по случаю юбилея. "Гут же был и великий князь Константин Николаевич с Александрою Иосифовной, и оба выговаривали Владимиру за то, что он уже неделю в Петербурге, а до сих пор у них не был. Что же Вы думаете? Владимир от митрополита поехал домой, снял парадную форму и к дяде-то поехал явиться в сюртуке!.. То же самое и Сергей Александрович приехал меня поздравлять 8 ноября тоже в сюртуке...»»

 

Военные мундиры отличались большим разнообразием фасонов, цветов и оформления. Фасоны не только менялись со временем (что свойственно всем мундирам), но и приспосабливались к потребностям каждого рода и вида войск. Особенно разнообразными были мундиры в кавалерии: вместо обычных кафтанов кирасиры имели особого рода короткие мундиры-колеты, гусары — доломаны, уланы — куртки, казаки — чекмени или черкески; различался у них покрой штанов, особую форму имели головные уборы. Цвет мундира указывал либо на род войск (пехота, артиллерия и т. п.), либо на воинскую часть (полк). Оформление мундира обычно называлось прибором (от прибирать, украшать). Прибор различался на суконный (цветные воротники, обшлага, клапаны, выпушки, лацканы, отвороты фалд, околыши фуражек и т. д.) и металлический — золотое или серебряное шитье на мундире, галуны, пуговицы, погоны, эполеты, аксельбанты и т. п. Прибор нес основную информацию о принадлежности офицера (и генерала) к роду войск и воинской части, а главное — указывал на его чин. Металлический прибор обычно служил признаком всех гвардейских мундиров и только офицерских в армии.

Отметим лишь основные моменты истории армейского офицерского (и генеральского) мундира, как наиболее распространенного и более отчетливо отразившего главные особенности военных мундиров вообще.

Первые сведения о военных мундирах в России относятся к 1661 г., когда каждый из стрелецких полков получил кафтаны, шапки и сапоги особого цвета. С появлением полков иноземного строя военный мундир модернизировался и по фасону приблизился к западноевропейским (в основном немецким) образцам. В 1720 г. впервые вводятся широкие кафтаны однообразного цвета для разных родов войск: в пехоте — темно-зеленые с красными отложными воротниками и обшлагами, с красными же камзолами и штанами до колен; у драгун (кавалерия, сражающаяся как в конном, так и в пешем строю) —синие (с 1775 г. —зеленые) с белыми воротниками и обшлагами (с 1732 г. —красные), с белыми лосиными камзолами и штанами (с 1764 г. —красными); у артиллеристов и инженеров форма была вся красная с синими воротниками и обшлагами (в 1740 г. воротники и обшлага стали черными бархатными, а камзолы и штаны с 1764 г. — белыми). По бокам кафтаны имели карманы. Полы кафтанов для удобства движения заворачивались сначала только на марше, а с 1732 г. — постоянно. Форма дополнялась цветными епанчами (плащами) и треугольными шляпами.

Эти цвета по родам войск существовали почти весь XVIII в. Отступления от них вызывались либо нехваткой сукон нужного цвета, либо желанием выделить отдельные воинские части, особенно гвардейские.

В 1763 г. форма военного обмундирования подверглась некоторым изменениям: кафтаны стали более узкими, отложные воротники и обшлага заменяются накладными, борта на груди отворачиваются и образуют цветные лацканы. В 1786 г. по инициативе Г. А. Потемкина проводится новая реформа армейских мундиров, сделавшая их более простыми и удобными: полы кафтанов укорачиваются (почему мундир получает название полукафтана), воротник снова становится отложным (при сохранении лацканов), карманы переносятся назад (вертикальные, внутренние), полы отвернуты только спереди. В 1797 г. Павел I вновь вернул мундиры образца 1763 г. В последующем в их фасон были внесены три изменения: поднята стойка воротника, на обшлага добавлен фальшивый клапанец, мундиры гвардейских офицеров и чинов свиты получили золотое или серебряное шитье на груди, воротнике, обшлагах и карманных клапанах. Однако уже в 1802 г. военные мундиры заменяются новыми, соответственно моде времени, существенно отличавшимися по фасону от всех прежних.

И в XVIII в., и позже офицерские (и генеральские) мундиры отличались от солдатских лишь качеством сукна и портновской работы. Знаками отличия офицеров до 1760-х гг. и при Павле I служили протазаны и эспантоны — особого рода пики, а также некоторые дополнявшие мундиры аксессуары: нагрудные щитки, шарфы, погоны (эполеты), аксельбанты и особое шитье (или галуны). Нагрудные щитки (висели на шее) имели форму утолщенного полумесяца: серебряного — у обер-офицеров и золоченого — у штаб-офицеров (в 1808-1827 гг. они различались по чинам). Плетеные шарфы, состоявшие из красных, синих и серебряных полос, первоначально носились через правое плечо и завязывались на левом бедре. У младших офицеров они заканчивались кистями из серебряных нитей, а у старших — из золотых. С 1742 г. шарфы стали носиться, как кушаки, на талии, а с 1760-х гг. получили черно-оранжевую расцветку. Погоны (от погонять, направлять) или эполеты (наплечники) появились еще в 1732 г. в виде жгутов, сплетенных из металлических нитей, иногда с кистью на конце. Носились они в XVIII в. лишь на левом плече. Одно время по их полю можно было определить чин офицера. Прямое назначение погон (эполет) — придерживание на плече перевязи патронных сум. В середине XIX века появляются аксельбанты — шнуры из серебряных или золотых нитей, свисавшие с правого плеча в виде двух больших петель и концов с наконечниками. Первоначально аксельбант как бы продолжал плетеный эполет. Позднее петли аксельбанта стали охватывать рукав и вместе с концами подтягиваться к пуговицам на груди мундира. В конце века аксельбанты превратились в обязательную принадлежность мундиров адъютантов и офицеров Генерального штаба.

Существует несколько версий происхождения и назначения аксельбантов. Согласно одной из них, аксельбант — это шнур для измерения, а наконечники — карандаши. Согласно другой, аксельбанты появились в ходе борьбы Нидерландов против Испании за независимость и означали готовность восставших погибнуть — быть повешенными на носимых ими в знак презрения к поработителям веревках.

Особым знаком фельдмаршала в XVIII в. стал маршальский жезл, напоминавший по форме подзорную трубу или футляр для карт.

 

Есть свидетельства того, что уже в первой четверти XVIII в. офицерские и генеральские мундиры (во всяком случае, в гвардии) обшивались золотым галуном. С 1764 г. такое отличие устанавливается в общем порядке и дифференцируется по чинам. Мундиры обер-офицеров стали обшиваться по бортам, воротникам, обшлагам и карманным клапанам узким золотым или серебряным галуном, мундиры майоров и подполковников — широким, а мундиры полковников — широким и узким галуном. Кафтаны и камзолы генералов аналогичным образом стали украшаться шитьем в виде гирлянд из лавровых листьев: у бригадиров — половиной ширины гирлянды, у генерал-майоров — полной гирляндой, у генерал-поручиков — двумя гирляндами, а у генерал-аншефов и генерал-фельдмаршалов — двумя с половиной гирляндами, причем последние имели дополнительно узкое шитье по швам рукавов и спины. Галуны и шитье полагались также на шляпах. Такие же мундиры, но без галунов и шитья составляли повседневную форму. В 1796 г. галуны и шитье отменили, в результате чего мундиры офицеров и генералов утратили заметное различие. Знаком генеральского чина стал витой эполет на правом плече, переходящий в аксельбант из золотых нитей.

С воцарением Александра I военные мундиры модернизируются: в 1802 г. они получили высокий стоячий, не сходящийся спереди воротник (в 1812 г. он был сделан ниже и стал застегиваться на крючки), юбка мундира спереди стала с вырезом, фалды имели обкладку из цветного сукна и сзади находили друг на друга, горизонтальные карманы перенесены назад. До 1826 г. мундиры были двубортными, затем стали однобортными и получили цветные выпушки по борту и на талии. Камзолы укорачиваются и превращаются в жилеты. Мундиры дополнялись белыми панталонами (затем они неоднократно меняли цвет), надевавшимися в сапоги. Вводятся сюртуки (1809 г.) и шинели с пелеринами. Передний угол треугольных шляп был поднят (шляпы остались треугольными, но в вертикальном плане). В 1807-1844 гг. получают распространение кивера.

В качестве основного знака офицерского отличия в 1802 г. ввели цветные суконные погоны, обшитые по краям галуном. В 1807 г. их заменили эполеты, представлявшие собой суконную, галунную или металлическую продолговатую пластину, завершающуюся к краю плеча круглым утолщенным полем. У генералов это поле обрамлялось золотой или серебряной бахромой, у штаб-офицеров бахрома делалась тонкой, а у обер-офицеров она отсутствовала.

При образовании в 1809 г. Корпуса инженеров путей сообщения генеральский и офицерский состав его получил звездочки на эполеты, точно указывавшие на чин. Инженер-генералу полагались три звездочки, генерал-лейтенанту — две, а генерал-майору — одна; полковнику — три звездочки, подполковнику — две, майору — одна; капитану — три звездочки, поручику — две, подпоручику — одна; прапорщику звездочек не полагалось. В 1827 г. звездочки на эполетах были установлены в армии в общем порядке, но с иной системой обозначения чинов: у прапорщика — одна звездочка, у подпоручика — две, у поручика — три, у штабс-капитана — четыре, капитану звездочек не полагалось; у майора — две, у подполковника — три, у полковника эполеты не имели звездочек; у генерал-майора — две звездочки, у генерал-лейтенанта — три, полный генерал звездочек не имел. На эполетах фельдмаршалов изображались два скрещенных маршальских жезла. Наличие двух звездочек на эполетах генерал-майоров объяснялось существованием ранее бригадирского чина. Две звездочки на майорских эполетах установили по аналогии с генерал-майорскими, а может быть, они напоминали о существовании в XVIII в. чина секунд-майора. В 1854 г. генералы и офицеры получили галунные погоны на цветной суконной подложке для ношения на шинелях (а затем и на сюртуках), на которых чины обозначались продольными просветами в галуне и звездочками. Погоны обер-офицеров имели один просвет, штаб-офицеров — два просвета, у генералов поле погон просветов не имело (а галун имел зигзагообразный рисунок). Система звездочек была той же, что и на эполетах. Цвета просветов и выпушки по краям указывали на род войск и войсковую часть.

Другим важным знаком отличия офицеров и генералов с началаХГХв. стало золотое или серебряное шитье на воротниках, обшлагах и карманных клапанах мундиров (нагрудное шитье в военном ведомстве с этого времени не применялось). Собственно шитье могло заменяться галуном или петлицами (имитация обшивки петель; иногда такие петлицы назывались катушками). Объем (количество) шитья у генералов, штаб-и обер-офицеров был одинаков, но его цвет и рисунок различались по видам войск и войсковым частям. В 1808 г. для генералов устанавливается особое шитье в виде золотых или серебряных дубовых листьев; в начале 1880-х гг. это шитье заменяется галуном, но в 1908 г. оно появляется снова.

В 1855 г. фасон военных мундиров снова меняется: они получили полную юбку, стали двубортными, карманы их остались сзади, но превратились в вертикальные (по сторонам заднего разреза юбки). Еще в 1848 г. такой же фасон ввели в частях кавказской армии. В 1860-х гг. воротники стали одного цвета с мундирами; вместе с тем на них появились широкие клапаны (суконные нашивки) до заднего края погон, цвет которых указывал на принадлежность офицера к одному из четырех полков дивизии. Еще с 1840-х гг. основным военным головным убором становится каска. В 1862 г. она заменяется на кепи французского образца со скошенной вперед тульей и цветным или галунным околышем с кокардой, просуществовавшие до начала 1880-х гг. В 1872 г. все мундиры, к которым не полагалось лацканов, заменяются однобортными. В 1881-1882 гг. мундиры утратили пуговицы и стали застегиваться на крючки. Левый борт мундиров незадолго перед тем расширили; карманы перенесли на бока (прорезные с клапанами); выпушки уничтожили, кроме воротниковых (а в гвардии и бортовых). Вместо кепи вошли в употребление фуражки с цветными тульями и околышами, а для зимнего времени — мерлушковые папахи (те и другие с кокардами). В 1907 г. мундиры образца 1855 г. были восстановлены (в укороченном виде). Тогда же в составе форменной одежды появились кители с карманами на груди и боках. В 1913 г. вводится комбинированная походно-парадная форма для армии (кроме кавалерии): на китель настегивался шитый золотом или серебром (инженерные войска) воротник, погоны заменялись эполетами, а на грудь пристегивался цветной лацкан с двумя рядами пуговиц. Начавшаяся вскоре Первая мировая война заставила генералов и офицеров совершенно отказаться от парадной формы одежды и перейти на кители и гимнастерки с полевыми погонами, защитного цвета фуражки и солдатские шинели.

 

Следующая страница >>>