лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

    


Леонид ШепелевТитулы, мундиры и ордена Российской империи


Леонид Ефимович Шепелев

 

 

Мундиры гражданских ведомств

Вторая половина XIX века

 

Сразу же после воцарения в 1855 г. Александра II ведомственные мундиры вновь подверглись реформированию. На этот раз главной целью стало упрощение форменной одежды, придание ей большей практичности. Прежде всего, изменялся фасон мундира: вырез юбки спереди устранялся, карманы (внутренние) отодвигались назад и превращались в вертикальные (по сторонам заднего разреза юбки). Длина мундира уменьшалась (практически сокращалась длина фалд). В результате мундир получал форму (и название) полукафтана; но с 1859 г. стал снова называться мундиром.

Разработку новой гражданской формы опять возложили на Собственную его императорского величества канцелярию. Признавалось, что прежняя форма «отличалась значительной вычурностью и представляла большие затруднения для ношения». Как писал управляющий Канцелярией А. С. Танеев, «большая часть чиновников с такой благодарностью приняла дарованные удобства, как будто давно их ожидала».

Начальным актом реформы стало утверждение Александром II 9 апреля 1855 г. рисунка гражданского вицмундирного полукафтана. При этом император собственноручно подрисовал обшлага: из круглых сделал их разрезными, расклешенными. На другом экземпляре того же рисунка Александр II сделал помету: «Шляпа должна быть с галуном». По правилам того времени царские подрисовки и помета, сделанные карандашом, покрывались лаком для сохранности.

Уже 18 апреля того же года император утвердил «Проект изменения в форме мундиров гражданского ведомства». Приведем дословно начальную формулу публикации этого закона в Полном собрании законов, любопытную по своей архаико-бюрократической вычурности и верноподданнейшему раболепию:

«Указ Правительствующего Сената 2 мая 1855 г., по Высочайшему повелению. Правительствующий Сенат слушали предложение министра юстиции от 27 апреля сего года, что Государь Император, утвердив собственноручно в 18 день апреля нынешнего года проект изменения в форме мундиров гражданского ведомства, высочайше повелеть соизволил: привестъ оное в исполнение через Правительствующий Сенат. Статс-секретарь Танеев, препровождая к нему, министру юстиции, для. зависящего распоряжения копию означенного проекта изменения с следующими к нему рисунками полукафтана, шляпы и шпаги, сообщил что как шитье остается везде прежнее, то Его Императорскому Величеству угодно, чтобы со дня объявления сего изменения тотчас же при-ступлено было к шитью полукафтанов. О таковой Монаршей воле он, министр юстиции, предлагает Правительствующему Сенату, прилагая помянутую копию высочайше утвержденного проекта и рисунки.

Приказали: Означенного собственноручно утвержденного Его Императорским Величеством Положения о гражданских мундирах, напечатав потребное число экземпляров, разослать для должного исполнения при указах: во все губернские, войсковые и областные правления, к министрам, главноуправляющим отдельными частями, главным начальникам губерний и гражданским губернаторам».

Парадные мундиры трех первых разрядов сохранялись в прежнем виде. Вицмундир же заменялся полукафтаном, «форма» которого полагалась следующая: «полукафтан однобортный, воротник скошенный стоячий с шитым кантом, должности присвоенным, обшлага на рукавах разрезные с шитым же кантом, как на воротнике, 9 пуговиц (большого размера) по борту, 2 на обшлажных клапанах, 2 на лифе и 2 на конце продольных карманных клапанов, всего 17 пуговиц. Шитье на поперечных карманных ныне клапанах заменяется на продольных прямых клапанах для чинов не ниже 4 разряда... Длина полукафтана от колена выше на 3 вершка». Главное же содержание правил 18 апреля состояло в замене на полукафтаны прежних парадных мундиров чиновников «4-го и других ниже разрядов». Присвоенный мундирам «цвет воротника и обшлагов, бархатных или суконных, смотря по ведомству, равно как и шитье на оных, остаются в прежнем виде», — говорилось в одном из параграфов. Несколько менялось лишь расположение шитья. На бортах оно продлевалось до низа пол. Поскольку карманные клапаны упразднялись, «перо» (шитье под ними) поднималось до пояса, а на узких вертикальных клапанах по сторонам заднего разреза полукафтана шитье вынужденно приобретало упрощенный вид.

Большое внимание уделялось в «Проекте изменения...» парадным треугольным шляпам. Теперь они получали различие по четырем группам чинов (не должностей). Шляпы чиновников I—IV классов на лицевой стороне (правой) обшивались по верхнему краю («вокруг поля») фигурным галуном в тон мундирному шитью «по образцу придворных чинов, но без плюмажа». Кроме того, I и II классы имели две косые галунные нашивки спереди и сзади, а III и IV классы получили такие же нашивки из черной муаровой ленты с узким позументом по краям. Все шляпы имели на лицевой стороне кокарду в виде розетки из черной муаровой ленты с оранжевой и серебряной полосами. Кокарда пересекалась петлицей с пуговицей. У чиновников высших классов (I-V) петлица была витой, из золотого или серебряного шнура, а у прочих — галунной.

Была также утверждена «однообразная форма» шпаги «по всем ведомствам», с серебряными темляком и кистью.

2 июня 1855 г. Сенат распорядился опубликовать «предложение министра юстиции» от 22 мая с изложением санкционированных Александром II частных поправок к «Проекту изменения...». Между прочим разрешалось чиновникам всех ведомств, «не составляющим присутствующих, являться в должности в мундирных фраках или в форменных сюртуках, но без шпаги, и носить при сюртуках фуражки». Тогда же было «поведено заменить мундирные фраки для гражданских чинов форменными сюртуками», но уже в сентябре новшество отменили.

Менее чем через год, 2 февраля 1856 г., Александр II утвердил новое «Описание формы одежды чинам гражданского ведомства и правила о ношении сей формы». На этот раз отменялись парадные мундиры 1-3-го разрядов образца 1834 г. и вместо них вводились полукафтаны с прежним прибором и шитьем. Вместе с тем шитье на полукафтанах 4-10-го разрядов упразднялось. Его заменили галуны по воротнику, обшлагам и карманным клапанам трех видов: генеральские, штаб-и обер-офицерские (то есть по рангам чинов, а не должностей). Были утверждены и рисунки полукафтанов с галунным отличием. Чины IV класса получили золотой или серебряный галун шириной в 3/4 вершка (1,5 см) на воротнике и обшлагах в три ряда, а на карманных клапанах — в один. Чины V-VIII классов получили узкий галун в два ряда на воротнике и обшлагах (статские советники — на обшлагах в три ряда), а прочие — в один ряд. Хотя «Описание формы одежды...» тогда же опубликовали отдельной брошюрой, устанавливаемые им нормы остались нереализованными.

8 марта 1856 г. было принято другое решение по развитию мундирной реформы. Согласно утвержденному Александром II «Описанию изменениям в форме одежды чинов гражданского ведомства» парадные мундиры первых трех разрядов (как и прочих) заменялись полукафтанами. Цвет мундирного сукна, воротников и обшлагов, шитье и пуговицы сохранялись прежними, правда шитье продлевалось до низа пол. Белые короткие штаны, носившиеся с шелковыми белыми чулками и лакированными башмаками, сохранялись лишь для танцев на балах в присутствии членов императорской фамилии. Ранее установленные пять форм одежды сохранялись. На одном из рисунков показаны три формы одежды для членов Государственного совета: парадная — парадный полукафтан и белые брюки с галуном, праздничная — вицмундир и те же брюки и обыкновенная — вицмундир с черными брюками. Будничную форму составляли мундирный фрак (с круглой шляпой) или двубортный сюртук на 6 пуговиц с отложным бархатным или суконным воротником «по цвету, ныне существующему». Первое время сюртук носился лишь с закрытым, воротом, но уже на рисунках 1859 г. его можно видеть открытым, надетым на белую рубашку с галстуком. К сюртукам полагались фуражки с суконными околышами «по цвету воротников на полукафтанах и без выпушки». 25 апреля 1857 г. овальную кокарду военного образца на них заменили круглой, меньшего размера; 14 января 1876 г. ее перенесли с околыша на тулью.

Впервые в общем порядке регламентировалось «наружное платье» — пальто (плащ), носившееся обыкновенно с фуражкой, и шинель (накидка), более удобная для надевания на парадную форму с орденскими знаками.

Цветные рисунки к закону от 8 марта 1856 г. (хромолитография) насчитывают более двадцати листов с изображением свыше пятидесяти фигур. Большая часть рисунков представляет собой изображения парных фигур в мундирах трех высших разрядов всех ведомств (за непонятным исключением мундиров Министерства государственных имуществ, ведомства Государственного контроля и Министерства путей сообщения). Рисунки эти подготавливались главным образом для того, чтобы показать размещение шитья на мундирах нового покроя — полукафтанах. Кроме того, на нескольких листах представлены фигуры в парадных мундирах 4-10-го разрядов, в сюртуке и фраке, пальто и шинели. Специальных рисунков шитья на этот раз не создавалось, поскольку сохранялось шитье 1834 г. Отлитографированные рисунки разослали «по всем местам гражданского ведомства», а подлинники передали «для хранения при делах Первого отделения Собственной... канцелярии». Впервые мундирные рисунки напечатали в Полном собрании законов, но не в цвете, а в виде прорисовок. В царском экземпляре, хранящемся в Эрмитаже, рисунки эти раскрашены от руки. Среди них два многофигурных рисунка: один включает шесть фигур в разных вариантах форменной одежды, другой — три фигуры в наружной одежде (пальто и шинель), а также фигуры канцелярского служителя и курьера в форменном платье. В подготовке рисунков принимали участие А. Шар-лсмань и А. Беземан.

Позднее начальству предписали «наблюдать, дабы каждый имел полукафтан и шитье того разряда, к которому принадлежит, и чтобы никто не отступал от формы, установленной для гражданской одежды. На сей конец каждое ведомство должно иметь рисунки».

Заметим, что в тех случаях, когда на гражданские должности назначались военные чины, они обычно продолжали носить военные мундиры как более «нарядные». Так, генерал от кавалерии и генерал-адъютант князь А. Ф. Орлов сохранил свой военный мундир, будучи назначен в 1856 г. председателем Государственного совета и Комитета министров.

Правила, утвержденные 8 марта 1856 г., в течение почти пятидесяти лет оставались главным законодательным актом, определявшим систему гражданской форменной одежды. Считалось обязательным при приглашении на разного рода совещания, церемонии или праздники в соответствующих повестках указывать, в какой форме одежды следует быть. А указание на форму позволяло отчасти судить о том значении, какое придавалось мероприятию. Например, в своих записках чиновник Министерства финансов Н. Н. Из-нар рассказывает: «В одной из повесток, приглашавших  членов  Тарифного комитета в заседание, было прописано, что форма одежды — вицмундир. Я по прежним примерам знал, что готовится торжественное заседание Комитета, на котором СЮ. Витте предложит принять какую-нибудь решительную меру... И действительно, я не ошибся».

 

Вместе с тем необходимость пользоваться парадными мундирами считалась обременительной и вызывала сетования многих высокопоставленных лиц. Так, в октябре 1866 г. П. А. Валуев жаловался в дневнике: «С 12 часов утра до 10 вечера я не снимал белых inexpressibles с галунами» (речь идет о парадных брюках, русское название которых он затрудняется дать). В феврале 1876 г. Валуев стал свидетелем того, как на похоронах великой княгини Марии Николаевны, спасаясь от холода, «князь Урусов надел треугольную шляпу на барашковую шапку, что ему придавало самый карнавальный вид». В 1880-е гг. множество такого же рода эпизодов упоминает в дневнике А. А. Половцов. Его шефом — председателем Государственного совета — являлся великий князь Михаил Николаевич. Было принято, что в дни рождений и именин членов семьи великого князя «все служащие при их высочествах обязаны надевать мундиры и являться к обедне».

В течение одного дня Половцо-ву приходилось для доклада Александру III «по приезде в Петергоф переодеваться в мундир у дочери Бобринской», а затем у нее же надевать вицмундир, чтобы ехать в Ми-хайловское к великому князю Михаилу Николаевичу. По его мнению, чтобы «напяливать мундир», надо «иметь храбрость». Половцов отказался посетить открытие выставки цветов, организованной бывшим министром финансов, а в то время членом Государственного совета С. А. Грейгом, не желая «надевать белые штаны (то есть парадный мундир. —Л. Ш.) среди белого дня, да еще для прогулки в саду». Когда в феврале 1892 г. к нему домой заехал СЮ. Витте в парадном мундире по случаю назначения министром путей сообщения, Половцов объяснил ему, что «в мундире ездят только к высшим», каковым он для Витте не является. Кстати сказать, и визиты в парадных мундирах, когда это не было обязательно, и разъяснения такой «необязательности» происходили довольно часто, являясь демонстрацией личной любезности, а по существу — «играми» в любезность.

Среди основной массы гражданских чиновников иногда встречалось пренебрежение к форменной одежде, а чаще — затруднения в понимании всей системы действующих правил о пользовании ею. С учетом этого Собственная его императорского величества канцелярия подготовила (к началу 1890-х гг.) «Свод положений и правил о форменной одежде гражданских чиновников», который содержал «совокупное обозрение главнейших из изданных по сему вопросу узаконений», не утративших к 1890-м гг. своего значения. Имелись в виду «Положение о гражданских мундирах» от 27 февраля 1834 г., «Описание изменениям в форме одежды чиновников гражданского ведомства» и «Правила о ношении сей формы» от 8 марта 1856 г., а также вошедшие в Свод законов Российской империи издания 1857 и 1876 гг. «Положение...» и «Правила о форменной одежде гражданских чиновников». Два последних акта представляли собой кодифицированное изложение действовавшего на эти даты законодательства (в том числе и частного характера).

В объяснительной записке к «Своду положений и правил...» необходимость его подготовки объяснялась следующим образом: «В ряду внешних признаков устанавливаемого службой различия в иерархических степенях немаловажное значение имеет форменная одежда, которая по самому смыслу Устава о службе гражданской "означает место служения, а также степень звания и должности..."» Одежду эту «законодатель счел нужным установить для обязательного ношения при отправлении должностным лицом служебных обязанностей. К сожалению, что касается гражданского ведомства, в общественной среде встречается довольно часто как бы предвзятое мнение, что постановления о форменной одежде могут не быть выполняемы с той неукоснительной точностью, которая наблюдается со стороны военных чинов, по той причине, что гражданские чиновники, по самому свойству их службы, едва ли подлежат одинаковой по строгости с военными дисциплине. Нельзя, конечно, не отдать полной справедливости той части указанного воззрения, по которой в воинской дисциплине усматривается, вообще, особое преимущественное значение, содействующее большему украшению воинского звания и ведущее носителей его на поле брани к совершению подвигов храбрости и самоотвержения. Не следует, казалось бы, также впадать и в противоположную крайность, доходящую до оправдания некоторого равнодушия в деле соблюдения гражданскими чинами положенных законом правил и условий ношения форменной одежды. Во всяком случае, вседневный опыт свидетельствует о том, что форменная одежда носится гражданскими чинами далеко не однообразно, а с различными более или менее значительными отступлениями, граничащими даже иногда с некоторым произволом. При исследовании ближайших причин сего ненормального явления, успевшего обратить на себя заботливое внимание высшего правительства, надлежит указать на то, что замечаемые на практике отступления и несообразности объясняются в большинстве случаев не столько действительным равнодушием служащих к выполнению предписанных правил, — примеры таких поступков составляют, очевидно, единичные и притом весьма редкие исключения, — сколько простым незнанием либо недоумением о том, как носить в данном случае требуемую форму и присвоенные ей принадлежности, или же обычно укоренившимся ошибочным пониманием постановлений закона. Что такие незнание и недоумение на самом деле могут иметь место, в этом легко убедиться, если вникнуть в существо действующих постановлений о мундирной форме и исторического хода их происхождения».

«Свод положений и правил о форменной одежде гражданских чиновников» рассматривался как «полное, систематически изложенное положение... в котором всякий служащий мог бы найти точные указания на каждый случай, не прибегая к медленным и хлопотливым справкам по разным томам и продолжениям Свода законов, а равно по сборникам и другим официальным изданиям. Для той же цели представлялось бы вполне целесообразным, чтобы в приложении к такому собранию правил изданы были особые ведомости предметам, составляющим принадлежности каждой формы... подобно ведомости формы обмундирования чиновников гражданского ведомства, коим полагается мундир военного покроя [1885 г.]».

Юридическое воплощение все это получило позже -в виде «Свода правил о ношении форменной одежды чинами гражданских ведомств», утвержденного Александром III 6 мая 1894 г. Для штатных чиновников предусматривались шесть видов формы одежды: парадная, праздничная, обыкновенная, будничная, дорожная и особая. Во втором разделе говорилось «о форме для классных чиновников, коим не присвоено особых полукафтанов, для чиновников причисленных и прикомандированных». Третий раздел посвящался форме канцелярских чиновников и служителей, четвертый — форменной одежде отставных чиновников и пятый — форменной одежде лиц, «состоящих в благотворительных и общеполезных учреждениях». Особый раздел содержал «означение дней и случаев ношения различных форм». Имелись два приложения: в одном перечислялся набор элементов одежды каждой из шести форм для чиновников разных «разрядов» (классов должностей), в другом давалось «краткое описание предметов общегражданской форменной одежды».

«Свод правил...» 1894 г. не сопровождался какими-либо рисунками, поскольку никаких новых видов форменной одежды не вводилось. Он главным образом определял порядок ношения форменной одежды и не менял ее составляющих. Между тем необходимость в совершенствовании «общегражданской формы» — как в лучшем приспособлении к условиям службы, так и в удешевлении ее —ощущалась все более, и отдельные ведомства стали осуществлять ее сепаратно. Статс-секретарь С. А. Танеев объяснял это в декабре 1901 г. «дороговизной... шитых золотом полукафтанов» и «неудобством при служебных занятиях мундирного фрака». Следствием того и другого стало распространение (с санкции Николая II) «более приспособленных для работы в канцеляриях и для наружной службы и вместе с тем более дешевых двубортных сюртуков и укороченных пальто (тужурок)». Так как они не имели шитья, указывавшего на ранг должности, более широкое их применение сопровождалось введением на них погон (продольных или поперечных) либо воротниковых петлиц, присущих форме военного покроя. Начало положило уже 25 мая 1894 г. судебное ведомство (входило в состав Министерства юстиции). Затем по тому же пути пошли министерства Земледелия и государственных имуществ, Иностранных дел, Народного просвещения, а в 1899 г. и сама Собственная его императорского величества канцелярия.

В результате «общность характера гражданской формы была нарушена». Чтобы как-то сдержать возникновение все новых вариантов одежды, в декабре 1898 г. учредили комиссию для предварительного «рассмотрения вопросов и предложений, касающихся форменной одежды служащих по гражданскому ведомству лиц». Но устранить уже существовавший разнобой она не могла.

 

Следующая страница >>>