лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

    


Леонид ШепелевТитулы, мундиры и ордена Российской империи


Леонид Ефимович Шепелев

 

 

Дворянские титулы, гербы и мундиры

Губернские мундиры для дворян и чиновников

 

Губернские мундиры появились в 1781 г. в связи с предстоявшим в следующем году юбилеем — 20-летием со дня восшествия на престол Екатерины П. Указ от 23 октября 1782 г. предписывал, чтобы чиновники и помещики каждой губернии обзавелись мундирами (иногда их называли «однорядками» — одинаковыми нарядами) тех цветов, которые были характерны для губернских гербов, незадолго перед тем утвержденных Екатериной. Тем же указом разъяснялось, что «дозволяется носить таких же цветов платье не только при должностях находящимся, но всему дворянству... губернии обоего пола, с тем, что они могут в таковом одинаковом платье иметь приезд и в столицах во все публичные места». Фасон платья не нормировался. Имелось в виду, что он будет соответствовать моде того времени: кафтан, камзол, короткие штаны с застежкой под коленями, белые чулки, туфли, черная треугольная шляпа и шпага как атрибут дворянства. Основными элементами дамского платья были жакет (кафтан) и широкая юбка до пят. В том же указе говорилось: «...всемилостивейшая государыня предполагать изволит, что сие высочайшее дозволение толь приятнее всем будет, поколику служит оно к сбережению собственного их достатка на лучшее и полезнейшее и к отвращению разорительной роскоши».

Борьба с роскошью в одежде дворянства (то есть помещиков, поскольку чиновники большими средствами не располагали) — мера, настойчиво осуществлявшаяся правительством во второй половине XVIII в. Она увязывалась также с намерениями властей содействовать росту спроса на сукна и стимулировать тем самым развитие национальной промышленности.

«Дозволение» императрицы означало категорическое повеление, требовавшее, однако, восторженной благодарности подданных. Всего через пару недель после рассылки указа 1782 г. от генерал-губернаторов последовали донесения, к примеру: «Каждый во вверенных мне губерниях дворянин восчувствует... сие всемилостивейшее ее императорского величества снисхождение и материнское о их добре попечение» (из Могилева). Или: «Имею честь удостоверительно обнадежить... что дворянство здешнее, приняв со всеглубочайшим признанием таковое всемилостивейшее... соизволение, не преминет оным соответственно хозяйственным выгодам своим воспользоваться» (из Калуги). Или такое: «Монаршее изволение. .. с толикою благодарностию принято в Казани всеми, что того описанием не могу довольно изъяснить... Дамы с того самого дня... стали одинаковые платья делать цветов тех, кои... для губернии сей по гербу ее все-милостивейше назначены в прошедшем году, а именно, красное с белым и черным...»

Из Пензенской губернии сообщалось, что «одинакое» платье было сделано еще «в прошедшем... лете... цветов по опробованному ее императорским величеством гербу губернии. Как на присланном из Герольдии рисунке герб тот означен: в зеленом поле три снопа зрелого хлеба, вследствие того кафтан зеленый и подкладка такая же, краген (воротник. — Л. Ш.), обшлага и исподнее платье черные, а камзол палевый».

Нижегородский и вятский генерал-губернатор в декабре 1782 г. писал, что им установлены «цвета того платья... одинакие, как то верхнее [платье] дикого, а исподнее белого». «Для удобнейшего различия» мундирного платья этих двух губерний «употребляются на оном по нижегородскому белые, а по вятскому красные пуговицы... Сверх того для равного почтеннейших персон от прочих чинов отличия имеют на обшлагах бригадиры и генерал-майоры по одной, „. а генерал-поручики по две пуговицы и так далее поступая к высшим чинам...» (такая система обозначения рангов практиковалась на флоте. — Л. Ш.).

 

Эполеты на губернские мундиры Владимирской и Костромской губерний. 1782 г.

Владимирский и костромской генерал-губернатор доносил, что для Владимирской губернии установлены «кафтаны .суконные дикого цвету, воротники, лацканы и обшлага, подкладка, камзол и исподнее платье — селадонового, пуговицы белые гладкие посеребренные». К мундирам полагались «апполеты белые серебряные с гербом... губернии, которые носят все определенные от Правительствующего Сената чины... со следующим различием: генерал-губернатор [и] губернатор... по два апполета; вице-губернатор и председатели палат — по одному, а прочие чины — также по одному, но токмо поуже». Канцелярским служителям, не имевшим чинов, предназначался такой же мундир, но без лацканов. В Костромской губернии мундирные кафтаны полагались «суконные светло-коричневого цвету; воротник, лацканы, обшлага, подкладка, камзол, исподнее платье голубого; пуговицы гладкие золотые». Тут тоже предусматривалось применение эполет, но золотых и с гербом Костромской губернии. Любопытно, что во Владимирской и Нижегородской губерниях под «диким» подразумевались разные цвета: в первом случае — серый, во втором — синий.

Наиболее развитая система мундиров сложилась «во всей Московской губернии». Генерал-прокурору князю А. А. Вяземскому сообщали, что «для избежания издержек в делании разнообразного украшения в платьях полагаются однорядки, сходственные с московским гербом». Это были красные кафтаны без воротников, с «обшлагами железного цвета, подкладка камзола и нижнее платье белые, пуговицы золотые, петли у кафтана шитые золотом; обшлага с двумя пуговицами по наружному шву; петли золотые таковые же, две пуговицы и петли у кафтана близ обшлагов на том же шву». Для старших губернских чинов полагалось следующее различие: «господину губернатору — обшлага круглые, на которых по три пуговицы и петли шитые; на кафтане два эполета; вице-губернатору — такое же, но один эполет; председателям палат... таковое же во всем платье, но эполеты не плоские, а круглые золотые». Мундиры назначались даже сторожам и курьерам. К сожалению, рисунки мундиров Московской губернии 1782 г. не сохранились, однако они известны на 1784 г., с тем же описанием (но уже без эполет).

Как видим, «дозволением» императрицы на местах воспользовались шире, чем это намечалось: не только ввели мундиры, но установили их иерархию и выработали различные способы ее обозначения — эполеты, пуговицы, изменения в фасоне мундиров (отмена лацканов в мундирах младших чинов) и т. п.

Кафтан и камзол Московской и Киевской губерний по закону 1784 г.

Однако в таком виде губернские мундиры существовали недолго. Указом от 9 апреля 1784 г. Екатерина II распорядилась установить губернские мундиры без всякого различия рангов (о них просто не упоминалось) и лишь трех цветов, применительно «к трем полосам Империи». Северным губерниям (включая Петербургскую) назначался светло-синий цвет, губерниям средней полосы (включая Московскую) — красный, южным губерниям (включая Киевскую) — темно-вишневый. На этот раз определялась комплектность форменного платья: суконный кафтан с отложным воротником и длинными лацканами (у половины мундиров), камзол, штаны до колен, чулки, башмаки и черная треугольная (в горизонтальной проекции) шляпа. Установленные законом три цвета определяли общий внешний вид кафтанов. А их прибор (воротник, лацканы, обшлага и подкладка), также как камзол и штаны (обычно одинакового цвета), получал особые (в их комбинации) для каждой губернии цвета. Пуговицы могли быть из желтого или белого металла. Шитые золотом петли являлись отличительной особенностью кафтанов Московской губернии.

«Для лучшей ясности в исполнении» этого указа в Сенат препроводили образцовые (нормативные) рисунки мундиров. Их удалось обнаружить. Это цветные парные изображения кафтанов и камзолов. В том же 1784 г. X. Шемберг подготовил и выпустил в свет альбом под названием «Мундиры, всемилостивейше пожалованные ее императорским величеством Екатериною II... всем губерниям и наместничествам Российской империи». На каждом листе дано гравированное и раскрашенное от руки изображение фигуры в мундире, а внизу — губернского герба. Это был явный намек на общую геральдическую сущность герба и мундира и на цветовое соответствие гербового щита и отделки мундира каждой губернии. Фасон мундиров в целом одинаков (соответствовал принятому в то время в России). В разных губерниях, однако, имелись некоторые отличия, главные из которых — наличие или отсутствие длинных лацканов (отворотов бортов).

Указом от 6 мая 1784 г. генерал-губернаторам уже определенно предписывалось «вводить оные [мундиры] в употребление для обоего пола жительствующих в губернии... предпочтительно всякому излишнему наряду и украшению». Есть прямые подтверждения того, что мундирные платья дам некоторое время реально существовали. В воспоминаниях одной московской барыни читаем: «По желанию императрицы для того, чтобы не было роскоши в туалетах, для дам были придуманы мундирные платья по губерниям, и какой губернии был муж, такого же цвета и платье у жены... Хотели удешевить. .. туалеты, да только на деле вышло иначе: все стали шить себе мундирные платья, и материи очень дешевые, преплохой доброты, ужасно вздорожали, и дешевое вышло очень дорогим. Так зимы с две поносили мундирные эти платья и перестали».

Тем же указом настоятельно рекомендовалось «для собственной пользы наших подданных» приобретать сукна и другие товары, необходимые для изготовления мундиров, преимущественно отечественного производства и всячески развивать последнее. В связи с этим указывалось на то, что «пример начальствующих... более может служить к тому побуждением, нежели принуждение, которое мы и тут не дозволяем и вовсе запрещаем». Таким образом, введение губернских мундиров все более превращалось в серьезную хозяйственную меру (не утрачивая, впрочем, социального характера).

Одно из наиболее ранних изображений мундира губерний средней полосы России, утвержденного в 1784 г., можно видеть на портрете управляющего Ярославским наместничеством А. П. Мельгунова, написанном Д. Г. Левицким. Мельгунов считался одним из лучших наместников (генерал-губернаторов) своего времени. Екатерина II отмечала, что он «очень и очень полезный человек государству». О его ранге можно судить по высшим российским наградам, изображенным на мундире: звездам орденов Св. Андрея Первозванного и Св. Владимира 1-й степени на груди и владимирской ленте, перекинутой через правое плечо, а также кресту Св. Анны на шее.

Губернские мундиры образца 1784 г. просуществовали 12 лет. В 1794 г. их рисунки еще раз опубликовали в альбоме «Изображение губернских, наместнических, коллежских и всех штатских мундиров».

С воцарением Павла I вводилось новое разделение государства на губернии и изменялись штаты местных учреждений. В связи с этим проводится еще одна реформа губернских «статских» мундиров (указ от 15 февраля 1797 г.). Отныне они получали один общий цвет — темно-зеленый и единый фасон — без лацканов. В качестве признаков губерний сохранялись лишь цветные отложной воротник и обшлага, которые, как это снова специально разъяснялось, получили те цвета, «какие заключаются в губернских гербах» (имелся в виду цвет гербового щита). Таких цветов устанавливалось пять: красный, белый, голубой, палевый и светло-зеленый. Дополнительное отличие — желтые или белые пуговицы (под золото или серебро) с обозначением на них губернских гербов.

Мундир для чиновников и дворян Владимирской губернии по закону 1798 г.

 

Утвержденные «образцы таковых мундиров» разослали «ко введению в употребление как служащим в губернских штатах, так и имеющим свои поместья». В 1798 г. их рисунки (фигуры в мундирах, белых и цветных камзолах и штанах до колен, с треугольными шляпами) вместе с описанием были опубликованы в альбоме «Изображение всех статских мундиров для всех губерний».

На конец XVIII в. приходится пик популярности губернских мундиров. На парадных портретах того времени можно видеть самых высокопоставленных чиновников, облаченных в губернские мундиры с высшими орденами.

Происшедшее в Европе в конце XVIII —начале XIX в. изменение фасона гражданского платья (как и военного) затронуло и Россию. Длиннополые относительно просторные кафтаны с отложными воротниками (иногда и с лацканами) уступили место узким кафтанам с расходящимися спереди внизу полами (для удобства ходьбы и сидения) и со стоячими высокими воротниками. Не избегли перемен и губернские мундиры. Никакого общего распоряжения на сей счет не сохранилось. Решение о модернизации этих мундиров принималось Александром I по представлению губернаторов.

Как удалось установить, замена старого покроя на новый осуществлялась не сразу, а последовательно, по деталям. Это хорошо видно на примере мундира Олонецкой губернии. По совету генерал-прокурора А. А. Бек-лешова олонецкий гражданский губернатор сначала представился в новом мундире императору, а в мае 1802 г. направил его рисунок вместе с гербом на формальное утверждение, мотивируя это необходимостью обмундирования «губернской роты... по виду губернского мундира». Отметим, что воротник мундира еще отложной, но на высокой стойке и явно на пути к превращению в стоячий. Обшлага рукавов гораздо уже, чем это было принято в конце XVIII в. Полы ниже пояса не сходятся.

Одновременно со сменой фасона губернских мундиров вносятся изменения в цвета их прибора.

В альбоме «Собрание гербов всех губерний Российской империи, губернских мундиров и [мундиров] прочих присутственных мест, ныне существующих, 1805-го года» (хранится в библиотеке Государственного Эрмитажа) все губернские мундиры изображены уже со стоячими воротниками. Рисунки этих мундиров (вместе с губернскими гербами) мы находим и в книге Е. Ф. Зябловского «Новейшее землеописание Российской империи», изданной в Петербурге в 1807 г. Там показаны губернские мундиры двух несколько различающихся покроев: один — с косым (наклонным) разрезом карманов с четырьмя пуговицами, столько же пуговиц вдоль по рукаву выше обшлагов; другой — с горизонтальными клапанами карманов с тремя пуговицами и двумя пуговицами на обшлагах (у тех и других карманы — сзади). На пуговицах (желтого или белого металла) чеканились гербы губерний.

В 1805 г. курляндский губернатор ходатайствовал о дополнении голубых воротников губернских дворянских («рыцарских») мундиров серебряным шитьем, но получил отказ на том основании, что шитье «ни в каком губернском мундире не употребляется». В 1809 г. обсуждался вопрос о мундирах для губернских чиновников присоединенной к России Финляндии (в результате русско-шведской войны 1808-1809 гг. она вошла в состав России как Великое княжество Финляндское). Поскольку сукна темно-зеленого цвета не оказалось, решили «до времени оставить» в Финляндии ранее принятые там мундиры темно-синего цвета.

Между тем в начале XIX в. губернские мундиры утратили свою привлекательность. Как выразился статс-секретарь А. Н. Оленин, к ним «пригляделись», их можно видеть «во всех канцеляриях и встретить беспрестанно на улице», они стали обыденными. Сами обладатели мундиров манкировали ими. Например, в апреле 1804 г. генерал от инфантерии рижский военный губернатор граф Ф. Ф. Буксгевден писал министру внутренних дел графу В. П. Кочубею: «В Риге встречаю я дворян и чиновников во фраках и признаю их забывшими свое звание, встречаю чиновника Рижской губернии в мундире другой губернии и признаю приезжим, встречаю иного в мундире, но в круглой шляпе и в разноцветных панталонах и удивляюсь странному виду и небрежности...» Губернатор спрашивал совета, как ему относиться к подобным случаям, и подсказывал адресату: «Не сочтете ли нужным доложить о сем государю?..» Кочубей ответил Буксгевдену неофициально («честь имею сообщить Вам частно следующие мои мысли»): поскольку «нет теперь точного и общего положения, должны ли статские чиновники быть всегда в мундире, то, кажется мне, и зависит сие от воли начальника. Соображаясь с тем, как здесь (в Петербурге. —Л. Ш.) в отношении к сему поступается, кажется, можно дозволить им быть во фраках; от начальства будет зависеть требовать, чтоб к должности являлись они в мундирах, [а] также наблюдать, чтобы целость всего принадлежащего к мундиру одеяния была сохраняема...» В июне Буксгевден снова просил Кочубея доложить о своих сомнениях царю.

3 августа 1809 г. император утвердил общий закон о губернских мундирах нового фасона, но главным образом о цветах их прибора. Собственно губернский кафтан сохранял темно-зеленый цвет с зеленой же подкладкой (для Петербургской губернии —красной); «камзол и исподница» (в данном случае — штаны) устанавливались белыми. «Прочие же между губерниями различия, — разъяснялось в указе, — состоят в воротниках, обшлагах, выпусках или опушках» (то есть в их цвете и материале — сукно или бархат). Вводилось восемь «разборов» (групп) мундиров с воротниками и обшлагами следующих цветов: красного, голубого, светло-и темно-зеленого, черного, темно-синего, фиолетового, малинового и оранжевого. Большое распространение получили цветные канты [выпуски или опушки) по краям воротников и обшлагов.

Вскоре после появления закона от 3 августа 1809 г. Оленин снова выступил с критикой мундиров. Признавая, что форменная одежда французского образца в военном ведомстве, в строю, на людях с армейской выправкой выглядела нарядно и даже изящно, он считал ее непригодной для чиновников гражданских ведомств: гражданские мундиры, «более или менее близкие мундиру военному как покроем, так и разными принадлежностями» (шпагой, например), «противны доброму вкусу, ибо все то, что примышлено в мундирах военных для обтяжки и стройности молодых... чиновников во фрунте или на лошади, не может... пристать... старому, часто больному и дряхлому». Однако попытку Оленина предложить другой фасон мундира (в частности, для членов 1Ъсударственного совета) не поддержали. В 1824 г. критика мундиров французского образца прозвучала в «Горе от ума» А. С. Грибоедова, я уже упоминал об этом в начале книги.

Важно отметить, что сам Грибоедов придавал фасону одежды (не только форменной) существенное социальное значение. В ходе следствия по делу декабристов он разъяснял: «Русского платья желал я потому, что оно красивее и покойнее фраков и мундиров, а вместе с этим полагал, что оно бы снова сблизило нас с простотою отеческих нравов».

Законом от 14 апреля 1824 г. цветовые различия губернских мундиров изменялись «сообразно разделению губерний на округи управления генерал-губернаторов». Красные воротники и обшлага получили лишь мундиры Петербургской и Московской губерний. Для некоторых губерний воротник и обшлага устанавливались отличающихся цветов (например, для Тверской — воротник оранжевый с голубой опушкой, а обшлага темно-зеленые с оранжевой опушкой). Опушки по воротнику и обшлагам мундиров дополнялись опушками по бортам. Все это детально разъяснялось в законе с приложением условных рисунков в виде прямоугольников, на поле которых обозначались все цвета мундиров.

Осенью того же года право ношения губернских мундиров со шпагой получили купцы 1-й гильдии (недворяне). По закону они «составляли особый класс почетных людей в государстве». Право на ношение мундира трактовалось как особая привилегия купечества. Купцу полагался «мундир той губернии, где он записан». Лишь в середине 1854 г. купеческие мундиры получили некоторое отличие от общегубернских: воротник и обшлага их стали темно-зелеными (под цвет мундира) с красной окантовкой. Губернская принадлежность купеческих мундиров определялась лишь по изображениям гербов губерний на пуговицах.

Пуговицы для губернских мундиров, установленные в 1831 г.

В начале николаевского царствования вид губернских мундиров существенно изменился. 1 января 1831 г. устраняется различие между мундирами разных губерний по цвету воротников и обшлагов: отныне на всех губернских мундирах они полагались из красного сукна. Одного цвета — золотыми (то есть желтого металла) — стали и пуговицы. Отличие мундиров разных губерний теперь заключалось лишь в чеканке на пуговицах, изображавшей герб и наименование губернии. Рисунок таких пуговиц получил высочайшее утверждение.

Законом от 1 мая 1832 г. «О введении по всему государству дворянских мундиров» губернскую дворянскую форму выделили из всей массы губернских мундиров и реформировали. В преамбуле закона говорилось: «Обращая постоянное внимание на дворян, служащих по выборам своего сословия (то есть дворянства. —Л. Ш.), мы признали нужным в губернских... для дворянства назначенных мундирах установить некоторые, соответственно должности каждым занимаемой или прежней его службе, отличия и утвердить составленные на сем основании рисунки и описания губернских мундиров».

Прежние мундиры становились парадными. Несколько изменялся их фасон: вырез юбки кафтана спереди получал более определенное очертание; вместо трех пуговиц на разрезных обшлагах полагались лишь две. Вхавное же, вводилось золотое шитье общего для всех губерний «вновь установленного рисунка». Последнее не вполне верно, поскольку тот же узор шитья еще в марте 1812 г. появился на мундирах старших полицейских и административных чинов прибалтийских губерний (риттершафтсгауптмана и ландратов). 1убернские предводители дворянства получали его на воротник, обшлага и карманные клапаны. Уездные предводители имели то же шитье на воротнике и обшлагах. Те и другие сохраняли это шитье и после окончания службы по выборам дворянства. Дворяне, ранее служившие на государственной службе, получали шитье только на воротнике. Неслужившие дворяне шитья не имели. Вместе с тем дворянскую парадную форменную одежду дополнила повседневная: темно-зеленый мундирный фрак (двубортный на шесть форменных пуговиц) и однобортный сюртук (на восемь пуговиц) с темно-зелеными суконными воротниками и обшлагами. Сюртук имел полную юбку и первоначально отложной воротник. Он предназначался для надевания как на мундир (в качестве наружного платья), так и вместо него. Но вскоре воротник заменили на стоячий. Образец мундирного фрака для использования вместо мундира в менее торжественных случаях Николай I утвердил 2 апреля 1831 г. и 1 мая 1832 г. Парадные кафтаны дополнялись белыми штанами до колен (для чинов пяти старших классов) или длинными брюками под цвет кафтана; такие же брюки полагалось надевать с сюртуком и фраком.

В начале 1830-х гг. помимо черной треугольной шляпы в дворянскую форму вводились черная пуховая (фетровая) круглая с полями шляпа и темно-зеленая суконная фуражка с красным околышем (их носили соответственно с мундирным фраком и сюртуком). Форменная фуражка со временем получила широкое распространение как обычный знак дворянского достоинства.

Парадный мундир (как и прежде) и сюртук полагалось носить при шпаге.

Все эти новшества подтвердил закон от 27 февраля 1834 г., установивший общую систему всех гражданских мундиров в империи и включавший особый раздел «О дворянских губернских мундирах».

В начале царствования Александра II в связи с предстоящими коронационными торжествами и приближавшимся 1000-летием России (1862 г.) были пересмотрены многие атрибуты государственной геральдики — гербы, знамена и мундиры. В частности, предполагалось присвоить предводителям дворянства новый красочный мундир «во вкусе XIII в.». Однако реформа дворянских мундиров (вместе со всеми гражданскими мундирами) получила более скромный характер. Ранее существовавшая форменная одежда дворян сохранялась, но парадный мундир приобрел полную юбку и стал называться полукафтаном (в отличие от употреблявшегося в быту кафтана с полами ниже колен). Сюртук же стал двубортным и получил отложной воротник. На мундирах, фраках и сюртуках сохранялись медные матовые выпуклые пуговицы с губернскими гербами. Белые короткие штаны вскоре упразднили. В таком виде дворянская форменная одежда просуществовала до февральской революции 1917 г. Наиболее существенное ее дополнение относится к апрелю 1913 г., когда дворянам разрешили в летнее время «вместо установленных полукафтанов при треугольной шляпе носить в виде парадной и праздничной формы белый летний двубортный сюртук с золотыми пуговицами с гербом губернии под императорской короной, при шпаге (не имеющим чинов — без темляка), при орденах, лентах и фуражке с красным суконным околышем при белом чехле». Для «отличия чинов» на концах воротника полагались петлицы из красного сукна с золотыми просветами и серебряными звездочками; дворянам, не имевшим чинов, петлицы полагались без просветов и звездочек.

Как видно, губернские мундиры весь период их существования оставались довольно скромными, что соответствовало их назначению при введении в обиход в 1780-х гг. Их фасон и цвета часто менялись, что затрудняет, конечно, восприятие их эволюции, но вместе с тем создает хорошие условия для хронологической и территориальной атрибуции мундиров (в особенности при идентификации портретов). Заметим, что ни до 1832 г., ни после дворянские мундиры никак не отражали знатность дворянских родов, в частности наличие у некоторых из них родовых титулов. Единственным официальным средством внешнего (изобразительного) отображения этих титулов оставались дворянские гербы. Однако и они не использовались в оформлении мундиров, что казалось возможным.

 

Следующая страница >>>