Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНОЛОГИЯ

 

ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

 

Борьба с мафией

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Механизм укрепления государственной системы воздействия на преступность имеет сложный опосредованный характер, элементами которого являются:

 

— осознание общественностью остроты криминальной проблемы;

— формирование механизмов выдвижения лидера, способного решить эти проблемы;

— приход к верховной власти человека, имеющего установку на бескомпромиссное противостояние преступности и адекватную концепцию этой деятельности, формирование им команды единомышленников антикриминальной направленности;

— укрепление государственной системы разрушающего воздействия на преступность;

— создание механизмов противодействия тенденции саморазложения этой системы.

 

В процессе выдвижения на роль общенационального лидера человека с установками на бескомпромиссную борьбу с преступностью огромную роль играют средства массовой информации. В 30-х годах на пост президента США претендовал чрезвычайный атторней Т. Дьюи, который сумел одержать ряд частных побед над американской организованной преступностью (в 1936 году он упрятал за решетку одного из руководителей «Коза ностра» гангстера Лючиано — того приговорили к 50 годам тюрьмы за торговлю «живым товаром»). Но общество не знало о том, что такое «Коза ностра», проблема мафии была в то время «десятой» проблемой для американцев. Дьюи не был избран президентом, а с Лючиано стали сотрудничать государственные чиновники, и гангстер скоро оказался на свободе. В начале 60-х по стопам Дьюи пошел генеральный атторней Джон Кеннеди. Первые шаги Кеннеди в борьбе с организованной преступностью были весьма успешны. Осенью 1963 года вся Америка следила по телевидению за процессом над «Коза ностра», которую разоблачил Джозеф Валачи. Поняв, что такое мафиозный монстр, американское общество содрогнулось от перспектив тотальной криминализации — и Джон Кеннеди был избран президентом, а его брат Роберт стал генеральным прокурором.

 

Интересно, что первыми смертельную опасность, скрывающуюся в росте антимафистских настроений в обществе, почувствовали сами представители преступного мира. Пункт девятый устава «Коза ностра» содержал установки на связь с общественностью и предусматривал принятие превентивных мер во избежание антимафизации общественного мнения'.

 

Таким образом, схема создания эффективного государственного механизма разрушающего воздействия на организованную преступность в демократическом государстве такова:

 

1) объединение здоровых сил общества (и в Колумбии, и в США, и в Италии все начиналось с относительно небольшой группы, в которую наряду с политиками входили работники правоохранительных органов и журналисты);

2) информационный взрыв и резкая антимафизация общественного мнения;

3) на волне антимафистских настроений избрание лидером государства представителя здоровых сил общества.

 

В тоталитарном обществе действует иной механизм. Принцип «кто не с нами — тот против нас», лежащий в основе тоталитарного общества, исключает наличие значительных очагов инакомыслия и независимости. В таком государстве мафисты либо становятся государственными чиновниками, либо «сходят со сцены». В тоталитарном обществе функционируют эффективные механизмы разрушающего воздействия на преступность, ибо без них не может быть тоталитаризма. К сожалению, помимо преступности тоталитарное государство постепенно разрушает и само общество, и отдельного человека.

 

Система разрушающего воздействия на организованную преступность лишь тогда сможет функционировать эффективно, когда ей удастся нейтрализовать защитные механизмы мафии. В достижении этой цели в ряде зарубежных государств накоплен определенный опыт.

 

Воздействие на организованную преступность должно основываться на специальных принципах, главным из которых является безусловная необходимость долговременной стратегии. Ведь сила данного вида преступности заключается и в том, что противоправная деятельность в этой сфере отличается серьезнейшей подготовленностью и мощнейшим обеспечением (организационным, материальным, идеологическим). Лидеры преступного мира до деталей отрабатывают не только тактику преступлений, но и стратегию преступной деятельности, рассчитанную на годы и десятилетия. Социальный организм, имеющий стратегию поведения, в. перспективе будет иметь преимущество над структурами, работающими по принципу «стимул — реакция». Эта закономерность характерна и для развернувшегося в нашем обществе противоборства государства и организованной преступности.

 

Сущностью государственной стратегии борьбы с организованной преступностью должно быть устранение преимуществ криминальных групп и развитие преимуществ государства. При отсутствии четкой стратегии и конкретной программы, рассчитанной на длительный период противостояния преступности, шансов не только на победу, но и на установление определенных паритетов нет. При проведении кратковременных «ярких» кампаний по ликвидации организованной преступности вероятность положительных результатов близка к нулю. Напротив, при правильной организации стратегического противостояния успех возможен. Это убедительно продемонстрировал как отечественный, так и зарубежный опыт.

 

Организация стратегического противостояния должна включать следующие элементы:

а) определение целей (перспективных и поэтапных);

б) создание вневедомственных государственных органов по борьбе с преступным сообществом, организационная структура которых была бы адекватна задачам, которые эти органы должны решить, не уступающих в степени защищенности криминальным кланам (речь идет о защите 'от коррупции, шантажа и физических расправ);

в) создание приоритета в их материальном обеспечении;

г) переход к государственной политике, максимально затрудняющей деятельность и развитие организованной преступности (формирование соответствующих контрольных структур, законодательной базы, идеологии, приоритетов производственно-хозяйственной деятельности и т. д.).

А. Определение целей обычно не вызывает затруднений, поскольку имеется в виду максимально желаемый результат. Однако опыт показывает, что определять надо не максимально возможное, а тот минимум, при котором результаты могут считаться удовлетворительными. В этой связи особую актуальность представляет разработка фундаментальной теоретической концепции, которую можно было бы положить в основу стратегии. Ошибки государственной политики не позволили реализовать одну из самых оптимальных стратегий — предупреждение возникновения организованной преступности. Она стала реальностью нашей жизни. Соответственно необходимо искать новые подходы.

 

Установление контроля над организованной преступностью' предполагает по крайней мере недопущение роста ее могущества. И здесь не годятся устоявшиеся критерии: сколько операций проведено, сколько денег и оружия изъято, сколько преступников арестовано (это показатели социального реагирования, а не сущ-ностного результата, ведь уничтожение определенных преступных групп может лишь усилить их конкурентов и в конечном итоге увеличить влияние организованной преступности на общество). В то же время объективные критерии контроля над организованной преступностью найти нелегко. Как уже отмечалось, есть у этой концепции еще один недостаток: она как бы изначально формирует у работников спецслужб установку на то, что максимум, чего общество может достичь в противоборстве с криминальным монстром, — это установление контроля. Да и в общественном сознании восприятие стратегии контроля весьма своеобразно: контроль понимается как отслеживание криминальной активности преступных групп без принятия эффективных мер к их устранению. Поэтому разработка концепции деструктивного воздействия представляется наиболее оптимальным стратегическим подходом к определению целей противостояния общества и криминальных структур. Суть данной концепции применительно к анализируемой области заключается в постепенном разрушении структур организованной преступности и вытеснении ее активности за пределы страны. В качестве поэтапных целей (и одновременно объективных показателей успеха деятельности правоохранительных органов) можно принять устранение проявлений организованной преступности из определенных сфер жизни общества. Несомненно, военная сфера (наряду с государственным управлением) в этом отношении является приоритетной.

 

Глобальной перспективной целью может быть разрушение российской структуры организованной преступности и блокирование проникновения в нашу страну транснациональной мафии.

 

Сущность разрушения — в уменьшении уровня системности преступности. Организованная преступность — самоорганизующаяся и самовосстанавливающаяся система высокого уровня. Сотрудничество с представителями организованной преступности, какими бы благими ни были намерения лиц, предлагающих такое сотрудничество, повышает уровень ее системности. Создается иллюзия ее полезности для общества, реально же ее общественная опасность возрастает. Польза от такого сотрудничества минимальна для общества, максимальна для преступного мира.

Определение целей — принципиальный аспект стратегии. Цель определенного уровня требует определенного уровня политического, материального, кадрового, организационного, правового и идеологического обеспечения. Уровень обеспечения и уровень целей находятся в жесткой зависимости. При том, что у нас нередко декларируются самые радужные цели борьбы с преступностью, уровень обеспечения этой деятельности не позволяет достичь никаких реальных результатов. Задача ученых — конкретно констатировать, какие цели реальны и каких затрат потребует их достижение. Задача независимой прессы — сделать эту информацию достоянием широкой общественности. В этом случае демократизация, которая дала мощнейший импульс развитию организованной преступности, сможет принести определенную пользу обществу.

 

Для того чтобы стало реальным избавление от криминальной сети, необходимо устранить системообразующие факторы:

— сложную структурированность преступной организации;

— использование подкупа, угроз и убийств;

— использование значительных финансовых средств в качестве инструмента преступной деятельности;

— интеграцию преступных групп в преступное сообщество в рамках страны и в международном масштабе.

Зарубежный опыт показывает, что для эффективного противодействия организованной преступности необходимо запустить в действие механизм укрепления государственной системы разрушающего воздействия на преступность и создать социальные механизмы, которые позволили бы устранить данные системо-образующие факторы, обусловливающие преимущества организованной преступности, ее неуязвимость, приоритет темпов эволюции мафии над темпами эволюции государственных антикриминальных структур.

 

Б. Развитие организованной преступности во всех странах мира в тот или иной период ставило на повестку дня вопрос о неспособности традиционной полицейской системы противостоять этому спруту. Недостатки организации правоохранительных органов приводят к их глобальной коррумпированности, и они начинают лишь имитировать борьбу с преступностью. Схема деградации правоохранительных органов почти во всех странах аналогична. Низкий уровень защищенности и заработной платы ставит госслужащих перед дилеммой: быть честным и испытывать нужду, а также постоянно ставить под угрозу безопасность собственную и своих близких, либо, говоря словами старой поговорки, быть богатым и здоровым. Не удивительно, что обычно люди выбирают последнее. Подкуп, угрозы и физическое устранение несговорчивых позволяют мафиозным структурам мирно сосуществовать с правоохранительными службами.

 

Нейтрализовать возможности подкупа можно лишь сочетанием отбора людей высокой нравственной чистоты с соответствующим стимулированием добросовестной службы, как текущим (высокая зарплата, обеспечение квартирой, медицинским обслуживанием) так и перспективным (пенсионное обеспечение по истечении десяти лет службы, ускоренное присвоение специальных званий и т. п.). Поскольку нравственная чистота значительно затрудняет жизнь человека в нашей реальности (сохранение ее оказывается под силу далеко не многим), количество людей, которым удалось ее сохранить, стремительно уменьшается. Стратегической задачей глобальной государственной политики должно стать кардинальное изменение личностных установок. Вся система идеологических мер, воспитательной политики, бытовых реалий должна быть переориентирована на это. В противном случае наше общество уподобится зоологической популяции пожирающих друг друга насекомых.

Наиболее распространенный способ шантажа — угроза уничтожения членов семьи. Защитить их надежно практически невозможно. Нормальный человек, которого предупредили о возможном убийстве его ребенка, не способен активно противостоять преступникам. Поэтому приоритет в подборе кадров для структур по борьбе с организованной преступностью должен отдаваться лицам, не имеющим семей. Укомплектовать госорганы такими кадрами в одночасье невозможно. Лишь соответствующая стратегическая программа, рассчитанная на годы, позволит решить эту проблему. Негласный поиск кандидатур, предварительное наблюдение за ними, система специального воспитания и обучения позволят создать подразделения бесстрашных бойцов, неуязвимых для шантажа, способных выполнить любую поставленную задачу. Этот принцип комплектования наиболее боеспособных военных структур давно известен истории (интересно, что и наши суворовские училища задумывались как учебные заведения для сирот). Его с успехом практикуют и наиболее мощные мафиозные кланы. Возможности государства в реализации такого подхода к укомплектованию органов по борьбе с организованной преступностью несравненно более широкие, поэтому логично ожидать, что претворение его в жизнь позволит значительно изменить соотношение сил в пользу правоохранительных структур.

Для того чтобы служба по борьбе с организованной преступностью могла эффективно выявлять коррумпированные элементы во всех ведомствах, включая правоохранительные, она должна быть самостоятельной и подотчетной лишь представительным органам власти. Наиболее оптимальным вариантом такой структуры мог бы быть федеральный центр по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, который по характеру зависимости от органов государственной власти был бы на том же уровне, что и прокуратура, то есть независим и подотчетен только Федеральному Собранию.

Объектом серьезной заботы должна стать безопасность судей. Сейчас, к сожалению, они практически беззащитны. «Судью убить проще, чем купить билет на поезд»,— констатирует газета «Известия»'. При такой «черной дыре» абсолютная независимость судейского корпуса может иметь лишь отрицательные последствия. Независимость судей, их высокое материальное обеспечение должны быть дополнены абсолютной гарантией безопасности. Роль судьи, выносящего суровый приговор представителям мафиозных структур, не менее опасна, чем деятельность оперативников, задерживающих этих преступников. Оптимальным может быть создание спецсудов для рассмотрения уголовных дел в отношении наиболее опасных преступников. Такие суды должны иметь повышенную степень защиты. Без этого судебные приговоры будут выноситься с оглядкой на возможную месть, и страх, а не справедливость будет основой правосознания судей.

 

В. При решении вопроса материального обеспечения органов, ведущих борьбу с преступностью, необходимо в качестве аксиомы принять два положения:

— без приоритета в этой области (а по канонам военного искусства приоритет у наступающих должен быть тройной) на-ступательности в противоборстве с преступностью не будет, а будет лишь создаваться видимость ее, что может иметь только отрицательные последствия (введение общества в заблуждение, потеря лучших кадров, укрепление у противника веры в свою непобедимость, переход на его сторону колеблющихся);

— наше общество способно создать такой приоритет, необходимо лишь оптимально переструктурировать расходование материальных средств. В книге «Преступность в США» Р. Кларк, бывший министр юстиции, отмечал, что на табак американцы ежегодно расходуют 9 миллиардов долларов, на спиртное — 12,5 миллиарда, в то время как общие расходы на полицию, прокуратуру, суды и исправительные учреждения — 5 миллиардов2. Нет сомнения, что соотношение расходов по данным статьям в нашей стране еще более удручающее. А если учесть ежегодную многомиллиардную долларовую утечку отечественных финансов за рубеж, пресечение которой правоохранительными органами могло бы избавить нашу страну от поработительного бремени иностранных займов и открыть достаточные источники финансирования, то ссылки на бедность государственной казны — это не более чем лукавство.

 

Г. Международный опыт борьбы с организованной преступностью показывает, что определенная государственная политика может существенно затруднить активность организованных преступных сообществ, сделать ее неэффективной, что в конечном итоге приводит к переносу арены криминальной деятельности мафиозных кланов в другие страны.

 

К элементам государственной политики, существенно затрудняющим активность мафиозных структур, относятся:

а) принятие эффективного законодательства, мешающего зарабатывать деньги криминальными способами; облегчающего выявление преступников; облегчающего доказательство их вины;

затрудняющего использование «грязных» денег;

б) создание разветвленной системы контролирующих органов;

в) изменение приоритетов производственно-хозяйственной деятельности в различных областях (приватизация, квотирование и лицензирование, налогообложение и т. п.);

г) формирование идеологии, отторгающей сотрудничество с криминальными структурами.

Особо хотелось бы подчеркнуть необходимость скорейшего принятия давно разработанных и прошедших первые этапы законодательного одобрения законы «О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией», «О защите свидетелей». Аргументы противников о том, что законы не являются решающим фактором борьбы с организованной преступностью, — попытка введения в заблуждение лиц, не знакомых детально с этой проблемой. Принятие в США соответствующих законов позволило нанести такой мощный удар по преступному миру, который почувствовали даже гонконгские мафиозные группировки*. «Демократическим» оппонентам этих законов следует помнить слова П.А. Столыпина: «Государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада»'. Интересно, что на одной из последних международных конференций по проблемам борьбы с преступностью буржуазные ученые высказывались в аналогичном смысле: «Кому нужна такая свобода, при которой жертвами преступлений становится каждый третий, где каждый свободен, чтобы постоянно испытывать страх перед преступниками, и свободен, чтобы пострадать от криминального мира?»2

Соответствующие аналитические и прогностические структуры федерального центра по борьбе с организованной преступностью должны постоянно отслеживать тенденции и факторы развития криминала и регулярно представлять органам власти информацию и рекомендации для коррекции государственной политики и выработки оптимальной политической линии.

 

Рассмотренные элементы оптимальной стратегии борьбы с организованной преступностью носят принципиальный характер. Не реализовав их, общество не может рассчитывать на успех в противоборстве с преступным сообществом. В этой связи весьма актуальной научной и политической проблемой оказывается поиск путей воздействия гражданского общества на государство с тем, чтобы принудить его принять необходимые меры воздействия на преступность.

 

Глобальное направление разрушения организованной преступности раскрыл В.В. Лунеев: «Ныне, когда права человека становятся общепризнанной и непреходящей человеческой ценностью, когда их расширение представляется единственной реальной тенденцией, очень трудно себе представить добровольное ограничение этих прав в целях сужения возможностей преступности. Но это тоже реальная тенденция и она последовательно реализуется в законодательстве многих стран... Самоограничиться заставит страх перед диктатурой растущей и наглеющей преступности... Я говорю не об иррациональном страхе индивида за свою жизнь, а об осознанном страхе человеческой цивилизации за свое существование. Очень часто мы слышим: «Красота спасет мир». Нет сомнения в том, что красота созидательна и вносит существенный вклад в спасение мира. Но его спасет все-таки не красота, а страх перед самоуничтожением»'.

 

Литература по теме

 

Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений. М., 1979.

Зелинский А.Ф. Криминальная мотивация хищений и иной корыстной деятельности. Киев, 1990.

Карпец И.И. Актуальные проблемы борьбы с организованной преступностью. М., 1990.

Яковлев A.M. Экономическая преступность: закон и жизнь. М., 1990.

Бунич А.П., Гуров А.И., Корягина Т.И. Теневая экономика. М., 1991.

Гухман Л.Д. Организованная преступность: понятие, виды, тенденции, проблемы уголовно-правовой борьбы. М., 1993.

Максимов С.В. Предупреждение коррупции. М., 1994.

Гуров А.И. Красная мафия. М., 1995.

Разинкин B.C. Воры в законе и преступные кланы. М., 1995.

Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996.

Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.

Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997.

Преступность: стратегия борьбы. М., 1997.

Преступность и реформы в России. М., 1998.

Организованная преступность. М., 1989.

Организованная преступность-2. М., 1993.

Организованная преступность-3. М., 1996.

Организованная преступность-4. М., 1998.

Минин А.Я. Организация и порядок проведения секретных операций специальными агентами против организованной преступности в США. М., 1998.

Плешаков В.А. Взаимосвязь организованной преступности и преступности несовершеннолетних. М., 1998.

Организованная преступность — угроза культуре и державности России. СПб., 1998.

Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. С. 497.

 

 

 Смотрите также:

 

мафия мафиози

Оскорбление, ошибка, борьба за влияние на.
организованной преступности и связывают мафию с одним из проявлений.

 

Италия. Законы Италии

В то же время издан ряд актов, предусматривающих усиление репрессии и ограничение некоторых процессуальных прав (их издание мотивировалось интересами борьбы с мафией и...

 

История мафии - мир враждебен, сулит угрозы и опасности...

решительной борьбы против мафии, но выступала вместе с нею на основе.
Но все же у. нас нет сведений о прямых связях между сицилийской мафией и католической.

 

Перестройка в обществе – перестройка в мафии: от...

[6] Овчинский В.С., Овчинский С.С. Борьба с мафией в России. М.: Объединенная редакция МВД России, 1983. С. 9.

 

мафия - мафия уже вполне определенно существовала на Сицилии

Мафия - это секретное сообщество со своей внутренней структурой и.
что они более всего подходят для борьбы с обыкновенными преступниками.

 

Взлет и падение уголовного рэкета. Организованная преступность...

М.: Юридическая литература, 1990; Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М.: СИМС, 1993; Гуров А.И. Красная мафия.

 

Социально-политический строй Древней Греции. Интенсивная...

Борьбу среди свободного населения усугубляли антагонистические отношения рабовладельцев и рабов. Основанные на господстве аристократии или демократии...

 

Традиционная организованная преступность. Преступная...

Негласный контракт мафии с органами правопорядка невозможен, если
[5] Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова.

 

Выдача преступников. В практике международных отношений...

В практике международных отношений, связанных с борьбой с преступностью, серьезное
бывшего премьер-министра Кракси, обвиняемого в серьезных преступлениях и связи с мафией.