::

    

На главную

Оглавление

    


 Мои любимые книги  Тайные общества и секты


Составитель: Макарова Наталья

 

Часть первая. Мафия

 

     Кто говорит "мафия", должен обязательно  добавлять  "сицилийская",  так

как любой  другой  выходец  из  Италии,  будь  то  ломбардец,  неаполитанец,

калабриец или сардинец, никогда не будет  претендовать  на  участие  в  этой

организации и  не  сможет  стать  ее  членом.  Для  него  это  настолько  же

нереально, насколько нереально негру присоединиться к ку-клукс-клану.

     Мафия - это секретное  сообщество  со  своей  внутренней  структурой  и

правилами, которые должны строго соблюдать ее члены.

 

                     

ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ

 

     Мафия  родилась  в  XIX  веке  в  треугольнике,  на  вершинах  которого

находятся города Палемо, Трапани, Агридженто. Но само слово "мафия"  впервые

появилось в 1862 - 1863 гг., когда в Палермо с большим успехом  шла  комедия

Джузепие Риццотто "Мафиози из наместничества".

     С неизбежностью возникает  вопрос:  появилась  ли  мафия  в  результате

объединения Италии с Сицилией или же молодому Итальянскому  королевству  она

досталась в наследство от Бурбонов?

     Ответ надо искать в особом характере сицилийского крупного  помещичьего

землевладения.

     Монархи из династии Бурбонов,  правившие  королевством  обеих  Сицилии,

жили в Неаполе, а  управление  островом  поручали  вице-королю.  Бурбоны  не

доверяли  сицилийским  дворянам,  которые  в  наполеоновский  период   имели

возможность познакомиться с конституционной монархией, а в 1848 году,  когда

в Палермо вспыхнула революция, завершившаяся введением конституции,  свергли

с престола Фердинанда II. Король,  восстановив  через  год  свою  абсолютную

власть, в 1852 году посетил Сицилию, отказав-шись.однако, заехать в Палермо.

     Сицилийское дворянство никогда не было "придворной знатью", оно не было

и "военной знатью", потому что Бурбоны вверяли свою личную безопасность, еще

:о времен якобинцев неоднократно  подвергавшуюся  угрозе,  наемным  войскам,

набранным их швейцарцев.

     Вся политическая жизнь в Палермо в  начале  XIX  века  за-ключалалсь  в

плетении заговоров и интриг вокруг вице-короля, а также публикации блестящих

теоретических трудов по вопросам государства и  права,  которыми  увлекалась

небольшая группа дворян. Более  того,  в  результате  исторических  условий,

сложившихся в Палермо еще со времен нормандского  завоевания,  там  не  было

"третьего   сословия"   (за   исключением   очень   малочисленной   группы),

отличающегося от дворянства и духовенства, которое могло бы, благодаря своей

многочисленности или крупным состояниям, оказывать давление  на  дворянство,

что оживляло бы общественную жизнь острова.

     Буржуазии, которая именно  в  начале  XIX  века  начинает  расширять  и

укреплять свои позиции по всей Европе, в Палермо было  еще  совсем  немного.

Буржуа как бы укрывались под сенью феодалов, находясь в  личной  зависимости

от них, - зависимости, построенной на "особых" отношениях  между  отдельными

сеньорами и преданными им мелкими буржуа. Отсюда возникает покровительство и

угодничество, породившие отраву фаворитизма и  коррупции  в  бюрократических

учреждениях правительства Бурбонов.

     Дворяне Западной Сицилии (князья,  герцоги,  графы,  маркизы,  гранды),

пользовавшиеся правом не снимать шляпу  в  присутствии  короля  и  продавать

дворянские титулы, жили на  доходы  от  своих  феодов  -  крупных  поместий,

передававшихся по наследству.

     В те времена средний феод, как правило, превышал 1000 гектаров, но  сам

сеньор не мог управлять им, так как это означало бы "работать" и привело  бы

к потере им сословных прав и привилегий.

     Начавшееся с 1700  года  обесценивание  денег  и  стремление  извлекать

доходы  из  всего  феода,  привели  к  дроблению  феодальной  латифундии  на

"массерии" (большие хутора), достаточно  крупные  территории,  включавшие  в

себя десятки гектаров земли.

     Феод, разделенный на массерии, сдавался в аренду на  основе  "габеллы",

т.е. за твердо установленную  годовую  плату,  иногда  в  натуральном  виде,

независимо от размера урожая. Арендная плата была ниже реально получаемого с

земли дохода, что гарантировало прибыль арендатору, который стал  называться

"габеллотк". В свою очередь габеллотто или сами обрабатывали землю, и в этом

случае поселялись в центре испольного хозяйства, или же по частям сдавали ее

внаем, разделив на небольшие участки различных размеров.

     Таким образом, феод эксплуатировался весь, целиком, а габеллотто  стали

взимать арендную плату натурой или деньгами, в зависимости от скольжения цен

на товары. Это было стихийным применением  в  сицилийских  условиях  системы

оплаты, известной уже в  течение  нескольких  веков  в  английском  сельском

хозяйстве.

     Габеллотто представляют собой новую  социальную  группу  в  сицилийской

деревне первой половины XIX века. Они являются потомками крепостных феода  и

выходят из его дворового окружения.  Некоторым  из  них,  правда,  немногим,

удается разбогатеть настолько, что они оказываются  в  состоянии  приобрести

отдельные наделы или целые феоды, от которых желает избавиться помещик.

     В среде габеллотто  появляются  "бароны",  покупающие  у  разорившегося

аристократа вместе с  землей  и  соответствующие  титулы.  В  сущности,  это

"капиталисты", а не  землевладельцы,  так  как  земля  все  еще  остается  в

собственности  дворян.  У  габеллотто  имеются  наличные   деньги,   семена,

сельскохозяйственные машины, скот. Из рядов габеллотто  выходят  священники,

адвокаты, врачи. Это они вместе с  дворянами  первыми  бросились  на  захват

государственных земель, воспользовавшись тем, что обезоруженные крестьяне не

могли оказать им сопротивление и были вынуждены смириться с этим.

     Габеллотто  необходимо  иметь  в  личном   подчинении   наемную   силу:

помощников, следящих за ходом работ, взимающих  арендную  плату  (нередко  с

применением силы), и охраняющих  обрабатываемую  землю.  Стражи  габеллотто,

даже тех из них, кто приобрел себе  дворянские  титулы,  выполняют  функции,

присущие старому  феодальному  строю:  надсмотрщиков,  объездчиков,  полевых

сторожей и т.д. Габеллотто и их подчиненные  -  единственные  в  сицилийской

деревне люди, у которых есть лошади и оружие. Фигура габеллотто олицетворяет

собой  бег  времени  в  архаических  сельких  общинах  Сицилии,  теперь  уже

габеллотто,  если  захочет,  может  проломить  голову  любому  человеку,  он

заключает и расторгает браки, дает и отнимает работу.

     На самой нижней ступеньке сицилийской общины, почти в  аду,  находились

батраки, крестьяне "без очага и крыши над головой", появившиеся в результате

отмены крепостного права, которая началась  в  1781  году.  В  одном  только

Палермо находилось "40 000 пролетариев, чье существование зависит от  случая

или каприза аристократа". Это были народные массы,  жившие  в  беспросветной

нужде  и  испытывающие  жестокую  эксплуатацию  со  стороны   господствующих

классов.

     В городах общественный  порядок  охранялся  жандармами,  подчинявшимися

королю: традиционными для Бурбонов, как  и  во  Франции  Луи-Филиппа,  стали

набор и использование в полиции "уголовных элементов", поскольку  считалось,

что они более всего подходят для борьбы с обыкновенными преступниками. Такая

полиция  была  очень   жестокой   и   вызывала   всеобщую   ненависть.   Она

неограничивалась  полумерами  и  поддерживала  "прямые"  связи.с  преступным

миром. Еще более хитрой и зоркой она станет тогда, когда  Бурбоны  потребуют

от нее слежки за "политическими".

     В сельской местности Сицилии  свирепствовали  разбойники,  в  чьи  ряды

стекались взбунтовавшиеся против  нищеты,  ожесточенные  голодом  крестьяне,

беглые  преступники,  которым   в   случае   их   ареста   грозила   смерть,

солдаты-дезертиры, а порой и монахи, изгнанные или сбежавшие из  монастырей.

Против них помещики использовали "брави" - смелых, отчаянных слуг, обученных

обращаться с оружием.

     В  1812  году  Бурбоны  упразднили  феодальное  право,   но   объявили,

безусловно,  под  давлением  сицилийского  дворянства,   чю   "все   прежние

феодальные владения, права и атрибуты" остаются "сообразно с пожалованием" в

безраздельной собственности помещика

     Таким образом, феод,  несмотря  на  последующие  законодательные  меры,

принятые в 1838 году, сохранился до 1860 года,  когда  в  новом  итальянском

королевстве земли Западной Сицилии  (Палермо,  Трапани,  Агриджето)  на  90%

оставались еще в руках феодалов.

     Вплоть  до  I860  года  габеллотто  являлись  основным  стержнем  почти

исключительно аграрной экономики Западной Сицилии. За эти годы они, невзирая

на  "личную"  зависимость  от  помещика,  сумели  укрепить  свое  социальное

положение, предусмотрительно передавая по наследству как доходы, так  и  сам

статус габеллотто последующим поколениям своих семей.

     В  том  же   1812   году   по   требованию   сицилийских   аристократов

неаполитанские  Бурбоны  создали  специальные   "вооруженные   отряды"   для

усмирения разбойников в сельской местности.

     Отряды состояли из групп вооруженных всадников, набираемых для лиц,  не

имевших отношения  к  королевской  полиции.  Они  набирались  на  местах  и,

следовательно, были выходцами или из  отрядов  "брави",  или  из  стражников

габеллотто и действовали под прямым командованием  дворян  и  тех  же  самых

габеллотто.

     В сицилийской деревне в правление Бурбонов сталкивались между собой три

войска, разбойники, вооруженные правительственные отряды,  габеллотго  с  их

людьми, которые защищали "селян", т.е. жителей поселков.

     В  отношениях  между  этими  тремя  вооруженными   группами   возникали

конфликты,  но  одновременно  у  них  были  и   общие   интересы.   Убийства

чередовались с торгами и  скупкой  краденого  скота  и  ворованных  товаров,

которыми занимались как габеллотто, так и бандиты. Иногда вооруженные отряды

давали какой-нибудь шайке разбойников,  разумеется,  после  предварительного

взноса соответствующей суммы, обещание воздерживаться  от  нападений.  Часто

речь шла о  поручении,  заранее  оговоренном  с  бандитами,  отправиться  на

грабежи и разбой в соседние районы, а чаще против  конкретного  феодала  или

землевладельца, так что от такого налета  тайный  вдохновитель  преступления

извлекал личную выгоду.

     Похищения людей приносили бандитам богатые выкупы в  наличных  деньгах.

Эта практика настолько окрепла и укоренилась, что даже  богатые  аристократы

не раз-страдали от нее.

     Еще  до  1840  года  Бурбонов,   этих   властителей   "административной

монархии",  подобной  Габсбургской,  откровенно  и   подробно   извещали   о

сложившейся  ситуации,  приобретавшей  уже   хронические   формы.   Лодовико

Бианкини - высокопоставленный и образованный чиновник - предупреждал короля,

что в сицилийских деревнях  почти  все  землевладельцы  платят  "отчисления"

(определенную ежегодную плату)  для  умиротворения  бандитов.  Пьетро  Калло

Ул-лоа,  королевский  прокурор  в  судебном  округе  Трапани,  предостерегал

Неаполь,  говоря,  что  "здесь  во  многих  сельских  местностях  существуют

братства, или своего рода секты, именующие себя партиями, без особой окраски

или  политической  цели,  без  собраний,  "без  всяких  иных  связей,  кроме

зависимости от главаря, являющегося либо землевладельцем, либо  священником.

Они применяют различные средства, помогающие им,  если  это  необходимо,  то

добиваться  снятия  какого-нибудь  чиновника,  то  защищать  его.  Иной  раз

покровительствовать подсудимому, другой раз обвинить  человека  невиновного.

Это как бы маленькие государства в государстве".

     В таких условиях мафия уже вполне определенно существовала  на  Сицилии

еще до объединения Италии.

 

 

 

На главную

Оглавление

 







Rambler's Top100