<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Студенческие беспорядки. Историк Н.И. Костомаров, Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков. Восстановление автономии университетов

 

 

В 1860 г. уже появляется в литературе новый пророк молодого поколения Писарев, который прямо уже требует, чтобы юношеству было предоставлено публично говорить, писать и печатать и «встряхивать своим самородным скептицизмом те залежавшиеся вещи, ту обветшалую рухлядь», которые называются «общими авторитетами». «Вот заключительное слово нашего юного лагеря, — писал Писарев, — что можно разбить, то и нужно разбить: что выдержит удар, то годится; что разлетится вдребезги, то хлам; во всяком случае, бей направо и налево, от этого вреда не будет и не может быть»8.

 

Дух критики, сомнения и молодого задора на замедлил проявиться и в отношении к профессорам. Вошли в обычай в аудиториях рукоплескания, свистки и шиканье. К профессорам стали предъявляться различные требования...

 

В 1861 г. одна из первых революционных прокламаций, составленная Михайловым, прямо обращается «к молодому поколению». В Казани после бездненской катастрофы студенты с молодым профессором Шаповым во главе служат, как я уже говорил, демонстративную панихиду по крестьянам, убитым солдатами...

 

В Петербурге студенты устраивают скандал на акте 8 февраля 1861 г., когда предложенная речь Костомарова об умершем перед тем Константине Аксакове отменяется по распоряжению министра. Одним словом, университет, как верный барометр, по остроумному выражению Пирогова, показывает то бурное настроение, которое накопилось к тому времени в обществе.

 

Встревоженное правительство пытается остановить это движение мерами строгости. Слабый гуманный министр Ковалевский выходит в отставку, и его заменяет мрачный обскурант адмирал Путятин, рекомендованный гр. Строгановым, — тем самым Строгановым, который с таким блеском попечительствовал в Москве в 40-х годах, а теперь был главою реакции в высших правительственных сферах. Особой комиссией под председательством Строганова вырабатываются временные правила, утвержденные государем 31 мая 1861 г.

 

Правилами этими уничтожаются все зародыши корпоративного устройства студентов, даже форменное платье. Ими же отменяются свидетельства о бедности, освобождение студентов и вольнослушателей недостаточного состояния от платы и запрещаются всякие сходки без разрешения начальства. Попечитель Делянов, бывший в то время либералом и пытавшийся при помощи Кавелина и других популярных профессоров выработать, на основании совещания с депутатами студентов, целесообразные и применимые правила, также выходит в отставку вслед за Ковалевским, и на его место назначается генерал Филипсон, бывший атаман казачьего войска.

 

Осенью, когда новые правила должны были получить применение, произошли грандиозные студенческие беспорядки, кончившиеся массовыми исключениями студентов из университета, процессией их через весь город к попечителю Филипсону на Колокольную улицу, затем столкновением на улице около университета с войсками и арестам 300 студентов в крепости.

 

В Москве в это время произошли такие же беспорядки и также с выходом студентов на улицу. Но там полиция натравила на студентов простонародье, распустив слух, что это бунтуют господа, требующие будто бы восстановления крепостного права. Студенты были жестоко избиты, а затем многие арестованы и потом исключены из университета. Император Александр был в это время в Крыму с больной императрицей. Он очень встревожился всеми этими происшествиями, поспешил вернуться в Петербург и остался очень недоволен распоряжениями как графа Путятина, так и петербурского генерал-губернатора Игнатьева.

 

Оба они вышли в отставку и были заменены: первый — А.В. Головниным, рекомендованным великим князем Константином Николаевичем и оказавшимся одним из самых просвещенных и доброжелательных министров народного просвещения в России,, второй — гуманным и добродушным кн. А А. Суворовым, впоследствии чрезвычайно отзывчиво и ласково относившимся к молодежи. Головин спешно принялся за выработку нового устава. Проф. Кавелин, незадолго перед тем вышедший в отставку с четырьмя другими профессорами, протестовавшими против мероприятий Путятина, был командирован за границу для изучения порядков, существующих в университетах различных стран. В выработке устава приняли участие выдающиеся ученые, профессора и администраторы.

 

Проект, ранее выработанный в министерстве, был напечатан и разослан к различным сведущим лицам в России и за границей (на разных языках). Печать приняла деятельное участие в обсуждении вопроса. Мнение Строганова, желавшего превратить университеты в закрытые аристократические учебные заведения, было всеми отвергнуто. Толоса разделились в правительственных кругах и в обществе между двумя либеральным системами.

 

Представителем одной из них в печати явился главным образом историк Н.И. Костомаров, и в правительственном кругу — барон М.А. Корф, защитниками другой — ученики и друзья покойного Грановского Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков и другие профессора-либералы. Первая система исходила из различения задач воспитания и образования.

 

«Воспитание, — писал Костомаров в «Петербургских ведомостях», — принадлежит детским и отроческим летам и оканчивается со вступлением в зрелый возраст; образование есть достояние всяких возрастов и не прекращается до старости. Воспитание должно даваться дома и в школе; университеты же должны давать исключительно средства к образованию людям всех возрастов без различия пола». Барон Корф видел в корпоративном устройстве университетов что-то средневековое и указывал в своей записке, что в средние века корпоративное устройство нужно было для защиты от насилий, почти повсеместных в века мрака и невежества. Теперь же оно делает без всякой надобности университет чем-то вроде государства в государстве.

 

Против этих мнений резко восстал Чичерин в «Московских ведомостях». «Тут все есть, — писал он, — что может пленить русского либерала: и радикальные преобразования, и современные потребности, и открытые настежь двери, и контроль общественного мнения. Нет только студентов и университетов; одни преданы забвению, другие преданы погибели...» Утверждая, что университет должен и может иметь не одно только образовательное, но и великое воспитательное значение для юношества, выяснив необходимость существования в университете особой умственной атмосферы, научных традиций, важность товарищества в научных занятиях и проч., Чичерин возражал в то же время против допустимости свободного доступа в университет посторонних людей. Именно наплыву в университет посторонних стихий он приписывал университетские беспорядки.

 

Поэтому он допускал вольнослушателей лишь в ограниченных размерах и считал, что студенчество в органической связи с профессорами должно составлять главный основной элемент. Кавелин привез из-за границы единогласное удостоверение всех заграничных авторитетов в пользу корпоративного устройства университетов. На этих основах и был выработан новый проект университетского устава, поступивший предварительно представления его в Государственный совет в новую комиссию, образованную опять под председательством гр. Строганова. Здесь прогрессивные начала, положенные в основание проекта, подверглись значительным урезкам и дополнениям, после чего устав прошел через Государственный совет и был утвержден императором 18 июня 1863 г.

 

В этом уставе была восстановлена автономия университетов, сведенная почти к нулю по уставу 1835 г., в прежних размерах устава 1804 г., хотя, впрочем, сохранены и некоторые параграфы устава 1835 г., сосредочивавшие значительную дискреционную власть в руках попечителя. В то же время устав резко стеснил доступ в университет посторонних слушателей. Наконец, создав корпорацию профессоров и дав им автономию в виде самоуправления совета и факультетов, устав лишал студентов всякой легальной возможности организовать свою собственную общественную и товарищескую жизнь. По проекту Головнина, советам предоставлялось легализировать те формы проявления студенческой корпоративной жизни, какие советы нашли бы возможным допустить; но все это было исключено из проекта в строгановской комиссии.

 

С такими урезками и добавками в реакционную сторону вступил этот устав в жизнь. В первые годы после его введения в университетах в них водворилось, однако, некоторое спокойствие, благодаря в значительной мере либеральному отношению самого Министерства народного просвещения, пока во главе его стоял Головнин.

 

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Царь Александр 2 Второй

 

царь Александр 2 Второй

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Император Александр 2  Александр 2 Второй  АЛЕКСАНДР II (1818-1881)

 

Реформы Александра Второго. Отмена крепостного права.  Император Александр Второй

 

 Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права