На главную

Все номера

 


«Знак вопроса» 11/89


Последняя книга Сивиллы?

 

РОСЦИУС Юрии Владимирович 

Предвидение будущего

Собирайте факты — из них родится мысль.

Бюффон

 

Прежде чем объяснить факты, надобно удостовериться в их существовании; поступая таким образом, избегаешь опасности очутиться в смешном положении, что отыскал причину несуществующего.         Фонтенелль

 

1. СВИДЕТЕЛЬСТВА ОЧЕВИДЦЕВ

 

Известно, что «Песнь о Вещем Олеге» была написана Пушкиным в строгом соответствии с древними летописями — встреча с волхвом, предсказание будущего, насмешка князя над несбывшимся предсказанием, нелепая смерть от укуса змеи... Быль это либо просто красивая легенда? Сейчас об этом можно лишь гадать, так же как и о том, случайно ли было обращение поэта к этой теме. В самом деле, ведь сознательная жизнь самого Пушкина по какому-то странному стечению обстоятельств протекала по предсказанному ему еще в юности руслу!

 

Современники Пушкина утверждали единодушно, что знаменитая в то время петербургская гадалка Александра Филипповна Кирхгоф около 1817—1818 годов предсказала ему скорое получение денег, две ссылки, женитьбу, известность, поведала, что он может прожить долго, но на 37-м году жизни должен остерегаться высокого белокурого человека, белой лошади и белой головы. Незамедлительно, буквально в ближайшие дни начав сбываться, пророчество обратило на себя внимание Пушкина.

 

Мрачные шутки, по свидетельству близко знавших поэта лиц, неоднократно слетавшие с его уст, подтверждают факт предсказания.

 

Так, готовясь к дуэли с графом Толстым («Американцем», как его называли), Пушкин в присутствии А. Н. Вульфа несколько раз повторил: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья пророчила!»

 

Общественный деятель, писатель, историк и академик Петербургской Академии наук Михаил Петрович Погодин в своей книге «Простая речь о мудреных вещах» рассказывает о том, что в 1827 году, вскоре после опубликования эпиграммы «Лук звенит, стрела трепещет...», Пушкин, встретясь с ним, сказал смеясь: «А как бы нам не пришлось расплачиваться за эпиграмму: я имею ведь предсказание, что должен умереть от руки белокурого человека, а ведь М. белокурый!» Правда, книга эта увидела свет

 

лишь в 1873 году, то есть без малого через сорок лет после гибели Пушкина, что снижает документальность свидетельства. Но время было милостиво к другим документам. До наших дней дошли дневники М. П. Погодина, в которых есть следующая запись:

 

«1837 г. Февраль.  1. Слух о смерти Пушкина... Не верится...

2. Подтвердилось... Вспомнил предсказание ему...»

 

Учитывая значение Пушкина для современников и его роль в жизни России того времени, невозможно допустить кощунственную фальсификацию М. П. Погодиным (человеком глубоко и истинно верующим) сообщения о предсказании тотчас после получения нести о смерти поэта. Исследование известных публикаций позволяет с достаточной уверенностью утверждать, что предсказание было сделано в конце 1817 --начале 1818 года, то есть почти за двадцать лет до убийства Пушкина!

 

Надо ли напоминать, что Пушкин был убит в возрасте 37 лот белокурым, высоким (180 см) кавалергардским офицером Дантесом, носившим белый форменный мундир?! Любопытно, что лошади в ого полку также были белыми. Интересно, как повернулась бы судьба Пушкина, если бы ему удалось осуществить высказанное им незадолго до гибели в разговоре с Александрой Осиповной Смирновой жеманно покинуть пределы России, желание, как   он   заявил,   гораздо   более   четкое,   нежели   в   молодые   годы?

 

Известен также странный рассказ декабриста Сергея Ивановича Муравьева-Апостола, записанный с его слов и опубликованный в журнале «Русский Архив», №  1  за  1871  г., с. 262.

 

Во время занятия русскими войсками Парижа (в 1814 году, последовавшим за изгнанием Наполеона из России) блестящий юный гвардейский офицер С. И. Муравьев-Апостол с товарищем зашел к известной под именем Сивиллы предместья Сен-Жермеп парижской предсказательнице Марии Анне Аделаиде Ленорман (1772-1843). Офицеры спросили о своей судьбе. Гадалка сказала, что оба умрут насильственной смертью.

 

Обращаясь к Муравьеву, она добавила: «Вы будете повешены!» Возмущенный позорной казнью юношески темпераментный 18летний Муравьев резко возразил ей, что он «не англичанин какой-нибудь, а русский дворянин!» (В России в ту нору была отменена смертная казнь для представителей дворянства.) Однако ужасное предсказание сбылось через двенадцать лет. когда в числе пятерых повешенных декабристов был и Сергей Иванович Муравьев-Апостол!

 

Относительно достоверности этого рассказа следует сказать, что в названном журнале на с. 2(>2 263, в примечании издателя журнала Петра Бартенева к приведенному рассказу, особо отмечено: «Можно было бы, пожалуй, считать все это за вымысел, если бы не существовало об этом предвещании записки, составленной Е. Ф. Муравьевой со слов самого С. И. Муравьева по его возвращении в Россию». Имя русского археографа и библиофила Петра Ивановича Бартенева служит хорошим поручительством в пользу прижизненной записи приведенного рассказа. Другой современник Муравьева, уже упоминавшийся нами М. П. Погодин, также свидетельствует: «... рассказ был записан Муравьевой задолго до его ужасной д и и   М.   П

 

Таким образом,  фактологичность второго рассмотренного нами свидетельства также практически несомненна.

 

В   первом  томе  известной  энциклопедии  Брокгауза  и  Эфрона читаем:

 

«Авель - монах-предсказатель, родился в 1757 году. Происхождения крестьянского. За свои предсказания дней и часов смерти Екатерины II и Павла I, нашествия французов и сожжения Москвы многократно попадал в тюрьмы, а всего провел в заключении около 20 лет. По приказанию имп. Николая I Авель был заточен в Спасо-Ефимьевский монастырь, где и умер в 1841 г.»

 

Оценка достоверности этого сообщения энциклопедии затруднительна Безусловно, высок ее авторитет. Неоспоримо интересно также то обстоятельство, что простой монах крестьянского происхождения был удостоен личной аудиенции тремя императорами последовательно правившими в России в эти годы.

 

Аудиенции как можно полагать, доверительной, без свидетелей. Его сообщения были столь необычны и зловещи, что служили каждый раз поводом для последующего заточения в тюрьму. Потом видимо, разбирая бумаги предшествовавшего властителя, преемник вызывал к себе Авеля  и...  история  повторялась — снова

тюрьма!

 

Кстати многие предсказатели терпели за свои дар, так, уже упоминавшаяся нами ранее Мария Анна Ленорман, бывшая приятельницей супруги Наполеона-Бонапарта императрицы креолки Жозефины также подвергалась гонениям: По личному распоряжению Наполеона она была выслана из Парижа, куда возвратилась лишь после падения императора.

 

Что касается Авеля, то представляют интерес материалы архива дома Романовых, где, вероятно, можно найти свидетельства о состоявшихся аудиенциях, а также распоряжения о ссылке и заточении бедного предсказателя. Также интересны поиски его «Зело престрашных пророческих книг» — рукописных тетрадей Авеля   упоминаемых в некоторых источниках.

 

Известны свидетельства подобных предсказании и более позднего времени. Так, супруга Н. И. Бухарина - А. М. Ларина -в статье «Он хотел переделать жизнь, потому что он ее любил» (Огонек — 1987.—№ 48.—С. 26) сообщает:

 

«Летом восемнадцатого года Н. И. Бухарин находился в Берлине. Его командировали для подготовки документов, связанных с мирным Брестским догоюром Николай Иванович рассказывал дома, что однажды услышал рассказ об удивительной гадалке предсказывающей судьбу. Любопытства ради вместе с Г. Я. Сокольниковым он решил посетить обитавшую на окраине города предсказательницу. То, что наворожила ему хиромантка, было поразительно:

 

—       Вы будете казнены в своей стране.

Бухарин оторопел, ему показалось, что он ослышался, и переспросил:

—       Вы считаете   что советская власть погибнет? — спросил он.

—       При какой власти погибнете - сказать не могу, но обязательно в России».

 

Надо   ли   напоминать   о   происшедшем   через   два   десятилетия после посещения гадалки?

 

Любопытно сообщение известного шведского ученого-этнографа, участника экспедиции на плоту «Кон-Тики», Бенгта Даниельссона. В   книге   «Большой   риск»    («Путешествие   на   «Таити-Нуи»)    он пишет о предсказании судьбы руководителю экспедиции  на  плоту «Таити-Нуи» барону Эрику де Бишопу:

 

«Вечером чтобы разогнать мрачные мысли, я стал перечитывать замечательную книгу о первом плавании Эрика и Тати в Тихом океане, изданную в 1938 году французским писателем Франсуа де Пьерфе с разрешения и при содействии обоих путешественников. Внезапно мой взгляд упал на следующую фразу:

 

«Путеводная звезда Эрика мерцает над Маркизскими островами. С ранних юношеских лет ему было известно, что настоящее его место там и что в один прекрасный день судьба приведет его туда, как это Предсказывали Норны (богини судьбы в скандинавской мифологии.- Ю. Р.) Но, прежде чем наступит этот далекий день с ним произойдут всевозможные странные приключения в разных краях земного шара, далеко от того места, где десятая параллель пересекает 140-й меридиан и где окончательно решится его судьба».

 

«Как можно было так точно предсказать судьбу Эрика за двадцать лет вперед?»— спрашивает Бенгт Даниельссон.

 

Удалось установить название цитируемой Даниельссоном книги: Francois de Pierrefeu. Les confessions de Tatibouet.— Paris, 1939. (Даниельссон ошибся, книга была издана в 1939 году.) В данной работе мы приводим фотокопии титульного листа этой книги и страницы, цитируемой Даниельссоном, с дословным ее переводом, опубликованной за девятнадцать лет до гибели Эрика де Бишопа! Кстати, во французском оригинале книги координаты указаны точнее:... где встречается десятая южная параллель и сто сороковой западный меридиан и где нашла себе пристанище его судьба...»!!! «Надо отдать должное предсказанию — сравнительно длинная жизнь Эрика де Бишопа действительно напоминала захватывающий приключенческий фильм.

 

Вот краткий не претендующий на полноту, послужной список барона:

 

воспитанник иезуитской школы; юнга, обогнувший Мыс Горн; лейтенант дальнего плавания; командир минного тральщика; пилот морской авиации; садовод; личный консультант китайского генерала; капитан джонки; французский консул; капитан каботажного плавания и т. п. и т. д. Добавим к этому — крупный ученый. Из многочисленных приключений и аварий на море этот не умевший плавать человек всегда   выходил   удачно — до   последнего   случая,   когда   30   августа    1958   года в конце путешествия на плоту «Таити-Нуи», ослабленный болезнью, капитан Эрик де Бишоп, получив травму черепа, погиб при аварийной высадке на остров Ракаханга (около 10° ю. ш., 161 ° з. д.), то есть на 21 ° западнее предсказанного в 1939 году места. Ошибка — менее 6% по одной координате. Но, если принять, что слова «... где нашла себе пристанище его судьба...» альтернативны, не предвещают обязательной трагедии, то... у Бишопа и его спутников был спасительный шанс высадки на Маркизские острова, расположенные практически в предсказанной точке.

 

Однако 1 июля терпящий бедствие плохо управляемый плот, гонимый неблагоприятным ветром, пересек 140-й меридиан западной долготы примерно в 65 километрах севернее Маркизских островов. Последующие события указывают на резкое обострение ситуации — через пару дней в эфир впервые за все плавание полетел сигнал бедствия «SOS» с указанием географического места: 7° 20' ю. ш., 141 "15' з. д.! Похоже, что именно вблизи названной в 1939 году точки окончательно решилась судьба Эрика и он устремился навстречу гибели, которая произошла на 21 ° западнее. И случилось это в «далекий день» на 69-м году жизни!»

 

Удивительный случай имел место в жизни летчика-испытателя Григория Яковлевича Бахчиванджи, совершившего 15 мая 1942 года первый полет на реактивном самолете БИ-1. Те, кто смотрели фильм «Путь в небо», наверняка помнят вмонтированные в него документальные кадры об этих испытательных полетах и голос диктора за кадром: «Эта авария окончилась для летчика благополучно. Он погиб позже, 27 марта 1943 года, на седьмом испытательном полете». А в октябре 1942 года, после второго полета на БИ-1, Григорий Бахчиванджи в ответ на поздравление друзей произнес слова, вызвавшие изумление и споры. Вот как описывает эту сцену летчик-испытатель Игорь Иванович Шелест в книге «С крыла на крыло»:

 

«Рослый, чернобровый, кудрявый человек, неиссякаемый оптимист с улыбкой, открывающей всему свету великолепные зубы, встал и просто сказал:

 

—       Друзья мои, спасибо за все, за труд ваш, за пожелания здоровья. Но знаю — я разобьюсь на этом самолете.

 

В мгновение все умолкли. Ведущий инженер Рабкин протестующе поднял руку, не успев вымолвить слово.

 

—       Спокойно!— продолжал   Бахчийанджи.— Я   в   трезвом   уме   и   отдаю   отчет своим словам. Мы на переднем крае технической битвы, и без жертв, все равно не обойтись.  Я  иду на  это с  полным  сознанием долга.  Вы  скажете:  черт знает что плетет,   неврастеник,   мистик!   Нет,  дудки!   Это   воля и смелость...   Даже  сейчас, сделав   только   два    ракетных    полета,    говорю,    что    не   зря    прожил    жизнь!»

 

Правительство СССР отметило подвиг Г. Я. Бахчиванджи, присвоив ему в 1973 году звание Героя Советского Союза посмертно.

 

В наши дни на юго-западе Болгарии в городе Петрич практикует с ведома государственных органов слепая женщина необыкновенных способностей — ясновидящая Ванга Димитрова, или, как ее называют в народе, Баба Ванга. Ее услугами пользуются не только жители Болгарии. К ней на прием устремляется большое количество, туристов из-за рубежа. В день Ванга принимает до 120 человек. В мае 1982 года, когда советский журналист, корреспондент журнала «Огонек» Сергей Власов посетил ее, он увидел на воротах табличку: «Запись на текущий год закончена!»

 

Вот что он пишет о личных впечатлениях о встрече:

 

«Мы с Серафимом (Серафим Северняк — болгарский писатель.— Ю. Р.) сидим в углу небольшой комнаты. Заходит очередной посетитель, подает Ванге кусочек сахара,   который  до  этого держал   в  руках,  она  кладет  его  на  левую ладонь  и, слегка прихлопывая по ней правой, как будто прислушиваясь к голосу магического кристалла, отвечает на вопросы. (Есть, видно, какая-то связь между ясновидением Ванги и свойством кристаллов сахара, с помощью которых она «видит».) Так продолжается около часа. Вдруг Ванга показывает на меня рукой и спрашивает:

 

—       Кто там сидит? Он приехал издалека. Пусть подойдет. Сахара у него нет, пусть снимет часы. (Часы на рубиновых камнях, а это кристаллы!) вот   уже не  зная,

 

Надо   заметить,   что   Ванга   после   перенесенного   туберкулеза   глаз четыре  десятилетия  совершенно  слепа.   Не   видя   меня,   ничего  обо  мне она стала рассказывать обо мне и моих близких — как,зовут мать и кем она хотела когда-то быть, какой характер у отца, какая хроническая болезнь у брата, когда мне лучше пишется, где я живу... Все в точности совпадало.

 

И тут же без всякого перехода, взяв за руку Серафима, говорит ему:

—       Почему ты второй месяц не починишь тормоза на машине? (Это так и было.) Разбиться хочешь?

Спрашиваю Вангу, как она все «видит».

—       Никому почти не говорила и тебе не скажу,— отвечает она и тут же, махнув рукой, говорит:

—       Не вижу,  а слышу.  Как по телефону. Чужой далекий голос.  Когда  громче, когда тише. Иногда ничего не слышу».

(Огни Болгарии.— 1982.—№  П.—С. 22—24.)

 

В дополнение к сказанному о Ванге мы приведем еще несколько кратких выдержек из ее беседы с ливанским журналистом Абдель Амиром Абдаллахом, посетившим ее в декабре 1981 года. Его, впечатления были опубликованы в бейрутском политическом еженедельнике «Алькиф1ах ал-Араби» («Арабская борьба») и частично перепечатаны в журнале «Болгария» (1982.— № 2.— С. 26—27).

 

«...В 1982—1983 годах тебя ожидает большой успех в работе. У тебя будет семеро детей, и когда тебе исполнится 42 года, ты станешь свидетелем войны, но я. не скажу, между кем она будет вестись...

В   1984   году   Сирия   будет   вести   большую   войну,   потому   что   положение очень осложнится,..

...Послушай, в этот момент в Бейруте идет война.

 

(В примечании к статье сказано: Ванга сказала это 2 декабря 1981 года в 0,45 утра. По возвращении в Ливан я проверил архив и установил, что в западной части Бейрута в тот день, о котором упоминала Ванга, имели место вооруженные столкновения между двумя организациями».)

Статья заканчивается абзацем:

 

«На обратном пути в Софию я не переставал думать о госпоже Ванге, признанной Болгарским государством. В гостинице я принял решение не сообщать читателям о том, что связано с арабской родиной и особенно с Ливаном.

 

Почему? Потому что то, что наступит,— страшно. Я продолжал убеждать себя в том, что она лжет...  Если верить Ванге, тяжелые времена наступят для Ливана».

 

Степень соответствия заявлений Ванги последующим событиям каждый из читателей может проверить сам.

 

В статье Марии Елисеевой «...Пространство, звезды и певец» (Московский комсомолец.— 1988.— 22 июля) говорится о фильме западногерманского режиссера Эббо Деманта, посвященном Андрею Тарковскому.

 

«Особое место в фильме Эббо Деманта занимают читаемые за кадром строчки из дневника Андрея Арсеньевича. Записи о болезни полны мудрости, мужества и ясного представления о значимости своего искусства: дожить бы до окончания работы над фильмом, забыть о физической боли, успеть... Поразительны пророческие сны А. Тарковского, описываемые им в дневнике. Поражает упоминание о спиритическом сеансе у Рериха, на котором было абсолютно точно предсказано, что Андрею Тарковскому осталось снять четыре фильма...»

 

Подобные сообщения в изобилии встречаются в различных изданиях. Однако все найденные свидетельства надлежит проверить, а это порой сделать достаточно трудно. Так, история с подвесками королевы, использованная в своих романах Александром Дюма, привела в свое время в Бастилию известного авантюриста графа Калиостро. Его невиновность была доказана, и Калиостро вышел из темницы. Однако Людовик XVI издал указ, предписывающий Калиостро покинуть пределы Франции. Отъезд Калиостро уподобился национальному бедствию — французы надели траур! Когда он садился на корабль в Булони, на набережной пять тысяч человек на коленях испрашивали его благословения! Поистине не все мы знаем о Калиостро. Но не в этом суть.

 

Далее, как утверждают многие авторы, происходили потрясающе интересные события. Так, А. А. Вадимов и М. А. Тривас в книге «От магов древности до иллюзионистов наших дней» (М., 1966.— С. 64)  сообщают:     ^

«Из Лондона Калиостро начал судебное дело против коменданта Бастилии, требуя, чтобы ему возвратили конфискованное ценное имущество. Суд потребовал личной явки истца, но королевский указ запрещал ему въезд во Францию. Разъяренный Калиостро 20 июня 1786 пишет «Послание французской нации», предсказывая крушение политического режима и разрушение Бастилии, на месте которой будет площадь для общественных прогулок».

 

Тем более что об этом же письме столетием раньше сообщает М. С. Хотинский в книге «Чародейство и таинственные явления в новейшее время» (СПб., 1866.— С, 321):

 

«Чувствуя себя отделенным Ламаншским проливом, он (Калиостро.— Ю. Р.) издал свое знаменитое «Письмо к французскому народу» «Lettre au peuple francais». Оно подписано 20 июня 1786 г., переведено почти на все европейские языки и распространено по Европе в весьма многих тысячах экземпляров...»

 

Казалось бы, все ясно — взять письмо и прочесть. Однако поиски упоминаний об этом письме в каталогах крупнейших библиотек мира оказались безуспешны. Так, в каталогах:

 

1)       The National Union Catalog. PRE 1956 Imprins. T. 89, p. 105;

2)       The British Library General Catalogue of Printed Books to 1975,

T. 50, p. 355—356;

3)       Catalogue  General   des   livres   imprimes   de   la   Bibliotheque Nationale.  T.  XXII,  p.  397 под этой датой  приводится  документ, называемый: «Lettre du comte de Cagliostro au peuple anglais pour servir de suite a ses memories».

 

Были запрошены все доступные библиографические отделы крупных библиотек. Год шел за годом. По истечении шести лет с начала поисков из библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина пришел долгожданный ответ:

 

«По Вашей просьбе сообщаем следующее: Lettre ecrite a M... par M. le comte Cagliostro de Londres, le 20 juin 1786, известное под названием Lettre au peuple francais, опубликовано в книге: Haven M. Le maltre inconnu Cagliostro: etude historique et critique sur la haute magie. Paris, Derben aine, 1930,.p. 209—212.

Оригинал письма хранится в Библиотеке Арсенала в Париже...»

 

Листаю названную книгу... Вот оно! В оригинале оно носит название «Письмо, написанное господином графом Калиостро месье ...» (без указания имени адресата).

 

Но для проверки фактологичности заявления потребовалось шесть лет! Вот почему написание данной работы отняло более 25 лет, и она все еще далека от своего завершения. Все приведенные в ней свидетельства были подвергнуты автором личной и достаточно строгой проверке, экспертизе, установлению фактологичности, сверке с первоисточниками. Так, например, проверка заявления Бенгта Даниельссона относительно книги Франсуа де Пьерфе, отсутствующей в СССР и не названной Даниельссоном в его работе, заняла двадцать лет!

 

Однако самым важным результатом проведенных поисков является уверенность в том, что неопровержимые факты засвидетельствованных предсказаний, упреждающих на десятки лет естественное течение событий, действительно существуют!

 

Правда, пока не все интересные для данной работы факты подтверждены. Как, например, отнестись, к заявлению известного писателя прошлого столетия Проспера Мериме относительно поразительного видения шведского короля Карла XI, отца Карла XII, наголову разбитого Петром I под Полтавой в 1708 году?

 

Мериме — серьезный и авторитетный автор работ по истории, истории искусства, истории литературы, археологии, этнографии, знаток ряда языков (в том числе русского, на котором даже написал некоторые свои работы), вольнодумец, атеист до мозга костей, в мае 1834 года назначенный на должность главного инспектора исторических памятников и национальных древностей Франции. Он ревностно Служил на этом посту восемнадцать лет, немало сделав для сохранения памятников старины. Поэтому его заявления заслуживают внимания.

 

В первом томе шеститомного собрания сочинений Проспера Мериме, изданном в Москве в 1963 году, на с. 362 имеется новелла «Видение Карла XI». Поскольку она занимает 8 страниц, с 362 по 369, мы перескажем ее, отметив, что подлинность описываемого удостоверяется протоколом, составленным по всем правилам и скрепленным четырьмя подписями лиц, достойных доверия. Протокол этот хранится, по утверждениям автора, в государственном архиве Швеции, и содержание его было известно и неоднократно упоминалось задолго до исполнения событий более поздних, но детально наблюдавшихся КарломХ1 и его приближенными задолго до реализации увиденного.

 

Итак: «Видение Карла XI». 1693 год. Незадолго до того скончалась жена Карла ХС 37-летняя королева Ульрика-Элеонора. Мрачный и задумчивый Карл сидел поздним осенним вечером в халате и домашних туфлях перед пылавшим камином в рабочем кабинете своего стокгольмского дворца. При нем находились его камергер граф Браге и врач Баумгартен, вольнодумец и скептик.

 

Было поздно, но молчание короля не позволяло придворным удалиться. Их попытки завязать беседу были безуспешны. Ночь была темная. Луна находилась в первой четверти. Карл XI проживал еще в старом дворце, расположенном на оконечности Риттерхольма, выходящей на озеро Мэлар. Это было обширное здание в форме подковы. В одном ее конце помещался кабинет короля, а почти напротив — зал, где собирались представители сословий, когда им предстояло выслушать сообщения короля.

 

Король удивился, что в столь поздний час окна этого зала были озарены ярким светом, не походившим на свет одиночного факела или пожара, ибо дыма не было, стекла были целы, не доносилось шума. Похоже было, что зал для чего-то осветили. Граф Браге хотел вызвать пажа для выяснения причины света, но король остановил его.

 

—       Я сам хочу пойти в этот зал,— промолвил он и вышел из кабинета. Придворные последовали за ним со свечами в руках. Сторож уже спал. Его разбудили и велели открыть  зал  собраний.   Когда  сторож  открыл   первую  дверь  галереи,  служившей прихожей  зала,   вошедший   первым   король  был  удивлен  тем,  что ее  стены  были затянуты черным.

 

На его гневный вопрос о причине этой драпировки вразумительного ответа не последовало. Было отмечено только, что обивка «не из королевских кладовых»?!

 

Король стремительно подошел к двери зала и приказал поживее ее открыть. Дрожащий сторож не смог попасть ключом в скважину. Король приказал графу открыть дверь. Граф... многословно отказался, высказав страх «перед силами ада».

 

Король вырвал ключ из рук остолбеневшего сторожа и сам открыл дверь, войдя со словами: «Да поможет нам бог!» Спутники последовали за ним. Множество факелов освещало огромный зал. Стены его были затянуты черным. Со стен свисали знамена поверженных вражеских полков. Шведские знамена были покрыты траурным крепом.

 

На скамьях находилось множество людей в траурных одеждах. Ни один из вошедших не узнал никого из сидящих в зале!

 

На возвышении стоял королевский трон, и па нем находился окровавленный труп в королевском облачении. Справа от него стоял мальчик с короной на голове и скипетром в руке, а слева — пожилой человек в парадной мантии древних правителей Швеции, опиравшийся на тронное кресло. Напротив трона на письменном столе лежали фолианты и свитки пергамента и сидело несколько суровых судей в черных одеждах. Между троном и скамьями находилась покрытая черным крепом плаха, рядом лежал топор.

 

Карл и трое его спутников вошли незамеченными. Они услышали гул голосов. Председательствующий встал и трижды ударил ладонью по раскрытому фолианту. Воцарилось молчание. Из противоположной двери зала в него вошли молодые люди в богатой одежде со связанными руками. Шедший впереди остановился перед плахой, опустился на колени, вытянул шею. Топор со стуком опустился. Поток крови хлынул на пол, а отрубленная голова покатилась к нотам Карла и забрызгала кровью его туфлю.

 

Карл сделал несколько шагов к трону и, обратившись к фигуре в мантии, произнес:

—       Если ты послан богом, говори. Если другим — отыди от нас!

 

Призрак ответил медленно и торжественно:

 

—       Король Карл!  Кровь эта прольется не при тебе  (тут голос его стал  менее внятным), но спустя еще пять царствований. Горе, горе, горе дому Ваза!

 

Образы множества людей и свет факелов начали меркнуть и затем исчезли. По общему -мнению, видение длилось минут десять. Все исчезло... Лишь на туфле Карла XI осталось кровавое пятно...

 

Вернувшись в кабинет, король приказал записать рассказ обо всем увиденном, и все четверо его подписали. Несмотря на принятые меры, документ стал известен еще при жизни Карла  (1655—1697 TF.).

 

К этому Мериме добавляет, что можно усмотреть немало общего между «Видением...» и подробностями смерти Густава III (1746—1792) и суда над его убийцей, молодым дворянином Анкарстремом; труп — Густав III, мальчик — его сын и преемник Густав-Адольф, старик — герцог Сюдерманландский, дядя Густава III. Интервал между событиями — 99 лет!

 

Несмотря на энергичные поиски, пока не удалось найти публикацию текста этого протокола, почему нельзя сравнить обстоятельства смерти Густава III с оригиналом документа, подписанного Карлом XI.

 

 

Оглавление:

К читателю

Предвидение будущего

Свидетельства очевидцев

Свидетельства предсказателей, их ощущения

Свидетельства ученых

Будущее в наших руках

Задачи и способы

«Опережающее отражение»

Этапы   развития   способности  биопрогностики

Синоптические способности биосистем

Предчувствие эпизодических локальных опасностей

Комплекс средств упреждающей   защиты. Есть ли он?

Мир система, состоящая из организма и окружающей среды

Восприятие   времени   и   обработка   информации   мозгом

Необходимость изменения  масштаба времени

МОЗГ, восприятие времени  во сне

Восприятие времени  в критических состояниях при бодрствовании

«Ни в какие ворота»!

Возможное объяснение

Резюме

 

На главную

Все номера

 

 






Rambler's Top100