Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


Выезд из Слободы

Русская классическая литература

Алексей Константинович

Толстой


 

 

      Князь Серебряный

 

 

Глава 38. Выезд из Слободы

 

 

     Годунов предложил Серебряному остаться у  него в  доме до выступления в

поход.  Этот  раз  предложение было сделано от  души,  ибо  Борис Федорович,

наблюдавший за каждым словом и за каждым движением царя, заключил, что грозы

более  не  будет  и   что  Иоанн  ограничится  одною  холодностью  к  Никите

Романовичу.

     Исполняя обещание,  данное Максиму,  Серебряный прямо с  царского двора

отправился к матери своего названого брата и отдал ей крест Максимов. Малюты

не  было дома.  Старушка уже знала о  смерти сына и  приняла Серебряного как

родного;  но,  когда он,  окончив свое поручение,  простился с  нею,  она не

посмела  его  удерживать,  боясь  возвращения мужа,  и  только  проводила до

крыльца с благословениями.

     Вечером,  когда Годунов оставил Серебряного в  опочивальне и  удалился,

пожелав ему спокойного сна, Михеич дал полную волю своей радости.

     - Ну,  боярин,  - сказал он, - выпал же мне наконец красный денек после

долгого горя!  Ведь с той поры,  как схватили тебя, Никита Романыч, я словно

света божьего не  вижу!  То  и  дело по  Москве да  по Слободе слоняюсь,  не

проведаю ль  чего про  тебя?  Как  услышал сегодня,  что ты  с  станичниками

вернулся,  так со  всех ног и  пустился на  царский двор;  ан  царь-то уж на

крыльце! Я давай меж станичников до тебя пробираться, да и не вытерпел, стал

ловить тебя за полу, а царь-то меня и увидел. Ну, набрался же я страху! Ввек

не забуду! Два молебна завтра отслужу, один за твое здоровье, а другой - что

соблюл меня господь от  этой ведьмы,  не дал надо мною такому скверному делу

совершиться!

     И  Михеич начал  рассказывать все,  что  с  ним  было  после  разорения

морозовского дома,  и  как он,  известив Перстня и  вернувшись на  мельницу,

нашел там Елену Дмитриевну и  взялся проводить ее до мужниной вотчины,  куда

слуги Морозова увезли его во время пожара.

     Серебряный нетерпеливо слушал многократные отступления Михеича.

     - Ведь я,  Никита Романыч,  -  говорил старик, - ведь я не слеп; хоть и

молчу,  а все вижу. Признаться, батюшка, не нравилось мне крепко, когда ты к

Дружине Андреичу-то ездил. Не выйдет добра из этого, думал я, да и совестно,

правду сказать,  за  тебя было,  когда ты  с  ним за одним столом сидел,  из

одного ковша пил.  Ты меня,  батюшка,  понимаешь.  Хоть ты,  положим,  и  не

виноват в  этом;  кто  его знает,  как оно к  человеку приходит!  Да  против

него-то грешно было.  Ну,  а теперь,  конечно, дело другое; теперь ей некому

ответа держать,  царствие ему небесное!  Да и молода она,  голубушка, вдовой

оставаться!

     - Не кори меня,  Михеич,  -  сказал Серебряный с неудовольствием,  -  а

скажи, где она теперь и что ты про нее знаешь?

     - Позволь,  батюшка, погоди; дай мне все по порядку тебе доложить. Вот,

изволишь ли видеть, как я от станичников-то на мельницу вернулся, мельник-то

мне и говорит:  залетела,  говорит,  жар-птица ко мне; отвези ее, говорит, к

царю Далмату! Я сначала не понял, что за птица и что за Далмат такой; только

уже после, когда показал он мне боярыню-то, тогда уж смекнул, что он про нее

говорил!  Вот и  поехали мы с  нею в  вотчину Дружины Андреича.  Сначала она

ничего,  молчит себе и  очей не  подымает;  потом стала потихоньку про  мужа

спрашивать;  а потом,  батюшка,  туда, сюда, да и про тебя спросила, только,

вишь, не прямо, а так, как бы нехотя, отворотимшись. Известно, женское дело.

Я ей все рассказал,  что было мне ведомо,  а она,  сердечная,  еще кручиннее

прежнего стала,  повесила головушку,  да  уже  во  всю  дорогу  ничего и  не

говорит.  Вот,  как стали подъезжать к вотчине, поприщ этак будет за десять,

она,  вижу,  зачинает беспокоиться.  Что ты,  говорю, сударыня, беспокоиться

изволишь?  Она,  батюшка,  в  слезы.  Я  ее утешать.  Не кручинься,  говорю,

боярыня,  Дружина Андреич здравствует! А она, при имени Дружины-то Андреича,

давай еще горше плакать.  Я  этак посмотрел на  нее,  да  уж не знаю,  что и

говорить ей. И князь Никита Романыч, говорю, хоча и в тюрьме, а должно быть,

также здравствует!  Уж не знал,  батюшка, что и сказать ей, чувствую, что не

то  говорю,  а  все же  что-нибудь сказать надо.  Только как назвал я  тебя,

батюшка,  так она вдруг и останови коня.  "Нет,  говорит,  дядюшка,  не могу

ехать в  вотчину!"  -  "Что ты,  боярыня,  куда ж  тебе ехать?" -  "Дядюшка,

говорит,  видишь золоченые кресты из-за лесу виднеются?" - "Вижу, сударыня".

- "То,  говорит,  девичий монастырь;  я узнаю те кресты,  проводи меня туда,

дядюшка!"  Я  было отговариваться,  только она  стоит на  своем:  проводи да

проводи!  "Я,  говорит,  там с недельку обожду,  богу помолюсь, потом повещу

Дружине Андреичу;  он  пришлет за  мной!"  Нечего было делать,  проводил ее,

батюшка; там и оставил на руках у игуменьи.

     - Сколько будет до монастыря? - спросил Серебряный.

     - От мельницы было поприщ сорок,  батюшка;  от Москвы,  пожалуй,  будет

подале. Да оно нам, почитай, по дороге приходится, коли мы на Жиздру пойдем.

     - Михеич!  -  сказал Серебряный,  -  сослужи мне службу.  Я прежде утра

выступить не  властен;  надо моим людям царю крест целовать.  Но  ты  сею же

ночью поезжай о двуконь,  не жалей ни себя,  ни коней;  попросись к боярыне,

расскажи ей  все;  упроси ее,  чтобы при  няла  меня,  чтобы ни  на  что  не

решалась, не повидавшись со мною!

     - Слушаю,  батюшка,  слушаю,  да  ты  уж  не  опасаешься ли,  чтоб  она

постриглась?  Этого не будет, батюшка. Пройдет годок, поплачет она, конечно;

без  этого  нельзя;  как  по  Дружине  Андреиче не  поплакать,  царствие ему

небесное!  А там,  посмотри, и свадьбу сыграем. Не век же нам, батюшка, горе

отбывать!

     Михеич в эту же ночь отправился в монастырь,  а Серебряный, лишь только

занялась заря, пошел проститься с Годуновым.

     Борис Федорович уже вернулся от  заутрени,  которую,  по обычаю своему,

слушал вместе с царем.

     - Что ты так рано поднялся,  князь?  -  спросил он Никиту Романовича. -

Это хорошо нам,  слободским, а ты мог бы и поотдохнуть после вчерашнего дня.

Или тебе неспокойно у меня было?

     Но  тонкий взгляд Годунова показывал,  что  он  знал причину бессонницы

князя.

     Приветливость   Бориса   Федоровича,   его   неподдельное   участие   к

Серебряному,  услуги,  им столько раз оказанные,  а главное, его совершенное

несходство с другими царедворцами привлекли к нему сильно Никиту Романовича.

Он открылся ему в любви своей к Елене.

     - Все  это мне давно уже ведомо!  -  сказал,  улыбаясь,  Годунов.  -  Я

догадался об этом еще в первый твой приезд в Слободу из того, как ты смотрел

на Вяземского.  А  когда я  нарочно{324} завел с  тобою речь о Морозове,  ты

говорил о нем неохотно,  несмотря что был с ним в дружбе.  Ты, князь, ничего

не умеешь хоронить в  себе.  О  чем ни подумаешь,  все у  тебя на лице так и

напишется. Да и говоришь-то ты уж чересчур правдиво, Никита Романыч, позволь

тебе сказать.  Я  за  тебя вчера испугался,  да и  подосадовал-таки на тебя,

когда ты напрямик отвечал царю, что не хочешь вписаться в опричнину.

     - А что же мне было отвечать ему, Борис Федорыч?

     - Тебе было поблагодарить царя и принять его милость.

     - Да ты шутишь,  Борис Федорыч, али вправду говоришь? Как же мне за это

благодарить царя? Да ты сам разве вписан в опричнину?

     - Я дело другое,  князь.  Я знаю,  что делаю. Я царю не перечу; он меня

сам не захочет вписать;  так уж я поставил себя.  А ты, когда поступил бы на

место Вяземского да сделался бы оружничим царским и  был бы в  приближении у

Ивана Васильевича,  ты бы этим всей земле послужил. Мы бы с тобой стали идти

заодно и опричнину, пожалуй, подсекли бы!

     - Нет,  Борис Федорыч,  не сумел бы я этого.  Сам же ты говоришь, что у

меня все на лице видно.

     - Оттого, что ты не хочешь приневолить себя, князь. Вот кабы ты решился

перемочь свою прямоту да хотя бы для виду вступил в опричнину,  чего мы бы с

тобой не сделали!  А то,  посмотри на меня;  я один,  бьюсь как щука об лед;

всякого должен  опасаться,  всякое  слово  обдумывать;  иногда просто голова

кругом идет! А было бы нас двое около царя, и силы б удвоились. Таких людей,

как  ты,  немного,  князь.  Скажу  тебе  прямо:  я  с  нашей  первой встречи

рассчитывал на тебя!

     - Не  гожусь я  на это дело,  Борис Федорыч.  Сколько раз я  ни пытался

подладиться под  чужой обычай,  ничего не  выходит.  Вот  ты,  дай  бог тебе

здоровья,  ты на этом собаку съел.  Правду сказать, сначала мне не по сердцу

было,  что ты иной раз думаешь одно,  а  говоришь другое;  но теперь я вижу,

куда ты гнешь,  и понимаю,  что по-твоему делать лучше. А я б и хотел, да не

умею;  не сподобил меня бог такому искусству. Впрочем, что теперь и говорить

об  этом!  Сам знаешь,  царь меня,  по  моему же упросу,  в  сторожевой полк

посылает.

     - Это ничего,  князь. Ты опять татар побьешь, царь опять тебя пред свои

очи пожалует. Оружничим тебе, конечно, уже не бывать, но, если попросишься в

опричнину,  тебя впишут.  А хотя бы и не случилось тебе татар побить, все же

ты  приедешь на  Москву,  когда Елене Дмитриевне вдовий срок минет.  Того не

опасайся, чтоб она постриглась: этого не будет, Никита Романыч; я лучше тебя

человеческое сердце знаю;  не  по любви она за Морозова вышла,  незачем ей и

постригаться теперь.  Дай только остыть крови и высохнуть слезам; я же буду,

коли хочешь, твоим дружкой.

     - Спасибо тебе,  Борис Федорыч,  спасибо. Мне даже совестно, что ты уже

столько сделал для меня,  а я ничем тебе отплатить не могу. Кабы пришлось за

тебя в пытку идти или в бою живот положить, я бы не задумался. А в опричнину

меня не  зови,  и  около царя быть мне  также не  можно.  Для этого надо или

совсем от совести отказаться,  или твое умение иметь.  А  я  бы только даром

душой кривил.  Каждому,  Борис Федорыч,  господь свое указал:  у сокола свой

лет, у лебедя свой; лишь бы в каждом правда была.

     - Так ты меня уж боле не винишь,  князь,  что я  не прямою,  а окольною

дорогой иду?

     - Грех было бы мне винить тебя,  Борис Федорыч. Не говорю уже о себе; а

сколько ты  другим добра сделал!  И  моим ребятам без тебя,  пожалуй,  плохо

пришлось бы.  Недаром и  любят тебя в народе.  Все на тебя надежду полагают;

вся земля начинает смотреть на тебя!

     Легкий  румянец  пробежал по  смуглому лицу  Годунова,  и  в  очах  его

блеснуло удовольствие.  Примирить с  своим образом действий такого человека,

как Серебряный,  было для него немалым торжеством и  служило ему мерилом его

обаятельной силы.

     - В мою очередь,  спасибо тебе,  князь,  -  сказал он. - Об одном прошу

тебя:  коли ты не хочешь помогать мне,  то, по крайней мере, когда услышишь,

что про меня говорят худо,  не верь тем слухам и скажи клеветникам моим все,

что про меня знаешь!

     - Уж  об этом не заботься,  Борис Федорыч!  Я  никому не дам про тебя и

помыслить худо,  не только что говорить. Мои станичники и теперь уже молятся

о твоем здравии, а если вернутся на родину, то и всем своим ближним закажут!

Дай только бог уцелеть тебе!

     - Господь хранит ходящих в незлобии!  - сказал Годунов, скромно опуская

глаза.  -  А впрочем,  все в его святой воле!  Прости же,  князь; до скорого

свидания; не забудь, что ты обещал позвать меня на свадьбу.

     Они дружески обнялись,  и у Никиты Романовича повеселело на сердце.  Он

привык к  мысли,  что  Годунов нелегко ошибается в  своих предположениях,  и

недавние опасения его насчет Елены рассеялись.

     Вскоре он выехал в главе своего пешего отряда;  но еще,  прежде чем они

оставили  Слободу,  случилось одно  обстоятельство,  которое,  по  тогдашним

понятиям, принадлежало к недобрым предзнаменованиям.

     Близ  одной  церкви  отряд  был  остановлен столплением нищих,  которые

теснились у  паперти  во  всю  ширину  улицы  и,  казалось,  ожидали богатой

милостыни от какого-нибудь знатного лица, находившегося в церкви.

     Подвигаясь  медленно  вперед,  чтобы  дать  время  толпе  раздвинуться,

Серебряный услышал панихидное пение и  спросил,  по  ком  идет  служба.  Ему

отвечали,  что то Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский справляет поминки по

сыне Максиме Григорьевиче, убитом татарами. В то же время послышался громкий

крик,  и из церкви вынесли старушку, лишенную чувств; исхудалое лицо ее было

облито слезами, а седые волосы падали в беспорядке из-под бархатной шапочки.

То была мать Максима.  Малюта,  в  смирной одежде,  показался на крыльце,  и

глаза его встретились с  глазами Серебряного;  но в чертах Малюты не было на

этот раз обычного зверства,  а только какая-то тупая одурелость, без всякого

выражения.  Приказав положить старушку на  паперти,  он воротился в  церковь

дослушивать панихиду,  а  станичники с Серебряным,  снявши шапки и крестясь,

прошли мимо церковных врат,  и  слышно им было,  как в церкви торжественно и

протяжно раздавалось: "Со святыми упокой!"

     Это  печальное  пение  и   мысль  о  Максиме  тяжело  подействовали  на

Серебряного,  но  ему  вспомнились  успокоительные слова  Годунова  и  скоро

изгладили грустное впечатление панихиды. На изгибе дороги, входящей в темный

лес,  он  оглянулся на  Александрову слободу,  и,  когда  скрылись  от  него

золоченые главы  дворца  Иоаннова,  он  почувствовал облегчение,  как  будто

тяжесть свалилась с его сердца.

     Утро  было  свежее,  солнечное.  Бывшие  разбойники,  хорошо  одетые  и

вооруженные,   шли  дружным  шагом  за  Серебряным  и  за  всадниками,   его

сопровождавшими. Зеленый мрак охватывал их со всех сторон. Конь Серебряного,

полный  нетерпеливой отваги,  срывал мимоходом листья с  нависших ветвей,  а

Буян,  не  оставлявший князя  после смерти Максима,  бежал впереди,  подымал

иногда,  нюхая  ветер,  косматую морду или  нагибал ее  на  сторону и  чутко

навастривал ухо, если какой-нибудь отдаленный шум раздавался в лесу.

  

<<< Алексей Толстой           "Князь Серебряный": следующая глава >>>