На главную

Оглавление

 

 

 Русский рисованный лубок конца 18 начала 20 века

 

Из собрания Государственного Исторического музея

 

 

 ледующий центр рукописного лубка известен по точному месту изготовления настенных листов. Это группа вологодских произведений, связанных с бывшими Кадниковским и Тотемским уездами Вологодской области. Из 35 известных в настоящее время картинок 15 хранятся в Историческом музее.

 

Несмотря на достаточную территориальную близость, вологодские листы значительно отличаются от северодвинских. Они разнятся по стилистической манере, по колористической гамме, по отсутствию в вологодских картинках узорчатой орнаментальности и пристрастию мастеров к жанровым композициям с развернутым  повествовательным сюжетом.

 

Интересно сопоставить вологодские лубки с другими видами народного творчества. Роспись по дереву имела в Вологодской области довольно большое распространение. Особый интерес для нас представляет искусство домовой росписи XIX века, отмеченной отсутствием мелочной выписанности и лаконизмом цветового строя — чертами, свойственными еще старой вологодской традиции. Львы, птицы, грифоны, встречавшиеся в рисунках на лубяных коробах, перешли в роспись отдельных деталей внутренних помещений крестьянской избы. С росписью по дереву настенные листы роднит заметное тяготение художников к жанровости изображений, а также лаконизм контурных графических очертаний, их выразительность.

 

При сопоставлении вологодских лубочных рисунков с лицевыми рукописями удается выявить в работе художников целый ряд общих стилистических признаков. По ним, кстати, определенную группу лицевых сборников XIX века можно отнести к вологодской рукописной школе, которая до недавнего времени не выделялась исследователями в самостоятельный центр . К характерным приемам рисунка и в миниатюрах и на картинках относятся способы тонировки фона прозрачным слоем краски, закраски почвы и горок ровным светло-коричневым тоном с прописью изгибов по всем линиям широкой полосой более темного цвета, изображения полов в интерьерах в виде прямоугольных плит или длинных досок с обязательной обводкой контура более темным цветом, подцветки светлыми серыми тонами волос и бород у мужчин в многосюжетных композициях. Наконец, лубочные картинки и миниатюры роднит употребление одинаковых и, видимо, излюбленных художниками цветовых сочетаний, где преобладают желтые,  коричневые тона,  яркий  красно-оранжевый  цвет.

 

Но при всей художественной близости той и другой разновидности вологодских изобразительных памятников мы не встретим в них сюжетов, которые бы прямо заимствовались или  переносились  из рукописей  в картинки  и  наоборот.

Всем вологодским листам свойственна развернутая повествовательность. Это — иллюстрации к притчам, легендам из «Великого зерцала», к статьям из Пролога, Патерика. Редкий по тематике сатирический рисунок «О хо хо, тяжел русский мужик...», о котором уже шла речь, также относится к числу вологодских  памятников.

Вологодские художники явно стремились придать рисункам не столько поучительный и назидательный смысл, сколько сделать их занимательными, облечь в форму увлекательного рассказа. Как правило, все композиции — многофигурные, насыщенные действием. Интересно, что в некоторых картинках, иллюстрирующих легенды и притчи об искушении праведников, о наказании после смерти за грехи, чудовища, преследующие человека, изображены не устрашающими, а добрыми. Волки, драконы с огненной пастью, львы, змеи, хотя и окружают пещеру святого Антония или, например, загоняют «лукавого человека» в горящее озеро, не выглядят порождениями адских сил, а носят какой-то игрушечный характер. Скорее всего, это невольная трансформация проистекает от глубинной связи мастеров с вековыми традициями народного искусства, которое всегда отличалось добротой и радостным восприятием   мира.

 

Иным проявлением повествовательного, занимательного характера вологодских произведений является обилие включаемого в композицию текста. К тому же текстовая часть здесь совершенно иная, чем в картинках поморской школы. Главное в вологодских листах — не декоративная красота шрифта и инициалов, а информативная нагрузка. Так, в картинке «Яко напрасно нам виновен бес бывает» (кат. 69) сюжет притчи из «Великого зерцала» изложен в пространной надписи под изображением. Текстовые пояснения внесены и в композицию: диалог персонажей, как принято в лубочных картинках, передан чисто графическими средствами — высказывания каждого написаны на длинных полосах, пририсованных ко рту.   Две   части   рисунка   соответствуют   двум    ключевым моментам повествования, смысл которого в том, что бес изобличает крестьянина, ворующего репу на огороде у старца, во лжи и в попытке свою вину переложить на него, ни в чем не повинного беса.

 

Большинство произведений местного центра, как свидетельствуют водяные знаки бумаги и все сведения, собранные исследователями, относятся к концу XIX — началу XX века. Более ранних экземпляров не сохранилось или, скорее всего, вообще не существовало. Вполне возможно, что вологодский центр рисованных настенных листов оформился только в конце XIX века в связи с развитием здесь местной рукописной школы. Заметное оживление искусства росписи по дереву, которое выразилось в создании композиций с изображением фантастических животных в интерьерах крестьянских изб, также способствовало расцвету здесь искусства рисованного лубка.

 

Дальше >>> 

 

 

На главную

Оглавление

 









Rambler's Top100