На главную

Оглавление

 

 

 Русский рисованный лубок конца 18 начала 20 века

 

Из собрания Государственного Исторического музея

 

 

гуслицкий центр, как и другие, тесно связан с местной книжной традицией. До недавнего времени у исследователей не было определенного мнения об особенностях стиля гуслицких рукописей. В настоящее время появились некоторые статьи, в которых авторы выявляют его характерные черты. Отметим те из них, что свойственны и манере украшения настенных листов. Почерк лучших гуслицких рукописей характеризуется пропорциональностью, красотой и некоторой вытянутостью букв. От поморского полуустава он отличается чуть заметным наклоном букв и большей их толщиной.

 

Инициалы выполнялись в нарядной и красочной манере, но тоже отличной от поморской. У них нет длинных орнаментальных веток — отростков, стелющихся иногда вдоль всего поля бумаги, а лишь один пышный стебель — цветок вьюна, расположенный рядом и вровень с самим инициалом. Внутренняя часть букв, всегда объемных и широких, декорировалась золотыми или цветными завитками орнамента. Часто ножки больших инициалов украшены чередующимися разноцветными орнаментальными  полосами.

 

Самая характерная отличительная черта гуслицкого орнамента — цветная штриховка, повсеместно употреблявшаяся художниками для моделировки объемов или при раскраске элементов украшений. Штриховка делалась тем же цветом, что  и  основной  тон  раскраски.   Она  накладывалась  или  по белому фону бумаги, как бы обрамляя основную раскраску, или поверх основного тона более темным цветом. В заставках и инициалах памятников гуслицкой школы часто применялись яркие синий и голубой цвета. Таких сияющих синих красок в сочетании с обильным золочением нет больше ни в одной из рукописных  школ  XVIII — XIX  веков.

 

В Историческом музее хранится 13 картинок гуслицкой манеры. Сопоставление этих рисунков с поморскими картинками (по аналогии с повсеместно принятым сравнением орнаментики поморских и гуслицких рукописей) позволяет глубже почувствовать их оригинальность. Часто в тех и других сочетаются в равном соотношении текстовая и изобразительная части — стихи, песнопения, иллюстрации к литературным произведениям. Сравнение их показывает, что гуслицкие мастера хорошо знали поморские картинки. Но художественное решение гуслицких картинок отличается полной самостоятельностью. Это касается компоновки текста, сочетания размеров шрифта с величиной заглавных букв-инициалов, своеобразия декоративных обрамлений листов в целом. Здесь, как бы напротив, ощущается стремление ни в чем не повторить выговские лубки. Нет ни одного случая употребления овальной рамки из цветов или плодов, нет вазонов, корзин, столь характерных для обрамления текстов на поморских листах. Названия листов пишутся не вязью, а крупным полууставом яркой киноварью. Инициалы выделяются особенно большим масштабом, занимая иногда почти треть листа. Чувствуется, что декорировка инициалов составляла предмет главных забот художников — настолько они разнообразно и красиво расцвечены, украшены причудливо вьющимися цветами и листьями, сияют золотым узором. Они прежде всего приковывают внимание зрителя и являются главными декоративными элементами большинства  композиций.

 

К каким результатам приводило индивидуальное мастерство декорировщиков картинок, можно судить по двум рисункам на тему поучения Иоанна Златоуста о правильном крестном знамении (кат. 75, 76). Казалось бы, одинаковый сюжет, сходное решение клейм, но листы совершенно непохожи из-за разного понимания  колорита  и орнаментики.

 

В гуслицких картинках сюжетные эпизоды расположены в отдельных клеймах, помещаемых по углам или горизонтальными полосами в верхней и нижней частях листа. Обрамление центральной композиции клеймами заставляет вспомнить иконописные традиции,  связь с  которыми  в  гуслицких произведениях достаточно ощутима и в моделировке одежды персонажей, в изображении архитектурных сооружений, в рисунке деревьев с условной грибовидной кроной, расположенной  в несколько ярусов.

Гуслицкие мастера настенных картинок, так же как и все, работали жидкой темперой, но их краски более плотны и насыщенны.

 

В сюжетах наблюдается та же закономерность, что и в художественных особенностях творчества мастеров этой школы: заимствуя общие приемы и тенденции произведений других центров, они стремились создавать собственные, отличающиеся от прочих, варианты. Среди рисованных настенных листов есть сюжеты, встречающиеся в других местах производства картинок: «Аптека духовная» (кат. 81) или «Взирай с прилежанием, тленный человече...» (кат. 83), но художественное решение их своеобразно. Есть и целиком оригинальные картинки: лист, иллюстрирующий апокрифическое сказание о наказании Каину за убийство брата (кат. 78), иллюстрации к «Стихире надгробной», где показаны эпизоды прихода Иосифа и Никодима к Пилату и снятие с креста тела Христова (кат.  84).

 

Временной промежуток создания гуслицких настенных картинок не очень широк. Большая часть их может быть отнесена ко второй половине — концу XIX века. Водяной знак одного листа дает дату 1828-й, что, вероятно, является наиболее  ранним  образцом.

 

Дальше >>> 

 

 

На главную

Оглавление

 









Rambler's Top100