Вся библиотека

Начало книги >>>

  

Государственный Эрмитаж

Зимний дворец

(1754—1927гг.)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


А. Суслов

 

 

В последние дни перед переездом Петра III во дворец луг перед ним был настолько загроможден строительными материалами и вре-менными постройками, что ко дворцу нельзя было подъехать, а между тем луг надо было очистить до переезда императора.

Тогда явилась мысль предложить жителям брать себе все, что кому покажется подходящим, о чем и сообщено было по городу через полицию. О последствиях этого распоряжения дает любопытные све-дения А. Т. Болотов в своих записках: «И что же произошло тогда от сей публикации. Весь Петербург властно как взбеленился в один миг от того. Со всех сторон и изо всех улиц бежали и ехали целые тысячи на-рода. Всякий спешил и, желая захватить что-нибудь получше, бежал без ума, без памяти и добежав, кромсал, рвал и тащил, что ни попалось ему прежде всего в руки, и спешил относить или отвозить в дом свой и опять возвращаться скорее. Шум, крик, вопль, всеобщая радость и вос-клицания наполняли тогда весь воздух»... «Сам государь не мог до-вольно нахохотаться смотря на оное, ибо было сие перед обоими двор-цами – старым и новым». «И что же, не успело истинно пройти не-сколько часов, как от всего несметного множества хижин, лачужек, хи-барок и шалашей не осталось ни одного бревнышка, ни одного отру-бочка и ни единой дощечки, а к вечеру как не бывало и всех щеп, мусо-ра и другого дрязга».

Во дворце Петр Ш выбрал для себя комнаты во 2 этаже, выхо-дившие углом на Дворцовую площадь и на б. Миллионную; императ-рицу он «помещает на отдаленном конце нового Зимнего дворца, а ближе к себе на антресолях свою любимицу, толстую фрейлину графи-ню Е. Р. Воронцову»... Секретарь Акад. Наук Штелин рассказывает в своих «Записках», что при вступлении Петра III во дворец Растрелли поднес ему большой план дворца. Петр, взяв план в свои комнаты, ска-зал окружающим: «Я должен подарить что-нибудь Растрелли, но день-ги мне самому теперь нужны. Я знаю, что сделаю, и это будет для него приятнее денег. Я дам ему свои голштинскии орден, он не беден и с амбицией и примет это за особую милость, и я разделяюся с ним чест-но, не тратя денег». Возложив орден, Петр оставил его к ужину при дворе. Когда граф с орденом возвратился домой, жена его, заплакав от радости, едва не лишилась чувств. В этом новом дворце император по-местил и молодую принцессу Голстейн-Бок в особом флигеле, на дво-ре, вместе, с ее гувернанткой ... каждое утро в 11 ч. был перед дворцом парад». Петр III «поручил ст. сов. Штелину, как своему главному библиотекарю, устроить библиотеку в мезонине его нового зимнего дворца в Петербурге, для чего были назначены 4 большие комнаты и 2 для са-мого библиотекаря»  . Несмотря на то, что внутренняя отделка дворца еще не была закончена, в апреле 1762 г, в нем уже происходил ряд празднеств.

Пребывание Петра во дворце было недолгим, всего 3 месяца, так как 12 нюня 1762 года он переехал из Зимнего дворца в Ораниенбаум и более не возвращался в столицу.

За три дня до его отъезда в Зимнем дворе состоялся парадный обед, имевший для Петра роковые последствия: на этом обеде Петр громко назвал Екатерину II «дурой» за то, что она не встала, когда провозгласили здравицу за императорскую семью. Петр хотел даже ее арестовать после обеда. Этот случай, как писала впоследствии Екатерина польскому королю Понятовскому, повлиял на ускорение сделаного ею переворота, который произошел, как известно, вне стен Зимняго дворца.

 

<<< Начало книги            Следующая страница >>>

 



Rambler's Top100