Вся библиотека

Начало книги >>>

  

Государственный Эрмитаж

Зимний дворец

(1754—1927гг.)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


А. Суслов

 

 

Никаких описаний комнат дворца, относящихся ко времени окончания его постройки, т.-е. к весне 1762 года, не сохранилось и единственным источником, откуда могут быть нами почерпнуты све-дения о первоначальной, сделанной Растрелли, планировке зал, служат сохранившиеся в Эрмитаже планы 1 и 2 этажей дворца от 1759 г. и план 2 этажа от 1762 г. (см. рис. на стр. 9). Судя по этим планам, самые большие парадные залы находились во 2 этаже и выходили окнами на Неву, к ним вела, как и теперь, грандиозная Иорданская или, как она прежде называлась, посольская лестница. С площадки этой лестницы был вход в указанные выше залы на Неву, которых было пять (все при-близительно одной величины) . Они назывались аван-залами, так как вели к шестому громадному Тронному залу .

Этот план распределения парадных комнат уже был применен Растрелли при постройке им Большого Царскосельского дворца, где несколько антикамер вели также к большому залу. Прочие парадные покои выходили главным образом во двор; из них следует отметить еще один большой зал, или вернее галерею в 9 окон, находившуюся на месте нынешнего Гербового зала. Большая дворцовая церковь была по-строена Растрелли в угловом выступе дворца, обращенном на площадь и на б. Миллионную улицу, т.-е. там, где она находится и ныне.

Растрелли построил во дворце, как это видно на плане, большой придворный театр в четыре яруса; он занимал выступ дворца на пло-щадь и на Адмиралтейство.

Член Берлинской Академии Наук Бернулли, приезжавший в Пе-тербург в 1770 гг., дает любопытное описание этого театра, указывая, что для Академии Наук были предоставлены постоянные ложи в 3-м ярусе: «мы поехали во французскую комедию; она дается по вторникам и пятницам на иждивении царского двора на придворном театре, в Знмнем дворце. Помещение уступает в размерах Берлинскому оперно-му дому и сцена уже, но партер показался мне длиннее. В нем 4 яруса лож и убранство не очень роскошно. Царицыных мест – три: одно со-всем позади, насупротив сцены, как в Берлине ложа королевы; другое – позади самого оркестра, как у нашего короля, и третье – над сценою, где можно сидеть невидимо для публики. В тот же вечер шли две опе-ретки: «Маître en droit» и «Le tableau parlant». Музыкой я был очень до-волен, менее актерами. Хотелось иметь получше место, ибо ложи Ака-демии в 3-м ярусе и слишком близко к сцене. Я не имел случая быть в этом театре на итальянской опере, которая летом не дается. На этом же придворном театре, по разу в неделю, кроме дней постных, даются рус-ские трагедии и комедии». Бернулли не был на них, но сообщает со слов акал. Штелина, что «превосходный Дмитревский, неподражаемое дарование которого известно и в Берлине», получает годового жалова-нья 960 руб. . В театре, при Екатерине, ставили также и балеты; деся-тилетний сын Екатерины Павел выступал иногда в балете, но детей привозить на спектакли, как правило, было строго запрещено.

 

<<< Начало книги            Следующая страница >>>

 



Rambler's Top100