Вся библиотека

Начало книги >>>

  

Государственный Эрмитаж

Зимний дворец

(1754—1927гг.)

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


А. Суслов

 

 

В июне 1754 г. состоялся следующий указ Елисаветы Петровны Сенату о постройке нынешнего дворца: «Понеже в С.-Петербурге наш Зимний Дворец не токмо для приему иностранных министров и от-правления при Дворе во уреченные дни праздничных обрядов, по вели-кости нашего императорского достоинства,. но и для умещения нам с потребными служительми и вещьми доволен быть не может, для чего мы вознамерились оный наш Зимний Дворец с большим пространством в длине, ширине и вышине перестроить, на которую перестройку по смете потребно до 900.000 рублев, какой суммы, расположа оную на два года, из наших соляных денег взять невозможно. Того для повеле-ваем нашему Сенату сыскать и нам представить, из каких доходов та-кую сумму по 430 или 450 тысяч рублев на год взять к тому делу воз-можно, считая с начала сей 1754 и будущий 1755 годы, и чтобы сие учинено было немедленно, дабы не упустить нынешнего зимнего пути для приготовления припасов к тому строению». Сенат отпустил 859.555 р. 81 к. «из прибыльных кабацких денег» с тем, чтобы они вы-давались в течение двух-трех лет руководителю работ ген. Фермору , в ведение которого поступила учрежденная тогда же «особая контора строения ея и. в-ва зимнего дома».

Для того, чтобы закончить постройку возможно скорее и с наи-меньшей затратой средств, Сенат отдал 9 марта 1755 г. следующие лю-бопытные распоряжения: 1) «Реки, впадающие в Волхов и в Ладожский канал, також и в Неву реку, Тосну, Мию и др. реки, по которым, что можно достать, – отдать в ведомство канцелярии от строений на три года, чтоб никто ни лесов, ни дров, ни камня там на иные работы не за-готовлял кроме оной канцелярии»; 2) выслать по наряду в Петербург на постройку каменщиков, плотников, столяров, литейщиков и пр. мастеров, и 3) командировать для той же цели 3.000 солдат.

Для присылки рабочих были посланы офицеры, объехавшие большую часть России; они выдавали рабочим по 3 рубля каждому на дорогу независимо от расстояния, а по приезде в столицу мастерам приходилось безрезультатно торговаться в «конторе строения» и при-нимать те условия оплаты труда, какие им предлагали, так как вернуть-ся домой уже представлялось затруднительным.

Вскоре Нева от Смольного монастыря и до места постройки была за-пружена судами и барками со строительными материалами, а вокруг дворца возник целый рабочий городок; организацией работ ведала ука-занная выше «контора строения» под общим руководством сначала ген. Фермора, а затем бригадира Данненберга; конторе предписано было не только во всем следовать утвержденному плану, но и руководствовать-ся в точности указаниями обер-архитектора; об условиях жизни на по-стройке дает интересный материал статья: «Сооружение Зимнего двор-ца» Н. Кукольника, напечатанная в 1841 году в «Северном Вестнике», откуда мы и приводим некоторые сведения. Оплата труда настолько была незначительна, что «при расчетах, за вычетом израсходованных на харчи денег, получать не находилось ничего, а нередко еще и за ра-бочими оставались кормовые передержки»; «вскоре от перемены кли-мата, недостатка в здоровой пище и от дурной одежды появились раз-нородные болезни»; многие рабочие «не могли найти крова, жили на лугу вплоть до Мойки и Невской перспективы в шалашах или в слобо-дах в отдаленных частях города»; хотя беднейшим из них раздавали тулупы и сапоги и делали разные льготы, «но не было устройства и по-ложение работников нимало не улучшалось, а в 1759 году представля-ло поистине печальную картину. Беспорядки продолжались во все вре-мя построения и начали уменьшаться тогда только, когда прекратились некоторые главнейшие работы и несколько тысяч народа разбрелось во-свояси»;«затруднения возобновлялись, а иногда и в худшем виде до того, что в 1757 году многие каменьщики за неуплатой заработанных денег, ходили по миру и даже, как тогда рассказывали, умирали с голо-да». На постройке, где участвовало так много народа, не могло не раз-виться воровство, похищали главным образом свиней и потому для «отвращения предосудительных поступков назначены были особые священники, указами повелено было соблюдать посты, исповедываться и причащаться». «Неизвестно для чего старались еще восстановить си-лу устаревшего Петровского указа о бородах; ослушным снимали бо-роды и наказывали; запретили также ходить в русских рубахах, а дела-ли мастеровым, на их счет, сорочки и сапоги немецкие». Рабочие, как видно, терпели много лишений на постройке; строителю же дворца Растрелли приходилось испытывать много нравственных огорчений, так как работа не спорилась, деньги отпускались крайне неаккуратно: так напр., в 1758 г. отпуск денег почти совсем прекратился, что угро-жало полной остановкой работ. «Труды и огорчения от остановок были причиной довольно продолжительной болезни Растрелли в ноябре 1760 г.; больной он не переставал действовать; предписания и рапорты под-писывал за него его помощник Фельтен»; к весне 1761 г. он поправился и к осени того же года дворец был закончен вчерне. Императрица ос-матривала свое будущее жилище, осталась им довольна и торопила Растрелли окончанием, неоднократно спрашивая его, когда же будет готов дворец, и получала от него обычный ответ, что задержка проис-ходит лишь из-за неаккуратного и скудного отпуска средств. На время работ Елисавета Петровна переехала 5 ноября 1755 г. в особо выстро-енный Растрелли временный деревянный дворец (в районе б. Морской улицы и Невского пр.) и здесь, не дождавшись конца постройки, умер-ла 25 декабря 1761 г. Преемник ее, Петр III, объявив Растрелли о своем желании переехать в новый дворец на Пасху 1762 г., предоставил в его распоряжение необходимых рабочих и требуемые им деньги, а Рас-трелли, как пишет в своих донесениях за 1762 г. датский посланник, «обещал изготовить к этому времени 100 комнат», но так как они были еще не совсем отделаны, то работали день и ночь. Внутренняя отделка – плафоны, десюдепорты (картины над дверями), золотарные и пр. ра-боты были поручены, главным образом, иностранным мастерам – Ва-лериани, Перезинотти, Фонтебасу, Градици, Лепренсу, Жиллету, Дун-керу и пр.; велись переговоры с знаменитым итальянским художником Тьеполо о поручении ему написать за 20.000 р. плафон для одного из зал, но проект этот не осуществился.

 

<<< Начало книги            Следующая страница >>>

 



Rambler's Top100