Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


Николай Васильевич Гоголь

Русская классическая литература

Николай Васильевич

Гоголь


 

Статьи из сборника «Арабески». 1835

Шлецер, Миллер и Гердер

 

 

Шлецер, Миллер и Гердер были великие зодчие всеобщей истории. Мысль о ней была их любимою мыслью и не оставляла их во все время разнообразного их поприща. Шлецер, можно сказать, первый почувствовал идею об одном великом целом, об одной единице,   к   которой   должны   быть  приведены  и в которую должны слиться все времена и народы. Он хотел одним взглядом обнять весь мир, все живущее. Казалось, как будто бы он силился иметь сто аргусовых глаз, для того чтобы разом видеть сбывающееся во всех отдаленных углах мира. Его слог — молния, почти вдруг блещущая то там, то здесь и освещающая предметы на одно мгновение, но зато в ослепительной ясности. Я не знаю, исполнил ли бы он в самом деле то, что резко показывал другим, но, по крайней мере, никто так сильно не поражен был сам своим предметом, как он. Он имел достоинство в высшей степени сжимать все в малообъемный фокус и двумя, тремя яркими чертами, часто даже одним эпитетом обозначать вдруг событие и народ. Его эпитеты удивительно горячи, дерзки, кажутся плодом одной счастливой минуты, одного внезапного вдохновения и так исполнены резкой, поражающей правды, что не скоро бы пришли на ум определившему себя на долгое, глубокое исследование, выключая только, если этот исследователь будет сам Шлецер. Он не был историк, и я думаю даже, что он не мог быть историком. Его мысли слишком отрывисты, слишком горячи, чтобы улечься в гармоническую, стройную текучесть повествования. Он анализировал мир и все отжившие и живущие народы, а не описывал их; он рассекал весь мир анатомическим ножом, резал и делил на массивные части, располагал и отделял народы таким же образом, как ботаник распределяет растения по известным ему признакам. И оттого начертание его истории, казалось бы, должно быть слишком скелетным и сухим; но, к удивлению, все у него сверкает такими резкими чертами, могущественный удар его глаза так верен, что, читая этот сжатый эскиз мира, замечаешь с изумлением, что собственное воображение горит, расширяется и дополняет все по такому же самому закону, который определил Шлецер одним всемогущим слоном, иногда оно стремится еще далее, потому что ему указана смелая дорога. Будучи одним из первых, тревожимых мыслью о величии и истинной цели всеобщей истории, он долженствовал быть непременно гением оппозиционным. Это положение сообщило ему сильную нюргию, жар и даже досаду на близорукость предшественников,  прорывающиеся очень  часто  в его  сочинениях.   Он уничтожает их одним громовым  словом, и в этом одном слове соединяется и наслаждение, и сардоническая   усмешка   над пораженным, и вместе несокрушимая правда; его справедливее, нежели Канта, можно назвать  всесокрушающим. Всегда действующие в оппозиционном   духе слишком увлекаются своим положением и в энтузиастическом порыве держатся только одного   правила:    противоречить   всему   прежнему.   В   этом случае нельзя упрекнуть Шлецера:  германский дух его стал неколебим на своем месте. Он как строгий, всезря-щий   судия;  его суждения резки, коротки и справедливы.   Может   быть, некоторым покажется странным, что я   говорю   о   Шлецере как о великом зодчем всеобщей истории,   тогда   как его мысли  и труды  по этой  части улеглись в небольшой книжке, изданной им для студентов,— но   эта   маленькая книжка принадлежит к числу тех,   читая   которые, кажется, читаешь целые томы;  ее можно сравнить с небольшим окошком, к которому приставивши   глаз    поближе,  можно увидеть  весь мир. Он вдруг осеняет светом и показывает, как  нужно понять, и тогда сам собою наконец видишь все.

Миллер   представляет   собою   историка   совершенно в  другом  роде.  Спокойный, тихий,  размышляющий,  он представляет   противоположность   Шлецеру.   Он   с   какою-то   очаровательною,   особенною любовью предается своему предмету. Его слог не блестит тем резким отличием,   каким   означен   слог Шлецера;  нет тех порывов, того меткого лаконизма, какими исполнен Шлецер. Он не схватывает вдруг за одним взглядом всего и не сжимает его мощною рукою,  но он исследывает все,  нахо дящееся   в   мире,   спокойно,   поочередно,  не показывая той  быстроты  и поспешности, с какою  выражается  автор,  опасающийся,  чтобы  у него не перехватил  кто-нибудь   мысли   и   не предупредил его. Слово «исследование» весьма идет к его стилю; его повествование именно исследовательное. Как человек государственный, он более всего занимается изложением форм правления и законов существующих и минувших государств;  но он но предпочитает эту сторону до такой степени, чтобы оставить совершенно в тени все другие, к чему способен бывает историк односторонний и чего не мог избежать и Герен, напротив того, он обращает внимание и на все сопредельное.   Все,   что   не   ясно в  истории,  что менее разоблачено, все это более другого подвергается его исследованию.  Заметно даже,  что он охотнее занимается временами первобытными и вообще теми эпохами, когда народ еще не был подвержен образованности и  порокам,   сохранял свои простые нравы и  независимость. Это время изображает он с ясною подробностию, с тихим жаром, как будто позабываясь и воображая видеть себя среди своих добрых швейцарцев. Главный результат,   царствующий   в  его  истории,  есть  тот,  что  народ тогда только достигает своего счастия, когда сохраняет свято    обычаи    своей    старины,    свои   простые   нравы и   свою   независимость. Везде в  нем  видны  старческая мудрость   и   младенческая   ясность души. Цлагородство мыслей   и  любовь  к свободе проникают  все его творение. Мысль о единстве и нераздельной целости не служит такою целью, к которой бы явно устремлялось его повествование;   он   даже  никогда не говорит о нем, но единство чувствуется в целом творении, несмотря на то что он, кажется, забывает вовсе дела всего мира, занявшись одним народом. История его не состоит из непрерывной движущейся цепи происшествий; драматического   искусства   в   нем   нет;  везде виден размышляющий мудрец.  Он  не  высказывает слишком  ярко своих мыслей; они у него таятся так скромно, иногда в таком незаметном уголке, что не ищущий не найдет их никогда; но зато они так  высоки и глубоки, что открывшему их открывается,   по   выражению   Вагнера   в   «Фаусте», на земле небо. Этот скромный, незаметный слог его и отсутствие   ослепляющей яркости  производит в душе невольное   сожаление:   чрез него Миллер очень мало известен   или,   лучше   сказать, не так известен, как должен бы быть. Одни сильно проникнутые мыслью о истории   и   способные   к тонкому развитию могут только вполне   понимать   его,   другим   же   он   кажется легким и не глубокомысленным.

Гердер представляет совершенно отличный образ поззрения. Он видит уже совершенно духовными глазами. У него владычество идеи вовсе поглощает осязательные формы. Везде он видит одного человека как представителя всего человечества. Он выпытывает глубоко, вдохновенно, как брамин природы,— название, которое придают ему немцы. У него крупнее группируются  события;   его  мысли  все  высоки,  глубоки и  всемирны.  Они у  него  являются  мало соединенными с  видимою   природою   и   как   будто извлеченными  из одного только чистого ее горнила. Оттого они у него не имеют исторической   осязательности   и видимости. Если событие   колоссально   и   заключается   в   идее — оно   у него развертывается все, со всеми своими сокровенными явлениями;  но если слишком коснулось жизни и практического,   оно у него не получает определенного колорита. Если он нисходит до частных лиц и деятелей истории, они   у   него не так  ярки, как общие группы;  они принимают слишком общую физиогномию; они у него или добрые,   или   злые;   все бесчисленные оттенки характеров, все смешение и разнообразие качеств, познание которых достается в удел взирающему с недоверчивостию на других, все эти оттенки у него исчезли. Он мудрец в познании идеального человека и человечества, но младенец в познании человека, по весьма естественному ходу   вещей,   как   всегда   мудрец   бывает   велик в  своих мыслях и невежа в мелочных занятиях жизни. Как поэт, он выше Шлецера и Миллера. Как поэт, он все создает   и  переваривает в себе,  в своем уединенном  кабинете, полный высшего откровения, избирая только одно прекрасное   и высокое, потому что это уже принадлежность   его   возвышенной   и   чистой   души.   Но высокое и   прекрасное вырываются  часто из низкой и презренной   жизни   или   же вызываются натиском тех бесчисленных   и   разнохарактерных   явлений, которые беспрестанно пестрят жизнь человеческую и которых познание редко   дается   отвлеченному   от жизни мудрецу. Стиль его   более   нежели   у   кого другого  исполнен живописи и широкого размера, потому что он поэт и этим резко отличается от Миллера, философа-законодателя, всегда спокойного   и   размышляющего, и Шлецера, философа-критика, всегда почти резкого и недовольного.

Мне кажется, что если бы глубокость результатов Гердера, нисходящих до самого начала человечества, соединить с быстрым, огненным взглядом Шлецера и изыскательною, расторопного мудростию Миллера, тогда бы вышел такой историк, который бы мог написать всеобщую историю. Но при всем том ему бы еще много кое-чего недоставало: ему бы недоставало высокого драматического искусства, которого не видно ни у Шлецера, ни у Миллера, ни у Гердера. Я разумею, однако ж, под словом «драматического искусства» не то искусство, которое состоит в умении вести разговор, но в драматическом интересе всего творения, который сообщил бы ему неодолимую увлекательность, тот интерес, который иногда дышит в исторических отрывках Шиллера и особенно в «Тридцатилетней войне» и которым отличается почти всякое немногосложное происшествие. Я'бы к этому присоединил еще в некоторой степени занимательность рассказа Вальтера Скотта и его умение замечать самые тонкие оттенки; к этому присоединил бы шекспировское искусство развивать крупные черты характеров в тесных границах, и тогда бы, мне кажется, составился такой историк, какого требует всеобщая история. Но до того времени Миллер, Шлецер и Гер-дер долго останутся великими путеводителями. Они много, очень много осветили всеобщую историю, и если в нынешнее время мы имеем несколько замечательных сочинений, то этим обязаны им одним.

1832

  

<<< Другие рассказы и повести Гоголя