Вся_библиотека

Геродот

    

 Геродот. История. Книга четвертая. Мельпомена

 

1-9 10-19 20-29 30-39 40-49

50-59 60-69 70-79 80-89 90-99

100-109 110-119 120-129 130-139 140-149

150-159 160-169 170-179 180-189 190-199 200-205

 

 

 

1. После завоевания Вавилона сам Дарий выступил в поход на скифов1. Так как

Азия была тогда богата воинами и огромные средства стекались в страну, то

царь пожелал теперь наказать скифов за вторжение в Мидию и за то, что

скифы, победив своих противников-мидян, первыми нарушили мир. Ведь, как я

уже сказал раньше2, скифы 28 лет владычествовали в Верхней Азии. Следуя за

киммерийцами3, они проникли в Азию и сокрушили державу мидян (до прихода

скифов Азией владели мидяне). Когда затем после 28-летнего отсутствия

спустя столько времени скифы возвратились в свою страну, их ждало бедствие,

не меньшее, чем война с мидянами: они встретили там сильное вражеское

войско. Ведь жены скифов вследствие долгого отсутствия мужей вступили в

связь с рабами.

 

2. Всех своих рабов скифы ослепляют4. [Поступают они так] из-за молока

кобылиц, которое они пьют. Добывают же молоко скифы так: берут костяные

трубки вроде свирелей и вставляют их во влагалища кобылиц, а затем вдувают

ртом туда воздух. При этом один дует, а другой выдаивает кобылиц. Скифы

поступают так, по их словам, вот почему: при наполнении жил воздухом вымя у

кобылиц опускается. После доения молоко выливают в полые деревянные чаны.

Затем, расставив вокруг чанов слепых рабов, скифы велят им взбалтывать

молоко. Верхний слой отстоявшегося молока, который они снимают, ценится

более высоко, а снятым молоком они менее дорожат. Вот почему ослепляют всех

захваченных ими пленников. Скифы ведь не землепашцы, а кочевники.

 

3. От этих-то рабов и жен скифов выросло молодое поколение. Узнав свое

происхождение, юноши стали противиться скифам, когда те возвратились из

Мидии. Прежде всего, они оградили свою землю, выкопав широкий ров5 от

Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера. Когда затем скифы

пытались переправиться через озеро, молодые рабы, выступив им навстречу,

начали с ними борьбу. Произошло много сражений, но скифы никак не могли

одолеть противников; тогда один из них сказал так: "Что это мы делаем,

скифские воины? Мы боремся с нашими собственными рабами! Ведь когда они

убивают нас, мы слабеем; если же мы перебьем их, то впредь у нас будет

меньше рабов. Поэтому, как мне думается, нужно оставить копья и луки, пусть

каждый со своим кнутом пойдет на них. Ведь пока они видели нас

вооруженными, они считали себя равными нам, т. е. свободнорожденными. Если

же они увидят нас с кнутом вместо оружия, то поймут, что они наши рабы, и,

признав это, уже не дерзнут противиться".

 

4. Услышав эти слова, скифы тотчас последовали его совету. Рабы же,

устрашенные этим, забыли о битвах и бежали. Итак, скифы были властителями

Азии; затем после изгнания их мидянами они таким вот образом возвратились в

родную страну. Вот за что Дарий пожелал наказать скифов и собрал против них

свое войско.

 

5. По рассказам скифов, народ их – моложе всех. А произошел он таким

образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по

имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и

дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их

утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей:

Липоксаис, Арпоксаис и самый младший – Колаксаис. В их царствование на

Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша6.

Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как

золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять

золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих

братьев, но, когда подошел третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнес

золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство

младшему.

 

6. Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя,

называемое авхатами, от среднего брата – племя катиаров и траспиев, а от

младшего из братьев – царя – племя паралатов. Все племена вместе называются

сколотами, т. е. царскими. Эллины же зовут их скифами.

 

7. Так рассказывают скифы о происхождении своего народа. Они думают,

впрочем, что со времен первого царя Таргитая до вторжения в их землю Дария

прошло как раз только 1000 лет7. Упомянутые священные золотые предметы

скифские цари тщательно охраняли и с благоговением почитали их, принося

ежегодно богатые жертвы. Если кто-нибудь на празднике заснет под открытым

небом с этим священным золотом, то, по мнению скифов, не проживет и года.

Поэтому скифы дают ему столько земли, сколько он может за день объехать на

коне8. Так как земли у них было много, то Колаксаис разделил ее, по

рассказам скифов, на три царства между своими тремя сыновьями. Самым

большим он сделал то царство, где хранилось золото. В области, лежащей еще

дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда

невозможно проникнуть из-за летающих перьев. И действительно, земля и

воздух там полны перьев, а это-то и мешает зрению9.

 

8. Так сами скифы рассказывают о себе и о соседних с ними северных странах.

Эллины же, что живут на Понте, передают иначе. Геракл, гоня быков Гериона,

прибыл в эту тогда еще необитаемую страну (теперь ее занимают скифы).

Герион же жил далеко от Понта, на острове в Океане у Гадир за Геракловыми

Столпами (остров этот эллины зовут Эрифией). Океан, по утверждению эллинов,

течет, начиная от восхода солнца, вокруг всей земли, но доказать этого они

не могут. Оттуда-то Геракл и прибыл в так называемую теперь страну скифов.

Там его застали непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру, он заснул, а

в это время его упряжные кони (он пустил их пастись) чудесным образом

исчезли.

 

9. Пробудившись, Геракл исходил всю страну в поисках коней и, наконец,

прибыл в землю по имени Гилея. Там в пещере он нашел некое существо

смешанной природы – полудеву, полузмею. Верхняя часть туловища от ягодиц у

нее была женской, а нижняя – змеиной. Увидев ее, Геракл с удивлением

спросил, не видала ли она где-нибудь его заблудившихся коней. В ответ

женщина-змея сказала, что кони у нее, но она не отдаст их, пока Геракл не

вступит с ней в любовную связь. Тогда Геракл ради такой награды соединился

с этой женщиной. Однако она медлила отдавать коней, желая как можно дольше

удержать у себя Геракла, а он с удовольствием бы удалился с конями. Наконец

женщина отдала коней со словами: "Коней этих, пришедших ко мне, я сохранила

для тебя; ты отдал теперь за них выкуп. Ведь у меня трое сыновей от тебя.

Скажи же, что мне с ними делать, когда они подрастут? Оставить ли их здесь

(ведь я одна владею этой страной) или же отослать к тебе?". Так она

спрашивала. Геракл же ответил на это: "Когда увидишь, что сыновья

возмужали, то лучше всего тебе поступить так: посмотри, кто из них сможет

вот так натянуть мой лук и опоясаться этим поясом, как я тебе указываю,

того оставь жить здесь. Того же, кто не выполнит моих указаний, отошли на

чужбину. Если ты так поступишь, то и сама останешься довольна и выполнишь

мое желание".

 

10. С этими словами Геракл натянул один из своих луков (до тех пор ведь

Геракл носил два лука). Затем, показав, как опоясываться, он передал лук и

пояс (на конце застежки пояса висела золотая чаша) и уехал. Когда дети

выросли, мать дала им имена. Одного назвала Агафирсом, другого Гелоном, а

младшего Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел

Геракл. Двое сыновей – Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и

мать изгнала их из страны. Младшему же, Скифу, удалось выполнить задачу, и

он остался в стране. От этого Скифа, сына Геракла, произошли все скифские

цари. И в память о той золотой чаше еще и до сего дня скифы носят чаши на

поясе (это только и сделала мать на благо Скифу).

 

11. Существует еще и третье сказание (ему я сам больше всего доверяю). Оно

гласит так. Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты

вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в

киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле

принадлежала киммерийцам)10. С приближением скифов киммерийцы стали держать

совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. И вот на

совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но

победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным

сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым

упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету

царей, а цари не желали подчиниться народу. Народ решил покинуть родину и

отдать захватчикам свою землю без боя; цари же, напротив, предпочли скорее

лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь

царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и

какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение,

киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу.

Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки

Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы

покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.

 

12. И теперь еще в Скифской земле существуют киммерийские укрепления и

киммерийские переправы; есть также и область по имени Киммерия и так

называемый Киммерийский Боспор. Спасаясь бегством от скифов в Азию,

киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город

Синопа11. Известно также, что скифы в погоне за киммерийцами сбились с пути

и вторглись в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль

побережья Понта, скифы же во время преследования держались слева от

Кавказа, пока не вторглись в землю мидян. Так вот, они повернули в глубь

страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары.

 

13. Впрочем, Аристей, сын Каистробия из Проконнеса, в своей эпической поэме

сообщает, как он, одержимый Фебом, прибыл к исседонам. По его рассказам, за

исседонами обитают аримаспы – одноглазые люди; за аримаспами – стерегущие

золото грифы, а еще выше за ними – гипербореи на границе с морем. Все эти

народы, кроме гипербореев, постоянно воюют с соседями (причем первыми

начали войну аримаспы). Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем

исседоны вытеснили скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного моря12, под

напором скифов покинули свою родину. Таким образом, рассказ Аристея не

сходен со сказаниями скифов об этих странах.

 

14. Откуда происходил сочинитель этой поэмы Аристей, я уже сказал. Теперь

сообщу также и то, что мне довелось слышать о нем в Проконнесе и Кизике.

Как передают, Аристей был родом из самых знатных граждан Проконнеса.

Однажды он пришел в сукновальную мастерскую и там умер. Валяльщик запер

свою мастерскую и пошел сообщить родственникам усопшего. По городу между

тем уже пошла молва о смерти Аристея, но какой-то кизикенец из города

Артаки оспаривал эту весть. По его словам, он встретил Аристея на пути в

Кизик, и сам говорил с ним. Кизикенец настойчиво утверждал, что он прав.

Родственники усопшего пошли между тем в сукновальню со всем необходимым для

погребения. Но когда они открыли двери дома, то там не оказалось Аристея ни

мертвого, ни живого. Через семь лет Аристей, однако, снова появился в

Проконнесе и сложил свою эпическую поэму, которая теперь у эллинов

называется "Эпос об аримаспах". Сочинив эту поэму, он исчез вторично.

 

15. Так рассказывают в этих городах. Я же знаю, что в Метапонтии в Италии

через 240 лет после вторичного исчезновения Аристея произошло следующее

(как я установил это, сравнивая происшествия в Проконнесе и Метапонтии).

Аристей, по словам метапонтийцев, явился в их страну и повелел воздвигнуть

алтарь Аполлону и возле него поставить статую с именем Аристея из

Проконнеса. Ведь Аполлон пришел, говорил он, из всех италиотов только к ним

одним [в их город Метапонтий], а в свите бога прибыл также и он сам – ныне

Аристей. А прежде как спутник Аполлона он был вороном13. После этих слов

Аристей исчез. Метапонтийцы же послали в Дельфы вопросить бога, что

означает явление призрака этого человека. Пифия повелела им повиноваться

призраку, так как это-де послужит им ко благу. Метапонтийцы послушались

совета Пифии. И действительно, там еще и теперь стоит статуя с именем

Аристея подле самого кумира Аполлона, а вокруг растут лавровые деревья.

Кумир же бога воздвигнут на рыночной площади. Об Аристее достаточно.

 

16. Об областях севернее страны, о которой я начал свой рассказ, никто

ничего определенного не знает. И я не видел ни одного человека, который

сказал бы, что земли эти он знает как очевидец. Ведь даже сам только что

упомянутый мною Аристей говорит в своей эпической поэме, что не заходил

дальше страны исседонов; о землях севернее исседонов он передавал сведения

по слухам, ссылаясь на рассказы исседонов. Впрочем, я расскажу в точности и

как можно обстоятельнее все, что мне, хотя и понаслышке, довелось узнать об

этих северных странах.

 

17. Ближе всего от торговой гавани борисфенитов14 (а она лежит

приблизительно в середине всей припонтийской земли скифов) обитают

каллипиды – эллинские скифы; за ними идет другое племя под названием

ализоны. Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными

скифами, однако, сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и

просом. Севернее ализонов живут скифы-земледельцы15. Они сеют зерно не для

собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а

севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня. Это –

племена по реке Гипанису к западу от Борисфена.

 

18. За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север

от нее живут скифы-земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис,

называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами. Эти

земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки

Пантикапа16, а к северу – на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену.

Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги – особое, но

отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и

никаких людей там, насколько мне известно, больше нет.

 

19. Восточнее этих скифов-земледельцев, на другой стороне реки Пантикапа,

обитают скифы-кочевники; они вовсе ничего не сеют и не пашут. Во всей земле

скифов, кроме Гилеи, не встретишь деревьев. Кочевники же эти занимают

область к востоку на десять дней пути до реки Герра.

 

20. За рекой Герром идут так называемые царские владения. Живет там самое

доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают

прочих скифов себе подвластными. Их область к югу простирается до Таврики,

а на восток – до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у

Меотийского озера по имени Кремны. Другие же части их владений граничат

даже с Танаисом17. Севернее этих царских скифов живут меланхлены – другое,

не скифское племя. Севернее меланхленов, насколько мне известно,

простирается болотистая и безлюдная страна.

 

21. За рекой Танаисом18 – уже не скифские края, но первые земельные

владения там принадлежат савроматам. Савроматы занимают полосу земли к

северу, начиная от впадины Меотийского озера, на пятнадцать дней пути, где

нет ни диких, ни саженых деревьев. Выше их обитают, владея вторым наделом,

будины. Земля здесь покрыта густым лесом разной породы.

 

22. За будинами к северу сначала простирается пустыня на семь дней пути, а

потом далее на восток живут фиссагеты – многочисленное и своеобразное

племя. Живут они охотой. В тех же краях по соседству с ними обитают люди по

имени иирки19. Они также промышляют охотой и ловят зверя следующим образом.

Охотники подстерегают добычу на деревьях (ведь по всей их стране густые

леса). У каждого охотника наготове конь, приученный лежать на брюхе, чтобы

меньше бросаться в глаза, и собака. Заметив зверя, охотник с дерева

стреляет из лука, а затем вскакивает на коня и бросается в погоню, собака

же бежит за ним. Над иирками к востоку живут другие скифские племена. Они

освободились от ига царских скифов и заняли эту землю.

 

23. Вплоть до области этих скифов вся упомянутая выше страна представляет

равнину с толстым слоем почвы. А оттуда земля уже твердая, как камень, и

неровная20. После долгого перехода по этой каменистой области придешь в

страну, где у подножия высоких гор обитают люди. Как передают, все они, как

мужчины, так и женщины, лысые от рождения, плосконосые и с широкими

подбородками21. Говорят они на особом языке, одеваются по-скифски, а

питаются древесными плодами. Имя дерева, плоды которого они употребляют в

пищу, понтик22. Величиной это дерево почти что со смоковницу, плод его

похож на бобовый, но с косточкой внутри. Спелый плод выжимают через ткань,

и из него вытекает черный сок под названием "асхи"23. Сок этот они лижут и

пьют, смешивая с молоком. Из гущи асхи они приготовляют в пищу лепешки.

Скота у них немного, потому что пастбища там плохие. Каждый живет под

деревом. На зиму дерево всякий раз покрывают плотным белым войлоком, а

летом оставляют без покрышки. Никто из людей их не обижает, так как они

почитаются священными и у них даже нет боевого оружия. Они улаживают распри

соседей, и если у них найдет убежище какой-нибудь изгнанник, то его никто

не смеет обидеть. Имя этого народа – аргиппеи.

 

24. Страны до этих лысых людей и народы, живущие по сю сторону их, хорошо

известны, так как к ним иногда приходят скифы. Ведь сведения о них можно

легко получить не только от скифов, но и от эллинов из Борисфенской

торговой гавани и прочих понтийских торговых городов. Скифы же, когда

приходят к аргиппеям, ведут с ними переговоры при помощи семи толмачей на

семи языках.

 

25. Итак, области до этих лысых людей нам еще знакомы, о том же, что выше

их, никто с точностью сказать не может. Эти страны отделяют высокие,

недоступные горы, и никто их еще не переходил. По словам лысых, на горах

обитают, хотя я этому не верю, козлоногие люди, а за этими горами – другие

люди, которые спят шесть месяцев в году. Этому-то я уж вовсе не верю.

Области к востоку от лысых достоверно известны: там живут исседоны. Но о

землях к северу от исседонов и лысых мы ничего не знаем, кроме того, что

они сами рассказывают.

 

26. Об обычаях исседонов рассказывают следующее24. Когда умирает чей-нибудь

отец, все родственники пригоняют скот, закалывают его и мясо разрубают на

куски. Затем разрезают на части также и тело покойного отца того, к кому

они пришли. Потом все мясо смешивают и устраивают пиршество25. С черепа

покойника снимают кожу, вычищают его изнутри, затем покрывают позолотой и

хранят как священный кумир. Этому кумиру ежегодно приносят обильные жертвы.

Жертвоприношения совершает сын в честь отца, подобно тому, как это

происходит на поминальном празднике у эллинов. Этих людей также считают

праведными, а женщины у них совершенно равноправны с мужчинами.

 

27. Итак, об исседонах у нас есть еще сведения. Выше исседонов, по их

собственным рассказам, живут одноглазые люди и стерегущие золото грифы.

Скифы передают об этом со слов исседонов, а мы, прочие, узнаем от скифов и

зовем их по-скифски аримаспами: "арима" у скифов значит единица, а "спу" –

глаз.

 

28. Во всех названных странах зима столь сурова, что восемь месяцев там

стоит невыносимая стужа. В это время хоть лей на землю воду, грязи не

будет, разве только если разведешь костер. Море здесь и весь Боспор

Киммерийский замерзают, так что скифы, живущие по эту сторону рва26,

выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до

земли синдов. Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь

месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло. Вообще там погода

совершенно отличная от других стран: когда в других местах дождливая пора,

там дождей почти нет, а летом, напротив, очень сильные. Когда в других

местах случаются грозы, здесь их не бывает, летом же они часты. Гроза зимой

вызывает изумление, как чудо; так же и землетрясения (летом или зимой) в

Скифии считаются диковиной. Лошади легко переносят такие суровые зимы,

тогда как мулы и ослы их вовсе не выдерживают. В других странах, напротив,

у лошадей на морозе замерзают суставы, ослам же и мулам стужа не вредит.

 

29. В силу этого, как я думаю, у тамошней породы безрогих быков и не бывает

рогов. Это мое мнение подтверждает следующий стих Гомера в "Одиссее":

 

... и Ливию, где агнцы с рогами родятся,27

 

что совершенно правильно, так как в теплых краях рога быстро вырастают.

Напротив, при сильных холодах у скота или совсем не бывает рогов, или

только маленькие.

 

30. В Скифии это происходит от холода. Впрочем, меня удивляет, что по всей

Элиде (этот мой рассказ ведь с самого начала допускает подобные

отступления) не родятся мулы. Между тем страна эта вовсе не холодная и нет

для этого никакой другой видимой причины. По утверждению самих элейцев,

мулы не родятся у них в силу какого-то проклятия. Когда наступает пора

оплодотворения, кобылиц пригоняют в соседнюю область и там случают с

ослами, пока кобылицы не забеременеют. Потом кобылиц пригоняют назад.

 

31. Об упомянутых перьях, которыми, по словам скифов, наполнен воздух и

оттого, дескать, нельзя ни видеть вдаль, ни пройти, я держусь такого

мнения. К северу от Скифской земли постоянные снегопады, летом, конечно,

меньше, чем зимой. Таким образом, всякий, кто видел подобные хлопья снега,

поймет меня; ведь снежные хлопья похожи на перья, и из-за столь суровой

зимы северные области этой части света необитаемы. Итак, я полагаю, что

скифы и их соседи, образно говоря, называют снежные хлопья перьями. Вот

сведения, которые у нас есть о самых отдаленных странах.

 

32. О гипербореях ничего не известно ни скифам, ни другим народам этой

части света, кроме исседонов. Впрочем, как я думаю, исседоны также ничего о

них не знают; ведь иначе, пожалуй, и скифы рассказывали бы о них, как они

рассказывают об одноглазых людях. Но все же у Гесиода есть известие о

гипербореях; упоминает о них и Гомер в "Эпигонах" (если только эта поэма

действительно принадлежит Гомеру).

 

33. Гораздо больше о гипербореях рассказывают делосцы. По их словам,

гипербореи посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому.

От скифов дары принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает

их все дальше и дальше вплоть до Адриатического моря на крайнем западе28.

Оттуда дары отправляют на юг: сначала они попадают к додонским эллинам, а

дальше их везут к Малийскому заливу и переправляют на Евбею. Здесь их

перевозят из одного города в другой вплоть до Кариста. Однако минуют

Андрос, так как каристийцы перевозят святыню прямо на Тенос, а теносцы – на

Делос. Так-то, по рассказам делосцев, эти священные дары, наконец,

прибывают на Делос. В первый раз, говорят делосцы, гипербореи послали с

дарами двоих девушек, по имени Гипероха и Лаодика. Вместе с ними были

отправлены провожатыми для безопасности девушек пять гиперборейских

горожан. Это те, кого теперь называют перфереями и весьма почитают на

Делосе. Однако, когда посланцы не вернулись на родину, гипербореи

испугались, что посланцев всякий раз может постигнуть несчастье и они не

возвратятся домой. Поэтому они стали приносить священные дары, завернутые в

пшеничную солому, на границу своих владений и передавать соседям с просьбой

отослать их другим народам. И вот таким образом, как передают, дары

отправлялись и, наконец, прибывали на Делос. Мне самому известно, что и в

других местах происходит нечто подобное со священными дарами. Так,

фракийские и пеонийские женщины при жертвоприношениях Артемиде-Царице

всегда приносят священные дары завернутыми в пшеничную солому.

 

34. И я точно знаю, что они так поступают. В честь этих гиперборейских

девушек, скончавшихся на Делосе, девушки и юноши там стригут себе волосы29.

Так, девушки перед свадьбой отрезают локон волос, обвивают им веретено и

затем возлагают на могилу гипербореянок (могила эта находится в святилище

Артемиды при входе с левой стороны; у могилы стоит маслина). Юноши же

наматывают свои волосы на зеленую ветку и также возлагают на могилу. Такие

почести жители Делоса воздают этим гиперборейским девушкам.

 

35. По рассказам делосцев, еще раньше Лаодики и Гиперохи из страны

гипербореев мимо тех же народов прибыли на Делос две молодые женщины – Арга

и Опис. Они несли Илифии священные дары, обещанные за быстрые и легкие

роды. Как передают, Арга и Опис прибыли из гиперборейской страны вместе с

самими божествами [Аполлоном и Артемидой], и делосцы им также воздают

почести. В их честь делосские женщины собирают дары. В гимне, сочиненном

ликийцем Оленом30, женщины призывают их поименно. От делосцев переняли этот

обычай жители других островов и ионяне: они также поют гимн, призывая Опис

и Аргу, и собирают им священные дары. Этот Олен пришел на Делос из Ликии и

сочинил также и другие древние гимны, которые поются на Делосе. Пепел от

бедер жертвенных животных, сожженных на алтаре, они рассыпают на могиле

Опис и Арги. Могила же их находится за святилищем Артемиды на восточной

стороне в непосредственной близости от зала для пиров кеосцев.

 

36. Итак, о гипербореях сказано достаточно. Я не хочу ведь упоминать

сказание об Абарисе31, который, как говорят, также был гипербореем: он

странствовал по всей земле со стрелой в руке и при этом ничем не питался (в

существование гипербореев я вообще не верю). Ведь если есть какие-то люди

на крайнем севере, то есть и другие – на крайнем юге. Смешно видеть, как

многие люди уже начертили карты земли, хотя никто из них даже не может

правильно объяснить очертания земли. Они изображают Океан обтекающим землю,

которая кругла, словно вычерчена циркулем32. И Азию они считают по величине

равной Европе. Поэтому я кратко расскажу о величине обеих частей света и о

том, какую форму имеет каждая.

 

37. Персы живут в Азии вплоть до Южного моря, называемого Красным33. К

северу от них обитают мидяне, выше мидян – саспиры, выше саспиров – колхи,

граничащие с Северным морем, куда впадает река Фасис. Эти четыре народности

занимают область от моря до моря.

 

38. На западе отсюда в море выдаются от Азии два полуострова, которые я

теперь опишу. Один – северный полуостров – берет начало от реки Фасиса и

тянется к морю вдоль Понта и Геллеспонта до троянского Сигея. На юге этот

же самый полуостров простирается в море от Мириандинского залива в Финикии

до Триопийского мыса. На этом полуострове живет тридцать народностей.

 

39. Это – один полуостров. Второй начинается у Персидской земли и тянется

до Красного моря34. Он охватывает Персию, примыкающую к ней Ассирию и затем

Аравию. Оканчивается этот полуостров у Аравийского залива (конечно, только

по обычному делению), куда Дарий провел из Нила канал35. Итак, широкая

равнина далеко простирается от Персии до Финикии. От Финикии же этот

полуостров тянется вдоль Нашего моря через палестинскую Сирию и Египет, где

он оканчивается. Только три народности обитают на этом полуострове.

 

40. Эта часть Азии лежит на запад от Персии. Выше персов, мидян, саспиров и

колхов на восток простирается Красное море36, а к северу – Каспийское и

река Аракс, текущая на восток. Азия обитаема вплоть до Индии. Далее в

восточном направлении тянется уже пустыня, и никто не может сказать, какова

она37.

 

41. Таковы очертания и величина Азии. Ливия же расположена еще на этом

втором полуострове: ведь она уже непосредственно примыкает к Египту. У

Египта этот полуостров очень узок, так как от берегов Нашего моря до

Красного всего лишь 100000 оргий, т. е. около 1000 стадий. За этим узким

местом полуостров, называемый Ливией, опять сильно расширяется.

 

42. Поэтому мне кажется странным различать по очертанию и величине три

части света – Ливию, Азию и Европу (хотя по величине между ними различие

действительно немалое). Так, в длину Европа простирается вдоль двух других

частей света, а по ширине, думается, она и не сравнима с Азией и Ливией.

Ливия же, по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает

к Азии; это, насколько мне известно, первым доказал Неко, царь Египта.

После прекращения строительства канала из Нила в Аравийский залив царь

послал финикиян на кораблях. Обратный путь он приказал им держать через

Геракловы Столпы, пока не достигнут Северного моря и таким образом не

возвратятся в Египет. Финикияне вышли из Красного моря и затем поплыли по

Южному. Осенью они приставали к берегу, и в какое бы место в Ливии ни

попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора

урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы

Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю, пусть

верит, кто хочет), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них

на правой стороне38.

 

43. Так впервые было доказано, что Ливия окружена морем. Впоследствии

карфагеняне утверждали, что им также удалось обогнуть Ливию39. Зато Сатасп,

сын Теаспия, из рода Ахеменидов, посланный объехать Ливию, не смог этого

сделать. Сатасп устрашился долгого плавания по водной пустыне и возвратился

назад. Он не выполнил, таким образом, опасного поручения своей матери. Этот

Сатасп оскорбил насилием девушку, дочь Зопира, Мегабизова сына. Царь Ксеркс

хотел распять его за это на кресте. Но мать преступника, сестра Дария,

упросила царя помиловать сына. По ее словам, она сумеет наказать Сатаспа

еще более сурово, чем это сделал бы царь: сын ее должен плыть вокруг Ливии,

пока снова не прибудет в Аравийский залив. Ксеркс согласился. Сатасп же

прибыл в Египет, снарядил там корабль с египетскими корабельщиками и затем

отплыл к Геракловым Столпам. Выйдя за Столпы, он обогнул Ливийский мыс под

названием Солоент и потом взял курс на юг. Много месяцев плыл Сатасп по

широкому морю, но путь был бесконечен. Поэтому Сатасп повернул назад и

возвратился в Египет. Оттуда он прибыл к царю Ксерксу и рассказал

следующее: очень далеко в Ливии им пришлось плыть мимо земли низкорослых

людей в одежде из пальмовых листьев. Всякий раз, когда мореходы приставали

к берегу, жители покидали свои селения и убегали в горы. Тогда персы

входили в их селения, но не причиняли никому вреда, а только угоняли скот.

Причиной же неудачи плавания вокруг Ливии Сатасп выставил следующее:

корабль их не мог, дескать, идти дальше, так как натолкнулся на мель.

Ксеркс, однако, не поверил правдивости этого рассказа. Он подверг Сатаспа

прежнему наказанию: повелел распять на кресте за то, что тот не исполнил

его царского приказа. Один евнух этого Сатаспа, как только услышал о казни

своего господина, бежал с его огромными сокровищами на Самос. Сокровищами

этими завладел один горожанин с Самоса. Имя его я знаю, но стараюсь забыть

о нем.

 

44. Большая часть Азии стала известна при Дарии. Царь хотел узнать, где Инд

впадает в море (это ведь единственная река, кроме Нила, где также водятся

крокодилы). Дарий послал для этого на кораблях нескольких людей,

правдивости которых он доверял. Среди них был и Скилак кариандинец. Они

отправились из города Каспатира в Пактии и поплыли на восток вниз по реке

до моря. Затем, плывя на запад по морю, на тридцатом месяце прибыли в то

место (как я сказал выше)40, Откуда египетский царь послал финикиян в

плавание вокруг Ливии. После того как они совершили это плавание, Дарий

покорил индийцев и с тех пор господствовал также и на этом море41. Таким-то

образом было выяснено, что Азия (кроме восточной ее стороны) подобно Ливии

окружена морем.

 

45. Омывается ли Европа морем с востока и с севера, никому достоверно не

известно. Мы знаем лишь, что по длине она равна двум другим частям света. И

я не могу даже понять, почему, собственно, трем частям света, которые

являются одной землей, даны названия по именам женщин. Непонятно также мне,

почему реки Нил и Фасис в Колхиде (по другим: река Танаис, впадающая в

Меотийское озеро, и киммерийский город Портмеи) образуют границу между

ними. Нельзя выяснить имена тех, кто разграничил их и от кого взяты

названия этих трех частей света. Ведь Ливия, как обычно думают в Элладе,

получила свое имя от местной женщины Ливии, Азия же – от супруги Прометея.

Впрочем, лидийцы также желают присвоить себе имя Азии. По их словам, Азия

названа от Асия, сына Котия, внука Манеса, а не от супруги Прометея Асии.

Поэтому и один из кварталов Сард называется Асиадой. Что до Европы, то

никто из людей не знает, омывается ли она морем, откуда ее имя и кто ее так

назвал. Или же нужно предположить, что эта страна получила свое имя от

тирийской Европы (раньше ведь она была безымянной, как и другие части

света). Но все же эта женщина Европа происходит из Азии и никогда не

приходила в ту землю, которая теперь у эллинов называется Европой. Она

прибыла из Финикии только на Крит, а с Крита – в Ликию. Но об этом

довольно. Я буду придерживаться общепринятых мнений.

 

46. Из всех стран, куда Дарий выступил походом, помимо скифских

народностей, на Евксинском Понте обитают самые невежественные племена. Ведь

по эту сторону Понта нельзя назвать ни одного просвещенного племени, и мы

не встречаем у них ни одного знаменитого человека, кроме скифа Анахарсиса.

Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым

важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному

врагу, напавшему на их страну, они не дают спастись; и никто не может их

настичь, если только сами они не допустят этого. Ведь у скифов нет ни

городов, ни укреплений, и свои жилища они возят с собой. Все они конные

лучники и промышляют не земледелием, а скотоводством; их жилища – в

кибитках. Как же такому народу не быть неодолимым и неприступным?

 

47. Этой особенности скифов, конечно, благоприятствует их земля и

содействуют реки. Страна скифов представляет собой богатую травой и хорошо

орошаемую равнину. По этой-то равнине протекает почти столько же рек,

сколько каналов в Египте. Я назову только самые известные реки и судоходные

от моря в глубь страны. Прежде всего, это Истр с пятью устьями, затем

Тирас, Гипанис, Борисфен, Пантикап, Гипакирис, Герр и Танаис. О течении

этих рек надо сказать следующее.

 

48. Истр – самая большая из известных нам рек; зимой и летом она всегда

одинаковой величины. Это – первая река Скифии на западе; она становится

самой большой, и вот почему: в Истр впадают и другие реки, отчего он

становится многоводным; из них пять протекают через Скифскую землю; та,

которая у скифов зовется Пората, а у эллинов – Пирет; далее Тиарант, Арар,

Напарис и Ордесс. Первая из названных рек – велика, течет на восток и

сливает свои воды с Истром. Вторая, по имени Тиарант, имеет более западное

направление и меньше первой. Арар же, Напарис и Ордесс протекают в

промежутке между первыми двумя и впадают в Истр.

 

49. Эти притоки Истра берут начало в самой Скифии. Река же Марис течет из

страны агафирсов и впадает в Истр. На севере с вершин Гема стекают три

большие реки: Атлант, Аврас и Тибисис. Далее в Истр впадают текущие через

Фракию и страну фракийских кробизов реки Африс, Ноес и Артанес. Затем из

области пеонов и горы Родопы течет в Истр река Киос, пересекающая посредине

Гем. Из Иллирии же течет река Ангр на восток в Трибаллскую равнину и

впадает в реку Бронг, а Бронг – в Истр. Так Истр принимает обе эти большие

реки. Из северной страны омбриков текут на север река Карпис и другая река

– Альпис и также впадают в Истр. Ведь Истр течет через всю Европу,

начинаясь в земле кельтов – самой западной народности в Европе после

кинетов. Так-то Истр пересекает всю Европу и впадает в море на окраине

Скифии.

 

 

 

На главную