ПРИЛОЖЕНИЯ

 

 

К ВОПРОСУ ОБ ОБРАЗЕ ВОПЛОЩЕНИЯ СЫНА БОЖИЯ

 

 

 

   … Ибо идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего.

                                                               (Ин. 14, 30)

 

   Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы в Нем сделались праведными перед Богом.

                                                            (2 Кор. 5: 21)

 

   Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, Единому безгрешному.

 

                     (Воскресная песнь после Евангелия)

 

 

 

Введение

 

 

          Поскольку в Священном Писании по ряду вопросов не даны конкретные разъяснения, то это, с учетом ограниченности человеческого ума, позволяет толковать их различным образом. В богословии известны различные вопросы, по которым отсутствуют официальные, принятые Церковью концепции, и имеются различные мнения. Одним из таких вопросов, является весьма важный и актуальный вопрос «Об образе воплощения Сына Божия»[1], или о том, какое человеческое естество было воспринято (или какая человеческая природа была воспринята)  Богом Словом при воплощении»[2].

          Не ставя перед собой задачу анализа различных теорий искупления, связанных с решением этого вопроса, и обширной полемики, посвященной ему[3], мы здесь лишь делаем попытку анализа возможных вариантов ответа, обращая особое внимание на подбор аргументов для принятия или опровержения какого-либо из этих вариантов.

 

обзор и анализ различных точек зрения об образе воплощения Сына Божия

         

На указанный вопрос можно предложить три следующих варианта ответа:

● Было воспринято естество Адама до первородного греха (то есть естество, не имеющее ни безукоризненных, ни укоризненных страстей[4]);

● Было воспринято естество Адама после первородного греха (то есть естество, имеющее как безукоризненные, так и укоризненные страсти);

● Было воспринято естество, имеющее безукоризненные страсти (немощи) и не имеющее укоризненных страстей.

Перейдем теперь к краткому анализу этих вариантов.

 

 

Вариант 1. Было воспринято естество Адама до

 первородного греха (то есть естество, не имеющее ни безукоризненных, ни укоризненных страстей).

 

u Вначале кратко рассмотрим состояние прародителей в раю до их грехопадения.

О физическом состоянии.

               Тела Адама и Евы до грехопадения находились в состоянии, как потенциального бессмертия, так и потенциальной смертности. При этом, дальнейшее физическое состояние прародителей (с учетом их первозданной природы) определялось их духовным состоянием. Свт. Григорий Богослов говорит: «Если бы мы пребывали тем, чем были, и сохранили заповедь, то сделались бы тем, чем не были, и пришли бы к древу жизни от древа познания. Чем же бы мы сделались? бессмертными и близкими к Богу» (цит. по 6: 472). Иными словами, выбор прародителями в раю своей духовной (нравственной) направленности, определял и дальнейшее состояние духовно – вещественной природы человека в целом и состояние его тела, в частности (более подробно об этом см.: ч. 2, гл. 1, разд. 1.1).

Отметим, что в 123-м правиле Карфагенского Собора сказано: «Признано всеми епископами Карфагенской Церкви, представшими на св. Собор, которых имена и подписания внесены в Деяния, что Адам не смертным от Бога сотворен. Если же кто речет, что Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что, хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, — не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема» (106).

О духовном состоянии.

Бог создал человека достаточно совершенным. «До преступления они были облечены Божиею славою… Адам, пока держался заповеди, был другом Божиим и с Богом пребывал в раю… Человек был в чести и чистоте, был владыкою всего, начиная от неба и до дольнего, умел различать страсти, чужд был демонам, чист от греха или пороков...» (прп. Макарий Великий) (цит. по 99: 151). «Итак, Бог сотворил человека непричастным злу, прямым, нравственно добрым, беспечальным, свободным от забот, весьма украшенным всякою добродетелью, цветущим всякими благами, как бы некоторый второй мир — малый в великом, другого Ангела...» (св. Иоанн Дамаскин) (5: 152) (более подробно об этом см.: ч. 2, гл. 1, разд. 1.2).

          ● Таким образом, как отмечает иеромонах Симеон Гаврильчик: «совершенно очевидно, что первозданный человек, у которого тело находилось в согласном подчинении душе, а душа – духу и все силы души были устремлены к Богу, не имел ни укоризненных страстей, ни безукоризненных … после грехопадения природе человека уже присущи как укоризненные, так и безукоризненные страсти, страстное рождение» (129: 112, 114 ). Св. апостол Павел так говорит о состоянии человека после падения: Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла на всех человеков ... преступлением одного всем человекам осуждение (Рим. 5: 12, 18).

u Рассмотрим теперь некоторые особенности человеческого естества Иисуса Христа.

          Св. Иоанн Дамаскин пишет: «Далее, исповедуем, что Христос воспринял все естественные и безпорочные страсти человека…

          Естественные страсти наши были во Христе, без всякого сомнения, и сообразно с естеством, и превыше естества. Ибо сообразно с естеством они возбуждались в Нем тогда, когда Он позволял плоти испытывать то, что было ей свойствено; а превыше естества потому, что в Господе то, что было естественно, не предшествовало Его воле, ибо в нем не созерцается ничего вынужденного, но все — как добровольное. Ибо, желая  — Он алкал, желая  — жаждал, желая — боялся, желая — умер» (5: 257, 258).

          Отметим, что положение о наличии у Иисуса Христа по человеческому естеству безукоризненных страстей (немощей) исходит из Священного Писания, в котором, в частности, говорится, что тело Иисуса Христа: было подвержено утомлению (Ин. 4: 6); требовало успокоения и сна (Мк. 4: 38; Лк. 8: 23); имело нужду в пище и питие (Мф. 4: 2; Лк. 4: 2; Ин. 19: 28); было способно к страданию (Лк. 22: 41-44). Кроме того, если тело Адама до грехопадения находилось в состоянии возможности не умирать и эта возможность, при отсутствии греха, как известно, превратилась бы в невозможность умереть (смерти), то Иисус Христос по человечеству принял крестную смерть (Мф. 27: 50; Мк. 15: 37) и Его тело было предано погребению (Мф. 27: 57-61; Мк. 15: 43-47). Иными словами, человеческое естество Спасителя восприняло физические последствия первородного греха, включая смертность, то есть восприняло безукоризненные немощи.

u Таким образом, из положений (посылок) о том, что:

–  у Адама до падения отсутствовали, в том числе, безукоризненные (безупречные) немощи;

– «Христос воспринял все естественные и безупречные немощи человека» (5: 257), включая физическую смертность,

          следует (умозаключение), что предположение о восприятии Христом человеческого естества Адама до его падения является неверным.

Вариант 2. Было воспринято естество Адама после

 первородного греха (то есть естество, имеющее как

безукоризненные немощи, так и укоризненные страсти).

 

u С учетом того, что Спаситель по человечеству воспринял безукоризненные немощи, анализ данного варианта фактически сводится к рассмотрению вопроса: имели ли место укоризненные страсти в человеческом естестве Иисуса Христа? В связи с этим, рассмотрим доводы, свидетельствующие именно об отсутствии в человеческом естестве Спасителя укоризненных страстей.

● Св. Иоанн Дамаскин пишет: «Далее, исповедуем, что Христос воспринял все естественные и безупречные страсти человека. Ибо Он воспринял всего человека и все, что принадлежит человеку, кроме греха[5]. Ибо этот — не естествен и не всеян в нас Творцом, но  произвольно происходит в нашей свободной воле вследствие диавольского посева и не владычествует над нами насильно

Лукавый извне напал [на Христа], конечно, не через посредство помыслов, подобно тому как он сделал нападение и на Адама; ибо и на того он напал не с помощью помыслов, но через посредство змия…

Естественные страсти были во Христе, без всякого сомнения…» (св. Иоанн Дамаскин) (5: 257, 258).

 Отметим в приведенной цитате следующие особенности:

св. Иоанн Дамаскин, совершенно ясно и однозначно утверждая о восприятии безукоризненных немощей человеческим естеством Спасителя, ничего подобного не пишет (в своей книге «Точное изложение православной веры») в отношение укоризненных страстей;

здесь говорится, что лукавый напал на Христа извне, как и на Адама.

Почему извне? Да потому, что у Адама до греха не было никаких внутренних соблазнов и, следовательно, он никогда бы не согрешил при отсутствии и внешних соблазнов. Но это была бы заслуга не Адама, а его Создателя — Бога. Поэтому и был допущен к Адаму (не имеющему внутренних соблазнов) дьявол, чтобы человек сам выбрал свой путь (см. подробнее об этом: часть 2, гл. 3). Именно поэтому св. Иоанн Дамаскин и отмечает, что лукавый напал и на Христа извне (как и на Адама), поскольку внутренние искушения у Христа также отсутствовали (как и у Адама).

● Св. Иоанн Дамаскин также пишет: «Мы же постановляем, что Христос был не с одним сложным естеством и что Он не был чем то новым сравнительно с тем другим, из чего он образовался… Ибо мы исповедуем, что из божества и человечества совершенный Бог и совершенный человек и есть, и называется [тем и другим именем] Один и Тот же, и что Он — из двух естеств и существует в двух естествах» (5: 196).

В определении о вере IV Вселенского собора в Халкидоне говорится: «Последуя святым отцам, все согласно научаем исповедовать одного и того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве, совершенного в человечестве, истинно Бога, истинно человека…» (архиепископ Аверкий (Таушев) (236: 69).

          Поскольку Иисус Христос по человечеству, с одной стороны, воспринял безукоризненные немощи, а с другой — признается «совершенным человеком» (выделено мною — П. Д.), то это указывает на отсутствие у Него укоризненных страстей. Ибо о каком совершенстве человека можно говорить, если его природа повреждена (с изъяном) и в ней содержится зараза прародительского греха, точнее, его последствия в виде уклонения ко греху, или удобоприемлемости греха, или притяжения ко греху?!

            Священник Вадим Леонов, рассматривая богословский смысл понятия «совершенный» (teleios – греч.), говорит, что в тексте Халкидонского вероопределения, фраза «совершенный в человечестве» означает полноту и неповрежденность (в том числе и первородным грехом (amartia – греч.) человеческой природы нашего Спасителя, а во – вторых, Его личную абсолютную безгрешность (235).

● Рассмотрим также и другие цитаты св. отцов:

 «Исповедуя же, что Один и Тот же Господь наш Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный Человек, мы утверждаем, что Он же Сам имеет все то, что имеет Отец, кроме нерождаемости, и имеет все то, что имел первый Адам, исключая одного только греха…» (св. Иоанн Дамаскин) (5: 224);

          «Ибо в Спасителе не было и следа того, что принес в человека искуситель и что прельщенный человек допустил (в себя)…

          И хотя Он сделался причастным человеческих немощей, но отсюда не следует, что сделался участником и наших грехов. Он восприял образ без скверны греха, возвеличивая человеческое и не уменьшая божественного, потому что то истощение, по которому Невидимый сделался видимым и по которому Творец и Владыка всех тварей восхотел быть одним из человеков, было снисхождением Его милосердия, а не недостатком могущества. Посему Тот, Который, пребывая в образе Божием, сотворил человека, Он же самый сделался человеком, приняв образ раба. Оба естества сохраняют свои свойства без всякого ущерба…

Новым же рождением рожден Он, потому что непорочное девство не познало похоти и между тем доставило вещество плоти. Итак, Господь принял от Матери естество, но не грех» (знаменитое в истории Церкви «Окружное, или соборное послание святейшего Льва, архиепископа города Рима, писанное Флавиану, архиепископу Константинопольскому (против ереси Евтихия») (236: 50, 51);

            Свт. Лев Великий также пишет: «Итак, возлюбленные, Спаситель рождается не из семени плоти, но от Святого Духа, поэтому Его не коснулось проклятие первородного греха» (цит. по 98: 53); «Ибо где не было излияния отцовского семени, там рождение не смешалось с грехом» (цит. по 129: 116); «Господь вступает в борьбу со свирепейшим врагом не в Своем величии, а в нашем смирении, представ перед диаволом в том же самом облике и в той же самой природе, причастной и нашей смертности, но совершенно безгрешной. Конечно, для этого Рождения чуждо то, что говорится обо всех: Никто не чист от скверны, даже младенец, который хоть один день проживет на земле (Иов. 14, 4-5). Поэтому не перешло на это единственное Рождение ничто от плотской похоти, ничто от закона греховного не коснулось его» (цит. по 235 со ссылкой на: Лев Великий, св. Слово на Рождество Господа нашего Иисуса Христа// Встреча. МДА, 2000. №1 (11). С. 5);

            «…Спаситель наш был свободен от всякого греха. Ибо Он, соделавшись человеком, соделался человеком по естеству, кроме греха: посему в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Рим. 8: 3). Восприняв человеческое естество, Он не принял ига греха, владычествующего над людьми…»[6] (св. Кирилл Александрийский) (цит. по 183: 59, см. сн. 115).

О каком же грехе, который не воспринял Иисус Христос по человечеству при зачатии и рождении здесь идет речь? Поскольку собственно грех не является субстанциальным понятием[7] и не передается через некие «греховные вирусы» от родителей к детям, то здесь, как очевидно, имеется в виду то, что иногда (в определенной терминологической системе)[8] именуется первородным грехом, а точнее его последствиями, или состоянием человека после греха. Далее, поскольку после падения человеку стали свойственны как безукоризненные немощи, так и укоризненные страсти и при этом, как известно, Спаситель воспринял по человечеству безукоризненные немощи, то, следовательно, не восприняты могли быть только укоризненные страсти.

 Об этом также говорят и слова Иисуса Христа «…ибо идет князь мира сего и во Мне не имеет ничего» (Ин. 14: 30). Действительно, поскольку человеческое естество Спасителя восприняло физические последствия первородного греха, совершенного под влиянием дьявола, — безукоризненные немощи, то слова «не имеет ничего» могут, как очевидно, означать только: «не имеет ничего укоризненного от влияния дьявола на человека». А из этого, в свою очередь, следует, что духовные последствия первородного греха — укоризненные страсти не были восприняты человеческим естеством Спасителя и не было никакого личного греха[9]. Тот же смысл имеют и слова св. апостола Петра: «…искуплены вы… драгоценною кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца…» (Петр. 1: 18, 19). Слова «непорочного и чистого» означают: без порока, без повреждения, без изъяна, без греха[10]. Но ведь физическая человеческая природа после первородного греха приобрела изъян (повреждение) — безукоризненные немощи, включая тленность, болезненность и смертность, которых вначале не было в человеке. Таким образом, эти слова говорят о невосприятии именно духовной стороны последствий первородного греха — укоризненных страстей, а также об отсутствии личных грехов. О том же говорят и приведенные выше слова свт. Льва Великого: «Ибо в Спасителе не было и следа того, что принес в человека искуситель и что прельщенный человек допустил (в себя)». То же пишет и блж. Августин: «Родители… не могут родить дитя без греховной порчи, которую очищает в новорожденных младенцах только Тот, кто Сам родился без греха и греховной порчи» (97: 49).

u Рассмотрим теперь некоторые аспекты чудесного зачатия человеческого естества Иисуса Христа. 

          В «Символе веры» об этом сказано: «Верую во… единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, … воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася». Таким образом зачатие человеческого естества Богочеловека произошло от Святого Духа и Девы Марии. Об этом же говорится и в Апостольском символе веры: «Веруем также в Иисуса Христа, Его Единородного Сына и Господа нашего, Который был зачат Духом Святым, рожден девой Марией…», и в Послании восточных патриархов: «Веруем, что Сын Божий, Господь наш, Иисус Христос,… воспринял на Себя в собственной ипостаси плоть человеческую, зачатую в утробе Девы Марии от Святого Духа, и вочеловечился” (7 чл.)» (цит. по 10: 407. Кн. 1). Протоиерей Николай Малиновский пишет: «…ангел открыл Ей величайшую тайну: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк. 1: 35). Образ ангельской речи имеет близкое сходство с описанием действия Духа Божия при начале творения, когда носился Он животворно над первозданным веществом мира. Этим действием, по словам архангела, заменится участие мужа при рождении Сына Вышняго — Иисуса…» (10: 401, 402. Кн. 1). При этом нам неизвестно каким именно образом произошло чудесное зачатие и с какого именно момента чудесно образовавшийся Божественный Плод стал далее развиваться обычным путем. Тайна воплощения известна только Богу. Об этой великой тайне в Библии говорится: «…великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе» (1 Тим. 3: 16).

          Вместе с тем, человеческий ум, являющейся одним из аспектов образа Божия в человеке[11], пытался представить некоторые аспекты этой великой благочестивой тайны. Так, св. Иоанн Дамаскин учит, что при воплощении человеческий образ появился сразу: «Действительно, после того как святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святый Дух, очищающий Ее и дарствующий ей силу для принятия божества Слова, а вместе и для рождения Его. И тогда ипостасная Мудрость и Сила Всевышняго Бога, Сын Божий, едисущный со Отцем, осенил Ее, как бы божественное семя, из непорочных и чистейших Ея кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренную как разумом, так и умом, начатки нашего смешения; не по образу рождения чрез семя, но творческим образом, чрез Святаго Духа; не так, что внешний вид создавался понемногу чрез пребавления, но так, что он был окончен в один момент. Само Слово Божие для плоти сделалось Ипостасью» (5: 194). По словам профессора В. Н. Лосского: «Воплощение совершается действием Святого Духа. Значит ли это, как предполагали некоторые богословы, что Дух есть Жених Девы, что в девственном зачатии Он соответствует роли супруга? Такое понимание было бы грубой рационализацией рождения Христа. Ибо если и можно говорить о Женихе Пресвятой Девы, причем только в смысле метафизическом, постольку, поскольку Она представляет Церковь, то у Нее не может быть иного Жениха, кроме Сына. В этом бессеменном зачатии Само Слово есть Семя. Дух же отнюдь не является Женихом Марии, Он завершает очищение Ее утробы, соделывая ее совершенно девственной, и таким образом сообщает Деве Марии самим совершенством чистоты силу к восприятию и рождению Слова. Всесовершеннейшее девство, даруемое Духом, как чистота всего существа, совпадает с Богоматеринством» (13: 263, 264).

Так для чего же было нужно именно чудесное зачатие  человеческого естества Иисуса Христа, включающее очищение Девы Марии Святым Духом (5: 194), о чем говорится в Святом Евангелие, молитвах, святоотеческом учении, например:

«И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус… Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк. 1: 30, 34, 35);

          «Рождество от бессеменного зачатия неизъяснимо, Плод безмужной матери нетленен…» (Великий канон св. Андрея Критского, читаемый в понедельник первой седмицы Великого поста. Песнь 9);

          «О, Мати Господа Творца нашего! Ты корень девства и неувядающий цвет чистоты и целомудрия…» (Молитва ко Пресвятой Богородице пред иконою ЕЕ, именуемой «Неувядаемый Цвет»);

          «Спасителя Христа непостижимо уму родившая, облагодатствованная Богом, молю тебя ныне я, раб Твой, чистую — нечистый…» (Канон ко святому причащению. Песнь 7. Богородичен);

          «Бог воплотился от чистой крови Твоей…» (Канон ко святому причащению. Песнь 8. Богородичен).

          «И Слово, не потерпев изменения, стало плотью: от Святого Духа и святой Матери… зачатое в непорочной утробе Девы не от желания или похоти, или соединения с мужем, или рождения, связанного с удовольствием, но от Святого Духа и первого Источника Адамова…» (св. Иоанн Дамаскин) (5: 193);

«И тогда ипостасная Мудрость и Сила Всевышняго Бога, Сын Божий, единосущный со Отцем, осенил Ее, как бы божественное семя, и из непорочных и чистейших Ея кровей образовал Себе плоть… не по образу рождения чрез семя, но творческим образом, чрез Святаго Духа….» (св. Иоанн Дамаскин) (5: 194);  

«Итак, возлюбленные, Спаситель рождается не из семени плоти, но от Святого Духа, поэтому Его не коснулось проклятие первородного греха» (свт. Лев Великий) (цит. по 98: 53);

«Ибо где не было излияния отцовского семени, там рождение не смешалось с грехом» (свт. Лев Великий) (цит. по 129: 116);

«Если бы Господь был зачат из семени, то Он не был бы Новым Человеком, ни безгрешным, ни Спасителем грешащих» (свт. Григорий Палама) (цит. по 129: 115 со ссылкой на: Афанасий (Евтич), иером. Учение о Пресвятой Богородице у св. Иоанна Дамаскина// Православная мысль. Париж, 1971. № 14. С. 56);

          «...если бы Он происходил от семени, то тогда бы Он не был Новым Человеком и, будучи ветхой чеканки и наследником его недостатка, не мог бы воспринять в Себя полноту чистого Божества» (свт. Григорий Палама) (цит. по 129: 126 со ссылкой на: Маендорф И., протопр. Жизнь и труды свт. Григория Паламы. С.-Пб., 1997. С. 178-218)».

          Если только для того, чтобы зачатие произошло без семени и похоти, то следует заметить, что и клоны также будут зарождаться вне семени и похоти. Поэтому ответ на поставленный вопрос можно найти в следующем: чудесное зачатие было необходимо для того, чтобы человеческому естеству Иисуса Христа не передались укоризненные страсти[12]. Воздействие Святого Духа очистило Деву и устранило укоризненные страсти в человеческом естестве Иисуса Христа путем устранения их из Материнской плоти (Материнского естества)[13] (см. также ч. 2, разд.: К вопросу о безгрешности Иисуса Христа).

          Ведь иначе (без указанного воздействия Святого Духа), Сын Божий, являющийся Чистейшим и Святейшим Духом, не мог бы «неизменно, нераздельно, неразлучно»[14] соединиться с нечистым человеческим естеством и сделаться для него Ипостасью![15] Ибо, как могут «неизменно, нераздельно, неразлучно» соединиться Абсолютная (Божественная) святость и человеческая нечистота?[16]

Приведем по данному вопросу слова протоиерея Николая Малиновского: «Происхождение Искупителя мира не могло совершится порядком естественного рождения. Путем обычного рождения человека от человека, необходимо происходят  люди, зараженные грехом. Но природе искупителя грех должен быть чужд с самого начала. Искупитель, рожденный от греховной похоти, есть понятие само по себе противоречивое. Зараженная грехом человеческая природа не могла быть и воспринята в ипостасное единение Богом – Словом. Поэтому рождение Его должно было иметь характер чудесный, в силу которого прерывалась связь с грехом, передаваемым по закону естественного рождения. Так и было в действительности: Он родился от Духа Свята и Марии Девы”…

Иисус Христос заимствовал свое человечество хотя от дщери человеческой, по естественному происхождению от родителей причастной первородному греху, но родился от нее по наитию Святого духа, а потому и родился чистым и непорочным. Наитие Духа Святого предочистило и освятило недра Пресвятой Девы для восприятия Бога – Слова; без этого благодатного действия не мыслимо не только безгрешное вочеловечивание Его, но и то, чтобы Дева удостоилась воспринять Сына Божия. Вследствие такого предочищающего и освящающего вещество для плоти и крови Сына Божия действия Духа Божия и плод чрева освященной матери был чистейшим и совершеннейшим: посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим, т. е. Тот, Кто рождается свято, без порока (Ин. 1: 13; 3: 6), по наитию Святого духа, назовется сыном Божиим» (10: 400, 401, 405. Кн. 1).

          u Рассмотрим теперь изложение темы образа воплощения Сына Божия в системах православного догматического богословия XIXXX веков.

Архиепископ Филарет (Гумилевский)  (1805-1866 гг.).

          «Здесь (в Лк. 1: 35 — П. Д.) показывается такое же действие Духа Святого, какое было тогда, когда носился Он животворно над первоначальным веществом мира. Этим действием, по словам архангела, заменится участие мужа. Следовательно, Сын Вышнего — Иисус, по словам ангела, есть такой Сын, который родился от жены без мужа, под действием Духа Святого … по словам Ангела зачатие совершилось силою Духа  Святого. По повествованию Мария оказалась чреватою… от Духа Свята, по действию Святого Духа...

          Другое преимущество (помимо чудесного рождения — П. Д.) человечества Иисусова, по учению Откровения, состояло в свободе Его от наследственной порчи.

Апостол учит: Бог послал Сына  Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти (Рим. 8: 3). Плоть, человеческая природа, принятая Сыном Божиим, была только подобна нашей грехолюбивой, склонной к греху…; следовательно была не такая же испорченная, как у нас; для того, чтобы страданием осудить виновность нашей плоти, принял Он безгрешное человечество. Так объясняются слова апостола отцами Церкви[17].

Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк. 1: 35), говорил ангел святой Деве. Словами о наитии Святого духа решено недоумение Девы: как будет это, когда Я мужа не знаю? (Лк. 1: 34). Слова же: посему и рождаемое Святое наречется сыном Божиим, показывают особое последствие того же наития небесного. Рождаемое Святое — и по самой букве означает порождение Святое, такого рожденного, который в существе своем не имеет ничего нечистого, весь свят и по душе и по телу и не занял ничего нечистого со стороны; это Сын Божий. Таково значение порождения и по связи мыслей. Если родился Иисус от Девы, по наитию Духа Святого: то естественно ожидать, что родился чистый и непорочный. Сила Духа Божия помогала бесплодным чревам Сарры и Елисаветы в рождении; но так как там участвовало и испорченное семя мужа, то рождались чада испорченного Адама. Здесь действовал один Дух Святой и явилось порождение чистое, святое» (7: 72-74).

Архиепископ Антоний (Амфитеатров) (1815-1879 гг.).

«Будучи совершенным и единого естества с нами человеком, Иисус Христос отличается от всех людей тем, что а) приняв всю природу нашу, со всеми ее немощами, Он не принял однако же греха первородного и был совершенно свят и безгрешен, заимствовав свое человечество от Девы святейшей, предочищенной от греховной заразы… б) зачатие и рождение Иисуса Христа было необыкновенное и сверхъестественное — от одной Девы, не знавшей мужа… (8: 149).

               ● Митрополит Макарий (Булгаков) (1816-1882 гг.).

 «Слово Божие учит, во первых, что Господь непричастен к греху первородному:

а) Когда представляет слова ангела благовестника пресвятой Деве: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк. 1: 35). Отсюда видно, что хотя Господь Иисус зачался от Девы, дщери человеческой, но от Девы, в которой душа и тело, по выражению песни церковной, были предочищены Духом Святым[18]; зачался от Девы силою и действием того же Святого Духа, а потому и родился совершенно чистым и святым, мысль, которую ясно проповедовали св. Отцы Церкви, например:

Св. Кирилл Иерусалимский: “…Не нужно мне говорить о сем много, чтобы научить тебя, что нескверно и чисто сие рождение (рождение Иисуса Христа — П. Д.)” [19].

Св. Григорий Богослов: “хотя чревоносит Дева, в которой душа и тело предочищены Духом… Таково мое слово новом рождении Христовом! Здесь нет ничего позорного; потому что позорен один грех. А во Христе не имеет место позорное; потому что Его (человечество Иисуса Христа) создало Слово, а не от человеческого семени стал Он человеком. Но из плоти пречистой, неневестной матери, которую предварительно очистил Дух, изшел самозданный Человек, принял же очищение ради меня”[20].

Св. Ефрем Сирин: “…И как молния озаряет сокровенное, так и Христос очищает и сокровенное естество. Он очистил Деву, и потом родился, дабы показать, что, где Христос, там проявляется чистота во всей силе…”[21].

 Св. Иоанн Дамаскин: “По согласию святой Девы, Дух Святой, по слову Господню, возвещенному Ей ангелом, сошел на Нее, очистил ее и даровал Ей способность, как принять в себя Божество Слово, так и родить…».

б) Когда свидетельствует, что Бог послал Сына Своего только в подобии плоти греха (Рим. 8: 3), и след. выражает мысль, что Сын Божий, хотя воспринял на себя плоть, по существу подобную той, какую имеют все люди, порабощенные греху, но не плоть греховную, в которой рождаются, живут и умирают они, — воспринял плоть человеческую, но чистую от греха и растления”» (183: 75-77).

Епископ Сильвестр (Малеванский) (1861-1917 гг.).

«…Откровение, приписывая Иисусу Христу действительное и истинное человеческое естество, в то же время усвоевает последнему и такого рода особенности и преимущества, каких не имел и не может иметь ни один из людей. Так, во первых усвояет ему безмужное Его зачатие от одной Девы Марии и Духа Святого, что видно из сказанных в ответ на недоумение по сему предмету Пресвятой Девы слов Архангела Гавриила: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит тебя (Лк. 1: 35), а также из слов, сказанных во сне ангелом Иосифу: не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго (Мф. 1: 20). Вместе же с сим, что само собою понятно, оно усвояет Ему и изъятие Его от наследственной греховной порчи или прародительского греха, что выражено в дальнейших словах ангела к Пресвятой Деве: посему и рождаемое святое наречется сыном Божиим (Лк. 1:35), так как в этих словах заключена, между прочим, и та мысль, что Тот, который имеет быть зачат и рожден от Пресвятой Девы, потому самому, что на Нее найдет Дух Святой и сила вышнего осенит Ее, будет зачат и рожден, не в беззакониях и грехах (Пс. 50: 7), а свято или в совершенном изъятии от всего греховного и беззаконного» (238: 57).

Протоиерей Николай Малиновский (1861- 1917 гг.).

          «Господь Иисус Христос есть человек безгрешный. Он свободен от наследственного и общего всем потомкам Адама греховного повреждения по душе и телу, хотя и принял от Девы всю природу нашу со всеми ее немощами. Не совершил он и никакого греха личного. Поэтому хотя Он хотя во всем подобен вам, но кроме греха…

          Христос заимствовал свое человечество хотя от дщери человеческой, но по естественному происхождению от родителей причастной первородному греху, но родился Он по наитию Святого Духа, а посему родился чистым и непорочным. Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит тебя (Лк. 1: 35), говорит архангел Деве. Наитие Духа Святого предочистило и освятило недра Пресвятой Девы для восприятия Бога Слова; без этого благодатного действия не мыслимо не только безгрешное вочеловечение Его, но и то, чтобы Дева удостоилась воспринять Сына Божия… Чудесным же действием Духа Божия совершилось безсеменное зачатие, — а если зачатие, то, без сомнения, и питание, и развитие, и безболезненное рождение Спасителя, т. е. заимствуемые от плоти греха, или от жены, рожденной под законом греха, — и кровь, и дыхание силою Святого Духа очищались, освящались и в таком виде усвоялись Богомладенцу… Вследствие такого предочищающего и освящающего вещество для плоти и крови Сына Божия действия Духа Божия и плод чрева освященной Матери был чистейшим и совершеннейшим: посему и рождаемое святое наречется сыном Божиим (Лк. 1: 35), т. е. Тот, Кто рождается свято, без порока, по наитию Святого Духа, назовется Сыном Божиим. Наименование Иисуса Христа Сыном Божиим (подобно как и Сыном Всевышнего (Лк. 1: 32) относится к человечеству Иисуса Христа, рожденному от Девы. Он есть Сын Божий по человечеству Своему в таком же смысле, в каком в том же Евангелии (Лк. 3: 38) называется Адам Божиим, т. е. потому, что получил Свое бытие не от похоти плотской и не от похоти мужской, но от Бога (Ин. 1: 13; 3: 6), подобно тому, как и Адам непосредственно сотворен Богом. Понятно, что вследствие такого его происхождения в существе Его нет и не может быть ничего нечистого, грешного. Таким образом непричастность Иисуса Христа первородному греху хотя Он родился от плоти греха, как называли отцы церкви плоть Марии, происходит от Духа Святого. Так сверхъестественным рождением И. Христа так же предполагается непричастность Его наследственной греховной порче, как и безгрешность требует сверхъестественного Его происхождения.

Действие Духа Божия, созидавшего тело И. Христа в недрах пресвятой Девы от плоти и крови Ее, не изменило сущности Его человеческой природы. Поэтому человеческая природа воплотившегося сына Божия, по безгрешности имея сходство с природой первозданного до его падения, явилась подобною и нашей греховной природе, но только безгрешною, — подобно в том отношении, что обладала свойственными нашей природе в настоящем ее состоянии немощами (2 Кор. 13: 4), носила в себе возможность страдания и смерти. Апостол учит, что Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной (Рим. 8: 3). Это значит, что Он определил Своему Сыну воспринять на Себя человеческую природу, по существу подобную той, какую имеют люди, порабощенную греху, только не такую же грехолюбивую или склонную ко греху, а не с какою рождаются, живут и умирают все люди, но чистую от греха и растления. И это понятно. Если воплощение Сына Божия имело целью воссоздание падшей человеческой природы, то Воссоздатель и должен был принять эту природу»[22] (239: 93-96).

Протоиерей Михаил Помазанский (1888- 1988 гг.).

          «Будучи совершенным Богом, Христос  Спаситель есть вместе и совершенный Человек…

          Как Человек,... испытывал голод и жажду, потребность в отдыхе и сне, переживал болезненные ощущения и физические страдания…

          Если слово Божие говорит, что Сын Божий пришел в подобии плоти греховной ((Рим. 8: 3), то выражает мысль, что эта плоть была истинной человеческой, но не греховной, а совершенно чистой от всякого греха и растления, как от греха прародительского, так и от произвольного» (41: 159, 167).

          Профессор Лосский Владимир Николаевич (1903 - 1958).

          «Не только человеческая природа, но и то, что было противоприродно — последствия греха, — были приняты на себя Христом, Который тем ни менее оставался вне первородного греха в силу Своего девственного рождения. Он воспринял, таким образом, всю человеческую реальность, какой она стала после падения, кроме греха: воспринял природу, подлежащую страданиям и смерти. Так Слово снизошло до последних пределов искаженного грехом бытия, до смерти и до ада. Будучи совершенным Богом, Оно не только стало “совершенным человеком”, но Оно взяло на Себя все несовершенства, все ограничения, происходящие от греха» (13: 108).  

          ● Доктор богословия, профессор протоиерей Ливерий Воронов, (1914 - 1995).

Для спасения людей необходимо было, чтобы Сын Божий воплотившийся воспринял полную человеческую природу…

В Томосе папы Льва (то есть в послании архиепископу Флавиану против ереси Евтихия, которое наряду с посланиями святителя Кирилла Александрийского было положено в основу Халкидонского вероопределения) о вочеловечении Господа говорится так: «Истинный Бог родился в подлинном и совершенном естестве истинного человека: всецел в своем, всецел в нашем. Нашим же называем то, что Творец положил в нас в начале и что Он восхотел возвратить нам. Ибо в Спасителе не было и следа того, что привнес в человека искуситель и что прельщенный человек допустил (в себя).

Христос родился от Пресвятой Девы Марии, зачавшей чрез наитие Святого Духа, и был чистым и непорочным “незнавшим греха” (2 Кор. 5: 21)» (25: 50-52).

u Как видно из приведенного обзора «Систем православного догматического богословия XIX и XX веков» в отношении вопроса об образе воплощении Сына Божия :

          – несмотря на некоторую нечеткость изложения, обусловленную, в том числе, неоднозначностью используемой терминологии (см. ниже), или отсутствием единой принятой терминологии, достаточно очевидно, что здесь также речь идет именно о принятии Спасителем по человечеству безукоризненных немощей и отсутствии у Него укоризненных страстей;

          – слова «без греха» означают, в отношении человеческого естества Спасителя, отсутствие укоризненных страстей при зачатии и рождении и отсутствие личных грехов при земной жизни.

          Таким образом, предположение о восприятии Спасителем при зачатии  укоризненных страстей не соответствует ни Синодальному переводу Священного Писания, ни святоотеческому учению (129), ни решениям Вселенских Соборов (235), ни системам приведенного выше православного догматического богословия.

u В религиозной литературе, посвященной вопросу об образе воплощения Сына Божия, используется различная терминология. Это, в ряде случаев, затрудняет понимание смысла излагаемого текста, а также делает это понимание неоднозначным. В связи с этим отметим следующее:  

● сказать об отсутствии у Спасителя последствий первородного греха, за исключением безукоризненных (естественных, беспорочных) немощей (страстей), при зачатии Его человеческого естества, или сказать, что Спаситель по человечеству воспринял естество Адама до его падения (воспринял первозданное естество), но с безукоризненными немощами, или сказать, что Спаситель по человечеству воспринял естество Адама после его падения (воспринял поврежденное или падшее естество), за исключением греха, или укоризненных немощей, — это значит сказать одно и то же различным образом;

● в приведенных определениях (положениях) сначала дается как бы общее правило, а затем вводится уточняющее его исключение. Кстати говоря, в русском языке, как известно, также существуют определенные правила и определенные исключения из них и это не вызывает каких-либо недоразумений. Хотя, по видимому, было бы лучше и точнее сказать, что у Спасителя отсутствовали по человеческому естеству, при его (естества) зачатии и рождении, определенные последствия первородного греха, а именно укоризненные страсти. При этом другие последствия первородного греха — безукоризненные (естественные, беспорочные) немощи в человеческом естестве Иисуса Христа присутствовали. Однако, независимо от приведенных различных форм изложения, суть (смысл) этого изложения один и тот же (не изменяется).

 

Вариант 3. Было воспринято естество, имеющее

 безукоризненные немощи (страсти) и не имеющее

укоризненных страстей.

 

          Данный вариант вытекает из вышесказанного. Он лишен недостатков первых других вариантов и не противоречит высказываниям св. отцов. Он соответствует как этим высказываниям, так и Священному Писанию, постановлениям Вселенских соборов и русскому догматическому православному богословию.

 

 

К содержанию книги: О ПОЛЕМИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ПРОИСХОЖДЕНИЯ, ГРЕХОПАДЕНИЯ И ЦЕЛИ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

 

Последние добавления:

 

Русская и славянская мифология  ПОЛЕСЬЕ И ЭТНОГЕНЕЗ СЛАВЯН   ЛИНГВИСТИКА. АРХЕОЛОГИЯ. ТОПОНИМИКА   Термины родства у славян    названия животных в славянских языках   

 



[1] Как отмечает священник Вадим Леонов в докладе «Вселенские Соборы православной Церкви о человеческой природе Спасителя» на богословской конференции в Православном Свято – Тихоновском богословском институте: «…ни один Вселенский собор Православной Церкви не ставил в центре своего соборного рассмотрения вопросы о человеческой природе Господа нашего Иисуса Христа. Они освещалась в контексте иных богословских тем. Однако можно определенно утверждать, что каждый из семи Вселенских соборов приоткрыл перед нами нечто весьма важное в отношении человеческой природы Спасителя» (235).

[2] «В последние годы часто спорят вокруг решения следующей проблемы: какая человеческая природа была воспринята Богом Словом - до грехопадения или после?» (иеромонах Симеон (Гаврильчик) (129: 110).

[3] С частью этой полемики можно познакомиться, например, на сайте:

http://xopoc.narod.ru/8.htm.  

[4] О безукоризненных и укоризненных страстях см. сн. 162. б.

[5]  Отсюда следует, что св. Иоанн Дамаскин под отсутствующим у Спасителя греха понимает отсутствие у Него укоризненных страстей. Об этом также говорят и следующие слова святого отца: «После же воскресения из мертвых Христос устранил от Себя все страсти; разумею: тление, как голод, так и жажду, сон и утомление, и подобное (5: 270) (таким образом, всеми страстями Иоанн Дамаскин здесь называет безукоризненные немощи).

[6] «О вочеловеч. Господа, гл. 9, в Хр. Чт. 1847, III, 177-178» (см. сн. 115 в 183: 59.).

[7] См. об этом подробнее ч. 2, гл. 4.

[8] См. ч. 2, гл. 3, разд. 3.4.

[9] «Отцы VI-го Вселенского Собора определили, что должно исповедовать во Христе “две естественные воли и действия, согласно сочетавшие между собою для спасения рода человеческого”. Они существуют одна в другой и одна возле другой, не уничтожая друг друга и однако не противореча и не разноглася между собою, так как “человеческая Его воля уступает, не противоречит или противоборствует, а подчиняется Его божественной и всемогущей воле”, — существуют “нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно”» (10: 388. Кн. 1).             

[10] «Непорочный – то же, что безгрешный» (4: 531. См. «Непорочный»).

[11] См. ч. 1, гл. 1, разд. 1.2.

[12] Как уже отмечалось, ранее именно похоть и семя, необходимо сопровождающие акт естественного зачатия, считались источниками и переносчиками последствий первородного греха. Однако похоть и семя не являются необходимыми элементами зарождения человека и, в связи с этим, не могут рассматриваться как собственно причина, источники и переносчики последствий прародительского греха. Поскольку переносчиками физических последствий первородного греха являются гены, то и у клонов, зарожденных вне похоти и семени также будут все физические (впрочем, как и духовные) последствия первородного греха (см. об этом более подробно: ч. 2, гл.7). Св. апостол Павел так говорит о всеобщности изменений, затронувших, как физический, так и духовный мир не только прародителей, но и всего человеческого рода в целом: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла на всех человеков ... преступлением одного всем человекам осуждение (Рим. 5: 12, 18). Иными словами, последствия первородного греха передаются всем людям, независимо от способа их плотского зарождения (то есть зарождения от/из плоти).

[13] «Тайна же воплощения — это тайна Богочеловека, истинно соединившего в Себе обе природы и воспринявшего от Пречистой Девы Ее человеческое естество» (13: 263).

[14] В определении о вере IV Вселенского собора в Халкидоне говорится: «Последуя святым отцам, все согласно научаем исповедовать одного и того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве, совершенного в человечестве, истинно Бога, истинно человека, того же из разумной души и тела, единосущного Отцу по Божеству и того же единосущного нам по человечеству, одного и того же Христа, Сына, Господа единого прежде веков от Отца по Божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения от Марии Девы Богородицы по человечеству, одного и того же Христа, Сына, Господа единородного в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно (выделено мною — П. Д.) познаваемого, так что соединением ни сколько не нарушается различие двух естеств, тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно лицо, в одну ипостась, — не в два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына, Единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа, как в древности пророки (учили) о Нем и как Сам Господь Иисус Христос научил нас, и как предал нам символ отцов» (236: 69).

[15] «Само слово Божие для плоти сделалось Ипостасью» (5: 194); «…но вселившись в утробе св. Девы, Оно в Своей Ипостаси неописуемо восприняло себе от чистых кровей Приснодевы плоть, одушевленную душею, одаренную и разумом, и умом, взяв Себе начатки человеческого смешения, Само Слово, сделавшись для плоти Ипостасью» (5: 195).

[16] Прп. Серафим Саровский говорит: «…Бог наш есть огнь поядающий (Евр. 12: 29) все нечистое, и в общение с Ним не может выйти ничтоже от скверны плоти и духа (2 Кор. 7: 1)» (76: 23).

[17] Свт. Иоанн Златоуст говорит: «если сказано, что Бог послал Сына Своего в подобии плоти: не заключай отсюда, что будто плоть Христова была не та же самая; слово подобие прибавлено потому, что человеческая плоть названа плотью греха, а Христос имел не грешную плоть, — а только подобную греховной нашей и безгрешную» (Беседа XIII на послание Римлянам. Цит. по: Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Православное догматическое богословiе: в 2-х тт. — Т. 1. — 2-е изд. — Черниговъ: Типографiя Ильинскаго монастыря, 1865. С. 73. См. сн. 3).

 

[18] «“Да веселятся небеса, и радуется земля: ибо Отцу соприсносущий, собезначальный и сопрестольный, щедродство прием и человеколюбную милость, себе поставт во истощение, благоволением и советом Отцим; и во утробу вселися девичу, предочищенную Духом (Служба в 25 день Марта, Стихир. на литии 4)» (183: 75, 76).

[19] «Оглас. Поуч. XVII, п. 6, с.376» (183: 76).

[20] «Слов. на Богоявл., в Тв. св. Отц. III, 245; о завет. и о пришеств. Христ., там же IV, 248-249» (183: 76). 

[21] «Слов. на еретик., в Тв. св. Отц. XIV, 71» (183: 76).

[22] «Исповедуем, говорит И. Дамаскин, что Христос воспринял все естественные  и непорочные страсти человека. Ибо Он воспринял всего человека и все, что принадлежит человеку, кроме греха… См. Точн. излож. прав. веры, III 20; сн. 28 гл.» (см. сн. 1 в 239: 96).