Вся Библиотека >>>

ИНКВИЗИЦИЯ. История испанской инквизиции >>

  

 Мировая история. История религии

инквизиция Инквизиция

История инквизиции


Разделы:  Всемирная История

Рефераты по истории

 

История испанской инквизиции

 

Глава XI. ПОПЫТКА РЕФОРМЫ  СВЯТОГО  ТРИБУНАЛА,  СДЕЛАННАЯ  КОРТЕСАМИ  КАСТИЛИИ  И АРАГОНА. О ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЯХ, ПРОИСШЕДШИХ ПРИ КАРДИНАЛЕ АДРИАНЕ,  ЧЕТВЕРТОМ ГЛАВНОМ ИНКВИЗИТОРЕ

 

 

Статья вторая. ТРЕБОВАНИЕ РЕФОРМЫ АРАГОНОМ

 

     I. 9 мая 1518 года в Сарагосе Карл V  присягнул  уважать  привилегии  и

соблюдать  обычаи  арагонцев,  в  частности  резолюции,  принятые  кортесами Сарагосы, Тарасоны и Монсона, и, следовательно,  не  разрешать  инквизиторам

начинать никакого дела по обвинению в ростовщичестве.

     II. Новое собрание кортесов было созвано в Сарагосе в конце 1518 года и

в начале следующего. Здесь кортесы Арагона доложили  королю,  что  конкордат

кортесов Монсона от 1512 года (подтвержденный папою 1 декабря 1515 года)  не

достаточен  для  устранения  всех  злоупотреблений,  чинимых  инквизиторами.

Поэтому они просили Его Величество прибавить  к  нему  тридцать  одну  новую

статью, принятую и представленную ими. Эти статьи почти ничем не  отличались

от статей королевского указа, заготовленного для инквизиции Кастилии.

     III. Король, обсудив их представление в своем совете, ответил, что  "он

желает, чтобы в отношении всех представленных ему пунктов  согласовались  со

святыми канонами, указами и декретами святого  престола,  не  позволяя  себе

ничего  противного  им.  Если   представятся   затруднения,   сомнения   или

соображения, требующие разъяснения, то для получения их  пусть  обратятся  к

папе. Если кто-нибудь  решит  привлечь  к  ответу  инквизитора,  обвинить  и

донести  на  него  как  на  повинного  в  злоупотреблении   при   исполнении

обязанностей, он может это  сделать,  обратившись  к  главному  инквизитору,

который   выскажется   по    всей    справедливости,    посоветовавшись    с

незаподозренными  судьями  и  членами  совета  и  выслушав  заинтересованные

стороны. Если расследование и наказание преступления,  на  которое  поступил

донос,  будут  исходить  от  светского  судьи,  король  примет  меры,  чтобы

правосудие было хорошо и  быстро  совершено  и  чтобы  виновные  подверглись

справедливому наказанию  за  их  проступки,  для  того  чтобы  их  наказание

удержало других в границах долга. Он обязуется присягой заставить  соблюдать

и самому соблюдать приказание и заявление, обращенное им к собранию, а также

и статьи, которые  папе  угодно  будет  присовокупить  к  предложенному  уже

кортесами. Он обещает также под  присягою  никогда  не  просить,  чтобы  его

освободили от данного им обещания; а если подобное освобождение будет  дано,

он не сделает из этой льготы никакого употребления,  потому  что  он  отныне

отрекается от всех прав, которые могут быть ее последствием".

     IV. Этот ответ Карла V уверил кортесы Арагона, что он даровал им все, о

чем они просили; во всяком случае,  это  обозначало,  по-видимому,  обещание

заставить соблюдать святые каноны.  По  их  мнению,  этого  было  совершенно

достаточно, для того чтобы все процессы впредь производились, согласно  этой

резолюции государя, как в других церковных судах.

     V.  Убежденные,  что  такова  была   мысль   короля,   кортесы   решили

засвидетельствовать ему свою признательность  добровольным  денежным  даром,

схожим с тем, который предлагали государю в других  случаях.  Способ  добыть

эту сумму  состоял  в  разрешении  продавцам  съестных  припасов  обвешивать

покупателей,  чтобы   передать   стоимость   недовесков   деньгами   агентам

государственной казны.  Эта  мера  была  введена  позднее  в  Кастилии,  где

принесла много огорчений мелким потребителям.

     VI. Много событий произошло, прежде чем конкордат  был  одобрен  папой.

Император написал, наконец, из Короньи 22 апреля 1520 года следующее  письмо

своему  послу  в  Риме  дону  Хуану   де   Мануэлю,   владетелю   Бельмонте:

"Относительно происшедшего на собрании кортесов  Арагона  будет  достаточно,

если Его Святейшество соблаговолит одобрить акт, посланный Луису Карросу,  а

потом Херонимо Вику, и написанный собственноручно достопочтенным  кардиналом

Тортосы и великим канцлером, - без всякого толкования и расширения, о чем  я

много раз писал и о чем настойчиво просил".

     VII.  Арагонцы,  не  веря  уже  в   возможность   получения   одобрения

конкордата, просили главного  инквизитора  приказать  инквизиторам  Сарагосы

немедленно согласовать свои действия с  постановлениями  конкордата,  следуя

письменному обещанию и присяге, данным со стороны короля кортесам. Им  вовсе

не следовало ждать подтверждения или особой декларации от папы,  потому  что

эти постановления почти целиком содержатся в конвенции  1512  года,  которую

папа одобрил 12 мая 1515 года; не было поэтому надобности в новой булле  для

подтверждения того, что исполнение обещаний  и  клятв  короля  имеет  полную

силу.

     VIII. С  этим  можно  было  согласиться.  Поэтому  кардинал  Адриан  не

встретил никакого затруднения в исполнении этой просьбы и 6 июля  1520  года

написал об этом инквизиторам. Они ответили, что,  прежде  чем  повиноваться,

они должны получить приказ короля. Карл послал 3  августа  указ,  в  котором

заявлял, что обещал и присягнул исполнить  все,  содержащееся  в  конкордате

кортесов  Сарагосы  предшествующего  года,  и  приказывает  исполнение  его,

согласно  своему  обещанию,  подтвержденному   присягою,   чтобы   устранить

известные злоупотребления и беспорядки, породившие серьезные жалобы.

     I.. Наконец булла, подтверждающая все действия  кортесов,  появилась  1

декабря 1520 года. В  ней  были  помещены  установленные  статьи,  вместе  с

ответом Карла V. Булла оканчивалась такими словами: "Нам заявлено,  что  все

предложения основаны на достоверных актах; это  побудило  государя  смиренно

умолять нас об одобрении и  подтверждении  его  приказа  и  декларации,  его

обещания и самоотречения, и о содействии  силою  нашей  апостольской  власти

всему, что следует еще  сделать.  Вследствие  этого,  признавая  находящееся

здесь и буквально выраженное содержание помянутых  актов,  помещенных  здесь

нами, и  желая  удовлетворить  обращенную  к  нам  просьбу,  мы  одобряем  и

подтверждаем этим посланием, в силу  нашей  апостольской  власти  и  точного

ознакомления с  предметом,  означенные  повеление,  декларацию,  обещание  и

привилегию в отношении как того, что они содержат по существу, так  и  того,

что из них вытекает, добавляя также, чего им может недоставать, во избежание

могущих произойти неправильностей юридических и фактических; мы постановляем

относительно предложенных статей в целом и каждой статьи  в  частности,  что

нерушимо должны быть соблюдаемы  святые  каноны,  указы  и  декреты  святого

престола и что, если главный инквизитор, или  назначенные  инквизиторы,  или

даже прочие служащие  трибунала,  теперешние  и  будущие,  поступят  вопреки

установленному в означенных статьях или откажутся, когда от  них  потребуют,

отменить  то,  что  сделали  вопреки  их  смыслу,  они   по   справедливости

подвергнутся отлучению, отрешению от должности и  будут  объявлены  навсегда

неправоспособными к занятию их".

     X. Король 18 января  1521  года  велел  опубликовать  папскую  буллу  и

привести  ее  в  исполнение.  Депутаты  представительной  хунты  королевства

потребовали  13  февраля  от  инквизиторов  согласовать  свое  поведение   с

приказаниями папы и с большой пышностью обнародовали буллу.

     XI. Тем не менее вскоре оказалось, что эта публикация  не  может  иметь

никакого действия, потому что обещание короля  сводилось  к  тому,  чтобы  в

отношении каждой статьи точно соблюдались  святые  каноны  и  апостолические

указы, но, соблюдая в точности каноны и указы, тем самым уже исполняли буллу

1515 года, которая была самым недавним указом.

     XII. 21 января  1521  года  император  приказал  выпустить  на  свободу

секретаря кортесов. Хотя главный инквизитор постановил 21 апреля 1520  года,

что он подвергается релаксации, и инквизиторы  Сарагосы  уведомили  об  этом

узника, последний не захотел  выйти  из  тюрьмы  и  утверждал,  что  декрет,

повелевающий  выпустить  его  на  свободу  и   содержащий   слово   relajado

(relaxatus, ослабленный,  освобожденный),  клонится  скорее  к  тому,  чтобы

выдать его за виновного,  чем  доказать  его  невинность.  Ответ,  достойный

арагонца, исполненного чувства чести и мужества.

 

К содержанию книги:  История Святой Инквизиции    Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Инквизиция   Колдовство и средневековье. Борьба с ересью. Святая инквизиция   Святая Инквизиция   История Средних веков    Энциклопедия сект   "Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня

 

Жестокий путь

Под властью креста и меча

 Где выход?

Так хочет бог!

Рыцари «просветители»

Торговля Раем - индульгенции

Миг счастья на земле - шабаши

Ереси

Без пролития крови - инквизиция

Невежество – мать благочестия

На Руси