Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

История

Древняя история. Средние века. Новая история


Иловайский Д. И.

 

IV. КАТОЛИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ. ИСПАНИЯ. НИДЕРЛАНДЫ

 

 

1540-1640

 

Основание иезуитского ордена. Тридентскип собор.   Италия в эпоху Реформации. Сикст V. Галилей.   Филипп. Эскуриал. Инквизиция. Лепанто.   Нидерланды. Реформация.   Гёзы.  Герцог Альба.  Вильгельм Оранский.  Утрехтская уния. Непобедимая армада. Голландская республика. Упадок Испании. Сервантес

 

Успехи Реформации вначале были быстры и неожиданны. Но католический мир мало-помалу собрался и выставил для борьбы такие силы, которые не только удержали продвижение Реформации, но и возвратили многие народы, зараженные ее идеями, в лоно Католической церкви (иезуиты, инквизиция, папа Павел IV, Филипп II испанский, Рудольф II, Фердинанд II и Леопольд I Австрийские, Сигнзмунд III Польский!. Такое обратное движение в истории называется реакция. Обыкновенно после быстрого движения вперед наступает реакция, которая действует с большей или меньшей силой, смотря по обстоятельствам.

 

 

ЛОЙОЛА И ОСНОВАНИЕ ИЕЗУИТСКОГО ОРДЕНА

 

В то время, когда идеи Реформации стали распространяться по Европе, в лоне Католической церкви родилась организация, которой суждено было сделаться самым опасным врагом любых церковных реформ. Это был орден иезуитов.

Основатель иезуитского ордена, Игнатий Лойола, принадлежал к старинному дворянскому роду в Испании и первоначально, как это было принято, посвятил себя военной службе. При взятии французами города Памплоны Лойола отличился храбростью, но получил тяжелое ранение в обе ноги. Во время долгого и трудного лечения от скуки он занялся чтением священных книг, и скоро это чтение его увлекло, особенно жития святых, они произвели чрезвычайное впечатление на его пылкое воображение. Он решился прожить свою жизнь, подражая их подвигам, и едва получил возможность ходить, предпринял путешествие в Иерусалим. В одной из часовен Богородицы он повесил свой щит и меч, оделся в рубище и, питаясь подаянием, отправился по морю в Италию, а оттуда в Святую землю. Каждый день он подвергал себя бичеваниям; его впалые сверкающие глаза, бледное, изнуренное лицо и смелые обличительные проповеди везде привлекали к нему людей. Однако проповедовать в Палестине ему не удалось и пришлось возвратиться в Испанию. Тут у него родилась мысль основать новый духовный орден, который мог бы оказать пользу Католической церкви. Он понимал, чтобы господствовать над людьми, нужно превосходить их своими знаниями; с этой целью он принялся за учение и тридцати трех лет от роду сел за латинскую грамматику. Лойола слушал лекции в Саламанкском университете, потом в Парижском (в Сорбонне) и, терпя крайнюю бедность, неутомимо изучал богословские науки. Он нашел несколько усердных сторонников своего плана и отправился с ними в Италию — просить папу Павла Ш утвердить их общество. Тот сначала отказал; но когда к трем обычным монашеским обетам (бедности, смирению и целомудрию) Лойола прибавил четвертый — безусловное повиновение папе, Павел III согласился (1540). Вновь основанный орден был назван Обществом Иисуса, отчего члены его стали известны под именем иезуитов. Лойола был его первым начальником или «генералом». При нем и его преемниках (из которых особенно известны Лайнез и Аквавива) орден получил окончательный регламент устройства.

Генерал ордена жил в Риме, он избирался братией; других орденских начальников назначал и менял он сам, своей волей. В члены, или братья, ордена принимались только люди, выдержавшие продолжительный искус, во время которого за ними тщательно наблюдали. Главной добродетелью считалось слепое подчинение старшим; иезуит должен был исповедовать им не только все дела свои, но и все помыслы; братия следила друг за другом, и кто оказывался неискренним, того немедленно изгоняли из общества. Иезуиты не вели строгого монастырского образа жизни. Судя по способностям, начальство назначало их

на разные должности. Самых хитрых и ловких старались устроить духовниками при знатных особах и особенно при дворах владетельных лиц: и они приобретали большое влияние на своих духовных детей, преимущественно на женщин, направляя их в делах Церкви сообразно своим целям. Самые ученые из них определялись наставниками в школы, где старались воспитывать молодежь в безграничной преданности католицизму и в ненависти ко всякой ереси. Самые красноречивые становились проповедниками, чтобы нести слово Божие в народ: из них наиболее неустрашимые выбирались в миссионеры и посылались в отдаленные страны. И действительно, иезуитские миссионеры, презирая лишения и опасности, проникали в пустыни Южной Америки, в Индию, Китай, Японию, и везде проповедь их имела успех. Благодаря такому устройству и неутомимой деятельности, орден скоро приобрел во многих странах большое влияние и собрал огромные богатства. Главные же усилия он обратил на борьбу с протестантизмом.

В ряду событий, возникших в ходе борьбы католичества с Реформацией, видное место занимает Трндентскш) собор, который с 1545 года с перерывами продолжался двадцать лет. Решения Тридентского собора повлекли некоторые изменения в Католической церкви: было установлено более строгое церковное благочиние и более строгий надзор за нравами духовенства; в то же время он подтвердил главные догматы католичества, а именно: непогрешимость пап, безбрачие священников, учение о чистилище, об отпущении грехов. Этот собор окончательно придал католичеству характер неподвижности и единства (под абсолютномонархической властью пап) и, таким образом, сделал еще более невозможным примирение с протестантизмом. Одним из самых влиятельных лиц на Тридентском соборе был генерал иезуитского ордена Лайнез. (Он страдал перемежающейся лихорадкой, и заседания собора прерывались в дни пароксизма болезни.)

 

ИТАЛИЯ В ЭПОХУ РЕФОРМАЦИИ

 

Идеи Реформации распространились не только в Средней и Северной Европе, они проникли и в Южную — в Италию и Испанию. Но тут они не нашли сочувствия в народе и скоро были истреблены жестокими мерами духовных и светских властей. Папы учредили с этой целью в Риме инквизицию. Наибольшей свирепостью отличился во главе инквизиции кардинал Караффа, впоследствии папа Павел IV. Инквизиторы отыскивали людей, зараженных ересью, отнимали у них имущество, бросали их в тюрьмы и сжигали на кострах. В числе погибших был и известный мыслитель.Джордано Бруно (1600). Подобное рвение распространяло страх и трепет: дороги, ведущие из Италии в Швейцарию и Германию, наполнились беглецами, которые спасались от преследования инквизиции. В то же время духовенство ввело «цензуру книг», строгий надзор за тем, чтобы запрещенные сочинения не могли проникать в католические земли. Такими мерами в Италии была сохранена целостность католической религии, но вместе с тем задержано и народное просвещение. После блистательных успехов итальянского Возрождения в XV и первой половине XVI века Италия на долгое время впала в умственное усыпление и страдала под игом чужеземных и собственных тиранов. При бедности и забитости простонародья находились все-таки смелые люди, они уходили в леса и горы и становились бандитами. Народ назвал их bravi и даже оказывал им сочувствие. Князья, вельможи, даже духовные лица нередко нанимали этих брави, чтобы совершить убийство ради мщения или получения наследства. Шайки бандитов были особенно многочисленны в Неаполитанском королевстве, которое находилось под жестоким управлением испанских наместников.

Знаменитейший из пап того времени —   Сикст К(1585—1590). Он носил фамилию ТТеретти и в детстве был свинопасом. Один францисканский монах устроил юношу в монастырь; здесь он показал быстрые успехи в науках, обратил на себя внимание красноречивыми проповедями, впоследствии сделался одним из инквизиторов и кардиналом. Предание рассказывает, что он хитростью достиг папского престола. Перетти ходил сгорбясь, говорил слабым голосом, постоянно кашлял, жаловался на свои болезни и вообще показывал величайшее смирение; кардиналы считали его хилым, слабым стариком, которым легко можно будет управлять по их воле. Когда умер папа Григорий XIII (известный исправлением календаря, который по его имени назван Григорианским\\ принят всей Западной Европой), коллегия кардиналов избрала вместо него Перетти. Тогда этот хилый старик вдруг выпрямился и заговорил таким сильным голосом, что привел в трепет присутствующих. Его пятилетнее правление было весьма деятельным и энергичным. Сикст V ограничил расточительность папского двора, заботился о строгом правосудии и без пощады "казнил бандитов, так что, пока он был жив, Церковная область наслаждалась спокойствием и безопасностью. Он также любил искусство; при нем был завершен купол храма Св. Петра, и на площади перед этим храмом его повелением был поставлен огромный египетский обелиск, который был извлечен из мусора и один только сохранился в целости из обелисков, украшавших древний Рим. Он покровительствовал промышленности и земледелию и заботился об очистке нездоровых Понтийских болот. Вступив на престол, Сикст V нашел папскую казну пустой, а умирая, оставил в ней 3 000 000 скуди (5 000 000 рублей серебром)*. Однако народ Рима был недоволен Сикстом V за его строгость и увеличение налогов, а после смерти разбил его статую в Капитолии.

В каком положении находилась наука в Италии во времена католической реакции, показывает судьба знаменитого итальянского ученого Галилео Галилея. Он был профессором математики в Пизанском университете и пользовался покровительством великого герцога тосканского Козимо II Медичи. Галилей усовершенствовал «зрительный снаряд» (телескоп) и, занимаясь астрономическими наблюдениями, сделал открытие нескольких новых планет. Он был усердным защитником Коперниковой системы. Но эту систему католическое духовенство объявило ересью на том основании, что она противна Священному Писанию. После смерти Козимо II Галилей был призван папой в Рим на суд инквизиции. После заключения в тюрьме он согласился исполнить требование инквизиторов — на коленях, положив руку на Евангелие, отречься от своего учения о движении Земли вокруг Солнца. Но едва кончился обряд отречения, как Галилей тут же топнул ногой и сказал: «А все-таки она вертится», — за что поплатился новым заключением. В последние годы жизни он ослеп и оглох, но не переставал заниматься научными изысканиями. Он умер в 1642 году.

Из видов искусств в эту эпоху в Италии процветает музыка. Рядом с духовной музыкой (оратория) многие даровитые композиторы начинают сочинять и светскую, оперную. Первый оперный спектакль был поставлен на венецианской сцене, в первой половине XVII века. Из Италии опера распространилась в другие страны, и впоследствии почти все европейские дворы старались иметь в своих столицах итальянскую оперу.

 

ФИЛИПП II

  

Наиболее ревностным поборником католицизма в XVI веке стал испанский король Филипп //(1556—1598). При вступлении на престол он был самым могущественным государем в Европе. Кроме Испании он наследовал от отца Нидерланды, Неаполь, Милан, Сицилию и неизмеримые земли стран Нового Света с богатыми золотыми и серебряными рудниками. Многочисленные флоты делали Испанию первой морской державой, а сухопутные войска, под предводительством полководцев школы Карла V (Филиберт Савойский, Альба, Эгмонт), создавали перевес и на материке. Но в течение своего сорокалетнего правления Филипп II довел Испанию до бедности и слабости. Он неуклонно преследовал две главные цели: сохранение католической религии во всех своих владениях и уничтожение старых прав и привилегий областей и безоговорочное подчинение их своей неограниченной власти.

В противоположность своему отцу Карлу V, Филипп не любил участвовать в походах, ездить по провинциям и лично надзирать за их управлением. Всегда скрытный и молчаливый, он почти все время проводил в своем кабинете, неутомимо работая над бумагами; он повсюду рассылал приказы и наставления и требовал от своих агентов подробных донесений из провинций. Любимым местопребыванием его стал дворец Эс!суриал. В начале своего царствования Филипп II вел войну с французским королем Генрихом II. Она происходила преимущественно на границах Нидерландов и была удачна для испанцев. Его военачальник

принц Филиберт Савойский выиграл главное сражение этой войны (при Сен-Кантене) в день св. Лаврентия. В память этой победы Филипп II и построил Эскуриал, части которого связаны между собой как звенья решетки, так как св. Лаврентий был замучен на раскаленной железной решетке. Это огромное здание, построенное из серого гранита, состоит из семнадцати отдельных корпусов, между которыми заключены двадцать два двора; оно расположено в нескольких милях от столицы, в печальной, пустынной местности. Эскуриал выполнял функции вместе И дворца и монастыря; тут же находилась погребальная капелла испанских королей, с бронзовыми вызолоченными дверями искусной работы. Вообще здание это хотя и богато украшено, но в целом имеет тяжелый, мрачный колорит, совершенно сходный с характером самого Филиппа II.

Для искоренения всякой ереси в Испании Филипп усилил суды инквизиции с ее шпионами, пытками и страшными аутодафе. «Я сам принесу дров для костра, чтобы сжечь собственного сына, — говорил Филипп, — если бы он оказался еретиком». Благодаря таким средствам и ревности испанского народа к католической религии, скоро исчезли в Испании все следы протестантизма. (Сын Филиппа, инфант, или наследник престола, дон Карлос, болезненный и вспыльчивый молодой человек, настроил против себя любимцев и советников короля, был обвинен в каких-то преступных замыслах, подвергся суду инквизиции и умер в заключении (1568).

На Средиземном море испанцы вели войну с турками и барбарийскими пиратами — северного побережья Африки, называвшегося Берберийским или Барбарским. Когда султан Селим II отправил многочисленный турецкий флот к острову Кипр, чтобы отнять его у венецианцев, Испания, Венеция и папа заключили против турок Священную лигу и выслали свои корабли под начальством дона Жуана Австрийского (побочного сына Карла V). Соединенный флот опоздал, Кипр был уже завоеван, но дону Жуану удалось в морской битве при Лепанто одержать блестящую победу над туреиким флотом (1571). Эта победа ослабила могущество турок на Средиземном море; других последствий она не имела, потому что подозрительный Филипп II не мог допустить, чтобы дон Жуан продолжил войну, и Священная лига распалась. В Португалии в то же время прекратилось потомство Эммануила Великого (молодой король Себастьян погиб в Африке, в войне с Марокко). В числе претендентов на португальский престол объявил себя и Филипп II (как внук Эммануила Великого по матери). Герцог Альба вступил с испанским войском: в Португалию и легко завоевал ее (1580).

Излишняя ревность Филиппа II к сохранению Католической церкви и нарушение старинных привилегий областей повлекли за собой восстание нидерландских провинций.

 

НИДЕРЛАНДЫ

 

Само название — Нидерланды — показывает, что страна низменная. Она лежит в устьях рек Рейна, Мааса и Шельды и по своему местоположению часто

подвергалась наводнениям со стороны моря. Обитатели ее еще с древних времен старались оградить себя от наводнений плотинами и осушали почву каналами, которые при этом сделались удобным средством сообщения. Постоянная борьба с природой развила в жителях энергичность и привычку к упорному труду. В начале XVI века Нидерланды были богатейшей страной в Европе, со многими цветущими городами, в которых кипела торговая и промышленная деятельность (Антверпен, Брюгге, Брюссель, Гент, Амстердам). Город Антверпен, как говорят, в течение месяца имел торговый оборот больший, нежели Венеция в два года. Каждый день в гавани его, на Шельде, приставало до трехсот судов, и каждую неделю до двух тысяч возов с товарами приходили сухим путем из Германии и Франции. Во главе нидерландских провинций {штатов) стояли штатгальтеры, но сословия в своих внутренних делах пользовались значительной самостоятельностью: например, подати налагались не иначе как с согласия провинциального собрания, состоявшего из духовенства, дворянства и городских представителей; иностранцы не допускались здесь к государственным должностям.

Благодаря торговым сношениям из соседних стран проникли в Нидерланды лютеранство и кальвинизм.

Нидерландских штатов и решится энергичными мерами истребить здесь Реформацию. Обер-штатгальтером, или правительницей Нидерландов, он назначил свою сестру, Маргариту, герцогиню Пармскую, умную, энергичную и образованную женщину, и расставил гарнизоны из наемных испанских отрядов, вопреки старым нидерландским правилам, по которым иностранные войска не допускались в города. Протестанты начали подвергаться заключению, пыткам и торжественному аутодафе. Но народ встретил аутодафе иначе, чем в Испании. Суеверные испанцы сбегались на это зрелище, как на праздник, а нидерландцы смотрели на него с ненавистью. Введение инквизиции было решительным нарушением нидерландских привилегий. Нидерландские дворяне по большей части оставались верными католицизму, но они ненавидели инквизицию и решили противиться ей всеми силами. Они составили между собой союз, члены которого известны под названием гёзов, то есть нищих. Это название произошло по следующему случаю. Однажды несколько сот дворян съехались в Брюссель и в торжественной процессии отправились ко дворцу правительницы, чтобы подать ей просьбу об отмене строгих мер против еретиков. При виде такого числа просителей Маргарита смутилась. Тогда один из ее советников заметил ей, что нечего бояться «этих нищих». Дворяне узнали об этом и с тех пор сами стали называть себя гёзами. Во главе недовольных находились принц Вильгельм Оранский и граф Эгмонт, которые занимали места штатгальтеров. Вильгельм Оранский принадлежал к княжеской германской фамилии (Нассауской) и в молодости был любимцем Карла V, который умел ценить его ум и силу характера. Он отличался большой скрытностью, так что получил прозвище Молчаливого. Эгмонт прославился как храбрый полководец и характером совсем не походил на своего друга, Вильгельма Оранского: веселый, беспечный, приветливый, он был любимцем народа.

Реформация продолжала распространяться в Нидерландах, и строгости только раздражали народ, так что в некоторых местах чернь принялась выбрасывать из церквей иконы и ломать католические часовни (1566). Услышав о том, Филипп II решил усилить преследования. (Он неоднократно говорил, что лучше совсем не будет царствовать, нежели царствовать над еретиками.) Вместо Маргариты Пармской он сделал правителем Нидерландов герцога Альбу, отличного полководца, но вместе с тем человека с мрачным и крайне жестоким характером. Альба привел с собой в Нидерланды новое испанское войско. Вильгельм Оранский, предвидя опасность, удалился в свои немецкие владения; его примеру последовали многие другие дворяне. Граф Эгмонт не захотел послушать предостережений своего друга и остался. Действительно, Альба велел его схватить, обвинил в государственной измене и торжественно казнил, вместе с несколькими вельможами. Везде на площадях были расставлены виселицы и зажжены костры. Жадные испанцы бесцеремонно расправлялись с богатыми гражданами, чтобы воспользоваться их имуществом. Тогда многие тысячи нидерландцев бежали в соседние области Германии, составили там отряды и объявили войну испанцам, пригласив военачальником Вильгельма Оранского. Последний постоянно терпел поражения от герцога Альбы, но не терял бодрости; он умел скоро оправляться от поражения и возобновлял войну. В то же время некоторые из беглецов спаслись за морем, в Англии, собрали небольшой флот и под именем морских гёзов начали досаждать испанцам с моря. Мелководье и песчаные дюны нидерландских берегов не позволяли свободно действовать большим тяжелым кораблям испанцев против легких кораблей гёзов. Испанцы начали терять приморские города. Видя, что от жестоких мер восстание только усиливается, Филипп отозвал герцога Альбу в Испанию (1573).

 

ГОЛЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКА

 

Преемники Альбы с переменным успехом продолжали борьбу против восставших. Наконец Александр Пармский (сын Маргариты) искусно воспользовался племенным различием южных и северных провинций и сумел разъединить их. Десять южных, или бельгийских, штатов (Брабант, Фландрия и другие) оказались более склонны к сохранению католицизма и остались под испанским владычеством, заключив Аррасскую унию\ а семь северных (Голландия, Зеландия, Фрисландия, Утрехт и прочие) приняли протестантизм и заключили Утрехтскую унию (1579). Душой этого союза был Вильгельм Оранский, и мстительный Филипп II назначил большую награду тому, кто добудет голову принца Вильгельма. Произошло несколько покушений на его жизнь; все они были не удачны, и Вильгельм не обращал на них внимания, не принимал мер предосторожности. Наконец один молодой фанатик, привлеченный иезуитами, под чужим именем вступил в свиту Вильгельма и, улучив минуту, убил его выстрелом из пистолета (1584). Убийца был схвачен и казнен; иезуиты причислили его к лику мучеников, пострадавших за веру, а Филипп II возвел его фамилию в дворянское звание. Однако со смертью Вильгельма Оранского испанцы ничего не выиграли; сын его, Мориц На ееаус кий, человек храбрый и энергичный, был провозглашен голландским штатгальтером и успешно продолжал борьбу. Вновь образовавшееся государство, Голландская республика, получило помощь от английской королевы Елизаветы.

Чтобы наказать англичан и одним ударом раздавить Голландскую республику, Филипп с большими издержками и усилиями вооружил огромный флот, который заранее назван был «Непобедимой армадой». «Армада» вышла из Ли-сабонекой гавани (15S8) и направилась в Британский канал. На пути корабли пострадали от бури; и опять же огромные, похожие на крепости, они не могли двигаться с таким проворством, как мелкие английские и голландские. «Армада» терпела одну неудачу за другой, и наконец часть ее была сожжена англичанами. Главнокомандующий, испанский адмирал герцог Медина Сидона, принужден был возвратиться назад вокруг северных берегов Британии; тут флот попал в бурю и разбился о скалы, так что он привел в Испанию только жалкие остатки «Непобедимой армады». Со страхом предстал Медина Сидона перед королем, ожидая жестокого наказания. Но Филипп II (как и при известии о Лепантской победе) не изменил своей гордой неподвижной осанки; он встретил герцога с наружным спокойствием и сказал: «Я посылал вас сражаться с англичанами, а не с бурями и скалами; да будет благословенно имя Господне!»

Борьба Испании с голландскими штатами продолжалась с некоторыми перерывами и после смерти Филиппа Ц. Наконец независимость республики была признана Вестфальским миром (1648). В это время ее торговля была первой в мире, и голландские корабли можно было встретить на всех морях; голландцы основали свои колонии и фактории в Америке, Африке и особенно на ост-индских островах, откуда они вывозили разные пряности. Они проникли даже в Японию И там завязали торговые отношения. В самой Голландии процветала промышленность. Многие предметы голландского производства приобрели славу во всем мире (голландские полотна, сыр, сельди). Внутри республики происходила борьба двух главных партий: Оранской к Республиканской. Первая партия стремилась сохранить звание штатгальтера за Оранским домом и укрепить его власть, а вторая отстаивала республиканский образ правления. Приобретенная внешняя независимость и внутреннее благосостояние сопровождались процветанием наук и искусств. В начале XVII века, когда к изучению классической древности стал падать интерес в Италии, он с особой силой возродился в Голландии. Голландия в эту эпоху славилась своими университетами и учеными: филологи Скалигер и Липсий, историк Гуго Гроций, философ Спиноза. Философы и писатели, гонимые за свои воззрения в других странах, нередко находили в Голландии безопасный приют и свободно печатали свои сочинения. Гуго Гроций считается основоположником международного права. В своем сочинении «О праве войны и мира-> он доказывает необходимость взаимного уважения заключаемых договоров (то есть предлагает политику, противоположную Маки-авеллиевой). Из искусств в Нидерландах того времени наибольшее развитие получила живопись. Как в политическом отношении Нидерланды распались на две части, так и в живописи образовались две школы: Фламандская и Голландская. Фламандская школа отличалась сочностью красок (представители ее Рубенс и ученик его Ван Дейк). А Голландская, напротив, придавала своим картинам очень умеренное освещение; главой ее считается Рембрандт. Все три художника жили в XVII веке.

 

УПАДОК ИСПАНИИ

 

Между тем Испания неблагоразумным правлением Филиппа II и деятельностью инквизиции была доведена до истощения. Торговля ее совсем расстроилась из-за преследования жителей, наиболее занятых этим родом деятельности, евреев и морисков*, ибо сами испанцы относились к ней презрительно. Дворяне испанские (гидальго) гордились своим благородным происхождением и не любили заниматься мирным трудом; они или поступали на военную службу, или наполняли собой испанские монастыри, число которых при Филиппе II размножилось до чрезвычайности, а монахи испанские были самым праздным сословием. Обширные американские владения с их неистощимыми золотыми и серебряными рудниками не обогатили Испанию. Корабли, нагруженные драгоценными металлами, часто попадали в руки английских и голландских каперов (захватывающих корабли неприятеля на море); а золото, привозимое в Испанию, скоро уходило от нее в другие земли на покупку товаров, потому что в самой Испании промышленность была очень незначительна. (Тогда еще не понимали ясно, что главное богатство страны заключается не в количестве драгоценных металлов, а в трудолюбии жителей и развитии промышленности.) Филипп II наследовал самую богатую и обширную монархию на свете, но, вследствие истощения Испании и разорительных войн, он в конце жизни терпел большую нужду в деньгах и оставил после себя огромные долги. Умер Филипп II от страшной болезни, весь разъедаемый язвами, но и во время страданий остался верен своему характеру, перенося их с непоколебимой твердостью и облегчая их лишь чтением о страданиях Спасителя.

Преемники его, сын Филипп ///и внук Филипп IV, были слабые, ленивые государи, которые предоставили управление страной своим любимцам (герцоги Лерма и Оливарес). Состояние Испании при них еще более ухудшилось. Португалия при первом удобном случае восстала против ненавистного испанского ига. Все испанцы были изгнаны. Португальские кортесы собрались в Лисабон и провозгласили своим королем Иоанна, герцога Брагансского, который и начал новую династию (1640). Колонии также его признали. Но португальские колонии и торговля уже не могли оправиться от вреда, причиненного им испанским владычеством.

 

СЕРВАНТЕС

 

Правление Филиппов и католическая реакция задержали развитие испанской культуры. Классическая литература и естественные науки находились в пренебрежении; в университетах господствовала схоластика, в школах давалось очень скудное образование, а латыни учили только для приготовления к занятиям богословием и законоведением. В лучшем состоянии находились поэзия и искусство. Из художников испанских непревзойденные мастера Веласкес и Му-рильо, а из писателей — Лопе де Бега, Кальдерой, Сервантес.

В молодости Сервантес служил солдатом и отличался храбростью, он участвовал в Лепантской битве, где потерял левую руку, однако и после этого продолжал службу. Однажды он был захвачен в плен морскими разбойниками и продан невольником в Алжир, где в течение нескольких лет перенес много страданий, пока родственники и друзья его не выкупили. Потом он вел тихую семейную жизнь и полностью посвятил себя поэзии. Произведения его, впрочем, были мало оценены современниками, и Сервантес много сил отдал борьбе с нуждой. (Он умер в 1616 году и, как говорят, в один день с Шекспиром.) Из его произведений всемирную известность приобрел сатирический роман «Дон-Кихот». В XVI столетии, когда рыцарство уже отжило свой век, в Европе в большой моде были рыцарские романы; они наполнялись необыкновенными приключениями, и рыцари изображались там в самом привлекательном виде. Сервантес в своем «Дон-Кихоте» с чрезвычайным остроумием осмеял страсть современников к рыцарским романам.

Что касается Португалии, то она в XVI веке явила миру великого поэта Камоэиса, творца героической поэмы «Лузиада»: она воспевает первое плавание португальцев (или лузитан) вокруг Африки и открытие Васко да Гамой морского пути в Индию.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Древняя история. Средние века. Новая история»

 

Смотрите также:

 

Всемирная История

 

История Геродота

 

Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

 

Татищев: История Российская





Rambler's Top100