Вся Библиотека >>>

ИНКВИЗИЦИЯ. История испанской инквизиции >>

  

 Мировая история. История религии

инквизиция Инквизиция

История инквизиции


Разделы:  Всемирная История

Рефераты по истории

 

История испанской инквизиции

 

Глава X. О ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЯХ,  ПРОИСШЕДШИХ  ПРИ  ГЛАВНЫХ  ИНКВИЗИТОРАХ  ДЕСЕ  И СИСНЕРОСЕ

 

 

Статья четвертая. ЖЕСТОКОСТЬ ИНКВИЗИТОРА ЛУСЕРО. СКАНДАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В  КОРДОВЕ,  БЫВШИЕ ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЕМ

 

     I. Бесчеловечность инквизитора Лусеро имела самые тяжелые  последствия.

Так как он объявлял почти всех обвиняемых виновными в запирательстве  и  так

как он осуждал их как лжекающихся, случилось, к сожалению, что некоторые  не

удовлетворились объявлением правды, но  еще  прибавили  к  своим  показаниям

вымышленные подробности фактов и  обстоятельств.  Некоторые,  усвоившие  эту

систему, ложно уверяли, что в Кордове, Гранаде и  других  городах  Андалусии

имеются синагоги в названных ими  домах.  Они  говорили,  что  многие,  даже

монахи и монахини, совершают туда паломничества из всех частей Кастилии  для

отравления  праздников  иудейской  религии  и  произнесения   проповедей   в

торжественной обстановке. По их словам, дело дошло до  того,  что  испанские

семейства старинных христиан присутствовали при этом; они поименовывали  их,

чтобы запутать в эту клевету  большое  количество  уважаемых  людей,  будучи

убеждены,  что  в  результате  последует  общее  прощение  для  всех,  а   в

особенности для доносчика, или,  по  крайней  мере,  они  при  помощи  этого

средства могут отомстить своим врагам.

     II.  Лусеро  приказал  арестовать  такое   большое   количество   людей

вследствие этих показаний, что город  Кордова  дошел  до  возмущения  против

инквизиции. Муниципалитет, епископ, капитул кафедрального  собора  и  высшая

знать, во главе с маркизом де  Приэго  и  графом  де  Каброй  (которые  были

близкими   родственниками   главнокомандующего   Фернандеса   Кордуанского),

отправили депутатов к главному инквизитору с  требованием  отозвать  Лусеро.

Деса отказался уважить  эти  протесты  до  тех  пор,  пока  ему  не  докажут

жестокостей, в которых укоряли инквизитора. Только монах был  способен  дать

подобный ответ, ибо Деса менял ежедневно по  своей  прихоти  инквизиторов  и

заставлял их переходить с одного места на другое.

     III. Узнав о положении вещей, Лусеро имел дерзость отметить пособниками

иудаизма кавалеров, дам, каноников, монахов, монахинь  и  уважаемых  лиц  из

всех классов.

     IV. Между тем 27 июня 1506 года Филипп I [433] принял бразды  правления

Кастилией. Епископ Кордовы дом Хуан Деса уведомил его  о  положении  дел,  а

родственники многочисленных узников, с  своей  стороны,  потребовали,  чтобы

процессы обвиняемых были отосланы в другой трибунал.  Филипп  приказал  дому

Диего Десе удалиться  в  свою  Севиль-скую  епархию  и  передать  полномочия

главного инквизитора дому Диего Рамиресу де Гусману, епископу Катаны [434] в

Сицилии, который был тогда при дворе. В то же время он  велел  передать  все

документы, относящиеся к этому делу,  на  просмотр  верховному  королевскому

совету Кастилии. Рамирес де Гусман отрешил  от  должности  Лусеро  и  других

судей кордовского трибунала. Дело окончилось бы счастливо, если бы не смерть

короля, происшедшая 25 сентября 1506 года.

     V. Едва архиепископ Севильи узнал  об  этом  событии,  как  аннулировал

передачу полномочий и снова приступил к  отправлению  обязанностей  главного

инквизитора, кассировав все сделанное во время его удаления. Тем не менее он

не замедлил передать полномочия по делам об апелляции дому Альфонсо  Суаресу

де Фуэнтельсасу,  бывшему  тогда  епископом  Хаэна  и  председателем  совета

Кастилии,  который  некогда  разделял  вместе   с   ним   функции   главного

инквизитора. Он поручил Суаресу действовать в согласии с советом инквизиции,

который ничего не делал в прошлое царствование.

     VI. Фердинанд V воспринял управление  королевством  как  отец  королевы

Хуаны, вдовы Филиппа I, которая помешалась. Прошло,  однако,  еще  несколько

времени, прежде чем этот государь начал  управлять,  потому  что  он  был  в

Неаполе, когда узнал о смерти короля Испании. Между тем все жители Кордовы и

многие члены совета Кастилии высказались против Десы и опубликовали, что  он

происходит из расы маранов (marranos), то есть от евреев.

     VII. Маркиз де Приэго поднял население Кордовы, которое 6 октября  1506

года разбило тюрьмы  святого  трибунала  и  выпустило  на  свободу  узников,

количество  коих  было  неисчислимо.  Схватили  прокурора,  одного  из  двух

секретарей и нескольких второстепенных служащих трибунала. Приэго  велел  бы

арестовать и инквизитора Лусеро, если бы счастливая случайность  не  помогла

ему вовремя скрыться на великолепном муле. Все-таки он  внушил  такой  страх

архиепископу Севильи,  что  тот,  видя  перед  собой  смерть,  отказался  от

должности главного инквизитора и удалился с бесчисленными предосторожностями

в свою епархию. Это решение привело к быстрому успокоению  Кордовы.  Но  так

как он не окончил процессов обвиняемых, я расскажу их продолжение, хотя  оно

относится к истории его преемника.

     VIII. Когда регент королевства Испании прибыл из Неаполя,  он  назначил

главным  инквизитором  кастильской  короны  дома   Франсиско   Хименеса   де

Сиснероса, архиепископа Толедо, а главным инквизитором  Арагона  дома  Хуана

Энгера, епископа Вика, доминиканца. Папа послал ему буллы 4 июня 1507  года,

а на другой день его коллеге Хименесу,  которого  он  в  первый  раз  назвал

кардиналом, потому что дал ему это звание на последнем заседании консистории

17 мая.

     IX. Хименес де Сиснерос вступил в свою новую должность

     1 октября, в момент, когда возмущение против  святого  трибунала  стало

почти всеобщим по причине события в Кордове, расследование коего  принял  на

себя совет Кастилии. Те из его членов, которые стояли на стороне Филиппа  I,

питали ненависть против инквизиции, особенно дом Альфонсо  Энрикес,  епископ

Осмы, внебрачный сын адмирала Кастильи; дом Хуан Родригес де Фонсека, бывший

последовательно  епископом  Бадахоса,  Кордовы  и  Паленсии,   архиепископом

Россано [435] в Неаполитанском королевстве и Бургоса и председателем  совета

Индий;  дом  Хуан  де  Мануэль,  владетель   Бельмонте,   происходивший   из

королевского дома Кастильи,  посол  при  папе;  кроме  того,  многие  гранды

королевства. Это столь глубокое отвращение к инквизиции внушило Хименесу  де

Сиснеросу необходимость вести себя  крайне  благоразумно,  чтобы  не  подать

повода к общему созыву кортесов, где его лишили бы высокой должности регента

королевства, которою он был облечен.

     X. После всего сказанного мы не должны удивляться  тому,  что  писал  в

своих латинских письмах (напечатанных вне Испании) Педро Мартир  д'Англериа,

член совета Индий, а также кавалер из Кордовы Гонсальво де Айора в письме от

16  июля  1507  года,  адресованном  Мигуэлю  Пересу  д'Альмасану,   первому

секретарю короля Фердинанда. "Что касается ведения  дел  инквизиции,  решено

было отделаться совершенно от архиепископа Севильи  Лусеро  и  Хуана  де  ла

Фуэнте, которые опозорили все эти провинции и агенты которых  в  большинстве

случаев не признавали ни  Бога,  ни  правосудия,  убивая,  воруя,  оскорбляя

девушек и женщин, к стыду и великому  позору  религии.  Убытки  и  бедствия,

причиненные  дурными  слугами  инквизиции  моей   стране,   так   велики   и

многочисленны, что нельзя не быть удрученным всякому, кто бы он не был" {Это

неизданное письмо находится в рукописях королевской  библиотеки  в  Мадриде,

где я снял с него полную копию, находящуюся в  моих  руках.  Его  нет  среди

напечатанных писем Гонсальво Айоры.}.

     XI. Кордовские события вынудили огромное количество  лиц  обратиться  в

Рим. Папа решил разобрать дело маркиза де Приэго,  узников  и  собственников

домов, которые Лусеро велел разрушить, как служившие помещением для синагог.

Вследствие этого он выпустил бреве с поручением дому Франсиско  де  Майорке,

епископу Тагасты [436] и коадъютору [437] архиепископа Толедо,  расследовать

все излишества, которые позволили себе  Лусеро  и  другие  должностные  лица

инквизиции Кордовы. В то же время папа отдельным бреве  поручил  дому  Педро

Суаресу  Десе,  избранному  архиепископом  Сан-Доминго  [438]   в   Америке,

разобрать  процесс,   начатый   вследствие   передачи   полномочий   главным

инквизитором  Севильи  против  тех,  кто  принимал  участие  в   возмущении,

вызвавшем побег узников святого трибунала, а  также  арест  и  заключение  в

тюрьму  прокурора,  секретаря  и  двух  канцелярских   служащих   кордовской

инквизиции.  Однако,  назначив  8  ноября  1507  года  кардинала   Сиснероса

апелляционным судьей, папа  уполномочил  его  перенести  к  нему  все  дела,

начатые апостолическими комиссарами.

     XII. Кардинал тотчас занялся кордовским делом, продолжение  коего  было

поручено двум прелатам. Он отрешил от должности Лусеро и велел заключить его

в Бургосе. Ту же меру он употребил  относительно  двух  свидетелей,  которые

были сильно заподозрены в даче ложных показаний, потому что часть  обвинений

была так нелепа, что ей нельзя было верить на основании здравого смысла.

     "Едва ли можно представить себе столь важное дело, - писал в 1508  году

член совета Индий Педро Мартир  д'Англериа,  -  как  эта  мнимая  история  о

молодых девушках, которые никогда не покидали отцовского дома и которые, как

уверяют, отправились из глубины Кастилии в город Кордову через большую часть

Испании, чтобы поработать в синагогах над восстановлением еврейской религии.

Какие основы просвещения  и  учености  можно  найти  у  робких  девственниц,

которые видели только внутренний уют семьи? Какую  выгоду  рассчитывали  они

найти, покидая свой  дом  для  путешествия,  лишенного  всяких  элементарных

удобств и приятности? Я понимаю, что их обвиняют в магии,  исходя  из  того,

что они совершили свое путешествие на козлах, вместо лошадей, и в  состоянии

опьянения; но кто кроме Лусеро мог обратить внимание на эти показания, более

достойные адской злобы, чем ребячьего легковерия? Кто  другой,  кроме  него,

дерзнул бы воспользоваться такими  показаниями  для  осуждения  кого-либо  и

покрытия позором всей Испании? Ведь  совет  занимается  открытием  источника

зла; его члены читают все процессы и тщательно проверяют приговоры  стольких

людей, сожженных или подвергшихся  епитимьям"  {Педро  Мартир  д  'Англериа.

Книга писем. Письмо 375.}.

     XIII.  Чтение  процессов  убедило   кардинала   Хименеса,   что   дело,

произведшее столько шума  и  задевавшее  столько  знатных  фамилий  Испании,

должно  быть  разобрано  с  большой  сдержанностью  и  благоразумием,  чтобы

прилично закончиться. Поэтому он  просил  и  получил  от  короля  разрешение

созвать хунту, названную им  католической  конгрегацией  и  составленную  из

двадцати двух самых уважаемых лиц. В нее  входили:  главный  инквизитор  (ее

председатель);   епископ   Вика,   главный   инквизитор   Арагона;   епископ

Сьюдад-Родриго;  [439]  епископы  Калаоры  и  Барселоны;  митрофорный  аббат

бенедиктинского монастыря в  Вальядолиде;  председатель  совета  Кастилии  и

восемь  его  членов;  вице-канцлер  и   председатель   апелляционного   суда

королевства  Арагонского;  два  члена  верховного  совета  инквизиции,   два

провинциальных инквизитора и один аудитор апелляционного суда в Вальядолиде.

     XIV. Первое заседание их происходило в Бургосе, в день Вознесения  1508

года,  а  9  июля  они  вынесли  приговор,  объявлявший  свидетелей,  давших

показания  в  кордовском  деле,  по  их  низкому  и  презренному   характеру

недостойными  никакого  доверия.  Принимая  во   внимание,   что   свидетели

расходились в своих показаниях, показания были противоречивы,  необычайны  и

справедливо  вызывают  подозрения  в  лживости,  потому  что  содержат  вещи

невероятные, недостойные доверия, противоречащие здравому смыслу и, наконец,

такие, что  ни  один  разумный  человек  не  осмелится  никого  осуждать  на

основании подобных свидетельств, католическая конгрегация  постановила,  что

узники  будут  выпущены  на  свободу,  их  честь  и  память  умерших   будут

реабилитированы, разрушенные дома выстроены  вновь  и  будут  вычеркнуты  из

реестров приговоры и отметки, направленные против заинтересованных лиц.

     XV. Это решение католической хунты было провозглашено в  Вальядолиде  1

августа того же года с большой пышностью и торжественностью,  в  присутствии

короля, многих грандов Испании, большого  количества  прелатов  королевства,

председателя и всех членов апелляционного суда города и множества  дворян  и

других жителей всех классов {Гомес Браво. Список епископов  Кордовы.  Т.  I.

Гл. 18.}. Спустя четыре дня после этого обнародования Педро Мартир писал  из

Вальядолида графу Тендилье, что был отдан приказ содержать в  тесной  тюрьме

инквизитора Лусеро "за то, что он измучил столько тел, смутил столько душ  и

покрыл позором множество семейств. О, несчастная  Испания,  родина  стольких

великих людей, ныне незаслуженно опозоренная и  преданная  бесчестью!..  Как

голова  этого  нового  Терсита  [440]   (Мрачного)   может   одна   искупить

преступления,  составившие  несчастие  стольких  Гекторов?  [441]   Наконец,

опубликование незаслуженного осуждения жертв неправедного судьи, может  быть

принесет  какое-либо  утешение  и  облегчение  душам  пострадавших!"  {Педро

Мартир. Книга писем. Письмо 333.}. Лусеро был затем выслан в свою епархию  в

Альмерию, и это явилось немалым скандалом во всем этом

     XVI.  В  более  просвещенный  век  кордовского  происшествия  было   бы

достаточно для упразднения трибунала, устав которого допускает столь  частое

впадение   в   такое   варварство    вследствие    злоупотребления    тайною

судопроизводства. Публичность открыла бы предохранительное  средство  против

тирании и деспотизма в  законной  апелляции  против  злоупотребления;  такую

публичность следовало бы установить с самого начала,  раз  уже  осмеливались

организовать этот позорный трибунал.

 

К содержанию книги:  История Святой Инквизиции    Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Инквизиция   Колдовство и средневековье. Борьба с ересью. Святая инквизиция   Святая Инквизиция   История Средних веков    Энциклопедия сект   "Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня

 

Жестокий путь

Под властью креста и меча

 Где выход?

Так хочет бог!

Рыцари «просветители»

Торговля Раем - индульгенции

Миг счастья на земле - шабаши

Ереси

Без пролития крови - инквизиция

Невежество – мать благочестия

На Руси