Вся Библиотека >>>

ИНКВИЗИЦИЯ. История испанской инквизиции >>

  

 Мировая история. История религии

инквизиция Инквизиция

История инквизиции


Разделы:  Всемирная История

Рефераты по истории

 

История испанской инквизиции

 

 

Глава I. ПОРЯДОК  И  ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ  ИДЕЙ  КАТОЛИЧЕСКОЙ  ЦЕРКВИ  ДО  УЧРЕЖДЕНИЯ ИНКВИЗИЦИИ В ДЕЛЕ РОЗЫСКА И НАКАЗАНИЯ ЕРЕТИКОВ

 

 

Статья первая. ПЕРВАЯ ЭПОХА ЦЕРКВИ ДО ОБРАЩЕНИЯ ИМПЕРАТОРА КОНСТАНТИНА

 

 

     I. Едва основалась христианская религия на  земле,  как  среди  ее  чад

зародились ереси.  Апостол  Павел  дает  наставление  своему  ученику  Титу,

епископу Крита, какого поведения он должен держаться по отношению к еретику,

советуя ему предупреждать его один и другой раз и, если  тот  не  обратится,

избегать в будущем его присутствия. {Послание ап. Павла к Титу. Гл. 3.}

     II. Это правило,  установленное  языком  апостолов,  указывает  нам  на

различие, какое надо делать между ересью и другими грехами, за которые Иисус

Христос хочет, чтобы согрешившего призывали к обращению три раза, прежде чем

прекратить с ним всякое общение, потому что только тогда, когда было сделано

три предупреждения тем способом,  какой  предписан  в  Евангелии,  позволено

смотреть на него как на язычника и мытаря, то есть  как  на  отлученного  от

единения с верными [1].

     III. Св. Павел хочет, чтобы еретика предупреждали всего два раза;  быть

может, потому, что ересь - заблуждение ума, и надо полагать, что, если он не

окажется убежденным после того, как ему дважды показали истину, благоразумие

не позволяет надеяться на то, что он убедится после третьего  увещания,  так

как он дважды показал себя непослушным голосу своего брата,  что  заставляет

отлучить его от Церкви. Налагая на него это наказание, Церковь надеется, что

позор, к которому его приводит упорство, и скорбь об отлучении по своей вине

от соборного общения приведут его к раскаянию [2]. Но св. Павел не  говорит,

что еретика надо лишать жизни; а Иисус Христос, говоря св.  Петру,  выражает

желание, чтобы падшего вновь прощали и воссоединяли с Церковью  не  семь,  а

семьдесят семь раз [3], то есть так часто, как он  будет  раскаиваться;  это

предполагает, что его никогда не должно карать смертью по суду Церкви.

     IV. Такова была неизменная доктрина Церкви во время  первой  эпохи,  то

есть в первые три  века,  вплоть  до  примирения  с  Константином.  Еретиков

никогда не отлучали иначе, как после бесполезно  пущенных  в  ход  увещаний.

Ввиду усвоения этой системы естественно, что  писали  против  ересей,  чтобы

препятствовать их распространению.  Это  делали  св.  Игнатий  [4],  Кастор,

Агриппа, св. Ириней [5], Климент Александрийский [6],  св.  Остин  [7],  св.

Дионисий Коринфский, Тертулиан [8], Ориген [9] и многие другие.

     V. Были вообще убеждены, что по отношению к еретикам следует  соблюдать

это гуманное и  снисходительное  поведение,  внушаемое  милосердием,  всегда

долготерпеливым. Св. Дионисий, епископ Коринфский, говорил, что если  еретик

показывает себя послушным и расположенным вернуться  к  церковной  вере,  то

следует с ним обращаться с кротостью, тщательно избегая подавать  какой-либо

повод к страданию, из опасения его раздражить и сделать упорствующим.  {См.:

Евсевий. Церковная история. Кн. 4; св. Епифаний, в трактате  О  ересях;  се.

Иероним, О церковных писателях. Гл. 39 и 40.} Ориген предписывает для  того,

чтобы обратить и вернуть еретика  в  лоно  Церкви,  делать  вид  незнания  о

выдвинутых им положениях, которых нельзя одобрить, лишь бы они  по  существу

не затрагивали уже установленных догматов {Ориген в толковании  на  послание

св. Павла к римлянам. См.: Тиллемон. Церковная история. Т. II. Ч 3.}. До тех

пор, пока было возможно беседовать с еретиками, прежде чем объявлять  против

них анафему, пробовали приводить их обратно к вере либо посредством  частных

споров, как это видим из истории Феодота Византийского {Епифаний. О  ересях.

54; Феодот. Еретические басни. Кн. 2. Гл.  5.},  либо  путем  собеседований,

например: св. Юстина с Трифоном {См, этот Разговор в творениях св.  Юстина};

Родона  с  Апеллесом,  последователем  Маркиона  [10]  и  затем  ересиархом;

{Евсевий. Церковная история. Кн. 5. Гл. 13.} Кая  [11]  с  Проклом,  римским

еретиком-монтанистом; {Там же. Кн. 6. Гл. 20.} Оригена с ересиархом Берилом,

епископом Бокары [12] в Аравии, о  божестве  слова,  и  того  же  Оригена  с

арабами, отрицавшими бессмертие души; {Евсевий. Церковная  история.  Кн.  6.

Гл. 33; Флери. Церковная история. Т. II. Кн. 6.} Архелая, епископа Каскара в

Месопотамии, с Манесом, главою манихеев {Епифаний. О ересях. 66; Св.  Кирилл

Иерусалимский. Катехизис. 6; Евсевий. Летопись;  Флери.  Церковная  история.

Кн. 8. N 10.}, - так же, как и большое число других, о которых упоминается в

истории соборов и в творениях Отцов Церкви. Например, известно,  что  в  235

году еретик Аммоний был обращен  собеседованиями,  которые  с  ним  вели  на

Александрийском соборе.

     VI.  Эти  верные  подражатели  благости  Иисуса  Христа  были   врагами

принципов угнетения. Хотя зло, причиняемое религии нечестивым Манесом,  было

столь велико, что епископ Архелай, о котором мы только  что  говорили,  счел

необходимым подумать о мерах к его аресту,  однако  он  отказался  от  этого

намерения, когда Маркелл, которому Манес только что написал,  предложил  ему

еще раз побеседовать с Манесом. Архелаю удалось убедить ересиарха, и  он  не

только не настаивал более на его  задержании,  но,  когда  спустя  некоторое

время народ хотел побить Манеса камнями и он  убежал  в  одно  селение,  где

продолжал еще спорить с Трифоном, Архелай прибежал к нему на помощь  и  спас

ему жизнь. {Епифании и Флери в цитированных местах.}

     VII. Возможно, что такое поведение Церкви  было  до  известной  степени

обусловлено невозможностью в ее тогдашнем положении употреблять против  этих

еретиков принудительные средства светской власти при государях, остававшихся

еще язычниками. Но  это  не  было  единственной  побудительной  причиной  ее

терпимости, так как известно, что, когда не существовало указа о гонениях на

христиан,  императоры  принимали  жалобы  от  епископов,  как  и  от  прочих

подданных.  Это  доказывается  историей  еретика  Павла  Самосатского  [13],

епископа Антиохийского. Собор этого города, собравшийся в  272  году,  видя,

что Павел снова впал в ересь, после того как отрекся от нее  на  соборе  266

года, низложил  его  и  избрал  на  его  место  Домна.  Низложенный  епископ

продолжал занимать епископский дом; ему предложили его покинуть,  чтобы  его

преемник мог вступить в обладание им. Так как Павел отказался  повиноваться,

епископы обратились к императору Аврелиану, который еще не  отдавал  приказа

преследовать Церковь; тот принял  их  жалобу  и  ответил:  ввиду  того,  что

неизвестно, которая из двух сторон права, следует сообразоваться с  решением

римского епископа и его Церкви. Святой престол тогда занимал  св.  Феликс  I

[14], который подтвердил  решение  собора,  и  император  Аврелиан  приказал

привести его в исполнение. {Евсевий. Церковная история. Кн. 7. Гл. 24.}

     VIII. Это событие  доказывает,  что,  если  бы  намерение  Церкви  было

преследовать еретиков, епископы имели  бы  к  этому  возможности,  пользуясь

властью императоров, которых они могли легко расположить к этому,  доказывая

им, что еретики умножают секты, что  большинство  этих  сект  было  причиной

изданного в 296 году  императорами  Диоклетианом  [15]  и  Максимианом  [16]

эдикта, присуждавшего к сожжению манихейских вождей и  к  разным  наказаниям

тех из этих сектантов, которые не отрекутся от их учения {Там же. Кн. 8. Гл.

25.}.

     IX. Церковь, далекая в то время от мысли  об  установлении  физического

воздействия, разрешала распространение еретических сочинений, не  содержащих

никакого заблуждения, и не запрещала их чтения из-за ненависти к их авторам,

как это делалось во времена менее отдаленные и менее безупречные.  Сочинения

Тертулиана  служат  тому  доказательством,  а  особенно  греческая   Библия,

переведенная с еврейского Феодотионом Ефесским [17] при  императоре  Коммоде

[18], в промежуток времени от 180-го до 193 года.  Хотя  Церковь  и  осудила

Феодотиона, она сохранила и разрешила  читать  его  перевод  и  в  частности

перевод книги Даниила, как мы узнаем о том от св. Иринея, современника этого

отступника. {Св. Ириней. Против ересей.}

     X. Так как  подобное  отношение  представляло  общий  дух  Христианской

Церкви, то нельзя думать, чтоб испанская Церковь следовала  иным  принципам;

это доказывают многие факты, которые мы обнаруживаем в ее летописях. Василид

и  Марциал,  епископы  Асторги  и  Мериды  [19],  впадают   в   преступление

отступничества; их примирили с Церковью без какого бы то ни было  наказания,

кроме низложения, которому они подчинились перед 253 годом, когда они подали

на  это  апелляцию  папе  св.  Стефану  {Собрание  соборов.  Т.  1,   второй

Карфагенский собор 258 года.} [20].

     XI. Эльвирский собор [21], бывший в 303 году, издал правило,  гласящее,

что, если еретик попросит о возвращении его в лоно Церкви, он будет  допущен

к  примирению  и  на  него  не  будет  возложено  иного   наказания,   кроме

канонической десятилетней епитимии {Там же. Т. 1,  собор  Эльвирский,  канон

22.}. Эта мягкость тем более замечательна, что собор  этот  установил  более

строгие наказания за многие преступления, кажущиеся менее тяжкими; это  меня

приводит к уверенности, что испанские  епископы,  составлявшие  этот  собор,

среди которых мы отмечаем великого  Осия  Кордовского,  Сабина  Севильского,

Валерия Сарагосского и  Мелан-тия  Толедского,  были  убеждены,  по  примеру

Оригена, что следует применять лишь кротость для возвращения еретиков, чтобы

не ввергать их в упорство. Пока Церковь сохраняла свой  первоначальный  дух,

она никогда не занималась расследованием того, где находятся еретики,  чтобы

арестовывать их и карать. Когда сами еретики давали о себе знать,  старались

их убеждать и обращать средствами кроткого  внушения;  если  же  этого  было

недостаточно, довольствовались тем, что отлучали их от  Церкви,  никогда  не

простирая дальше каноническую строгость по отношению к ним.

     XII. Папы и епископы в эти века не думали, что исповедание  религиозных

мнений, противных общеимперской вере, составляет преступление, которое  надо

наказывать различными карами, если  только  они  не  нарушают  общественного

спокойствия.  Поэтому,  когда  языческие  жрецы  побуждали   императоров   и

правителей провинций преследовать христиан, верные публиковали большое число

апологий и настойчиво просили покровительства властей, доказывая, что они не

действуют против гражданских  законов,  что  они  с  покорностью  повинуются

императорским указам во всем, что не противоречит их религии, и что на своих

собраниях  они  считают  долгом  молиться  о  благополучии  государя   и   о

благоденствии империи.

 

К содержанию книги:  История Святой Инквизиции    Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Инквизиция   Колдовство и средневековье. Борьба с ересью. Святая инквизиция   Святая Инквизиция   История Средних веков    Энциклопедия сект   "Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня

 

Жестокий путь

Под властью креста и меча

 Где выход?

Так хочет бог!

Рыцари «просветители»

Торговля Раем - индульгенции

Миг счастья на земле - шабаши

Ереси

Без пролития крови - инквизиция

Невежество – мать благочестия

На Руси