Вся Библиотека >>>

ИНКВИЗИЦИЯ. История испанской инквизиции >>

  

 Мировая история. История религии

инквизиция Инквизиция

История инквизиции


Разделы:  Всемирная История

Рефераты по истории

 

История испанской инквизиции

 

Глава VIII. ИЗГНАНИЕ ЕВРЕЕВ. ПРОЦЕССЫ, ВОЗБУЖДЕННЫЕ ПРОТИВ ЕПИСКОПОВ.  СТОЛКНОВЕНИЕ ЮРИСДИКЦИИ. СМЕРТЬ ТОРКВЕМАДЫ; ИСЧИСЛЕНИЕ ЕГО ЖЕРТВ. ЕГО  ХАРАКТЕР,  ВЛИЯНИЕ ЕГО НА ПОВЕДЕНИЕ И ДЕЛА ИНКВИЗИЦИИ

 

 

Статья четвертая. ПОДСЧЕТ ЖЕРТВ ТОРКВЕМАДЫ

 

     I. Томас де Торквемада, первый  главный  инквизитор  Испании,  умер  16

сентября 1498  года.  Его  злоупотребление  своими  безмерными  полномочиями

должно было бы заставить отказаться от  мысли  дать  ему  преемника  и  даже

уничтожить кровавый трибунал, столь несовместимый с евангельской  кротостью.

Надо согласиться, что число жертв за  восемнадцать  лет  с  его  утверждения

достаточно оправдывало эту меру. Я думаю, что не выйду из границ  намеченной

цели, установив здесь их подсчет.

     II. Образ  действий  некоторых  инквизиций,  в  частности  толедской  и

сарагосской, и предположение, что точно так же дело происходило и  в  других

местах, приводит к мысли, что каждый трибунал должен был справлять  ежегодно

по крайней мере четыре  аутодафе,  чтобы  уменьшить  расходы  по  содержанию

неимущих узников. Однако эти данные  недостаточны  для  точного  определения

числа несчастных, которых  погубил  Торквемада.  Надо  прибегнуть  к  методу

приближения.

     III. Хуан де Мариана утверждает на основании старинных рукописей, что в

первый год инквизиции в Севилье сожгли две  тысячи  человек,  что  такое  же

число было сожжено фигурально и что  семнадцать  тысяч  человек  подверглись

публичному покаянию. Я мог бы говорить без боязни преувеличения, что  другие

трибуналы осудили столько же лиц  в  первый  год  своего  учреждения;  но  я

уменьшу это число в десять раз, потому что доносы свирепствовали  в  Севилье

сильнее, чем в других местах.

     IV. Андрее Бернальдес, историк этой эпохи, говорит, что с  начала  1482

года включительно по 1489 год в Севилье было сожжено семьсот человек и более

пяти  тысяч  подверглись  епитимьям,  не  считая  фигуральных  сожжений.   Я

предположу, что число последних равнялось половине  сожженных  живьем,  хотя

иногда оно бывало значительно больше.

     V. По этому предположению в каждый год отмеченного периода  восемьдесят

восемь  человек  осуждалось  на  сожжение  живьем,  сорок  четыре  сжигалось

фигурально и шестьсот двадцать пять подвергалось публичному покаянию в одном

только городе Севилье. Этот расчет доводит итог жертв инквизиции до  семисот

пятидесяти семи человек.

     VI. Я думаю, что такое число их было и во второй и в  последующие  годы

во всех других инквизициях. Я основываю свое мнение на том, что не  встречаю

ничего противоречащего этому утверждению. Во всяком случае, я уменьшу  число

наполовину.

     VII. В 1524 году на здании севильской инквизиции поместили надпись,  из

которой явствует, что со времени изгнания евреев, происшедшего в 1492  году,

до этого года было сожжено около тысячи человек и более двадцати тысяч  было

присуждено к епитимьям. Вот текст этой надписи:

     "Anno Domini millessimo quadringentessimo octogessimo primo,  Sixto  IV

pontifice maximo,  Ferdinando  V  et  Elisabeth,  Hispaniarum  et  utriusque

Siciliae regibus catholicis, Sacrum Inquisitionis Officium contra haereticos

judaizantes ad fidei exaltationem hie exordium sumpsit. Ubi  post  Judaeorum

et  Saracenorum  expulsionem  ad  annum  usque  millessimum  quingentessimum

vigessimum quartum, divo Carolo Romanorum imperatore ex  materna  hereditate

corumdem regum catholicorum succeessore  tune  regnante,  ac  reverendissimo

domino Alfonso Manrico archiepiscopo Hispalensi;  fidei  officio  praefecto,

viginti millia hereticorum et ULTRA nefandum  haerescos  crimen  abjurarunt;

nee non hominum FERE MILLIA in  suis  haeresibus  obstinatorum  postea  jure

praevio ignibus tradita sunt et combusta, Innocentio VIII, Alexandra VI, Pio

III, Julio II, Leone X, Adriano VI (qui  etiam  dum  cardinalis  Hispaniarum

gubernator ac generalis inquisitor esset, in summum  pontificatum  assumptus

est) et Clemente VII annuentibus et faventibus.  Domini  nostri  imperatoris

jussu et impensis, licenciatus de la  Cueva  poni  jussit,  dictante  Domino

Didaco  a  Carthagena  archidiacono  Hispalensi,  anno   Domini   millessimo

quingentessimo vigessimo quarto".

     Это значит: "В 1481 году, при папе Сиксте IV, в царствование Фердинанда

V и Изабеллы, католических королей Испании и Обеих  Сицилии,  здесь  получил

начало священный  трибунал  инквизиции  против  иудействующих  еретиков  для

возвышения веры. Со времени изгнания  евреев  и  сарацин  до  1524  года,  в

царствование Карла, римского императора,  наследника  по  матери  этих  двух

католических королей, и в правление  этим  трибуналом  веры  преподобнейшего

господина  Альфонсо  Манрике,  архиепископа  Севильского,   двадцать   тысяч

еретиков и более отреклись от гнусного преступления ереси,  и  почти  тысяча

человек, упорных в своей ереси, после  предварительного  суда  были  преданы

пламени и сожжены, с согласия и одобрения Иннокентия  VIII,  Александра  VI,

Пия III [393], Юлия II [394],  Льва  X  [395],  Адриана  VI  [396]  (который

получил верховное первосвященничество, будучи кардиналом, правителем Испании

и главным инквизитором) и Климента VII [397].

     По  повелению  и  на  счет  нашего  владыки  императора  [эта  надпись]

поставлена здесь по приказанию лиценциата де ла Куэвы под руководством Диего

из Картахены, архидиакона Севильи, в 1524 году".

     VIII. Я ограничусь предположением, что только  одна  тысяча  осужденных

была сожжена живьем, что только пятьсот были сожжены фигурально. Этот расчет

даст на каждый год  тридцать  два  человека  сожженных  живьем,  шестнадцать

сожженных фигурально и шестьсот двадцать  пять  приговоренных  к  публичному

покаянию; в целом это составит итог жертв инквизиции  в  шестьсот  семьдесят

три  человека.  Я  наполовину  уменьшаю  это  число  для  каждой  из  других

инквизиций, чтобы не оспаривали моих выводов, несмотря на имеющиеся  у  меня

причины полагать, что число жертв, за исключением  небольшой  разницы,  было

так же велико, как в самой Севилье.

     IX. Для трех лет, 1490, 1491 и  1492,  протекших  между  повествованием

Бернальдеса и севильской надписью, можно установить тот же  порядок,  что  и

для восьми лет этого историка. Во всяком случае, для доказательства,  что  я

не стремлюсь к преувеличениям, я буду  придерживаться  числа,  выставленного

надписью, как более умеренного. По этим данным я представляю подсчет  жертв,

умерщвленных Торквемадой, первым главным инквизитором, за  восемнадцать  лет

его кровавой администрации.

     X. В 1481 году инквизицией  Севильи  были  сожжены  живьем  две  тысячи

человек, две  тысячи  сожжены  фигурально  и  семнадцать  тысяч  подвергнуты

различным карам, что  в  итоге  составляет  цифру  в  двадцать  одну  тысячу

осужденных. За этот год я не стану подсчитывать жертв в  других  провинциях,

потому что, хотя вероятно, что были казни в Арагонском королевстве,  они  не

касаются нового учреждения, которое существовало только в Севилье и Кадисе.

     XI. В 1482 году  в  Севилье  были  сожжены  живьем  восемьдесят  восемь

человек, сожжены фигурально сорок четыре и приговорены к  другим  наказаниям

шестьсот двадцать пять, что в итоге за этот год дает цифру семьсот пятьдесят

семь человек. Я  не  говорю  о  других  инквизициях,  которые  еще  не  были

организованы.

     XII. 1483 год представляет  подобное  же  число  жертв  в  Севилье,  по

скромному расчету, положенному мною в основание. В эту  эпоху  приступили  в

отправлению своих обязанностей инквизиционные  трибуналы  Кордовы,  Хаэна  и

Толедо, учрежденные тогда в Сьюдад-Реале. Согласно  принятому  предположению

мы имеем для каждого из этих трибуналов  двести  человек  сожженных  живьем,

двести  сожженных  фигурально  и  тысячу  семьсот  подвергшихся   публичному

покаянию, что доводит число всех осужденных до двух тысяч ста  человек.  Для

трех трибуналов число это будет равняться шести тысячам  тремстам.  Прибавим

сюда число  осужденных  в  Севилье,  получим:  шестьсот  восемьдесят  восемь

сожженных живьем, шестьсот сорок четыре сожженных фигурально как  осужденные

заочно или умершие раньше и пять тысяч семьсот двадцать пять понесших другие

кары, а всего в общем семь тысяч  пятьдесят  семь  человек,  присужденных  к

различ- ным наказаниям.

     XIII. В 1484 году в Севилье все  происходило  по-прежнему.  В  Кордове,

Хаэне и  Толедо  мы  насчитываем  сорок  четыре  жертвы,  сожженные  живьем,

двадцать  две  -  фигурально  и  триста  двенадцать,   подвергшихся   другим

наказаниям; всего двести двадцать жертв первого разряда, сто десять  второго

и тысячу  пятьсот  шестьдесят  одну  третьего,  в  итоге:  тысячу  восемьсот

девяносто одну жертву,

     XIV. В 1485 году образ действий инквизиторов Севильи, Кордовы, Хаэна  и

Толедо был одинаков. Трибуналы,  учрежденные  в  этом  году  в  Эстремадуре,

Вальядолиде, Калаоре, Мурсии, Куэнсе, Сарагосе и Валенсии, представляют  нам

каждый двести осужденных первого разряда, двести - второго и тысячу  семьсот

- третьего, в итоге тысячу  шестьсот  двадцать  -  первого  разряда,  тысячу

пятьсот десять - второго и тринадцать тысяч четыреста  шестьдесят  одного  -

третьего, всего шестнадцать тысяч пятьсот девяносто одного человека.

     XV. Для 1486 года тот же результат получается в Севилье, Кордове, Хаэне

и Толедо. Шесть других  трибуналов  дают  нам,  из  расчета  сорока  четырех

человек первого разряда, двадцати двух -  второго  и  трехсот  двенадцати  -

третьего, итог в пятьсот двадцать восемь человек, сожженных живьем, в двести

шестьдесят четыре, сожженных фигурально, и в три тысячи семьсот сорок  пять,

подвергшихся другим карам; общий, итог равняется  четырем  тысячам  пятистам

тридцати семи осужденным.

     XVI. В 1487 году одиннадцать уже существовавших инквизиций  осудили  то

же количество людей,  что  и  в  предыдущем  году.  Инквизиции  Барселоны  и

Майорки, начавшие свою  деятельность  в  этом  году,  сожгли  живьем  двести

человек, фигурально - двести и присудили к другим карам одну тысячу  семьсот

человек. Все тринадцать инквизиций осудили в этот год восемь  тысяч  семьсот

тридцать семь человек, из  них  к  первому  разряду  принадлежали  девятьсот

двадцать восемь, ко второму - шестьсот шестьдесят четыре и к третьему - семь

тысяч сто пятьдесят пять человек.

     XVII.  В  1488  году  одиннадцать  старейших   инквизиций   действовали

по-прежнему; в счет инквизиций Барселоны и Майорки мы  ставим  сорок  четыре

жертвы первого разряда,  двадцать  две  -  второго  и  триста  двенадцать  -

третьего.  В  общем  для  тринадцати  трибуналов  мы  насчитываем   шестьсот

шестнадцать жертв первого разряда, триста восемь -  второго,  четыре  тысячи

триста шестьдесят девять - третьего, а в итоге пять тысяч  двести  девяносто

три человека.

     XVIII. Тот же  результат  для  следующего  1489  года  дают  тринадцать

трибуналов,  и  здесь  кончаются  вычисления,  которые  я   счел   возможным

установить на основании свидетельств Марианы и Бернальдеса.

     XIX. С 1490  года  мы  начинаем  пользоваться  для  продолжения  нашего

подсчета севильской надписью, помещенной в  замке  Триана.  В  этом  году  в

Севилье было сожжено тридцать два человека живьем, шестнадцать фигурально  и

шестьсот двадцать пять  присуждено  к  различным  наказаниям,  что  в  общем

равняется шестистам семидесяти  трем  осужденным.  В  каждом  из  двенадцати

других городов было осуждено половинное число.  Итог  тринадцати  трибуналов

даст нам триста двадцать четыре человека  осужденных  первого  разряда,  сто

двенадцать - второго и четыре тысячи триста шестьдесят девять - третьего,  а

всего четыре тысячи восемьсот пять приговоренных.

     XX. В 1491 и в последующие годы до 1498 года включительно мы считаем то

же число жертв для каждого года и находим в  итоге:  в  первом  разряде  две

тысячи пятьсот девяносто две жертвы, во втором - восемьсот девяносто шесть и

в третьем - тридцать четыре тысячи девятьсот пятьдесят две. Все  вместе  это

составляет тридцать восемь тысяч четыреста  сорок  человек,  которые  в  эти

восемь лет были судимы  и  присуждены  инквизицией  к  сожжению  живьем  или

фигурально или к другим наказаниям, каковы: пожизненное тюремное заключение,

конфискация имущества, опозорение и прочее.

     XXI. Отсюда  следует,  что  Торквемада  за  восемнадцать  лет,  которые

продолжалась его инквизиционная служба, десять тысяч двести  двадцать  жертв

сжег живьем, шесть тысяч  восемьсот  шестьдесят  сжег  фигурально  после  их

смерти или по случаю их отсутствия и девяносто семь  тысяч  триста  двадцать

одного человека  подверг  опозоренью,  конфискации  имущества,  пожизненному

тюремному заключению и исключению  из  службы  на  общественных  и  почетных

должностях.  Общий  итог  этих  варварских  казней  доводит  число  навсегда

погибших семейств до ста  четырнадцати  тысяч  четырехсот  одного.  Сюда  не

включены те лица, которые по своим связям с осужденными разделяли более  или

менее их несчастие и горевали, как друзья или  родственники,  о  строгостях,

постигших несчастные жертвы.

     XXII. Если  сделанный  мною  подсчет  покажется  преувеличенным,  пусть

составят новый по числу жертв, отмеченному на некоторых  аутодафе  толедской

инквизиции за 1485, 1486, 1487, 1488, 1490, 1492 и 1494 годы. Увидят, что за

это время толедской инквизицией был осужден шесть тысяч  триста  сорок  один

человек, кроме тех, число коих не определено в годы,  не  занесенные  в  эту

серию. В среднем число это представляет семьсот  девяносто  два  человека  в

год. Пусть умножат это число  на  тринадцать  по  количеству  инквизиционных

трибуналов; тогда получат для каждого года  десять  тысяч  двести  девяносто

шесть осужденных, то есть за восемнадцать лет - сто восемьдесят  пять  тысяч

триста двадцать восемь жертв.

     XXIII. Если бы число жертв в каждом из других инквизиционных трибуналов

я сравнял с числом жертв в трибунале Севильи,  то  получил  бы  четыреста  с

лишним тысяч  человек,  потерпевших  кары  от  святого  трибунала  за  такой

короткий срок.

     XXIV. Я не принял в расчет лиц, осужденных в Сардинии,  чтобы  меня  не

обвинили в преувеличении. Однако известно, что деятельность  Торквемады  там

тоже вызвала немало жертв и что его примеру подражали впоследствии,  осуждая

бесчисленное множество людей.

     XXV. Я не упоминал об инквизиции в Галисии (где инквизиции тогда еще не

существовало), о трибуналах на Канарских островах [398] и в Новом Свете,  ни

даже о трибунале  Сицилии,  где  продолжала  существовать  прежняя  система,

несмотря на усилия ввести новую.  Это  очевидно  доказывает,  что  суровость

новой системы внушала опасения и что труднее было от нее найти защиту.  Если

мы будем считать жертвами Торквемады всех тех, кто был судим после смерти  в

трибуналах, основанных его преемниками, - кто может счесть их число?

 

К содержанию книги:  История Святой Инквизиции    Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Инквизиция   Колдовство и средневековье. Борьба с ересью. Святая инквизиция   Святая Инквизиция   История Средних веков    Энциклопедия сект   "Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня

 

Жестокий путь

Под властью креста и меча

 Где выход?

Так хочет бог!

Рыцари «просветители»

Торговля Раем - индульгенции

Миг счастья на земле - шабаши

Ереси

Без пролития крови - инквизиция

Невежество – мать благочестия

На Руси