Вся Библиотека >>>

ИНКВИЗИЦИЯ. История испанской инквизиции >>

  

 Мировая история. История религии

инквизиция Инквизиция

История инквизиции


Разделы:  Всемирная История

Рефераты по истории

 

История испанской инквизиции

 

Глава II. УЧРЕЖДЕНИЕ ВСЕОБЩЕЙ ИНКВИЗИЦИИ ПРОТИВ ЕРЕТИКОВ В XIII ВЕКЕ

 

 

Статья пятая. ЗАКРЕПЛЕНИЕ ГРИГОРИЕМ IX УЧРЕЖДЕНИЯ  ИНКВИЗИЦИИ  В  ФОРМЕ  ТРИБУНАЛА  И ДАННЫЙ ИМ ЕЙ УСТАВ

 

     I. Григорий IX вступил на первосвященнический трон 13 марта 1227  года.

Он с таким старанием занялся инквизицией, что успел дать ей  прочную  форму.

Он был горячим покровителем  св.  Доминика  Гусмана  и  близким  другом  св.

Франциска Ассизского [177]. Поэтому не следует удивляться, что  он  сохранил

за  доминиканскими  монахами  функции  инквизиторов  и  поручил   их   также

францисканцам, посылая их в  те  провинции,  где  не  было  доминиканцев,  и

приобщая их к работам последних во многих провинциях, где они утвердились.

     II. Кардинал Роман имел во Франции больше  успеха,  чем  предшествующие

ему легаты. Государи, истощенные двадцатилетней войной и  боявшиеся  полного

разорения своих государств, мечтали  об  окончании  бедствий,  постигших  их

народы. Такое настроение и вступление на престол Франции Людовика IX  [178],

под регентством королевы Бланки [179], воодушевленной величайшим  рвением  к

религии, изменили в корне положение дела.

     III. Граф Тулузы, Раймонд VII [180], решил окончить войну,  которую  он

вел в пользу  альбигойцев.  После  смерти  своего  отца,  начавшего  ее,  он

примирился с св. Людовиком и с Церковью на Нарбоннском соборе, возглавляемом

архиепископом  этой  митрополии,  преемником   Арно,   Пьером   Амьеном,   в

присутствии папского легата. Раймонд, между прочим, обещал изгнать из  своих

владений всех еретиков, которые откажутся  вернуться  в  лоно  Церкви  {См.:

Нарбоннский собор в королевском Собрании соборов. Т.  28;  Флери.  Церковная

история. Кн. 79. N 8, 18, 28.}.

     IV.  В  1229  году  в  Тулузе  состоялся  новый   собор,   на   котором

присутствовали  граф  Раймонд,  архиепископы  Нарбонны,  Бордо,  Оша,  много

епископов и депутаты Тулузы и многих других городов.  На  нем  установили  с

посланным папой способ поведения по отношению к еретикам. Принятые там  меры

в сущности были те же, что  и  постановленные  на  Веронском  и  Латеранском

соборах. Я отмечу лишь меру, которая поручала епископам в каждом приходе  их

епархии назначить  одного,  двух  или  нескольких  священников  и  клятвенно

обязать их производить исправные и частые розыски еретиков, в какие бы места

они   ни   скрылись,   арестовывать   их,    принимать    все    необходимые

предосторожности, чтобы помешать их побегу, и извещать епископа  и  местного

сеньора или губернатора об их аресте. Это  распоряжение  гласит  также,  что

никто не может быть наказан как  еретик  иначе,  как  после  объявления  его

таковым со стороны епископа; еретики,  добровольно  обратившиеся,  не  могут

оставаться на учительстве в той же стране, потому что  они  подозреваются  в

заражении ересью; для улики в уклонении в заблуждение, в которое впали,  они

будут носить на своих одеждах по кресту на каждой стороне  груди;  те,  кого

приведет  к  обращению  страх  смерти,  будут  подвергнуты  заключению   под

юрисдикцией епископа. В каждом приходе будет выставлен список всех  жителей;

из него все мужчины,  достигшие  четырнадцатилетнего  возраста,  и  женщины,

достигшие  двенадцатилетнего   возраста,   дадут   под   присягой   обещание

исповедовать католическую веру, проклинать ересь,  какого  бы  рода  она  ни

была, и преследовать еретиков. Они будут обязаны  возобновлять  эту  присягу

через два года; отказавшиеся это сделать  будут  заподозрены  в  ереси.  Все

жители, внесенные в список, должны являться  к  исповеди  в  своих  приходах

трижды в год - на Рождество,  Пасху  и  Троицын  день;  отсутствующий  будет

равным образом состоять на подозрении в  религиозном  заблуждении.  Наконец,

запрещается светским лицам чтение Священного Писания на  народном  языке.  Я

встречаю подобное запрещение в истории Церкви в первый раз {Тулузский  собор

в королевском Собрании соборов. Т. 28; Флери. Церковная история. Кн.  79.  N

58.}.

     V. Кардинала Романа в его  обязанностях  легата  сменил  епископ  Турне

[181]  Вальтер.  В  1233  году  он  собрал  в  Мелене  собор,   на   котором

присутствовали граф Тулузы и архиепископ Нарбонны со  своими  викариями.  На

этом соборе было постановлено относительно преследования еретиков  несколько

канонов,  схожих  с  предшествовавшими.  В  особенности  же  на   нем   было

предписано, чтобы все бароны, рыцари, коменданты городов  и  прочие  вассалы

графа были принуждены принять все необходимые меры  для  розыска,  ареста  и

наказания  еретиков;  чтобы  каждый  город,  где  окажутся  еретики,  платил

доносчику, способствовавшему их аресту, марку серебра за каждого; чтобы  все

дома, служившие им убежищем, были снесены с лица земли, подобно тем, где они

проповедовали, и чтоб имущества владельцев  этих  домов  были  конфискованы;

чтобы выжигали все пещеры, где можно было предполагать их убежище; чтобы вся

собственность еретиков была секвестрована, без права для их детей  требовать

хотя бы самую  малую  долю;  чтобы  их  пособники,  укрыватели  и  защитники

присуждались к тому же наказанию; чтобы каждый подозреваемый в ереси  житель

был обязан исповедовать  свою  веру,  дав  под  присягой  обещание  говорить

правду, под страхом быть наказанным как еретик; чтобы примиренные с Церковью

носили два креста на груди таким способом, чтоб все могли  их  видеть;  чтоб

они были лишены всего своего имущества или подвергались  другим  наказаниям,

если откажутся считаться с этим распоряжением: конфискация должна включать и

то имущество, которое было бы обманным образом продано с целью сокрытия  его

от действия закона; все те, кто после отлучения от Церкви по истечении  года

не будут ходатайствовать об отпущении, будут принуждаться к тому секвестром,

налагаемым на их имущество {Королевское  Собрание  соборов.  Т.  28;  Флери.

Церковная история. кн. 80. N 25; Райнальди, под 1233 годом. N 58.}.

     VI. В том же году легат провел другой собор в Безье. Здесь он  заставил

издать новый регламент о  розыске  и  преследовании  еретиков,  который  был

разделен  на  несколько  статей,  подобных  прежним.  Приказывалось  каждому

арестовывать еретиков; священникам повелевалось, под страхом присуждения  их

самих к потере  их  церковных  доходов,  после  однократного  предупреждения

составить список всех тех из их прихожан, которые подозревались в  ереси,  и

заставлять их каждое воскресенье и  праздник  присутствовать  при  церковной

службе. Другая статья обязывала примиренных с Церковью еретиков  носить  два

креста на верхней одежде, один на груди, другой на плече;  они  должны  быть

сделаны из желтого сукна, иметь три пальца в ширину, две с половиной  ладони

в вышину и две ладони в поперечнике; если одежда с капюшоном, то на нем тоже

должен быть крест. Не  сообразующиеся  с  этими  статьями  должны  считаться

еретиками-рецидивистами  и  быть  лишены  своего  имущества  {Бэйль.   Обзор

соборов. Т, I, в соборах Франции под 1246 годом;  Пенья.  Комментарий  42  к

Руководству Эймерика. N175; Флери. Церковная история. Кн. 80. N 26.}.

     VII. В то время как это  происходило  во  Франции,  альбигойская  ересь

проникла в самую столицу католического  мира.  Если  бы  мнения,  получившие

начало в IV веке, в эпоху обращения в  христианство  Константина  [183],  не

приобретали от столетия к столетию  новой  силы,  дойдя  до  того,  что  они

открыли в Евангелии достаточные основания для наказания еретиков смертью, то

можно думать, что Григорий  IX,  видя,  что  крайние  средства,  применяемые

против еретиков,  не  имеют  большого  действия,  отказался  бы  от  системы

принятых им репрессий. Хотя их упорное применение погубило  несколько  тысяч

еретиков на кострах Франции и Италии, он не  только  не  добился  того,  что

предполагал, но эти еретики, как бы  желая  сделать  вызов  его  авторитету,

принесли свои ошибочные доктрины в сердце  его  столицы  и  доказывали  этим

дерзновенным  поведением,  как  мало  они  были  чувствительны  к  церковным

анафемам и угрозам страшных мучений, которые Григорий мог  применить  против

них как глава Церкви и как светский государь Рима.  К  несчастию,  умы  были

подавлены предрассудками и неспособны видеть вещи с истинной  точки  зрения.

Поэтому Григорий IX, далекий от изменения системы и принятия за правило духа

благоволения кротости, отличавшего первые три века христианства, в 1231 году

разразился против еретиков буллой, начало которой его духовник,  доминиканец

св. Раймонд де Пеньяфорте [184], включил в главу "Отлучаем" (Excommunicamus)

в отделе о еретиках (de hereticis) сборника декреталий этого папы; остальная

часть была  переписана  Райнальдом  вместе  со  статутами  правителей  Рима,

утвержденными Григорием IX.

     VIII. В этой булле папа отлучал от Церкви всех еретиков, в  особенности

те  их  разряды,  которые  были  в  ней  обозначены.  Он  приказывал,  чтобы

осужденные предавались в руки светских  судей  для  получения  справедливого

наказания за их преступление, после лишения  сана,  если  они  находились  в

церковном звании;  чтобы  просивший  об  обращении  подвергался  епитимье  и

наказанию пожизненным заключением; чтобы принявшие их учение  были  считаемы

еретиками;  чтобы   жители,   которые   приняли   бы   их   в   свои   дома,

покровительствовали им и защищали их, были отлучены от  Церкви  и  объявлены

бесчестными и лишенными права занимать общественную  должность,  голосовать,

давать показания на суде, делать завещание, принимать участие  в  каком-либо

наследстве, предъявлять пред судом какой-либо иск, если после  их  отлучения

они будут пренебрегать просьбой о примирении с католической Церковью.  Булла

гласила также, что, если виновные были судьями, никакой  процесс  не  должен

был  вестись  в  их  суде  и  вынесенные  ими   решения   должны   считаться

недействительными;  если  они  были  адвокатами,  им  не  должно   позволять

выступать с защитой на суде; если они были нотариусами, их  акты  не  должны

иметь никакой силы; если они  были  священниками,  они  должны  быть  лишены

своего сана и своих церковных доходов. Лица,  не  избегающие  иметь  дела  с

этими отлученными, должны быть сами присуждены к отлучению  и  подвергнуться

другим наказаниям; заподозренные в ереси, если не  поспешат  рассеять  этого

подозрения путем канонического испытания  или  каким-нибудь  иным  способом,

соответствующим их званию и причинам подозрения,  должны  быть  отлучены  от

Церкви и признаны еретиками, если в течение года не удовлетворят требованиям

Церкви; было запрещено принимать их заявления и апелляции; ни нотариусы,  ни

адвокаты не могли им оказывать содействия ни в  какой  сделке,  ни  в  каком

процессе,  под  страхом  вечного  интердикта;  священникам  было   запрещено

допускать их к участию в таинствах, получать от них милостыню и  приношения;

то же запрещение по отношению к этой последней статье было сделано иоаннитам

[185], тамплиерам (храмовникам) и другим монашеским орденам  [186].  Кто  не

будет сообразоваться с этим запрещением, должен быть лишен своего  звания  и

мог быть  восстановлен  в  нем  лишь  с  разрешения  святого  престола.  Кто

предоставлял этим преступникам церковное погребение,  тот  подвергался  каре

отлучения, от коего он мог избавиться, только вырыв из земли их трупы своими

собственными руками, причем это место навсегда  переставало  служить  местом

погребения христиан. Никто из мирян не может рассуждать о предметах веры  ни

публично, ни в частной  беседе,  под  страхом  быть  отлученным  от  Церкви.

Знающий, что где-нибудь находятся  еретики  или  лица,  устраивающие  тайные

собрания, или образ жизни которых отличается от других,  обязывался  довести

об этом до сведения своего духовника или кого-нибудь другого,  кто  об  этом

сообщил бы епископу, а в случае  недонесения  он  сам  подвергался  анафеме.

Наконец, дети еретиков и тех, кто  их  укрывал  и  защищал,  не  могли  быть

допускаемы ни к какой должности, ни пользоваться никакими доходными  местами

до второго поколения, под страхом аннулирования  всего  того,  что  было  бы

противно этой мере {Райнальди, под 1231 годом. N 14; Пенья, в  приложении  к

Комментариям на Эймерика. Руководство для инквизиторов.}.

     IX.  Сенатор  Аннибал  и  другие  члены   управления   Рима   с   целью

содействовать папе, их светскому государю, во исполнение  постановленных  им

мероприятий  издали  разные  муниципальные  законы  о  розыске  и  наказании

еретиков. Они были почти те же, что и  узаконения  императора  Фридриха  II.

Замечу, что один из этих  законов  обязывал  римского  сенатора  приказывать

хватать  находящихся  в  городе  еретиков,  в  особенности  тех,  кто  будет

обнаружен инквизиторами святого престола или иными католиками, держать их  в

тюрьме до их осуждения Церковью и казнить их через неделю  после  осуждения.

Тот же закон предоставлял  треть  имущества  преступника  доносчику,  другую

треть сенатору-судье, а третья часть должна была  поступить  на  расходы  по

ремонту стен Рима. В этом кодексе римского  муниципального  правосудия  было

сказано также, что дома, служившие  местом  тайных  сборищ  еретиков,  будут

снесены с лица земли навсегда; точно так же  и  дома  тех  жителей,  которые

получили от еретиков рукоположение. Знающий сторонников ереси и не  донесший

на них присуждался к штрафу в двадцать ливров; если он был не в состоянии их

уплатить, он подвергался  проскрипции  до  тех  пор,  пока  не  удовлетворит

требованию закона. Если кто-либо  покровительствовал,  защищал  или  укрывал

еретиков, то лишался третьей части своего имущества, которая поступала на те

же  муниципальные  нужды;  если  эта  кара  оказывалась  недостаточною   для

обращения еретиков к вере, они должны  были  изгоняться  из  Рима  навсегда.

Выбранный сенатором перед вступлением в свою должность должен был  дать  под

присягой обещание соблюдать и  выполнять  все  законы,  направленные  против

ереси;  если  он  отказывался  подчиниться  этому  условию,  все  документы,

подписанные им как сенатором, вследствие его отказа теряли свою силу и никто

не был обязан ему повиноваться, даже  после  присяги  на  подчинение  ему  и

верность; если же, взяв на себя указанное обязательство, он изменил бы  ему,

с ним следовало поступать как с клятвопреступником, он должен был  заплатить

двести марок (которые шли на те же расходы, что и другие штрафные деньги)  и

объявлялся неспособным занимать какую-либо общественную должность. Судьи св.

Мартины [187] должны  были  наблюдать  за  исполнением  этих  постановлений,

которые включались в их акты; и ни одно из этих разных  наказаний  не  могло

быть отменено, ни в силу народного голосования, ни единогласно  народом,  ни

при каком-либо другом обстоятельстве.

     X. Григорий IX послал узаконения римского  управления  вместе  с  теми,

которые он издал  сам,  архиепископу  Миланскому  [188]  с  тем,  чтобы  тот

приказал строго исполнять их в своей епархии, в епархиях своих викариев и  в

некоторых других частях Цизальпинской Галлии [189], где  ересь  сделала  уже

внушающие тревогу успехи {Райнальди, под 1231 годом. N 18.}. Это мероприятие

папы заставило императора Фридриха II  возобновить  узаконения,  которые  он

опубликовал в  1224  году  против  еретиков,  и  в  частности  закон  против

богохульников, присуждавший  всех  без  различия  еретиков  к  сожжению  или

отрезанию языка, если бы епископы нашли уместным даровать  им  эту  милость,

для того чтобы им было невозможно  в  будущем  порочить  святое  имя  Божие.

Император написал об этом  папе  и  известил  его,  что  еретические  учения

проникли в Неаполь [190] и Сицилию [191], что он  решил  преследовать  их  с

величайшей строгостью и что множество виновных попало уже в руки правосудия.

Действительно,  он  послал  в  Неаполь  архиепископа   Регина   с   подобным

поручением, и многие из еретиков были обнаружены и казнены  {Райнальди,  под

1231 годом. N 19 и 20.}.

     XI. Такова была форма, которую инквизиция  приняла  уже  во  Франции  и

Италии, когда Григорий IX ввел ее в  Испании.  Я  прослежу  ее  в  различных

частях этого королевства, потому что она является главным предметом  взятого

мною на себя труда и предпринятых исследований

 

К содержанию книги:  История Святой Инквизиции    Следующая глава >>>

 

Смотрите также:

 

Инквизиция   Колдовство и средневековье. Борьба с ересью. Святая инквизиция   Святая Инквизиция   История Средних веков    Энциклопедия сект   "Святые" реликвии   "Чудо" Благодатного огня

 

Жестокий путь

Под властью креста и меча

 Где выход?

Так хочет бог!

Рыцари «просветители»

Торговля Раем - индульгенции

Миг счастья на земле - шабаши

Ереси

Без пролития крови - инквизиция

Невежество – мать благочестия

На Руси