Сколько людей погибло от голода 1932 1933 годах

<<<<Вся библиотека         Поиск >>>

 

Вся электронная библиотека >>>

 ГОЛОДОМОР >>

  

история СССР . Коллективизация

история голодомораГолодомор


А. Солженицын

ГУЛаг

 

Посчитаем вместе

 

Как было сказано выше, при непосредственном знакомстве с цифрами 1932-1933 гг. в новых украинских источниках, туман непонимания только усиливается. Смею надеяться, что некоторые моменты все-таки смогу прояснить.
Итак, постараемся разобраться, что же произошло в УССР в 1932-1933 годах. Для этого воспользуемся опубликованными данными.
Итак: урожай зерновых 1932 года в УССР составил 14,7 млн. т. ((3), т. 17, стр. 329). План хлебозаготовок по крестьянскому сектору с/х производства, утвержденный 21 июля 1932 года, составил 5831300 т. (по колхозам - 4835200 т. (в т.ч. по колхозам, обслуживавшимся МТС, - 3160000 т.), по единоличному сектору - 996100 т.) (13). В пересчете на пуды это составляет 364 456 250 пудов зерна.
Этот план был вполне реальным для такого года, как 1932. Так, в этом году урожай озимых ожидался намного выше обычного, а засушливые периоды в некоторых местах Украины (например, на Харьковщине) были не очень продолжительны. Несмотря на это, хлебозаготовки шли катастрофически низкими темпами (к 20 октября - 38 % плана).(13, стр.239)
Как результат - 22 октября ЦК ВКП(б) “в целях усиления хлебозаготовок” отправляет в Харьков - тогдашнюю столицу Украины - комиссию во главе с Вячеславом Молотовым, одновременно снизив план хлебосдачи на 70 млн. пудов (13, стр.243). Таким образом, новый план по крестьянскому сектору составил 4 711 300 т. зерна или 294 456 250 пудов.
Далее. Несмотря на то, что предыдущее изменение плана заготовок зерна названо “окончательным”, 14 января 1933 г ЦК КП(б)У принимает постановление, в котором еще раз снижает план - на 29.4 млн. пудов (0.4704 млн.т)(13, стр.332). Остаток - 4 240 900 т зерна.
Но и это, оказывается, еще не все. 5 февраля 1933 года (то есть, после официального завершения хлебозаготовок) генсек ЦК КП(б)У С. В. Косиор в своем докладе указывает, что план по крестьянскому сектору (колхозы и единоличники) снижался не 2 а 3 раза, и снизился с 356 млн. пудов на 138 млн. пудов (т.е. до 218 млн. пудов (3.488 млн. т.).(13, стр. 352). (Поскольку специального указания высших органов власти об этом - третьем - снижении плана, историки не нашли, появляется версия о том, что это “снижение” таковым на деле не являлось, а было просто попыткой “свести баланс” задним числом, взяв реальный конечный результат, как 100% плана. Это косвенно подтверждает А. Г. Шлихтер (председатель Совета по изучению продуктивных сил Украины) в речи на 17-м съезде ВКП(б), посвященной крестьянскому сектору: “Во-первых, мы имеем (в 1933 году - А.В.) досрочную сдачу хлеба, притом в количестве, на 100 млн. пудов превышающем хлебосдачу прошлого года...”(14). “Прошлый” год - это 1932-й , а в 1933 году крестьянский сектор государству сдал 317 млн. пудов зерна (1). Таким образом, понятно, что в 1933 году колхозы и единоличники Украины сдали около 217-218 млн. пудов зерна - “план Косиора”.
Теперь поговорим о совхозах. На первый взгляд, их здесь рассматривать не стоит. Действительно, совхозы - гос. предприятия, и их работники, в отличие от колхозников и единоличников, должны были получать фиксированную зарплату, независимо от выработки. Однако, при переводе зарплаты в продовольственный эквивалент в 1932 г. в совхозах возникали примерно такие же трудности, как и в колхозах. Поэтому, на мой взгляд, не стоит в этом случае отделять совхозы от колхозов и единоличных хозяйств. К сожалению, в моем распоряжении не нашлось материалов, полностью проливающих свет на то, как изменился план хлебосдачи по совхозам с 21.07.32 по 14.01.33 (неизвестна даже цифра первоначального плана) , но в книге “Сторінки історії України: ХХ століття”, выпущенной в 1992 г. под редакцией С.В.Кульчицкого, приводятся цифры плана, измененного комиссией Молотова - 21 млн.пудов. Далее уважаемый г-н Кульчицкий приводит количество зерна, якобы изъятого Молотовым у совхозов в счет плана с 30.10.32 по конец января 1933 г. - 17,6 млн. пудов (1). То есть, читателю предлагается поверить в то, что до 30.10.32 все совхозы УССР сдали не более 3,4 млн. пудов зерна, что, конечно, является неправдой. До 25.10 Украина заготовила 39% плана, а совхозы, судя по отрывочным документам - еще больше, чем 8,19 млн. пудов зерна - 39% от “плана Молотова”(13). По всей видимости, цифра 17,6 млн. пудов - общее количество зерна, поставленного совхозами государству за период сбора урожая (по совхозам - с 01.07.32 по 14.01.33). Этим и будем руководствоваться в дальнейшем.
Сейчас взглянем на то, что получилось, в целом. Так как общая хлебопоставка не может быть выше, чем “план Косиора” + поставки совхозов, то имеем в сумме 235 600 000 пудов зерна - верхний предел хлебопоставки из урожая 1932 года. Помимо хлеба по плану поставок зерно уходило также на погашение семенной и продовольственной ссуды. К сожалению, точная цифра мне известна только по колхозам - 132 750 т (13, стр. 208) . Если принять во внимание то, что в 1931/1932 гг. колхозы в УССР объединяли 2/3 всех хозяйств и около 70% посевных площадей (3), то максимальный размер ссуды - 200 000 т. или 12,5 млн. пудов зерна.
Итог: государство из урожая 1932 года до 1 июля 1933 года “забрало” не более 248 100 000 пудов зерна.
Теперь поговорим о том, что “пришло”. Это - продовольственная, семенная и фуражная ссуда в размере
35 190 000 пудов зерна, пришедшая в Украину в результате постановлений Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б), начиная с 25.02.33 (13, стр.538). Помимо этого есть свидетельства того, что зерно выделялось и до 25.02.1933. Так, к 18.02.33 УССР получила 2,1 млн. пудов хлеба и 4 млн. пудов фуражного зерна, отпущенного ЦК ВКП(б)(13, стр.469). Но и это еще не все. К 13.03.33 из резерва ЦК КП(б)У было выделено 200 000 пудов хлеба и 40291 пуд муки. Помимо этого, были и выделения из Неприкосновенного фонда(как украинского, так и всесоюзного) и Мобилизационного фонда.( К сожалению, баланс этих фондов с Украиной в 1932 году мной не найден. Поэтому ограничусь только упоминанием о них.) Были и другие ссуды.
То есть, в общей сложности, население УССР получило не менее 41 480 000 пуда зерна и 40291 пуд муки.
Помимо этого около 1 млн. пудов продовольствия, значительное количество крупяных и кондитерских изделий, сахара, консервов выделил областям из своего фонда Совнарком УССР. Кроме того, было выделено более 10 млн. руб. для помощи потерпевшим от голода районам республики.
Даже если учесть то, что прод. помощь получали не только в селах, это позволяет вычесть только около 6 млн. пудов из общей суммы. Другими словами, государство взяло у сельчан не более 248 100 000 пудов зерна и отдало не менее 35 480 000 пудов зерна (если муку и др. продукты оставить в городах). Результат: 212 620 000 пудов зерна - чистый “минус” у села.
Теперь рассмотрим сам урожай. “УРЕ” дает нам урожай зерновых 1932 г. в размере 147 млн. ц. (918 750 000 пудов) зерна (3, т.17, стр.329). Однако эту цифру вполне обоснованно можно подвергнуть сомнению. Дело в том, что с начала 30-х годов в сельском хозяйстве была внедрена разработанная с участием В. С. Немчинова методика оценки “биологического урожая”, то есть того урожая, который вырос и мог быть фактически собран с полей. И эти 147 млн. ц. были оценкой именно “биологического урожая” (как и озвученная Сталиным цифра урожая по Союзу - 68,97 млн. т.(8)). Как же узнать, какое количество зерна реально собрала Украина в 1932 году? На этот вопрос частично могут дать ответ исследования профессора из США (настоящего, со степенью) М.Таугера, обработавшего первичные годовые отчеты колхозов, составлявших более 40% всех колхозов УССР. Потери по УССР он оценивает в размерах 1/3 урожая (по СССР - 20% ) (15). Это подтверждает А.Г.Шлихтер в своей речи на 17-м съезде ВКП(б). Там, помимо всего прочего, дается средняя урожайность зерновых в УССР в 1932 г. - 5,9 ц/га (14). Отличие этой цифры от цифры урожая из УРЕ в том, что здесь оценивалось уже фактически собранное зерно. Завышать урожайность 1932 года Шлихтеру было незачем - он отчитывался об успехах в сборе украинского урожая 1933 года в сравнении с 1932 годом (успехах, надо сказать, значительных - урожайность возросла до 10,9 ц./га. Хотя вот здесь цифра, вполне возможно, и несколько завышена). Так что цифре 5,9 ц/га можно верить. Пойдем дальше. Посевные площади зерновых в УССР в 1932 г. составляли 18,1242 млн. га (26), что на 3-3,5 млн. га меньше обычных (например, в 1913 г. посевная площадь зерновых в Украине составляла 24,7 млн. га, а в 1940 г. - 21,38 млн. га)(3). То есть, общее количество украинского зерна, собранного в 1932 г., можно оценить в 10,69 млн. т.(668,33 млн. пудов). Для сравнения: в 1931 году с полей Украины собрали 18,3 млн. т. зерна, а в 1933 - 22,3 млн. т. (3, т.17, стр.329) При этом в 1931 г. хлеба заготовили 440 млн. пудов(13, стр.353).
Таким образом, мы имеем и ориентировочную цифру собранного урожая (10,69 млн. т.), и количество зерна, отданного государству (212,62 млн. пудов). Для окончательных расчетов необходимо выяснить, сколько зерна Украина выделила на посев озимых осенью 1932 г. и яровых весной 1933 г.
Посевные площади озимых осенью 1932 г. составляли 9604,2 тыс. га (26), а яровых в УССР в 1933 г. засеяли на площади 9986,9 тыс. га (там же) То есть, в совокупности засеяли 19591,1 тыс. га Средняя норма высева по Украине в 1932 году составляла примерно 1,2 ц. на гектар(13, стр.131). Руководствуясь этим, получим максимальный размер семенного фонда УССР - 148 977 750 пудов.
Итак, в 1932 г. УССР собрала 668 330 000 пудов зерна. Из них государству было отдано 212 620 000 пудов, на посев пошло 148 977 750 пудов. (всего – 361 596 250 пудов)
Остается 306 733 750 пудов зерна, которое должно было остаться в колхозах, совхозах и единоличных хозяйствах. Именно это количество зерна обеспечивало питание людей в селе.
Правда, здесь есть еще один нюанс. Для того, чтобы из зерна получить хлеб, его надо сначала перемолоть в муку на мельнице. А при этом государством взимался так называемый “мерчук” или “гарнцевый сбор” - плата за помол в размере 10% от перемолотого зерна. В нашем случае это максимум - 27 125 213 пудов (за помол зерна, предоставленного в виде государственной помощи, плата не взималась. К сожалению, я так и не нашел общее количество сданного мерчука в период с 01.07.32 по 01.07.33. Известно только, что мерчук сдавали еще хуже, чем зерно на хлебозаготовки. Так, к 01.01.1933 дефицит составлял 16 640 000 пудов (правда, по отношению к плану, утвержденному еще летом) (13). Широкое распространение получил подпольный перемол). Полученные данные (по всем секторам с/х производства) занесем в таблицу:


По официальным данным По вычисленным данным
Посевная площадь зерновых, млн.га 18,1242* __
Средняя урожайность, ц/га 5,9** 5,9
Урожай, млн.т 14,7*** 10,693278
Урожай, млн.пудов 918,75 668,33
Хлебозаготовка, нач.план, млн.пудов не менее
364,5**** около
383,875
Хлебозаготовка, кон.план, млн.пудов
255****
235,6
Возврат сем.ссуды, млн.пудов не менее
8,3**** около
12,5
Зерно на посев, млн.пудов _ 148,97775
Остаток, млн. пудов _ 272,25213
Гарнцевый сбор, млн. пудов _ 27,225213
Гос.помощь, млн. пудов данные не систематизированы 35,48
Итого, млн. пудов - 280,5

* - из (26)
** - из (14)
*** - из (3)
**** - из (13)
Иными словами, сельчане непосредственно в пищу могли использовать минимум 280 500 000 пудов хлеба.
Много это или мало? Ответ на этот вопрос не может обойтись без оценки численности населения УССР вообще и сельского в частности на 1 января 1933 г. В “общем” случае придется поверить г-ну Кульчицкому, дающему цифру 31 901 400 человек (правда, источник на сей раз указан - ЦДАЖР СРСР, ф.316, оп.57, спр.15, арк.2.) (16). Теперь поговорим о сельском населении. В который раз стоит посетовать на недоступность (по крайней мере, для меня) данных как по абсолютной численности сельского населения УССР в 1933 г., так и по его удельному весу в общей численности населения УССР. Придется давать оценку, опираясь на данные переписей 1926 и 1939 гг., а также данные по миграциям людей в СССР из сел в города с 1928 по 1934 гг.
Итак, по данным переписи 1926 г. в УССР (без Зап.Украины, но с Крымом и югом нынешней Одесской области) проживало 5,673 млн. городского населения (3). Поскольку в городах Крыма даже в 1939 г. проживало менее 600 тыс. человек, а на юге Одесщины - около 100 тысяч человек городского населения (3), то логично будет дать оценку в 5 млн. человек городского населения УССР в границах 1926 года.
По данным переписи 1939 года городское население УССР составляло около 11 059 800 чел.(3) Поскольку от декабря 1926 года(времени переписи) до 1 января 1933 года прошло около 6 лет - столько же, сколько от 1 января 1933 года до января 1939 года (времени переписи) - то первое, что приходит в голову - сложить 2 числа и разделить пополам. Получим приблизительно 8 млн. человек. На этом можно было бы и успокоиться, как делают в подобных случаях не очень грамотные историки, но все-таки рассмотрим тенденцию роста городского населения в эти годы за счет сельского хотя бы по всему СССР (раз уж нет данных по УССР). Вот эти цифры (цит. по О.Лацис, Перелом. - Знамя, 1988, № 6):
“всего за период 1927 - 1938 гг. в город мигрировало 18 млн.700 тыс. людей из деревни. Из них в 1928 г. - в города переселилось 1062 тыс. сельских жителей.
В 1929 г. - 1392 тыс.
В 1930 г. - 2633 тыс.
В 1931 г. - 4100 тыс.
В 1932 г. - 2719 тыс.
В 1933 г. - 772 тыс.
В 1934 г. - 2452 тыс. …”(17)
Глядя на приведенные цифры, нетрудно подсчитать, что с 1928 г. по 1 января 1933 года в города перебралось 11 млн. 906 тыс. человек из общего числа 18 млн. 700 тыс. человек, переселившихся в период между переписями 1926 и 1939 гг., что составляет 63,67% от всех переселившихся. Однако мы забыли про 1927 г. Если судить по тенденции, то можно оценить переселение в этом году на уровне 900 тыс. чел. Результат - переселение в город с 1927 г. по 01.01.33 составило 12 806 000 чел. или 68,48% от всей массы мигрировавших с 1927 по 1939 гг.
Однако, за время между переписями городское население росло не только за счет пополнения из деревни. Всего в СССР городское население возросло на 29,8 млн. чел., среди которых, помимо мигрантов из сельской местности (63%), были и люди, проживавшие в селах, за эти годы приобретших статус городскими поселений (5,8 млн. или 19%). Наблюдался и естественный прирост - 5,3 млн. или 18% (18).
Отсюда можно выделить главное: прирост городского населения в СССР в период между переписями на 82% обеспечивался за счет сельских жителей, ставших горожанами (24,5 млн.) . Причем более половины этих сельчан стало горожанами до 1 января 1933 года. Превращение же сельских поселений в городские шло более-менее равномерно. То есть, можно сказать, что из прироста городского населения в 29,8 млн. жителей в период 1927-1938 гг., 15,706 млн. (или 52,7%) составил приток из сел в 1927-1932 гг., 8,794 млн.(29,51%) - приток из сел в 1933-1938 гг. и 5,3 млн. - естественный прирост. Если допустить, что из этих 5,3 млн. к 1933 году было где-то около 2 млн., а за следующие 6 лет прирост составил 3,3 млн., то у нас выйдет, что до 1933 г. в городах СССР население увеличилось на 17 706 000 чел. (59,42%), а после 1933 г. - на 12 094 000 чел.(40,58%).
Применим полученные проценты к городскому населению Украины в тот же период. Тогда у нас выйдет, что на 1 января 1933 года в УССР было около 8,6 млн. городского населения (а не 8 млн., как вычислили вначале). Соответственно, сельского населения было 31,9 - 8,6 = 23,3 млн. Запомним эту цифру.
Итак, у нас есть объем запасов хлеба в сельской местности УССР – 280 500 000 пудов. Найдено количество потребителей этих запасов - 23,3 млн. чел. Дан срок потребления этих запасов - 1 год ( с 01.07.32 по 30.06.33). Милов приводит норму потребления на 1 взрослого едока в начале ХХ века - 1 пуд хлеба в месяц. (19). Это - минимум. Для нормального же питания следует выделять 1,5 пуда в месяц. Примем норму для ребенка за половину нормы взрослого человека (в этом с нами согласны многие исследователи) и отметим, что средняя крестьянская семья в начале ХХ в. состояла из трех взрослых и двух детей (20) . Тогда получается, что 9,32 млн. детей и 13,98 млн. взрослых, чтобы не умереть с голоду на протяжении года, должны были потребить 223 680 000 пудов хлеба. То есть, на 56 320 000 пудов меньше, чем у них было в наличии. Вот такая история.
Теперь еще раз окинем взглядом расчеты. Слабые места в них, конечно, имеются. Например, хлебопоставка по всем секторам. Но даже если вместо нашей цифры в 235,6 млн. пудов зерна поставить цифру, данную Косиором в начале 1933 г. - 255 млн. пудов (видимо, завышенную) или цифру Кульчицкого, данную в его книге без опоры на какие-либо источники - 260,7 млн. пудов, - все равно останется как минимум 34,7 млн. пудов “лишнего” зерна (если учитывать и снижение мерчука) . Еще, конечно, неизвестно число жителей городских поселений, работавших в совхозах, и, следовательно, тоже потреблявших это зерно. Однако, ясно, что в любом случае это число невелико и уж во всяком случае не могло превысить 2,892 млн. чел. - максимально возможное количество “едоков”. Если даже г-н Кульчицкий принимает, что это число равнялось 1,7 млн (что видно из его рассуждений о 25 млн. крестьян Украины в 1932-1933 гг.)(16), то автор здесь себя не считает “святее папы римского”. В итоге, если даже из 56 320 000 “лишних” пудов зерна вычесть 21,6 млн. “неправильно подсчитанных”, и оставшиеся 34,7 млн. пудов распределить на “пропущенных” 1,7 млн. чел, то на каждого из них выйдет по прожиточному минимуму и еще 18,36 млн. пудов останется. Даже хватит на корм скоту. То есть, даже со всеми натяжками, не получается “искусственного голода”. Хлеб в селах был даже после всех реквизиций. Был в достаточном количестве, чтобы спасти население от голодной смерти, хотя и недостаточном для нормального питания.
Отчего же разразился голод осенью 1932 года? По моему мнению, на этот вопрос ответ не может быть однозначным. Причин несколько. Первая и самая главная - незнание властями, сколько на самом деле зерна собрала УССР. То есть, отсутствие жесткого учета каждого килограмма собранного зерна. Отсюда - опоздание со снижением планов, повлекшее за собой такие тяжкие последствия.
Вторая причина - дезорганизация сбора урожая крестьянами и тотальное разворовывание того, что собрали (по словам М.М. Хатаевича, воровало 85-90% крестьянского населения, сделавшее невозможным своевременную оценку реального положения дел на селе в ЦК КП(б)У и ЦК ВКП(б)(13,стр.308). Власти считали (и не без оснований на то), что урожай собран неплохой, только весь разворован. Пример Белорусской ССР был перед глазами. Там к 10 декабря 1932 г. хлебозаготовки были выполнены всего на 46%. Но после того, как в Москве надавили на местные партийные и советские органы, к 1 января 1933 г. БССР выполнила план по хлебозаготовкам на 106%. То есть, за 20 дней выполнили 60% плана, который никем не менялся (14). Более того, никакого “голодомора” после такой “штурмовщины”, чего можно было ожидать, не случилось. Почему же в УССР должно было быть по-другому?
Третья причина - отсутствие средств у правительства СССР на посылку достаточной продовольственной помощи Украине. Вопреки утверждениям некоторых авторов, в стране не было крупных запасов зерна. На 1 июля 1932 г. Непфонд (Неприкосновенный фонд) и Мобфонд (Мобилизационный фонд) составляли вместе только 641 тыс. т. - месячный запас продовольственного зерна для Союза. На 1 января 1933 года в Непфонд и Госфонд (бывший Мобфонд) было зачислено 3,034 млн. т. (вместо планировавшихся 3,699 млн. т.). В течение первых месяцев 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) выделило до 2,2 млн. т. семян, продовольствия и фуража областям и республикам, страдавшим от голода (10). Из них УССР досталось не менее половины (если включить сюда и помощь голодающему Донбассу – 249,3 тыс. т. (13)). Остаток был - 834 тыс. т., что чуть больше месячного запаса продовольствия СССР. Понятно, что больше изымать было нечего. А тайных запасов ни у Сталина, ни у кого другого не имелось, что подтвердили исследования американских ученых Дэвиса, Таугера и Уиткрофта (1995) - (15). Все данные в сверхсекретных папках Совнаркома, секретариата Куйбышева (Госплан) и особых папках Политбюро совпадают (10).
Не шло зерно и на экспорт в это время: после того, как в 1930 году СССР вывез на экспорт 4,8 млн. т. зерна, а в 1931 г. – 5,2 млн. т., в 1932 г. экспорт резко сократился, составив всего 1,8 млн. т., в 1933г. – 1,6 млн. т.(10). При этом в 1932 г. зерно вывозили, в основном, в начале года, а в 1933 г. - в основном, в конце года (16). К слову, в 1934 г. экспорт зерна вообще прекратился (10).
Может быть, города, в которые увозили зерно из украинского села, могли немного поделиться этим зерном? К сожалению, нет. Голодала вся страна, за исключением Москвы, Ленинграда и части Центрального региона.
Помимо голодных в городах Украины, о чем национально сознательные историки все уши прожужжали, не мешало бы вспомнить, что голодало Закавказье (“родина отца народов” - в Баку, например, школьники получали по 70 г. хлеба в день), голодал Северо-Восток европейской части СССР, Ивановская область, Кузбасс, Северный край, Западная область, Дальний Восток, Горьковская область. Голодало даже Подмосковье и Ленинградская область (10). Для примера приведу, официально утвержденные нормы снабжения на 1 квартал 1932 г.:
Продукты
Особый список 1 список 2 список 3 список
(в кг)
1 2 3 1 2 3 1 2 3 1 2 3
Хлеб 0,8 0,4 0,4 0,8 0,4 0,4 0,8 0,4 0,4 0,75 0,35 0,35
Крупа 3 1,5 1,5 2,5 1,5 1,5 1,0 0,5 0,5 0,5 0,5 0,5
Мясо 4,4 2,2 2,0 2,0 0,4 0,4 0,4 - - - - -
Рыба 2,0 0,4 0,4 1,4 - - - - - - - -
Масло - - 0,25 - - 1,15 - - - - - -
Сахар 1,5 1,5 1,5 1,5 1,5 1,5 1 1 1 0,8 0,8 0,8

Особый и первый списки - рабочие ведущих индустриальных объектов (предприятия Москвы, Ленинграда, Баку, Донбасса, Караганды, Восточной Сибири, Дальнего Востока, Урала ). Второй и третий списки - рабочие предприятий стекольно-фарфорофой, спичечной, писчебумажной промышленности и коммунального хозяйства, хлебных заводов, мелких предприятий текстильной промышленности, артелей, типографий и пр.
По хлебу - нормы дневные, остальные - месячные. По каждому списку приведены нормы для рабочих - 1), для служащих и членов семей рабочих и служащих - 2), для детей - 3). Подземным рабочим, рабочим горячих цехов дополнительно полагалось 200 г хлеба в день и 1 кг сала в месяц, угольщикам - 1 кг муки, 200 г растительного масла в месяц. Для подземных рабочих месячная норма мяса была 5 кг. (Составлено по РГАЭ, ф.8043, оп.1,д.15,л.3) - (10),(21)
Остается добавить, что в 1933 году положение было еще тяжелее. Несоблюдение даже вышеприведенных норм стало не исключением, а правилом.
Я даже не говорю о рабочих в регионах ”голодомора”. Заметьте, это - о тех местах, где должны были питаться хлебом, собранным, как утверждается, “для геноцида”. То есть, города СССР в 1932-1933 гг. испытывали жесточайшую нехватку продовольствия. Здесь я согласен с Таугером, заявившим, что если бы хлеб на юге не изымали, то жертв в 1932-1933 гг. было бы даже больше, только в других местах (15).
Резюме: хлеба в СССР в том году не было нигде в избытке и только в считанных регионах был он в достаточном количестве. Запасов ни тайных, ни явных не имелось. На экспорт он не шел.
Так что все разговоры о “нещасній неньці, яку штучно заморили голодом” - байки для наивных обывателей и ничего более. Никто Украину специально голодом не морил ( что видно хотя бы из плана хлебозаготовок). Голодали все: кто больше, кто меньше. И все эти разговоры на тему “почему хлеб был у них, а не у нас?” - спекуляции чистой воды.
Возможная вина руководства СССР - в том, что оно не развернуло в мире широкую кампанию по сбору помощи голодающим, подобно тому, что происходило в начале 20-х гг. Однако и здесь не все так просто. Стоит взглянуть на политическую и экономическую обстановку в мире в 1932-1933 годах - и простая просьба о помощи сталкивается с целым рядом препятствий.
Первое препятствие - открытая неприязнь практически всех стран Европы к потенциальным просителям - коммунистам. Это означает то, что выделение займа будет сопровождаться такими политическими и экономическими условиями, выполнение которых может поставить страну на грань новой гражданской войны, в которой погибнет гораздо больше людей, чем погибает сейчас от голода. Более того, нет уверенности, что заем вообще выделят. Об этом свидетельствует документ, полученный советской разведкой в мае 1933 г., в котором говорилось о переговорах Риббентропа с ведущими британскими промышленниками в поместье сэра Генри Детердинга - нефтяного магната. На этих переговорах, помимо всего прочего, обсуждался раздел российского рынка, в связи с грядущим гос. переворотом в СССР в 1933 г. (22),(5, стр.324).Как вы сами понимаете, у свободной страны рынки делить нельзя. Она сама выбирает, что и у кого покупать. Рынки делят только у колоний и полуколоний. А “грядущий переворот” - вообще особая статья, требующая серьезного размышления. Но сейчас не об этом.
Второй барьер неразрывно связан с первым. Это - приход к власти Гитлера в Германии и фашизация остальных стран Европы.
Третье препятствие - чисто экономическое. Конец 20-х - начало 30-х гг. - время одного из самых тяжелых экономических кризисов в истории Европы и США (достаточно сказать, что иногда до 80-90% продукции машиностроения на германских заводах в начале 30-х гг. составляла продукция, выпущенная “под заказ” Советского Союза). Кто в этих условиях был настолько богат, чтобы выделять кредит не на кабальных условиях? Да еще большевикам, которые уже однажды отказались признавать долги предыдущего правительства. Боюсь, никто.
Вот такая ситуация. Поэтому в этих условиях лично у меня не поднимется рука хаять правительство, которое не пошло с протянутой рукой к людям, готовившимся его свергнуть (и, скорее всего, не остановившимся бы перед миллионами жертв).
Из всего, вышеперечисленного, можно сделать вывод, который вряд ли понравится нынешним адептам “церкви голодомора”: прямой вины Сталина и ЦК ВКП(б) в событиях 2-й половины 1932 г. - 1-й половины 1933 г. не прослеживается. (Вот в голоде 1931-1932 гг. вина государства намного более очевидна.) Косвенная вина, конечно, присутствует. Не так считали урожай, не те руководители сидели в местных (и не только) органах власти, допустили разворовывание зерна и массовый забой рабочего скота, не смогли оставшийся у крестьян хлеб изъять и разделить поровну на всех...
Так кто же виноват в голоде 1932-1933 годов? Ю. Мухин, например, считает - сами крестьяне, саботировавшие как посевную, так и уборочную кампании (23). С ним в этом можно согласиться. Действительно, зерновые в 1932 году не пропалывались, плохо убирались. Попытки некоторых историков объяснить это обессиленностью людей после голодной зимы 1931-1932 гг. не выдерживают никакой критики. Ведь зима 1932-1933 гг. была еще более голодной, однако урожай в 1933 г. собрали неплохой. Зерновые пололи, хлеб сеяли и убирали хорошо, несмотря на голод. Вывод: в чем-то Мухин прав. Однако, все же не во всем.
На мой взгляд, здесь нет четкого и единственного виновника. Возможно, свою роль в поведении крестьянства Украины в 1932 г. сыграл голод 1931-1932 гг., вина за который большей частью лежит на властях, в не очень урожайный год выдвигавших “встречные планы”, по которым кое-где выгребали все до последнего зернышка, отчего погибали люди. С другой стороны, трудно понять людей, которые, не желая работать в колхозах, по-видимому, собирались устроить голод в крупных масштабах по всей стране (если надеялись свергнуть советскую власть, то почему просто не устраивали восстания, а морили голодом таких же двуногих, только в других регионах?). Ведь было бы именно так, если бы не брали власти у крестьян хлеб в том году. Было бы жертв намного больше, поскольку весь хлеб рабочего - тот, что ему дало государство. Если крестьянин еще может как-то пережить голодный год “на подножном корму”, то рабочего гарантированно ждет смерть. Конечно, здесь не стоит забывать, что для “новоукраинцев” это было бы не очень важно. Ведь умирали бы, в основном, не этнические украинцы! К сожалению для них, наше государство в 1932-1933 гг. называлось не Украина, поэтому правительству приходилось думать не только о “сбережении украинского генофонда”...

 

К содержанию книги:  Голод на Украине 1932 – 1933 годов

 

Смотрите также:

 

 Коллективизация. Раскулачивание

5 января 1930 года вышло постановление ЦК ВКП (б) «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», которое предполагало в ...

 КУЛАКИ. История раскулачивания. Насильственная коллективизация ...

В ходе насильственной коллективизации сельского хозяйства, которая была проведена в СССР в период с 1928 да 1932 года, одним из направлений государственной ...

 Образование СССР 30 декабря 1922 года 1-й съезд Советов СССР ...

Ускоренными темпами осуществлялась и массовая коллективизация сельского хозяйства. ... Результаты массовой коллективизации свидетельствуют о том, ...

 1929 год великого перелома СССР

 

Узнать стоимость написания