Вся библиотека >>>

 Генерал Ермолов >>>

 

Отечественная война 1812 года

генерал ермолов


Генерал Ермолов

Записки о 1812 году


Русская история и культура 

История С.Соловьёва История Войн

Рефераты по истории

 

Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии

в Отечественную войну 1812 года

 

9-го числа вся 1-я  армия, соединясь за Днепром, пришла к селению

Усвятье.  Днем   прежде  2-я  армия   расположилась  недалеко  от

Дорогобужа. В состав  арриергарда поступили многие егерские полки

и кавалерия.  Им командовал  генерал-майор барон Розен,  состоя в

полном  распоряжении  генерала  от  кавалерии  Платова,  которому

приказано оставаться у самой переправы долее, дабы собрались люди

усталые.  Сильные  партии  должны  отправиться вверх  по  Днепру,

наблюдая, чтобы не беспокоил неприятель отправленные из Смоленска

обозы  и  транспорты  чрез  Духовщину на  Дорогобуж.  Все  прочие

тяжести и все раненые отправлены из Духовщины в Вязьму и были вне

опасности.

 

10-го   числа  войска   имели  растаг.  Арриергард   был  далеко.

Главнокомандующий вместе  с великим князем  и князем Багратионом,

сопровождаемые   всеми  корпусными   командирами  и   многими  из

генералов,  осматривали  выбранную  полковником  Толем для  армии

позицию.  Главнокомандующий  заметил ему,  что  на правом  фланге

находится  высота,  с которой  удобно  действовать на  протяжении

первой  линии  и  что   надлежит  избежать  сего  недостатка.  На

предложение его занять высоту редутом ему указано на озерцо между

высотою и  конечностию линии,  препятствующее давать подкрепление

редуту и даже способствовать ему действием батарей, расположенных

ниже  его.  Если устроить  обширное  укрепление,  на оборону  его

обращенная часть  войск будет свидетелем сражения,  участия в нем

не  принимая.  Вытесненная, может  лишиться средств  отступления.

Полковник Толь отвечал, что лучшей позиции быть не может и что он

не понимает,  чего от него требуют,  давая разуметь, что он знает

свое   дело.   Главнокомандующий  выслушал   его  с   неимоверною

холодностию,  но  князь  Багратион  напомнил  ему,  что,  отвечая

начальнику и  сверх того  в присутствии брата  государя, дерзость

весьма неуместна  и что за то  надлежало слишком снисходительному

главнокомандующему  надеть на  него  солдатскую суму,  и что  он,

мальчишка, должен бы чувствовать, что многие не менее его знакомы

с предметом. Найден также  левый фланг позиции весьма порочным, и

потому войска,  не занимая позиции, перешли  на ночлег, не доходя

Дорогобужа, а полковнику Толю  приказано расположить их на другой

день  подле   города.  Между  тем  село   Усвятье  заняла  пехота

арриергарда.  Передовые   посты  были  уже   недалеко  и  теснимы

неприятелем. Отряд  генерал-адъютанта Васильчикова, оставшийся на

левом  фланге   прежней  позиции,   вступил  в  дело,   и  корпус

генерал-лейтенанта Раевского готов был ему в помощь, но кончилось

незначущею перестрелкою, и далее ничего не предпринял неприятель.

Арриергард  атамана   Платова  остался  в  с.   Усвятье  и  отряд

генерал-адъютанта Васильчикова на прежнем месте - на левом крыле.

 

Атаман   Платов  сказывал   мне  о   показании  взятого   в  плен

унтер-офицера польских  войск, что будучи у  своего полковника на

ординарцах, видел он два дни сряду приезжавшего в лагерь польский

под  Смоленском  нашего офицера  в  больших серебряных  эполетах,

который говорил  о числе  наших войск и весьма  невыгодно о наших

генералах.  Разговорились мы  с генералом  Платовым о  других, не

совсем благонадежных  и совершенно  бесполезных людях, осаждавших

главную квартиру  и между прочими  о флигель-адъютанте полковнике

Вольцогене,  к  которому  замечена  была особенная  привязанность

главнокомандующего.  Атаман  Платов в  веселом расположении  ума,

довольно смешными  в своем роде шутками  говорил мне: "Вот, брат,

как   надобно  поступать.   Дай  мысль  поручить   ему  обозрение

французской армии и направь  его на меня, а там уже мое дело, как

разлучить немцев.  Я дам ему провожатых,  которые так покажут ему

французов,  что в  другой  раз он  их не  увидит".  Атаман Платов

утверждал, что знает других, достойных равной почести. "Не мешало

бы,  - сказал  он, - если  бы князь  Багратион прислал к  нему г.

Жамбара, служащего при начальнике Главного штаба графе Сен-При, в

распоряжения которого он  много вмешивается". Много посмеявшись с

атаманом Платовым,  я говорил ему, что  есть такие чувствительные

люди, которых  может оскорбить подобная шутка,  и филантропы сии,

облекаясь наружностию человеколюбия, сострадания, выставляют себя

защитниками прав человека.

 

Обе  армии находились  у  Дорогобужа. Отряд  2-й армии  на правом

берегу  Днепра против  города сменен  корпусом генерал-лейтенанта

Багговута.  Полки  кавалерийские в  команде генерал-майора  графа

Сиверса  замещены драгунским  полком  полковника Крейца  и частию

казаков. Позиция занята была  стесненная и обращенная в противную

сторону.  Главнокомандующим  отмечена  грубая  ошибка  полковника

Толя: не  доставало места  для расположения войск,  при других ее

недостатках.  Ему  сделан жесточайший  выговор, исправить  ошибки

поручено  другому.  Последствий  от  того не  было,  и  намерение

ожидать  неприятеля  вскоре  отменено.  Полковник Толь,  отличные

имеющий  познания своего  дела, не  мог впасть в  подобную ошибку

иначе, как  расстроен будучи строгим  замечанием князя Багратиона

за   неприличные,  излишне  смелые,   ответы  главнокомандующему,

военному  министру.   Чрезмерное  самолюбие   его  поражено  было

присутствием многих весьма свидетелей.

 

1-я армия осталась до вечера; 2-я армия тотчас начала выступать и

потянулась вверх по левому  берегу реки Осьмы, дабы занять идущую

от стороны Ельни дорогу  и не дать неприятелю воспользоваться ею,

также  и для  удобнейшего движения  обеих армий.  Князь Багратион

имел неосторожность  приказать арриергарду  своей армии следовать

за  нею. Командующий  оным генерал-адъютант  Васильчиков, отходя,

оставил  однако  же  небольшой  отряд конницы  с  генерал-майором

Панчулидзевым  (Черниговского  драгунского  полка) для  удержания

связи  с  главным арриергардом  атамана  Платова  и чтобы  скрыть

отступательное  движение наших  войск.  Генерал-майор Панчулидзев

отошел, не известя атамана Платова. Неприятель занял его место на

фланге нашего арриергарда и небольшою частию конницы наблюдал его

движение. Она,  обманувшись дорогою,  обошла генерал-майора князя

Панчулидзева, совсем того не  желая, и нашлась между им и армиею.

Встретившись  внезапно и  не без  опасения, открыли  один другому

путь свободный не сделавши выстрела.

 

Во время  пребывания армии при Дорогобуже  неприятель в некоторых

силах,  далеко   оставя  наш  арриергард,   прошедши  по  дороге,

называемой   старою  Смоленскою,   в   трех  верстах   от  города

расположился   на   левом  нашем   крыле.  Беспечная   охранением

арриергарда  наша армия  не знала  о столько  близком присутствии

неприятеля, но и он  ничего предприять не смел против сил наших в

совокупности.  Сие происшествие  может служить  наставлением, что

если арриергарды  в близком  расстоянии один от  другого, они все

должны  быть  подчинены одному  начальнику  для содержания  общей

между ними  связи. Бывают  случаи, что по мере  обширности цепи в

состав  ее  входящие  разного  рода войска  имеют  своих  частных

начальников,  которые   не  согласуют  своих   действий  с  общим

распоряжением.   Из   самого  опыта   усмотрев  сии   неудобства,

начальство    удалило    их    введением   полезных    изменений.

 

При  отступлении армии  от Дорогобужа арриергард  атамана Платова

имел  горячее  с неприятелем  дело.  Пехота  наша, состоявшая  из

егерей, получила  новое право  на уважение неприятеля,  и дан ему

урок быть осмотрительным.  После многих неудачных усилий, понесши

приметный  урон, неприятель  остановился. Арриергард  удержался в

позиции и  отступил, когда армия уже  довольно удалилась. Наконец

прошел чрез Дорогобуж не более двух верст, давши армии достигнуть

селения Семлева. Никогда армия не бывала в таком отдалении, и для

того   предположено   остановиться  два   дня  для   отдохновения

утомленным  войскам и  нужно было  починить обувь  солдатам. Было

также  в виду,  чтобы  спасающиеся жители  из городов  и селений,

обозами своими затруднявшие движение армии, могли отойти далее. В

первый  день отдохновения  атаман Платов прислал  занимать лагерь

для   арриергарда,   донося,  что   стремительно  атакующий   его

неприятель допустил  его остановиться в восьми  верстах, а в ночи

он придет в селение  Семлево. Причина столько скорого отступления

заключалась в  том, что пехота арриергарда  не была употреблена в

продолжение дня, и неприятеля должна была удерживать одна застава

(так  была названа)  из двухсот  казаков при одном  есауле. Места

были довольно лесистые, и несколько стрелков достаточно, разгоняя

казаков, беспрепятственно открывать себе путь.

 

1-я армия  должна была оставить Семлево;  равномерно отошла и 2-я

армия,  на  одной с  нею  высоте по  левую сторону  находившаяся.

Атаман Платов  не раз уже был  замечаем нерадиво исполняющим свои

обязанности, а князь Багратион сказал мне, что когда находился он

с ним в отступлении  из Литвы, он изыскивал[32] способ возбуждать

его  к  предприимчивости  и  деятельности чрезвычайной,  проведав

непреодолимое   его    желание   быть    графом.   Мне   причиною

недеятельности   его  казалось  простое   незнание  распоряжаться

разного   рода   регулярным   войском,   особенно   в   действиях

продолжительного времени.  Быть начальником казаков решительным и

смелым не  то, что  быть генералом, от  которого требуется другой

род  распорядительности в  связи с искусством  непременно. Атаман

Платов,  принадлежа   к  числу  людей  весьма   умных  и  отлично

проницательных, не мог не видеть, что война 1812 года в свойствах

своих не  сравнивается с  теми, в которых он  более многих других

оказал способностей.

 

От генерала  от инфантерии Милорадовича получено  известие, что с

войсками, сформированными им в  городе Калуге в числе шестнадцати

тысяч человек, большею частию  пехоты, поспешает прибыть к армии.

Сняв ранцы и с  пособием подвод, пехота проходила не менее сорока

верст  в сутки.  Войска  сии нужны  были для  пополнения  убыли в

полках,  особенно   в  кавалерии,   беспрерывно  употребляемой  в

арриергарде.

 

Атаману Платову приказано удерживать неприятеля сколько возможно,

не   оставляя    пехоты   без    действия.   Генерал-лейтенанту

Багговуту [33] ,  идущему  с  корпусом на  правом  фланге  армии,

предписано наблюдать  идущего за ним в  больших силах неприятеля;

его арриергарду иметь связь с передовыми войсками атамана Платова

с  левой стороны;  с правой  - с донскими  полками генерал-майора

Краснова,   также   преследуемыми  особенною   частию  войск   по

направлению от Духовщины. От  сих полков должен быть сильный пост

в селе Покрове, где  пресекаются дороги из Дорогобужа в Сычевку и

из Вязьмы в Белый.

 

Отправлен  отряд  из двух  драгунских  полков, двух  гренадерских

баталионов   и  четырех   орудий  конной  артиллерии   в  команде

генерал-майора Шевича54, которому приказано, пройдя Вязьму, выйти

на дорогу к Духовщине  и подкрепить генерал-майора Краснова, дабы

дать  время  обозам  и тяжестям  1-й  армии  пройти Вязьму,  куда

проникнув  небольшая партия  могла бы  произвести замешательство.

 

Отряду генерал-адъютанта  барона Винценгероде,  весьма легкому по

его составу, предоставлено действовать  на фланге неприятеля и по

возможности  угрожать   его  тылу.  Из   расположения  его  между

Духовщиною и Белым, в  случае если усилится неприятель, он должен

отступить к Сычевке и  давать о себе известие чрез генерал-майора

Краснова.

 

Инженер-генерал-лейтенант Трузсон и обеих армий

генерал-квартирмейстеры отправлены в Вязьму для изыскания позиции

армиям и укрепления оной.

 

Все  вообще  распоряжения  принимали  вид важных  приуготовлений.

Начальнику  артиллерии  приказано иметь  запасные  парки ближе  к

армии.

 

Главнокомандующему  при рапорте  моем  представил я  в подлиннике

рапорт  полковника   Толя,  просившего  увольнения  от  должности

генерал-квартирмейстера,  чувствуя   будто  бы  себя  неспособным

отправлять  оную.   Я  объяснил   при  том,  что   имею  его  под

начальством, я свидетелем был трудов его, усердия и деятельности;

 

в сражениях же он являл опыты предусмотрительности. Должность его

не поручена никому другому, и он продолжал отправлять ее. Впрочем

непродолжительно  было снисхождение главнокомандующего  к просьбе

моей, и  он получил  приказание выехать из армии,  и отправился в

Москву, где оставался без всякой должности.

 

Благовременно сделал  я распоряжения, чтобы раненые, находившиеся

в Вязьме, были все вывезены далее. По настоятельности главного по

медицинской  части  инспектора Виллие  должен  я  был также  дать

направление  раненым  2-й армии,  избегая  столкновения на  одной

дороге.  Москве, столице  устрашенной,  горестно было  бы зрелище

нескольких тысяч страждущих[34].

 

 Записки генерала Ермолова о 1812 году      Следующая страница

 

Смотрите также:

 

 Анекдоты. А. П. Ермолов

По окончании Крымской кампании, князь Меншиков, проезжая через Москву, посетил А. П. Ермолова и,

 

 Генерал Ермолов. Польское восстание против Российской империи 1831 ...

Записки партизана Дениса Давыдова. о польской войне 1831 года. Генерал Ермолов.

 

 ЧЕРЕДА ИМЕН

К числу провидцев относят генерала Ермолова, который предсказал войну 1812 года. ... Естественно, Ермолов задал ему вопрос

 

 Император Александр 1 по наущению врагов Ермолова. Памятные ...

Памятные заметки Василия Денисовича Давыдова. Император Александр 1 по наущению врагов Ермолова.

 

 Командировка 1810. Кавалерист девица Надежда Дурова

генералу Ермолову; у него на дворе юнкер мой и гусар ... непосредственным начальством; Ермолов спросил меня, для чего я

 

 РУССКО-ИРАНСКИЕ ВОЙНЫ (1804-1813, 1826-1828 годы)

6 августа Аббас-Мирза обложил крепость Шушу На помощь гарнизону главнокомандующий на Кавказе генерал Ермолов

 

 МОНАХ АВЕЛЬ

Генерал Ермолов находился в то время в Костроме. В своих воспоминаниях он пишет следующее: «В то время проживал в Костроме

 

 ИСТОРИК СЕРГЕЙ СОЛОВЬЕВ.  Царствование императора ...

генерала Ермолова известие, что против России враждебные ... время, нужное для присылки подкреплений Ермолову

 

КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА (1817-1864 годы)

... возглавлял командующий Отдельным Кавказским корпусом генерал Ермолов, а позднее — генерал Паскевич. Ермолов

 

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА  Отечественная война с Наполеоном 1812 года

 

 Известия из Москвы 1812 года. Отечественная война с Наполеоном ...

 

 БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Отечественная война 1812 года. Причины ...   Русско-французские войны

 

 ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОИНА 1812 ГОДА И МАСОНЫ. Масонство во времена ...