Вся электронная библиотека >>>

 Комментарий Гражданского Кодекса для предпринимателей

 

 

Законы. Юриспруденция

Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей


Раздел: Экономика и юриспруденция



 

1. Общие положения о подряде   

 

     Одна из особенностей Кодекса состоит в расчленении единого договора подряда.

Для уяснения смысла этой и непосредственно связанных с нею новелл, внесенных

в ГК, целесообразно обратиться к истории правового регулирования подряда.

В первом Гражданском кодексе 1922 года существовала единая глава о договоре

подряда. Предполагалось, что она охватит любые виды работ. Единственное исключение

было сделано для отношений, в которых заказчиком являлся орган государства.

На них должно было распространяться действовавшее параллельно с Гражданским

кодексом, принятое немногим ранее самого ГК Положение о государственных подрядах

и поставках. По мере огосударствления экономики потребность в указанном Положении

отпала. Но зато на уровне правительства принимались Правила о договорах подряда

на капитальное строительство, а на уровне различных ведомств - Правила о договорах

на выполнение проектных и изыскательских работ и некоторые иные специальные

акты.

     Второй Гражданский кодекс РСФСР разделил подряд на две главы. Сохранив

для одной то же наименование "Подряд", он назвал вторую "Подряд на капитальное

строительство".

     Первая из этих глав предполагала необходимость издания в рамках законодательства

Союза ССР и РСФСР Правил об отдельных видах договора подряда между организациями,

а также Правил о договорах подряда по обслуживанию бытовых потребностей граждан

(бытового заказа). Кроме того, предполагалось утверждение на уровне Совета

Министров РСФСР типовых договоров бытового заказа по отдельным видам обслуживания

граждан. Одновременно было признано, что отступления от условий типовых договоров,

ограничивающие права заказчиков, недействительны.

     Вторая глава предусмотрела издание Советом Министров СССР либо в установленном

им порядке правил, относящихся к указанному договору.

 


 

     Существование в ГК РСФСР 1964 года за пределами договора подряда такого же самостоятельного договора подряда на капитальное строительство было связано с общей тенденцией законодательства к выделению плановых договоров между социалистическими

организациями (хозяйственных договоров). Под ее влиянием таким же образом,

как это было сделано с подрядом, ГК РСФСР 1964 года выделил из купли-продажи

поставку. Вполне объяснимо поэтому, что уже Основы гражданского законодательства

1991 года, принятые в период, когда начали складываться новые экономические

отношения, вернули поставку в состав купли-продажи. Аналогично поступили с

договором подряда на капитальное строительство. В результате в Основах 1991

года стали едиными и купля-продажа, и подряд.

     В этой единой главе "Подряд" выделили три статьи, каждая из которых была

посвящена соответственно договору подряда на капитальное строительство, договору

подряда на производство проектных и изыскательских работ, а также договору

о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Так

были заложены предпосылки для дальнейшей дифференциации подрядных отношений.

     Принципиальная особенность нового ГК состоит в том, что ранее единый договор подряда разделен на три самостоятельных договора (имеются в виду главы

37, 38 и 39).

     Проведение разграничения между этими договорами имеет важное правовое

значение, поскольку каждая из глав решает нередко одни и те же вопросы по-разному

(с учетом специфики отношений). По этой причине при определении содержания

заключаемого договора, равно как и при решении спора, возникшего по поводу

заключенного договора, ключевое значение имеет природа договора: относится

ли он к типу договоров, выделенных в главах 37, 38 или 39 ГК.

     Новый Гражданский кодекс возвратился к известному еще со времен Древнего

Рима и сохранившемуся в большинстве современных кодексов сосуществованию двух

близких, но все же самостоятельных договоров: подряда и возмездного оказания

услуг. Первый отличается тем, что имеет в виду работы, которые ведутся в соответствии

с указанием заказчика, при этом предметом договора служат не работы сами по

себе, а работы и их материальный результат. Следовательно, подряд строится

по формуле: нет результата - нет и исполнения договора. Иное дело - договор

услуг. В нем предметом являются услуги, которые по общему правилу либо вообще

не имеют результата либо их результат носит нематериальный характер.

     В этой связи по поводу строительства здания заключают договор подряда,

а лечения больного - договор возмездного оказания услуг.

     Поскольку подряд имеет своим предметом результат труда, риск, связанный

с неполучением результата, по общему правилу несет тот, кто выполняет работу,

то есть подрядчик. Однако в последние годы становится все более ясным, что

развитие науки и техники оказывается невозможным, если будет действовать присущее

подряду правило о риске. Зная о том, что ему придется нести последствия неполучения

результата, подрядчик постарается рисковать поменьше, а значит, использовать

проверенные многолетним опытом рутинные способы его достижения.

     Таким образом, правило "риск случайного недостижения результата работ

падает на подрядчика" противоречит характеру творческой деятельности. Указанное

правило может превратиться в тормоз развития науки и техники. По этой причине

возникла необходимость в выделении договора на выполнение научно-исследовательских

и опытно-конструкторских работ. Вначале в Основах - в определенный вид договора

подряда, а затем в ГК - в самостоятельный тип гражданско-правовых договоров.

Так появилась в ГК глава 38 "Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских

и технологических работ".

     При всей самостоятельности сложившейся таким образом триады договоров

их происхождение из договора подряда оказывает определенное влияние на решение

вопроса о применимых нормах. Имеется в виду, что и в главе 38 ГК ("Выполнение

научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ")

и в главе 39 ГК ("Возмездное оказание услуг") содержатся в некоторых случаях

прямые отсылки по ряду вопросов к конкретным нормам главы "Подряд". Правовое

значение таких отсылок состоит в том, что отдельные статьи главы "Подряд"

стали нормами, регулирующими договоры на выполнение научно-исследовательских,

опытно-конструкторских и технологических работ и договоры возмездного оказания

услуг, ничем не отличаясь, с точки зрения их применения, от норм, которые

вошли в состав статей соответствующих глав ГК. Все дело в том, что адресаты

отсылочных норм могли бы быть с полным основанием воспроизведены в главах

38 и 39. Но законодатель отказался от этого только в интересах "нормативной

экономии".

     Наличие в главах 38 и 39 прямых отсылок к главе 37 "Подряд" не исключает

возможности применения к указанным двум типам договоров и некоторых других

статей соответствующей главы. Однако в последнем случае речь пойдет об аналогии

закона. А это означает, что поступить подобным образом можно только, если

налицо условия, указанные в ст. 6 ГК, то есть тогда, когда, во-первых, отсутствует

на этот счет соглашение сторон, во-вторых, в соответствующей области предпринимательской

деятельности нет иного правила, которое бы в силу ст. 5 ГК могло быть признано

обычаем делового оборота, и, в-третьих, норма, которую предполагается использовать,

регулирует сходные отношения (подразумевается, что речь не идет о нормах,

противоречащих специфике договора, урегулированного главами 38 и 39 ГК).

     В главе о подряде подобно некоторым другим главам выделены специальные

параграфы, содержащие статьи, посвященные отдельным видам договора подряда:

бытовому подряду, строительному подряду, подряду на выполнение проектных и

изыскательских работ, подрядным работам для государственных нужд. Им предшествует

1 "Общие положения о подряде". Параграфы, посвященные отдельным видам подряда

(2-5), в совокупности не охватывают все варианты данного договорного типа,

которые могут применяться и действительно уже применяются на практике. В случаях,

когда заключается договор, который отвечает указанным в "Общих положениях"

признакам подряда, но не укладывается ни в одну из выделенных в упомянутых

параграфах договорных моделей, стороны вправе определять его содержание с

учетом норм, включенных в 1 данной главы. Вместе с тем при разрешении возникшего

спора руководствуются аналогией закона при наличии указанных в ст. 6 ГК условий

и в предусмотренном в ней порядке. Подобным образом могут применяться статьи

наиболее близкого вида договоров. В этой роли выступает одна из моделей, входящих

в 2-5 главы 37.

     Следует также иметь в виду, что при заключении любого из выделенных в

главе видов договора подряда положения, включенные в соответствующие параграфы,

играют по отношению к общим положениям о подряде роль специальных норм. А

это значит, что при коллизии между нормами специального и общего параграфов

надлежит руководствоваться нормами специального параграфа.

     Как и другие главы о договорах, входящие в часть вторую ГК, глава 37

начинается с определения соответствующего договора (ст. 702). Подобно определениям

всех остальных договоров и это представляет собой синтез основных обязанностей

сторон. В данном случае речь идет об обязанности подрядчика выполнить по заданию

заказчика определенную работу и сдать ее результат, с одной стороны, и корреспондирующей

ей обязанности заказчика принять результат работы и оплатить его - с другой.

     В статье 703 ГК перечень работ, охватываемых подрядом, начинается с изготовления

вещи. Обычно подразумевается изготовление одной определенной вещи: от пошива

пальто и до постройки здания или моста через реку. Однако подряд может включать

изготовление с последующей передачей некоторого числа одних и тех же изделий.

В последнем случае возникает вопрос: следует к такому договору применять нормы

о подряде или о купле-продаже? Этот вопрос приобретает практическое значение

потому, что нормы главы о подряде значительно отличаются от тех, которые относятся

к главе о купле-продаже.

     Один из признаков, которыми надо руководствоваться в данной ситуации,

состоит в том, что продавец реализует товар, изготовленный из собственного

материала, а подрядчик - как из своего, так и из давальческого (переданного

ему заказчиком). Однако обращаться к этому качественному признаку удается

не всегда.

     Интерес в указанном смысле представляет решение, содержащееся в Венской

конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, участником которой

является и Россия как правопреемник СССР. В п. 1 ст. 3 Конвенции предусмотрено,

что договоры на поставку товаров, которые подлежат изготовлению или производству,

считаются договорами купли-продажи при условии, если только сторона, заказавшая

товары, не принимает на себя обязательства поставить существенную часть материалов,

необходимых для изготовления или производства таких товаров.

     Следовательно, если заказчик (покупатель), заказав определенное количество

изделий, берет на себя обязанность обеспечить изготовителя определенной частью

необходимых материалов, квалификация договора зависит от объема этой части:

является ли она существенной (и тогда налицо подряд) или несущественной (и

тогда налицо купля-продажа). Вместе с тем понятие "существенное" весьма относительно,

а потому, заключая подобный договор, целесообразно в нем самом четко определить,

имеется в виду купля-продажа или поставка<19>.

     Вместе с тем применительно к нашему внутреннему законодательству приобретает

значение и другой признак подряда, выраженный в приведенном в Кодексе определении

(ст. 702). Речь идет о том, что подряд охватывает не только результат работ

как таковой, но и их выполнение ("одна сторона обязуется выполнить по заданию

другой стороны определенную работу"). Из этого вытекает, что договорное регулирование

подряда включает сам ход работ. В купле-продаже такого нет, поскольку договор

определяет только результат работ (само производство вещи находится за пределами

договора).

     Другой вариант подряда, имеющего своим предметом вещь, - это переработка

(обработка) вещи (ст. 703). Таким образом, результатом работы служит переработанная

(обработанная) вещь.

     Указанный вариант предполагает, что речь идет о вещи, которую подрядчик

получает от заказчика (для переработки или обработки). Если же перерабатывается

(обрабатывается) вещь, приобретенная подрядчиком у третьих лиц, такой случай,

очевидно, должен рассматриваться как изготовление вещи.

     Следует иметь в виду, что п. 1 ст. 703 ГК допускает заключение договора

подряда и по поводу выполнения любой другой работы, не связанной ни с изготовлением

вещи, ни с ее переработкой (обработкой). Примером могут служить ремонтные

работы. Однако в этом случае речь идет о договоре, не укладывающемся целиком

в подряд в его нынешнем понимании. Это нашло отражение в Кодексе: п. 2 ст.

740 допускает распространение правил о договоре подряда также на работы по

капитальному ремонту зданий и сооружений, но только при условии, если иное

не предусмотрено в договоре.

     Деление подряда, имеющего своим предметом передачу вещи, на два вида

подряд на изготовление вещи и на ее передачу - также имеет практическое значение.

Оно связано с последствиями гибели вещи, в которой не было вины ни подрядчика,

ни заказчика (пожар на заводе, возникший вследствие удара молнии). Решение

этого вопроса вытекает из более общего: о распределении риска случайной гибели

предмета подряда до его сдачи заказчику.

     Традиционным для договора подряда является то, что, когда иное не предусмотрено

Кодексом или иным законом, работы выполняются за риском подрядчика. В ГК это

обстоятельство подчеркнуто в ст. 705, в силу которой риск случайной гибели

или случайного повреждения результата выполненной работы до ее приемки заказчиком

несет подрядчик. Указанная норма может считаться производной от определения

договора, приведенного в ст. 702 Кодекса. Она предполагает, что до передачи

вещи у заказчика есть только обязательственное отношение по поводу вещи, в

котором должником выступает подрядчик.

     Вопрос о распределении риска упирается в более общий: в какой момент

заказчик становится собственником предмета подряда? На наш взгляд, определение

подряда в новом ГК не как работы, а как ее результата и позволяет сделать

вывод, что по общему правилу заказчик приобретает право собственности на изготовляемую

вещь только с момента, когда он принял ее от подрядчика. Подразумевается,

что до сдачи, например, заказанного портному костюма его собственником является

подрядчик и соответственно распоряжаться им заказчик может только с момента

получения костюма. С этого же момента на заказчика переходит и риск случайной

гибели вещи.

     Данный вывод опирается и на п. 2 ст. 703, который предусматривает, что

по договору подряда подрядчик передает права на вещь заказчику. Но передать

право может только тот, кто им обладал. Лицо, не обладавшее каким-либо правом,

его передать не может. Известный принцип гражданского права гласит: никто

не может передать другому больше прав, чем он сам имеет.

     Пункт 2 ст. 703 ГК содержит оговорку, суть которой состоит в том, что

приведенное правило распространяется только на подряд, имеющий предметом изготовление

вещи. Он не действует тогда, когда вещь передана заказчиком для переработки

(обработки). При этой разновидности подряда собственником вещи продолжает

оставаться заказчик, а значит, он сохраняет за собой правомочие распоряжения.

Это, однако, не исключает того, что именно подрядчик, как вытекает из определения

подряда, несет последствия случайной гибели переданной ему заказчиком вещи.

Заказчик отвечает только тогда, когда вещь погибла по его вине.

     При переработке вещи подрядчику передается владение ею. И этого достаточно

для признания за ним права на предъявление виндикационного иска - иска об

отобрании вещи из чужого незаконного владения.

     В силу ст. 305, предоставляющей право на предъявление виндикационного

иска лицу, владеющему вещью на основе договора, фирма, занимающаяся химической

чисткой одежды, вправе истребовать от любого лица украденную вещь, сданную

ей заказчиком.

     Статья 705 ГК говорит лишь о риске случайной гибели или повреждения результата

работ. За ее пределами остается гибель или повреждение результата работ по

вине заказчика (например, вследствие того, что заказчик не представил соответствующие

материалы, представил их не вовремя либо хотя и вовремя, но ненадлежащего

качества и т. п.). В указанных ситуациях следует руководствоваться либо ст.

404, решающей вопросы смешанной вины (смешанной ответственности), либо ст.

401 (если результат работ погиб или поврежден исключительно вследствие виновных

действий заказчика, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим

образом). При первой ситуации суд, признав, что неисполнение или ненадлежащее

исполнение произошло по вине обеих сторон - как подрядчика, так и заказчика,

соответственно уменьшит размер ответственности подрядчика. При второй, признав,

что нарушение договора произошло исключительно по вине заказчика, полностью

освободит подрядчика от ответственности.

     Что же касается результатов действий третьего лица, то они входят в риск

подрядчика.

     Приведенные положения, вытекающие из смысла ст. 705, дополняются содержащимся

в ее же п. 2 указанием на то, что при просрочке передачи или приемки результата

работы риски, предусмотренные в п. 1 этой статьи, несет сторона, допустившая

просрочку. Указанная норма опирается прежде всего на п. 1 ст. 405, посвященный

просрочке должника. В связи с отсутствием на этот счет специальных норм в

главе 37 к подряду применяются также положения пп. 2-3 ст. 405 и ст. 406 Кодекса.

Указанными нормами установлено право кредитора отказаться от принятия исполнения

от просрочившего должника и требовать возмещения убытков при условии, если

он докажет, что исполнение утратило для него интерес, а также то, что должник

не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие

просрочки кредитора (например, не передавшего вовремя материал). Сам кредитор

считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее

исполнение или не совершил предусмотренных законом, иными правовыми актами

или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа

обязательства действий, до совершения которых должник не мог исполнить свое

обязательство. Просрочка кредитора дает должнику право требовать возмещения

причиненных этим убытков. Кроме того, по денежному обязательству (имеется

в виду обязательство заказчика оплачивать стоимость работ) должник не обязан

платить проценты за время просрочки кредитора (применительно к подряду последнее

означает, что просрочка подрядчика освобождает заказчика от применения предусмотренных

ст. 395 последствий).

     В главе 37 содержится немало новелл. Одни из них представляют собой конкретизацию

основных положений общей части обязательственного права. Другие, напротив,

являются специальными нормами, устанавливающими исключения из решений, которые

в общем виде даны в части первой Кодекса. Наконец, третьи восполняют выявленные

в период до принятия части второй ГК пробелы в общем законодательстве, регулировавшем

подряд.

     Для подряда важное значение имеет организация самих работ. Прежде всего

следует отметить предоставление подрядчику, если иное не предусмотрено в договоре,

права самостоятельно определять способы выполнения заданий заказчика (п. 3

ст. 703). Разумеется, это одновременно расширяет ответственность подрядчика

за выбор соответствующего способа. В частности, он может ссылаться на данные

ему заказчиком указания относительно способа работ только при условии, что

обязательность таких указаний предусмотрена договором. Поскольку приведенная

норма содержит презумпцию в пользу выбора способа работ подрядчиком, при отсутствии

на этот счет иного в договоре подрядчик, допустивший просрочку в исполнении

своих обязательств, ссылаться на то, что он ждал от заказчика указаний, без

которых не мог приступить к работе, не вправе.

     ГК, подобно Кодексу 1964 года, включает презумпцию того, что работы должны

исполняться материалами и средствами подрядчика. К этому добавлено, что исполнение

работ должно производиться также и силами подрядчика. На подрядчика, предоставившего

материалы и оборудование, возлагается ответственность как за ненадлежащее

их качество, так и за то, что они оказались обремененными правами третьих

лиц (п. 2 ст. 704). Имеется в виду наличие у последних права предъявлять впоследствии

заказчику требование об отобрании вещи (виндикационный иск) либо о расторжении

договора аренды с подрядчиком (например, в случаях, когда предоставленное

подрядчиком оборудование не принадлежало ему на праве собственности, а получено

лишь в аренду от третьих лиц и их согласия на передачу имущества не было дано).

     Возложение ответственности за переданные материалы на подрядчика означает,

что, когда договор не был исполнен или был исполнен ненадлежащим образом по

причинам, связанным с недостатками материалов и оборудования, подрядчик не

может ссылаться на это обстоятельство, даже если он представит доказательства

отсутствия его вины в этом (например, если предоставленные им материалы имели

скрытые дефекты).

     ГК содержит специальную норму (п. 1 ст. 705), посвященную распределению

между сторонами риска случайной гибели или повреждения материалов, оборудования,

переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения

договора имущества. Во всех этих ситуациях риск несет предоставившая такое

имущество сторона. Указанное решение основано на известном принципе, в силу

которого риск случайной гибели вещи несет ее собственник. Приведенная норма

вместе с тем означает, что сторона, предоставившая соответствующее имущество,

вправе доказывать, что его гибель или повреждение произошли по вине контрагента.

     Статья 706 ГК подробно регулирует взаимоотношения сторон при системе

генерального подряда. Эта статья не вполне совпадает со ст. 313 Кодекса. Последняя,

что вытекает из ее наименования ("Исполнение обязательства третьим лицом"),

предполагает: должник продолжает занимать свое место в правоотношении, но

действия по исполнению обязательства совершает вместо него третье лицо. Между

тем п. 1 ст. 313 ГК не противоречат два варианта. Один имеет место при системе

генерального подряда, когда должник продолжает исполнять обязательство, привлекая

третье лицо в качестве пособника. При втором должник тоже сохраняет свое место

в правоотношении, но действия по исполнению обязательства целиком передает

третьему лицу. Типичный случай уже из другого договора - поставки товаров

транзитом, когда поставщик в соответствии с разнарядкой своего контрагента-покупателя

отгружает товары непосредственно получателю.

     Именно в связи со второй ситуацией п. 1 ст. 313 был дополнен нормой,

в силу которой на кредитора возлагается обязанность принять исполнение от

третьего лица. Совершенно ясно, что для системы генерального подряда, являющейся

одним из вариантов исполнения обязательства третьим лицом, такого рода норма

(об обязанности заказчика принимать исполнение от субподрядчика) не нужна.

     Привлечение третьих лиц весьма широко применяется в подрядных отношениях,

особенно при наиболее крупных и наиболее сложных из них. По данной причине

в случаях, когда личное исполнение должником предусмотрено законом, договором

или вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, ст. 706

предоставляет заказчику возможность возражать против привлечения субподрядчиков

только в случаях, установленных законом или договором, несмотря на то, что

риск кредитора при привлечении пособника, как можно предположить, меньший,

чем в ситуации, предусмотренной ст. 313 Кодекса. Практически это означает,

что заказчик может воспользоваться указанной возможностью лишь путем согласования

с подрядчиком недопустимости привлечения субподрядчиков вообще или только

к прямо указанным в договоре заказчика с подрядчиком работам.

     Статья 706 ГК корреспондирует ст. 403, которая устанавливает общее правило,

в силу которого должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение

обязательства третьими лицами. С учетом того, что подрядный договор является

двусторонним и соответственно и подрядчик и заказчик обладают в одно и то

же время и правами и обязанностями по отношению друг к другу, система генерального

подряда оказывается весьма сложной. Имеется в виду, что общий принцип ответственности

должника за действия третьего лица в равной мере распространяется на случаи

ответственности генерального подрядчика перед заказчиком за действия субподрядчика

и перед субподрядчиком - за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком

обязательств по договору подряда.

     Статья 706 ГК вслед за ст. 403 допускает установление в законе непосредственной

ответственности перед кредитором третьего лица. В данном случае заказчика

перед субподрядчиком или субподрядчика перед заказчиком. Одновременно та же

ст. 706 указывает на возможность аналогичного решения в договоре. Однако,

исходя из общего принципа, в силу которого договор не может породить обязанностей

для третьего, не участвующего в нем лица, следует признать, что такая непосредственная

ответственность наступает, если на этот счет есть прямое условие одновременно

в обоих договорах: генерального подряда и субподряда.

     На практике, особенно применительно к строительному подряду, на одном

и том же объекте могут сосуществовать системы генерального подряда и прямых

договоров. Такую ситуацию предусмотрел теперь и п. 4 ст. 706 Кодекса. В качестве

примера можно привести случай, когда заказчик заключает один договор на строительство

здания с фирмой - генеральным заказчиком и одновременно прямой договор на

выполнение проектных, электротехнических работ со специализированной фирмой.

Для устранения возможной неопределенности во взаимоотношениях сторон и в то

же время обеспечения интересов генерального подрядчика установлено, что, во-первых,

заключение прямого договора заказчиком допускается только с согласия генерального

подрядчика и, во-вторых, сторона, заключившая такой прямой договор, сама отвечает

за неисполнение или ненадлежащее исполнение непосредственно перед заказчиком.

     Структура договорных связей при подряде не сводится только к системе

генерального подряда и существующих параллельно с нею прямых договоров. ГК

впервые выделил третий возможный вариант.

     Принципиальная структура таких договорных связей заключается в том, что

заказчик подписывает один договор. В нем в качестве другой стороны подрядчика

заказчику противостоят несколько лиц. Эта конструкция представляет собой случай

множественности лиц в обязательстве. Ее осложняет двусторонний характер договора

подряда. Подразумевается, что данный договор слагается из двух обязательств,

при этом в одном - обязательстве выполнить работы должником выступает подрядчик

и кредитором - заказчик, а в другом - оплатить стоимость работ кредитором

является уже подрядчик, а должником - заказчик.

     Статья 707 при решении вопросов, возникающих в связи с участием в исполнении

работы нескольких лиц, исходит из общих начал, закрепленных в ст. 321 ("Исполнение

обязательства, в котором участвуют несколько кредиторов или несколько должников")

и ст. 322 ("Солидарные обязательства").

     Первая ситуация имеет место при делимости предмета договора. Например,

с двумя фабриками заключен договор на пошив из материалов заказчика 10 тыс.

единиц рабочей одежды, при этом одна фабрика должна изготовить 60 процентов,

а другая - 40 процентов заказа. Тогда если договор не исполнен, каждый отвечает

в пределах своей доли, то есть в соотношении 60: 40 или 3:2. Если одна из

фабрик выполнила свою долю, а другая - нет, первая фабрика не отвечает за

вторую (п. 2 ст. 707). И наоборот, если заказчик уплатит только половину стоимости

работ, то требовать выплаты оставшейся суммы каждая из фабрик может лишь в

пределах своей доли.

     Второй вариант возникает при неделимости предмета договора. Например,

две фирмы заключили договор на строительство дачи без указания долей. Если

окажется, что договор не исполнен или исполнен ненадлежащим образом, заказчик

может потребовать соответствующую сумму как от обеих фирм совместно в полной

сумме или в части долга, так и от любой из них в отдельности. Но в случаях,

когда одна из фирм покрыла долг, она признается освободившей от долга вторую

фирму (ст. 323 и 325). Если же заказчик не оплатил стоимость выполненных работ,

любой из подрядчиков вправе предъявить ему требования в полном объеме. Однако

исполнение обязательства заказчиком в пользу одной из фирм освобождает его

от обязательства перед другой фирмой. Разумеется, та из фирм, которая получила

весь долг, если иное не предусмотрено договором, обязана перечислить половину

полученной суммы второй фирме (ст. 326).

     Статья 708 ГК требует указания в договоре начального и конечного сроков

выполнения работ, предоставляя сторонам возможность согласовать также промежуточные

сроки. Пункт 2 ст. 314 устанавливает, каким должен быть признан срок исполнения

обязательства на случай, если он не определен в договоре: исполнение должно

последовать в разумный срок после возникновения обязательства. Однако решение,

содержащееся в ст. 314 ГК, не может применяться к промежуточным срокам. Это

объясняется тем, что такие сроки имеют юридическую силу лишь при условии,

что они играют роль сроков завершения отдельных этапов работ, о которых идет

речь в п. 1 ст. 708 ГК, а значит, промежуточные сроки непременно должны быть

указаны в договоре. В противном случае признается, что в договоре есть только

начальный и конечный сроки.

     Ненадлежащим исполнением договора со всеми вытекающими отсюда последствиями

безусловно признается нарушение конечного срока, а если на этот счет в договоре

не предусмотрено иного, то также начального и промежуточного сроков.

     При нарушении конечного срока наступает последствие, содержащееся в п.

2 ст. 405: у кредитора возникает право отказаться принять исполнение, а также

заявить требование о возмещении убытков. При этом, как уже отмечалось, отказ

возможен только при условии, что просрочка исполнения повлекла за собой утрату

интереса к исполнению у кредитора (заказчика). И доказать это должен последний.

     Хотя в самой ст. 708 есть ссылка только на один пункт ст. 405 - пункт

2, в силу занимаемого последней статьей места в общих положениях об обязательствах

она должна применяться ко всем договорам, если иное не предусмотрено специальными

нормами, помещенными в главы об отдельных видах обязательств (договоров).

С учетом этого обстоятельства есть все основания для распространения на договор

подряда также норм, составляющих пп. 1 и 3 этой статьи. Подразумевается, что

должник (в данном случае подрядчик) отвечает перед кредитором (в данном случае

заказчиком) за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей

во время просрочки невозможности исполнения. Приведенная норма перекликается

с более общей, включенной в п. 2 ст. 705, которая посвящена распределению

рисков случайной гибели или случайного повреждения результата выполненных

работ или переданных материалов (см. выше). Пункт 2 ст. 705 является императивной

нормой в отличие от п. 1 ст. 705, содержащего диспозитивную норму. По этой

причине, если здание было повреждено случайно возникшим пожаром до его сдачи

заказчику, но уже в период, когда подрядчик находился в просрочке, последствия

повреждения дома будет нести подрядчик, даже если в соответствии с заключенным

сторонами договором было предусмотрено, что риск случайной гибели возлагается

на заказчика. Таким образом, речь идет о санкции, которая применяется к тому,

кто допустил просрочку исполнения своего обязательства.

     Ситуация с нарушением начального срока подразумевается в п. 2 ст. 715

ГК, который указывает на последствия действий подрядчика, не приступившего

своевременно к исполнению договора подряда (см. ниже).

     Цена работы, как вытекает из п. 1 ст. 709, не служит существенным условием

договора. Это объясняется тем, что, если цена, пользуясь терминологией Венской

конвенции о договорах международной купли-продажи товаров, не является ни

"определенной", ни "определимой", вступает в действие норма п. 3 ст. 424,

предусматривающая на этот случай применение цены, которая при сравнимых обстоятельствах

обычно взимается за аналогичные работы. Сторонам необходимо учитывать и требование

п. 2 ст. 709, который предполагает, что исчисленная таким образом цена (смета)

должна охватить как компенсацию издержек подрядчика, так и причитающееся ему

вознаграждение. В отличие от приблизительной твердая цена не может увеличиваться

по требованию одной только стороны независимо от того, идет ли речь о подрядчике

или заказчике. Указанное правило, как специально установлено в п. 6 ст. 709,

распространяется и на случаи, когда соответствующая сторона ссылается на то,

что в момент заключения договора исключалась возможность предусмотреть полный

объем подлежащих выполнению работ или необходимых для этого расходов.

     Однако в данном случае сохраняет свое действие ст. 451 Кодекса. Из этого

следует, что ссылаться на необходимость изменения цены как на основание расторжения

договора может только подрядчик, только при отсутствии иного указания в договоре

и только в связи с таким возрастанием стоимости предоставленных им материалов

и оборудования либо оказываемых ему третьими лицами услуг, которое подпадает

под признаки "существенного изменения обстоятельств". Подразумевается такое

изменение, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще

не был бы ими заключен или был заключен на значительно отличающихся условиях<20>.

Во всех таких случаях у подрядчика возникает право требовать увеличения цены,

а также расторжения договора.

     При этом, как вытекает из п. 3 ст. 451, суд, вынося решение о расторжении

договора, должен одновременно определить имущественные последствия этого для

сторон. Исходное начало содержится в том же пункте ст. 451: должно быть обеспечено

справедливое распределение между сторонами тех расходов, которые они понесли

в связи с исполнением договора.

     ГК предоставляет сторонам возможность выразить условие о цене в виде

сметы (п. 3 ст. 709). Составляет смету подрядчик, а впоследствии она приобретает

обязательную для сторон силу, становясь условием договора. Соответственно

на нее распространяется единый с другими условиями режим. Имеется прежде всего

в виду общий принцип "неизменности договоров", а значит, и включенных в них

условий с момента подтверждения сметы заказчиком.

     Кодекс (п. 5 ст. 709) подобно ГК 1964 года включил норму, посвященную

случаям, когда возникает потребность изменения цены. Однако упомянутая статья

содержит определенные новеллы. Во-первых, потребность, о которой идет речь,

связывается только с необходимостью проведения дополнительных работ. Во-вторых,

при отказе заказчика от изменения цен и по этой причине от договора в целом

подрядчик ранее мог взыскать с заказчика только понесенные им расходы, а теперь

ему предоставлено право требовать от заказчика уплаты цены за выполненную

часть работы.

     Вместе с тем сохранилась норма, которая возлагает на подрядчика, своевременно

не предупредившего заказчика о необходимости превысить договорную цену, обязанность

все же выполнить договор в расчете на оплату по зафиксированной в нем ранее

цене.

     Вопрос о последствиях полученной подрядчиком экономии всегда составлял

существенную часть правового регулирования подряда на капитальное строительство.

Основной принцип его решения сводился к следующему: экономия, полученная подрядчиком,

остается у него (см., например, п. 42 Правил о договорах подряда на капитальное

строительство 1969 года)<21>.

     Указанный принцип перенесен в ГК с двумя, однако, особенностями. Во-первых,

установлена презумпция в пользу того, что полученная экономия не повлияла

на качество выполненной работы. А это означает, что бремя доказывания иного,

то есть ухудшения качества работы вследствие достигнутой экономии (например,

благодаря использованию более дешевых материалов), лежит на заказчике. Во-вторых,

норма, в силу которой экономия всегда остается у подрядчика, приобрела диспозитивный

характер, поскольку стороны могут предусмотреть иное, то есть распределение

экономии между ними, и тем самым создать интерес у обеих сторон (п. 2 ст.

710). Если стороны изберут этот вариант, желательно, чтобы они не ограничились

воспроизведением приведенной нормы, а прямо указали, в какой пропорции будет

распределяться экономия между сторонами. В противном случае при возникновении

спора суду придется определить размеры долей с учетом конкретных обстоятельств

дела: в частности, выяснить, каким образом достигнута экономия, связана ли

она с усилиями подрядчика, использовавшего более эффективный метод выполнения

работы, или произошла вследствие изменившейся рыночной конъюнктуры, допустим

из-за снижения на рынке цен на необходимые материалы и оборудование и др.

     ГК устанавливает порядок оплаты работ только на случай отсутствия иного

в договоре. Этот порядок строится на принципе: оплата после завершения работ.

Особенность Кодекса состоит в том, что в нем специально выделено условие о

расчетах: работа выполнена надлежащим образом и в обусловленный срок (с согласия

заказчика - досрочно). При этом бремя доказывания соответствующего обстоятельства

лежит на заказчике. Задержав оплату, он должен доказать, что работа сделана

с просрочкой или ненадлежащим образом (то есть с нарушением условия о качестве,

с "недоделками" и др.). Если заказчику не удастся это доказать, он признается

нарушившим свое обязательство. Поскольку обязательство заказчика оплатить

работы относится к категории денежных, при его нарушении наступают последствия,

указанные в ст. 395 ГК: наряду с суммой долга, вызванного неоплатой результата

работ, суд присуждает подрядчику и проценты за пользование чужими средствами

по день фактической оплаты (если более короткий срок не установлен законом,

иным правовым актом или договором). В случаях, когда убытки подрядчика оказались

больше исчисленной таким образом суммы процентов, подрядчик вправе взыскать

убытки в части, превышающей эту сумму (ст. 395).

     В договор может быть включено условие об авансе или задатке. В то время

как аванс служит главным образом интересам подрядчика, задаток обеспечивает

интересы обеих сторон. Это связано с тем, что, если подрядчик уклонится от

выполнения работ либо заказчик сообщит подрядчику о своем отказе, аванс по

общему правилу подлежит возврату.

     Иное дело - задаток. В подобных случаях он остается у подрядчика если

откажется от договора заказчик, либо должен быть возвращен заказчику, но уже

в двойном размере - если отказ исходит от подрядчика (ср. ст. 381). Однако

надо обратить внимание, что, когда стороны имеют в виду задаток, они должны

прямо назвать его так в договоре либо иным образом дать понять, что речь идет

именно о задатке. Всякие сомнения толкуются в пользу того, что уплаченная

наперед часть цены - только аванс.

     Хотя на этот счет в ГК нет прямых указаний, стороны могут предусмотреть

в договоре, что после завершения работ заказчик выплачивает подрядчику их

стоимость за вычетом определенной части, которая будет перечислена подрядчику

лишь в момент истечения гарантийного срока. Соответствующая сумма в случае

обнаружения определенных недостатков в выполненной работе в период действия

гарантии пойдет на их устранение. Такая мера, широко применяемая во многих

странах, главным образом при строительстве, может стать эффективным средством

обеспечения интересов заказчика в случае финансовых затруднений, с которыми

сталкивается подрядчик, и особенно его банкротства.

     Подрядчик, в свою очередь, может использовать различные способы обеспечения

исполнения обязанностей заказчиком. Специально выделено в комментируемой главе

удержание. Смысл его состоит в том, что кредитор (в данном случае подрядчик),

у которого находится подлежащая передаче вещь, вправе при неисполнении должником

(в данном случае заказчиком) обязательства не передавать вещь до того, пока

не получит причитающиеся ему деньги. Если же этого не произойдет, вещь продается

с торгов и первым из полученной за нее суммы удовлетворяет свои требования

кредитор (подрядчик). Если же вырученной суммы не хватит для погашения долга,

разницу подрядчик вправе истребовать от заказчика, но уже в общем порядке.

     Указанная мера гарантирует интересы подрядчика на случай банкротства

заказчика или иной его неплатежеспособности.

     По поводу удержания, о котором идет речь, необходимо иметь в виду следующее:

     1) соответствующий способ обеспечения, в отличие от других, таких, как

неустойка, поручительство, банковская гарантия и задаток, вытекает из закона.

Следовательно, специального указания на этот счет в договоре не требуется

даже в случаях, выходящих за пределы ст. 712 ГК;

     2) поскольку в ст. 712 содержится отсылка к ст. 359 и 360, надлежит сделать

вывод, что стороны все же могут предусмотреть неприменение такой меры, как

удержание;

     3) удержание распространяется не только на результат работы, оборудование,

переданные для переработки (обработки) вещи, остатки неиспользованного материала,

но и на любое другое принадлежащее заказчику имущество, в том числе и такое,

которое оказалось у подрядчика в силу не имеющих никакого отношения к данному

подрядному договору обстоятельств;

     4) право на удержание сохраняет силу и в случае, если права на результат

работ переданы третьему лицу (например, при уступке прав на "незавершенку").

     Во всех случаях, когда материалы предоставляются заказчиком, на подрядчика

возлагается ряд обязанностей. Одна из них, перешедшая из Кодекса 1964 года,

состоит в необходимости экономно и расчетливо использовать материал. Оставшийся

материал должен быть возвращен заказчику. Новый ГК предусмотрел и другой вариант:

с согласия заказчика остаток материала берет себе подрядчик, при этом его

стоимость засчитывается в счет цены работ.

     В целях контроля за действиями заказчика на подрядчика возлагается обязанность

представления отчета.

     Подрядчик обязан обеспечить хранение переданных заказчиком материалов.

Он несет ответственность за их несохранность. При определении объема указанной

обязанности и условий ответственности за ее нарушение следует руководствоваться

ст. 891 Кодекса. Это предполагает принятие таких мер предосторожности, которые

предусмотрены в договоре, а при отсутствии в нем таких указаний - мер, которые

соответствуют обычаям делового оборота и существу обязательства, включая свойства

переданной на хранение вещи (кроме случаев, когда договор исключает необходимость

в принятии таких мер). К числу безусловно необходимых относятся противопожарные,

санитарные, охранные и иные меры, предусмотренные законом, другим правовым

актом или в установленном ими порядке. Ответственность за нарушение соответствующих

обязанностей подрядчика определяется по нормам ст. 401 ГК. Поскольку по общему

правилу для подрядчика выполнение работ охватывается его предпринимательской

деятельностью, он несет повышенную ответственность: освобождение от ответственности

может последовать только при условии, если он докажет, что утрата или повреждение

вещи произошли по вине другой стороны (в данном случае подрядчика), или вследствие

действия непреодолимой силы. Доказательств только того, что подрядчик действовал

невиновно (то есть принимал все необходимые меры, но вещь погибла или оказалась

поврежденной), для освобождения его от ответственности недостаточно.

     Кодекс возлагает определенную ответственность за материалы, переданные

заказчиком, и на него самого. Эта ответственность связана с качеством материалов.

Если окажется, что именно вследствие недостатков переданных заказчиком материалов

не удалось достичь результата работ либо он оказался непригодным для обычного

или указанного в договоре специального применения (например, при строительстве

склада, заведомо предназначенного для хранения товаров при низкой температуре),

подрядчик вправе требовать уплаты причитающейся за работу суммы. Однако он

в этом случае обязан доказать не только причинную связь между недостатками

материалов и непригодным результатом работ, но также и то, что недостатки

материалов не могли быть обнаружены при надлежащей их приемке, то есть что

речь шла о скрытых недостатках.

     Из самой сущности подряда, при котором работы выполняются по заданию

заказчика, вытекает необходимость в осуществлении им контроля за действиями

подрядчика. Соответствующая норма (п. 1 ст. 715), предоставляющая заказчику

право во всякое время проверять ход и качество выполняемой подрядчиком работы,

стала общей для подряда, распространяющей свое действие на все его виды, если

иное не установлено специальными нормами ГК, регулирующими соответствующий

его вид.

     Осуществлять контроль заказчик вправе, не вмешиваясь в деятельность подрядчика.

Это значит, что он не может давать указания всем тем, кто совершает действия

на основе договоров, заключенных ими с подрядчиком (а именно субподрядчикам,

поставщикам оборудования и материалов, работникам организации-подрядчика и

т. п.). Следовательно, свои указания заказчик может адресовать только самому

подрядчику.

     Указания, исходящие от заказчика, в принципе обязательны для подрядчика.

Вместе с тем Кодекс учитывает, что именно подрядчик является специалистом

в данных работах. С этим связаны соответствующие обязанности и права подрядчика.

Определив, что содержащийся в указаниях заказчика способ исполнения может

повлечь за собой неблагоприятные для заказчика последствия, подрядчик обязан

немедленно уведомить об этом заказчика и, приостановив работы, ждать от него

новых указаний, содержащих изменение или подтверждение прежних. В свою очередь,

заказчику предоставляется разумный срок для изменения по собственной инициативе

данных им ранее распоряжений о способе выполнения работы. Если же заказчик

этого не сделает, подрядчик вправе отказаться от исполнения и потребовать

возмещения убытков, которые вызваны прекращением договора.

     Хотя на этот счет в ГК нет прямых указаний, следует иметь в виду, что,

решив расторгнуть договор, подрядчик принимает на себя определенный риск:

если заказчик докажет, что избранный им способ в действительности никаких

неблагоприятных последствий не влечет, действия подрядчика будут расценены

как подпадающие под ст. 310 ("Недопустимость одностороннего отказа от исполнения

обязательства").

     Описанные нормы в полном объеме распространяются на случаи, связанные

с возможными неблагоприятными последствиями данных заказчиком указаний о способе

исполнения работ, и в такой же мере на ситуации, при которых подрядчик обнаружит

непригодность предоставленных заказчиком материалов, оборудования, технической

документации или переданной для переработки (обработки) вещи. Это же относится

к нарушению обязанности немедленно предупредить заказчика о данных обстоятельствах,

приостановить работы до получения сообщения заказчика, а также к последствиям

нарушения приведенных обязанностей, включая утрату права ссылаться на все

перечисленное в возможном споре с заказчиком, обязанности заказчика учесть

сообщение подрядчика. Речь идет, как было отмечено применительно к способу

исполнения, о последствиях того, что заказчик не заменит непригодные или недоброкачественные

материалы, оборудование, техническую документацию или переданную для переработки

(обработки) вещь или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств,

грозящих ее годности.

     Статья 450 ГК предоставляет контрагентам право в одностороннем порядке

расторгать договор, помимо существенного нарушения договора, также в иных

случаях, которые предусмотрены Кодексом, другими законами или договором. В

частности, подразумевается не ограниченное ничем право расторгать договор,

которое установлено для одной из сторон подрядного договора. Такое право принадлежит

заказчику в течение всего периода действия договора. Естественно, что определенные

гарантии предоставляются и второй стороне - подрядчику. Последний вправе требовать

уплаты ему части оговоренной цены пропорционально соответствующей доле работы,

выполненной до получения извещения заказчика об отказе от договора. Кроме

того, на заказчика возлагается обязанность возместить убытки, причиненные

прекращением договора. Поскольку ст. 717 не содержит никаких указаний относительно

состава подлежащих возмещению убытков, следует исходить из того, что они включают

как реальный ущерб, так и упущенную выгоду. Указанные убытки возмещаются сверх

той части цены, которая компенсируется пропорционально выполненной доле работы.

Существует, однако, ограничение: общая сумма, выплачиваемая в виде части цены,

вместе с возмещенными убытками не должна превышать цену, определенную за всю

работу. Если подрядчик считает необходимым лишить заказчика данного права,

он должен требовать включения соответствующего условия в договор. Статья 717

ГК допускает возможность такого решения в договоре, но, разумеется, при наличии

согласия на то заказчика. Редакция этой статьи позволяет сделать вывод, что

стороны вправе увеличить либо, напротив, уменьшить размер компенсации, подлежащей

выплате подрядчику на случай расторжения договора.

     Не только заказчик, но и подрядчик могут при определенных условиях требовать

расторжения договора. Однако основания для расторжения и его последствия в

данном случае особые. Основанием служит невозможность исполнения, созданная

действиями или упущениями заказчика. При этом можно сделать вывод, что речь

идет о любых противоправных действиях заказчика. Что же касается упущений,

то предполагаются, очевидно, такие, которые противоречат принятым на себя

заказчиком обязательствам.

     Пункт 2 ст. 718 ГК устанавливает, что подрядчик сохраняет право на уплату

указанной в договоре цены с учетом выполненной его части. В соответствующей

норме ничего не говорится о праве подрядчика на возмещение убытков. Однако,

учитывая, что п. 2 ст. 718, предусматривающий последствия нарушения договорного

обязательства со стороны заказчика, никаких указаний относительно утраты права

подрядчика на возмещение убытков не содержит, необходимо исходить из того,

что в этом случае подрядчик вправе требовать на основе п. 1 ст. 393 возмещения

убытков в составе, предусмотренном ст. 15, то есть включая реальный ущерб

и упущенную выгоду. Естественно, что под "причиненными убытками" имеются в

виду отрицательные последствия противоправных действий заказчика. Эти последствия

выражаются суммой, превышающей часть цены, пропорциональную выполненной доле

работ.

     Особенность подрядного договора, связанная со сложностью и длительностью

отношений контрагентов, традиционно предполагает так называемое "сотрудничество

сторон". Практически все сводится к тому, что вынесено в наименование ст.

718 ГК: "Содействие заказчика".

     Заказчик обязан оказывать содействие подрядчику в исполнении им обязательства

только тогда, когда это предусмотрено договором. Речь идет об исполнении договорного

условия, которое к тому же должно быть в установленных п. 1 ст. 718 пределах

конкретизировано. Подразумевается указание в договоре, в каких случаях, в

каком объеме и в каком порядке содействие должно быть оказано. Последствием

нарушения соответствующей обязанности служит, по выбору подрядчика, либо обязанность

заказчика возместить причиненные убытки, включая дополнительные издержки,

вызванные простоем (1), либо перенесение сроков исполнения (2), либо увеличение

указанной в договоре цены работы (3). Если подрядчик выберет первое из перечисленных

трех последствий, убытки будут подлежать возмещению сверх договорной цены

работ; при этом речь идет, в частности, о компенсации расходов, которые не

входят в число учитываемых при определении цены. При выборе подрядчиком второго

варианта он сохраняет право требовать возмещения убытков, которые может понести

вследствие переноса срока. Наконец, выбор третьего варианта предполагает увеличение

договорной цены на сумму расходов, дополнительно понесенных подрядчиком вследствие

уклонения заказчика от оказания предусмотренного договором содействия.

     При любом нарушении договора со стороны подрядчика он освобождается от

ответственности перед заказчиком, если докажет, что это произошло исключительно

по той причине, что заказчик не оказал установленного договором содействия.

     Статья 719 ГК, посвященная неисполнению заказчиком встречных обязанностей

по договору подряда, корреспондирует ст. 328 ("Встречное исполнение обязательств").

Необходимо иметь в виду, что конкретизация в статье о подряде, о которой идет

речь, затрагивает только ситуацию, предусмотренную первым абзацем п. 2 ст.

328 Кодекса. Это означает, что нормы абзаца 2 п. 2 ст. 328, а также пп. 3

и 4 ст. 328 сохраняют свое действие и применительно к подряду. Следовательно,

если заказчик произведет исполнение не в полном объеме, подрядчик вправе приостановить

исполнение в части, соответствующей допущенному заказчиком нарушению. В случаях,

когда подрядчик все же выполнит работы, несмотря на нарушение встречного обязательства

заказчиком, это не снимает с последнего обязанность предоставить такое встречное

исполнение. Наконец, необходимо подчеркнуть, что и первое и второе последствие

действуют только тогда, когда иное не предусмотрено договором или законом.

     Статья 719 ГК в отличие от ст. 328 является императивной нормой и соответственно

не допускает иного ни в договоре, ни в законе. Данная норма, как и п. 2 ст.

328 имеет в виду случай, когда один из контрагентов не исполняет встречное

обязательство. Подразумевается ситуация, когда заказчик нарушает обязанности

по договору подряда, в частности не предоставляет материалы, оборудование,

техническую документацию или подлежащую переработке (обработке) вещь, и этим

препятствует исполнению договора подрядчиком. В указанном случае у подрядчика

появляется право не приступать к работе, а начатую работу приостановить. Такое

же последствие наступает, если исполнение перечисленных обязанностей не будет

произведено в указанный срок. Различие между этими двумя ситуациями состоит

в том, что первая возникает после наступления срока исполнения такой обязанности

заказчиком, а вторая - еще до его наступления. Пункт 2 ст. 719 - норма диспозитивная.

Она дает подрядчику возможность в указанных случаях отказаться от исполнения

договора и потребовать возмещения убытков.

     Статья 720 ГК, именуемая "Приемка заказчиком работы, выполненной подрядчиком",

в действительности подразумевает не работы как таковые, а их результаты. И

лишь по причинам, носящим юридико-технический характер, указав в п. 1 статьи

на то, что речь идет о результате работ, Кодекс в остальных ее пунктах использует

термин "работы", имея в виду "результаты работ". Таким образом, нет расхождений

между пп. 2-7 указанной статьи и определением договора подряда, приведенным

в ст. 702 ГК.

     Одна из особенностей ст. 720 состоит в том, что в ней впервые разграничиваются

две стадии: сдача работ подрядчиком и их приемка заказчиком. Кодекс отказался

от традиционной формулы "приемка-сдача работ" и тем самым сдача работ и их

приемка стали двумя самостоятельными юридическими фактами.

     "Сдача работ", с одной стороны, порождает у заказчика обязанность принять

предложенный подрядчиком результат, а с другой - право подрядчика при уклонении

заказчика от принятия результата работ реализовать его самостоятельно.

     Обязанность принять работы включает необходимость для заказчика осмотреть

результат работы и в случае обнаружения недостатков надлежащим образом оформить

это обстоятельство.

     В соответствии с п. 1 ст. 720 приемка должна быть осуществлена в порядке

и в сроки, предусмотренные договором. Если в нем отсутствует указание на порядок

приемки и на этот счет ничего не говорится в законе или ином правовом акте,

необходимо руководствоваться обычаями делового оборота, то есть правилами,

которые сложились и широко применяются в соответствующей области предпринимательской

деятельности (при этом, как указано в ст. 5 ГК, не имеет значения, зафиксированы

они в каком-нибудь документе либо нет).

     Следует учитывать также, что соответствущие нормы о порядке приемки содержатся

в актах министерств и иных федеральных органов, изданных в установленном порядке.

Наконец, правила приемки могут включаться в примерные условия, которые разработаны

для договоров данного вида и опубликованы в печати. Если договор содержит

ссылку на примерные условия, они тем самым становятся частью договора со всеми

вытекающими последствиями. В противном случае они рассматриваются, как предусмотрено

в ст. 427, в качестве обычаев делового оборота.

     При отсутствии в договоре условия о сроке приемки руководствуются ст.

314 и соответственно признают, что приемка должна производиться, как это имеет

место при отсутствии определенного срока исполнения в любом ином обязательстве,

в разумный срок.

     Обязанность принять работы включает в себя необходимость для заказчика

немедленно по обнаружении недостатков сообщить о них подрядчику. При этом

имеются в виду любые недостатки в результате работ, включая отступления от

договора, которые ухудшают результаты работ.

     Если подрядчик не осуществит проверку результата работ, он лишается права

ссылаться на те недостатки, которые могли быть обнаружены при обычном способе

приемки (явные недостатки). ГК придает решающее значение не способу доказывания

факта нарушения договора со стороны подрядчика, а исполнению заказчиком соответствующей

обязанности. Таким образом, в указанном случае не имеет значения, существовали

в действительности данные недостатки к моменту сдачи работ либо нет.

     Аналогичное значение придается и составлению акта о недостатках. Заказчик

имеет право ссылаться на установленные при приемке работ недостатки только

тогда, когда в акте (ином составленном документе), который удостоверяет приемку,

оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования

об их устранении.

     Редакция нормы п. 2 ст. 720 ГК позволяет сделать вывод, что подразумевается

двусторонний акт, то есть акт, подписанный как заказчиком, так и подрядчиком.

Это не исключает возможности введения в нормы ГК, посвященные отдельным видам

подряда, необходимости признавать доказательственную силу одностороннего акта

(см. ст. 753). Нет оснований сомневаться в том, что заключенным договором

может быть придано правовое значение составленному заказчиком одностороннему

акту, поскольку такое признание не выходит за рамки возможного распоряжения

своими правами со стороны заказчика. Точно так же возможен вариант (довольно

часто применяемый на практике), когда подрядчик сообщает заказчику о том,

что согласен на составление самим заказчиком соответствующего акта. Вместе

с тем односторонний акт может фиксировать только факты, а не право и, следовательно,

предусмотренный в п. 2 ст. 720 случай, когда в акте содержится указание на

возможность последующего предъявления требования об устранении недостатков,

для одностороннего акта исключается.

     Пункт 4 ст. 720 ГК посвящен обнаруженным уже после приемки результата

работ отступлениям от договора и иным недостаткам, которые не могли быть установлены

при обычном способе приемки (скрытые недостатки). Указанная норма имеет в

виду "умышленно скрытые недостатки". Однако этот случай рассматривается в

ней лишь как пример скрытых недостатков. Субъективное отношение подрядчика

к допущенным им недостаткам - причинение их умышленно, по неосторожности или

вообще без вины подрядчика - значения не имеет. Таким образом, для всех скрытых

недостатков установлен единый режим: обнаруживший их заказчик должен известить

об этом подрядчика, но уже не немедленно, а в разумный срок.

     Особо выделен в п. 5 ст. 720 ГК вопрос об экспертизе работ. У каждой

из сторон есть право требовать назначения экспертизы для определения самого

наличия недостатков и их причины. Расходы на ее проведение несет, в зависимости

от выводов, подрядчик, заказчик либо они делятся между ними. Так, расходы

по экспертизе должен нести подрядчик, если только не будет признано, что недостатков

вообще не было или отсутствовала причинная связь между действиями подрядчика

и обнаруженными недостатками. В остальных случаях оплачивает экспертизу сторона,

которая потребовала назначения экспертизы, а если такое требование исходило

от обеих сторон, расходы делятся между ними поровну.

     Значение экспертизы при рассмотрении дела в арбитражном суде определяется

нормами Арбитражного процессуального кодекса РФ. В частности, пп. 3 и 4 ст.

68 АПК предусматривают, что заключение эксперта исследуется в заседании арбитражного

суда и оценивается наряду с другими доказательствами. И если арбитражный суд

найдет такое заключение недостаточно ясным или полным, он может назначить

дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

     Самостоятельное значение акта сдачи подтверждает п. 6 ст. 720 Кодекса.

Речь в нем идет о случае, когда заказчик отказывается от принятия выполненной

работы на протяжении месяца. С истечением этого срока у подрядчика возникает

право после двукратного предупреждения заказчика (продолжительность промежутка

между первым и вторым предупреждением в ГК не установлена и следует, на наш

взгляд, исходить из необходимости соблюдать "разумный срок") продать результат

работы. Вырученная сумма, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей,

вносится на имя заказчика в депозит. В соответствии со ст. 327 речь может

идти в равной мере о депозите суда или нотариуса, которые обязаны известить

об этом кредитора (в данной ситуации заказчика). Соответствующее право не

следует смешивать ни с залогом, ни с удержанием, которое в конечном счете

трансформируется в залог. В действительности, реализуя результат работ, подрядчик

действует как собственник, а не залогодержатель. По этой причине в таком случае

не применяются нормы о залоге, в частности ст. 349 о порядке обращения взыскания

на заложенное имущество (подрядчику для осуществления своего права нет необходимости

обращаться в суд), а также ст. 350 о реализации заложенного имущества (результат

работ реализуется в порядке, свободно избранном подрядчиком, при этом несоразмерность

стоимости подлежащего продаже имущества и долга заказчика не может служить

основанием для отказа в реализации).

     Комментируемая норма в наибольшей степени соответствует случаям, при

которых право собственности на результат работ до его принятия принадлежит

подрядчику, и это служит основанием для реализации.

     Пункт 7 ст. 720 ГК предусматривает определенную санкцию, применяемую

по отношению к заказчику-кредитору. Она состоит в том, что в случае уклонения

его от принятия выполненной работы (имеется в виду результат работы) риск

случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной) вещи признается

перешедшим к заказчику в момент, когда передача должна была состояться. В

данном случае подразумевается уклонение, которое повлекло за собой просрочку

в сдаче работ. Если же просрочки не произошло (заказчик уклонялся от принятия

досрочно предложенного к сдаче результата работ), п. 7 ст. 720 применяться

не может.

     Указанные в п. 7 ст. 720 последствия не исключают необходимости учитывать

действие ст. 406 и 408 Кодекса. Имеется, в частности, в виду право должника

при просрочке со стороны кредитора требовать возмещения причиненных просрочкой

убытков (кроме случаев, когда кредитор сможет доказать, что просрочка произошла

по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона,

иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения,

не отвечают). Существует такое же право должника при отказе кредитора выдать

расписку - вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность

его возвращения, задержать исполнение (на все это время кредитор признается

просрочившей стороной).

     Определенными особенностями в ГК РФ по сравнению с его предшественниками

отличается набор норм, связанных с качеством результата работы. Кодекс (п.

1 ст. 721) по-новому решает прежде всего вопросы, определяющие сами критерии,

которыми следует руководствоваться при выявлении требований, предъявляемых

к качеству работ. За основу принимаются условия договора. В принципе они представляют

собой результат свободно выраженной воли сторон. Исключение составляют случаи,

когда в роли подрядчика выступает предприниматель, при этом законом, иными

правовыми актами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные

для него требования к выполняемой работе. Включенные в договор условия, отступающие

от указанных требований, являются недействительными независимо от того, кто

выступает контрагентом предпринимателя - потребитель (гражданин), который

рассчитывает использовать результат работы для удовлетворения бытовых или

других личных потребностей, либо такой же, как и подрядчик, предприниматель,

который должен употребить предмет договора для целей предпринимательства.

Примером первого рода актов могут служить различные правила, утвержденные

Правительством РФ, а второго - большинство принятых Госстроем РФ строительных

норм и правил.

     Отступать от обязательных требований стороны, в частности предпринимателя,

контрагенты могут только одним путем: установить более высокие требования

по сравнению с обязательными.

     Во всех остальных случаях стороны свободны формулировать условия о качестве

по согласованию между собой.

     Пункт 1 ст. 721 ГК включает запасной вариант на случай, если в договоре

будет отсутствовать условие о качестве либо оно окажется недостаточно полным.

Тогда необходимо использовать обычно предъявляемые к работам требования. В

это число входят требования, содержащиеся в примерных условиях, принятых в

порядке ст. 427, если отсутствует ссылка на них в договоре. Имеется в виду,

что при наличии указанной ссылки примерные условия превращаются в договор

и именно так, то есть как договорное условие, должны расцениваться.

     Ужесточение требований к качеству приняло в п. 1 ст. 721 и такую форму:

результат в виде общего правила (если иное не предусмотрено в законе, ином

правовом акте или договоре) должен обладать свойствами, зафиксированными в

договоре, или отвечать обычно предъявляемым требованиям не только в момент

передачи, но также в пределах разумного срока быть пригодным для установленного

договором использования, а если оно не указано в договоре, то для обычного

использования результата работ такого рода. Последняя норма рассчитана на

ситуацию, когда не существует гарантийных сроков, и в этом смысле она является

универсальной. Если недостатки проявили себя после приемки работ, но до истечения

разумного срока, наступают такие же правовые последствия для сторон, как и

те, при которых недостатки обнаружены в момент приемки работ.

     В соответствии п. 1 ст. 722 в законе, ином правовом акте, в договоре

или в обычае делового оборота может быть предусмотрен взамен "разумного" твердо

обозначенный срок с тем, что на протяжении всего этого срока качество результата

работ должно будет соответствовать договорному условию в том смысле, какое

ему придает п. 1 ст. 721 ГК. Поскольку п. 1 ст. 721 представляет собой императивную

норму, следует признать, что гарантийный срок не может быть меньше "разумного

срока". В п. 2 ст. 722 особо выделено, что, если иное не установлено договором,

гарантия распространяется на все, что составляет результат работ. Это означает,

например, что при строительстве предприятия оговоренный срок должен охватывать

все вещи, входящие в состав данного имущественного комплекса.

     Статья 723 ГК, посвященная ответственности подрядчика за ненадлежащее

качество результата работы, в виде основания для ее наступления называет такие

противоправные действия, как недостатки, которые ухудшили результат работы

(имеется в виду ухудшение по сравнению с договором) либо сделали его вообще

непригодным для предусмотренного в договоре использования, а если в договоре

на этот счет нет никаких указаний, то непригодным для обычного использования.

Во всех таких случаях подобно тому, как это было в предшествующих кодексах,

подрядчику предоставляется возможность выбрать одно из трех последствий: либо

безвозмездное устранение недостатков в разумный срок, либо соразмерное уменьшение

установленной за работу цены, либо возмещение расходов, понесенных в связи

с устранением недостатков. Указанное в перечне последним последствие подразумевает

ситуацию, предусмотренную в ст. 397 ГК. Она закрепляет право кредитора в определенных

случаях (в частности, при нарушении обязанности изготовить и передать вещь

в собственность) поручить в разумный срок выполнение обязательства третьим

лицам за разумную цену или выполнить его своими средствами. Во всех таких

ситуациях кредитор (в данном случае заказчик) вправе потребовать возмещения

произведенных необходимых расходов и других убытков.

     Отсылка в ст. 723 к ст. 397 Кодекса означает, что заказчик обязан выполнить

данное требование в отношении соответственно и "разумности", и "необходимости",

о которых идет речь в упомянутой статье.

     К числу новелл в вопросе, охватываемом ст. 721 ГК, следует отнести право

подрядчика вместо исправления результата работ забрать его себе, заменив новым.

В случаях, когда по характеру работ возврат невозможен (например, если предметом

является какое-либо сооружение), подрядчик просто заменяет предмет договора

новым. Поскольку замена, о которой идет речь, устраняет последствия нарушения,

но не сам этот факт, заказчик сохраняет право на возмещение убытков, понесенных

им, несмотря на состоявшуюся замену.

     У подрядчика появляется и еще одна возможность: расторгнуть договор и

взыскать убытки, которые причинены ему неисполнением обязательства. Однако

такое право возникает только при условии, если в разумный срок подрядчик не

устранил недостатки либо они по своему характеру относятся к категории существенных

и неустранимых. При этом оба эти признака - "существенность" и "неустранимость"

- должны быть налицо одновременно.

     Подрядчик в соответствии с правилами о распределении риска несет ответственность

за недостатки в работе, допущенные по его вине или вследствие случая. Стороны

могут отступить от приведенного правила, с тем чтобы упомянутый риск принял

на себя заказчик. Однако ввести такое условие возможно, только если недостатки

- последствия случая. Норма договора, по которой заказчик принимает на себя

последствия обнаружения в переданном результате работ недостатков, образовавшихся

по вине подрядчика (независимо от того, идет ли речь об умышленной или неосторожной

вине), признается ничтожной. Это означает, что подрядчик все равно будет нести

ответственность за ненадлежащее качество результата работ, даже если согласно

договору его следовало бы освободить от ответственности. Однако включение

в договор соответствующего условия имеет определенное значение. Если должник

несет ответственность по принципу вины (ст. 401), то, когда установлен факт

нарушения договора, его вина в этом предполагается. А значит, именно должнику

необходимо доказать, что он невиновен. В рассматриваемой ситуации (п. 4 ст.

723) при наличии подобной записи в договоре действует презумпция виновности,

то есть не подрядчик должен доказывать свою невиновность, а на заказчике лежит

обязанность доказать вину подрядчика.

     ГК (п. 5 ст. 723) впервые установил особые правила об ответственности

подрядчика за качество предоставленных им материалов по началам ответственности

продавца за товары ненадлежащего качества, закрепленным в ст. 475 (см. комментарий

к главе 30).

     Возможность заявить требования о качестве результата работ ограничена

во времени. Так, в виде общего правила, как уже отмечалось, данные требования

должны быть заявлены в разумный срок. Однако пределы разумного срока ограничены

двумя годами, если иные сроки не установлены законом, договором или обычаями

делового оборота (п. 2 ст. 724).

     Гарантийные сроки могут быть любой продолжительности и начинают течь

с момента, когда результат работы либо был в действительности принят, либо

должен был быть принят заказчиком. Особо выделена ситуация, при которой гарантийный

срок оказался менее двух лет, то есть короче общего. Чтобы защитить интересы

заказчика, в этих случаях установлено: заказчик, пропустивший такой укороченный

срок, все же вправе заявить свои требования до истечения общего двухлетнего

срока, но только при условии, что недостатки, хотя и обнаружены после приемки,

но возникли либо до передачи результата работ заказчику, либо по причинам,

появившимся до этого момента (из-за ненадлежащего качества ремонтных работ

впоследствии появилась трещина в стене). Разумеется, и тогда сохраняет действие

правило, по которому ссылаться на явные уже в момент приемки недостатки нельзя.

     Содержащаяся в п. 6 ст. 724 отсылка к пп. 2 и 4 ст. 471 Кодекса означает,

что, когда речь идет о гарантийном сроке, на период от обнаружения недостатков

до их устранения такой срок приостанавливает течение. Но для этого заказчик

должен доказать, что во все это время он не мог использовать результаты работ.

Кроме того, для заказчика, избравшего при обнаружении недостатков такое последствие,

как замена результата работ, гарантийный срок начинает течь с момента замены.

Когда гарантия не предоставлялась и заказчик воспользовался правилом о "разумном

сроке", указанные льготы не применяются.

     Статья 726 ГК устанавливает обязанность подрядчика передать заказчику

вместе с результатом работ информацию, которая относится к эксплуатации или

иной реализации предмета договора, в двух случаях: если это предусмотрено

договором либо если без такой информации невозможно использовать результат

работы для указанной в договоре цели. Последнее обстоятельство (имеется в

виду необходимость информации) или отсутствие информации должен в случае возникновения

спора доказывать заказчик.

     В соответствии со ст. 726 и 727 Кодекса нарушение подрядчиком оговоренной

в них обязанности дает заказчику право отказаться от приемки результата работ,

а если по причине отсутствия, недостаточности или недостоверности информации

он понесет убытки (например, вследствие случившейся из-за этого аварии) -

потребовать от подрядчика возмещения убытков. Подрядчик не вправе ссылаться

на то, что в договоре нет условия об обеспечении заказчика данной информацией.

     Специальные правила о конфиденциальности информации и вытекающей из этого

обязанности стороны, которая ее получила (не разглашать и не передавать третьим

лицам без согласия другой стороны), относятся в равной степени и к заказчику

(в отношении информации, полученной от подрядчика) и к подрядчику (в отношении

информации, полученной от заказчика). Статья 727 ГК устанавливает, что порядок

и условия пользования соответствующей информацией определяются соглашением

сторон. Отсутствие такого соглашения не освобождает сторону от указанной в

этой статье обязанности, если контрагент представит доказательства, что он

сообщил другому о конфиденциальности информации. Отсылка к ст. 139 связана

с определением в этой статье самого понятия информации, составляющей коммерческую

тайну, возможностью использовать информацию предусмотренными Кодексом и другими

законами способами, а также обязанностью лиц, получивших информацию, включающую

коммерческую тайну, возместить причиненные убытки. Важное значение имеет введение

правовой защиты подобной информации с учетом действия ст.139, посвященной

коммерческой тайне. Применительно к договору подряда речь идет о любой информации,

содержащей новые решения и технические знания, в том числе и не защищаемые

законом. При этом непременным условием защиты информации, выходящей за пределы

ст. 139, служит то, что порядок и условия ее использования определены соглашением

сторон.

     Специальные правила (ст. 729), посвященные последствиям прекращения договора

по указанным в Кодексе основаниям (имеются в виду случаи, когда подрядчик

не приступает к выполнению работ или ведет их слишком медленно либо выполнил

работы с недостатками), предусматривают необходимость для подрядчика возвратить

принадлежащие заказчику материалы и оборудование, вещи, полученные для переработки

(обработки), и другое имущество самому заказчику либо передать их третьему

лицу по указанию заказчика. При невозможности возврата в натуре имущества,

например вследствие его гибели, заказчику должна быть возмещена стоимость

имущества. Особо выделен случай, при котором прекращение договора возникает

вследствие отмеченных в законе или договоре обстоятельств. Тогда у заказчика

есть право требовать передачи результата незавершенной работы. Однако на нем

лежит обязанность возместить подрядчику стоимость произведенных им затрат.

     На требования сторон, предъявленные в отношении нарушения договора подряда,

распространены общие правила об исковой давности. Специальные сроки исковой

давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством, пользуются

приоритетом по отношению к общим. Они составляют один год, кроме зданий и

сооружений, для которых сохранен общий срок давности в три года. При принятии

заказчиком работ по частям исковая давность начинает течь со дня приемки результата

работы в целом, а если речь идет о недостатках, обнаруженных в пределах гарантийного

срока, - со дня заявления о недостатках (ст. 725). Последнюю норму следует

считать действующей и по отношению к недостаткам, обнаруженным в пределах

общего установленного для этого срока (два года).

     В параграфе, включающем общие положения о подряде, содержится ряд отсылок

к общей части ГК и прежде всего к статьям его третьего раздела. Это не исключает

необходимости руководствоваться данными и иными статьями ГК также в других

ситуациях, но только при условии, что это не противоречит нормам главы 37.

  

К содержанию:  Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей

 

Смотрите также:

   

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей....

Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

 

Предприниматели и гражданское законодательство. Обычаи делового...

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. … также отношения между лицами, которые осуществляют предпринимательскую деятельность.

 

Новый Гражданский кодекс и судебная практика. Гражданско-правовые...

деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем. … (п. 2 ст. 23 Кодекса) и соответственно к его предпринимательской деятельности.

 

...Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

и наиболее подробно те, которые были в большей степени характерны для … Уже через несколько месяцев после принятия Кодекса права частных предпринимателей.

 

Сроки. Исковая давность. Исчисление сроков

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. Комментарий к части первой.

 

Незаконное предпринимательство. Осуществление...

Статья 171. Незаконное предпринимательство. … Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

 

Источники предпринимательского права. Источниками...

Обращает на себя внимание тот факт, что в некоторых случаях статьи Кодекса содержат принципиально различные нормы для предпринимателей и лиц...

 

Нормативно-правовая основа предпринимательства. Первая...

2. В предпринимательской деятельности комплексный, всесторонний подход к … Этот кодекс еще не принят). Второй элемент представлен нормами гражданского права в "действии", в "работе".

 

Последние добавления:

 

Транспортный устав железных дорог   Постатейный комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате   Защита прав потребителей  

 Правила возмещения работодателями вреда   Комментарий к Закону "Об акционерных обществах"   Комментарий к жилищному законодательству России  

Регистрация прав на недвижимое имущество и сделки с ним   Комментарий к Федеральному Закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"  

Закон Об авторском праве и смежных правах   Гражданский кодекс РФ