Вся электронная библиотека >>>

 Комментарий Гражданского Кодекса для предпринимателей

 

 

Законы. Юриспруденция

Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей


Раздел: Экономика и юриспруденция



 

Договор присоединения

 

     Если говорить о правовом регулировании договора в Гражданском кодексе

Российской Федерации, то, на мой взгляд, правильным было бы утверждение о

том, что практически все разделы и главы части первой ГК имеют прямое отношение

к регулированию договора.

     В разделе I ГК содержатся главы о возникновении гражданских прав и обязанностей, одним из основных источников которых является договор. В договорные отношения могут вступать дееспособные физические лица, а в случаях, когда речь идет о договорах, опосредующих коммерческие отношения, граждане, имеющие статус предпринимателя, юридические лица. Следовательно, и соответствующие главы

о гражданах и юридических лицах также имеют непосредственное отношение к регулированию

договора.

     Предметом договора являются вещи, включая ценные бумаги, недвижимость,

имущественные права и другие объекты гражданских прав. Стало быть, и эти положения

участвуют в регулировании договора. Непосредственно регламентируют договорные

отношения и нормы о сделках, представительстве, доверенности, которые составляют

необходимый инструментарий договорных отношений.

     Предприниматели и юридические лица, выступающие в имущественном обороте,

как правило, являются собственниками или титульными владельцами имущества,

которым они отвечают за невыполнение условий договора. Поэтому и нормы о праве

собственности и других вещных правах, содержащиеся в разделе II ГК, также

относятся к числу положений Кодекса, регулирующих договоры.

     Важное значение для регулирования договоров имеют общие положения об

обязательствах, включенные в раздел III.

     Тем не менее в ГК выделен подраздел 2 раздела III (гл. 27-29), специально

посвященный общим положениям о договоре. В нем сосредоточены нормы, представляющие

собой общие правила, направленные на регулирование всех гражданско-правовых

договоров. Естественно, они носят обобщенный характер.

 


 

     Детальное же регулирование договорных отношений должно осуществляться

применительно к отдельным видам договорных обязательств (купля-продажа, аренда,

подряд, перевозка, страхование и т. п.), которые являются предметом части

второй ГК.

     Однако и общие положения о договорах, содержащиеся в части первой ГК,

имеют самостоятельное принципиальное значение в деле регулирования договоров.

     В Кодексе (ст. 420) содержится традиционное для российского гражданского

права определение понятия "договор": договором признается соглашение двух

или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских

прав и обязанностей.

     Нетрудно заметить, что данное определение полностью корреспондирует нормам

о двух- или многосторонних сделках (ст. 153 и 154). Действительно, договор

- не что иное, как двух- или многосторонняя сделка, ибо всякая гражданско-правовая

сделка либо устанавливает, либо изменяет, либо прекращает гражданские права

и обязанности.

     Поэтому вполне логичным и последовательным представляется содержащееся

в Кодексе (п. 2 ст. 420) положение о том, что к договорам применяются правила

о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные гл. 9 ГК.

     Всякий договор имеет практический смысл лишь в том случае, если стороны,

вступающие в договорные отношения, определяют свои права и обязанности. Именно

совокупность прав и обязанностей сторон составляет содержание договора. Однако

права и обязанности сторон, выраженные в условиях гражданско-правового договора,

должны отвечать принципам гражданско-правового регулирования, и прежде всего

принципам равенства, автономии воли и имущественной ответственности, самостоятельности

участников договорных отношений. Только в этом случае можно вести речь о гражданских

правах и обязанностях (п. 1 ст. 2 ГК) или о гражданско-правовом обязательстве.

     Если говорить о содержании гражданско-правового обязательства, возникающего

из договора, то оно может быть раскрыто с помощью формулы, применимой к любому

гражданско-правовому обязательству: в силу обязательства одно лицо (должник)

обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие,

как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо

воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от

должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК).

     В связи с этим становится понятной норма, установленная Кодексом (п.

3 ст. 420): к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения

об обязательствах (ст. 307-419), если иное не предусмотрено специальными нормами

ГК, посвященными договорам (как общими положениями, так и правилами об отдельных

видах договоров).

     Изложенное свидетельствует о сохранении в ГК традиционных для российского

гражданского права последних десятилетий подходов к определению как понятия

гражданско-правового договора, так и его содержания.

     Однако этим, пожалуй, и исчерпываются ортодоксальные положения о договорах,

содержащиеся в части первой нового ГК. Напротив, большинство норм, изложенных

в главах 27-29 ГК, представляют собой новеллы для российского права.

     Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что по новому Кодексу в основе

договора теперь лежит не чужая воля, навязанная сторонам плановым или иным

административным актом, как это нередко имело место в прежние годы, а свободно

выраженная воля самих сторон.

     Свобода договора возведена в ранг принципов гражданского законодательства

(ст. 1 ГК). Важно отметить, что ГК не только провозглашает принцип свободы

договора, но и закрепляет, и раскрывает его в конкретных нормах о договорах.

     В частности, принцип свободы договора нашел свое выражение в следующих

основных положениях. Установлено, что граждане и юридические лица свободны

в заключении договора (п. 1 ст. 421). Решение вопроса о том, вступать ли в

договорные отношения, по общему правилу зависит лишь от воли потенциальных

контрагентов. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением

случаев, когда обязанность одной из сторон заключить договор прямо предусмотрена

законом либо добровольно принятым обязательством. Таким же образом решается

вопрос и о выборе контрагента по договору.

     Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный

законом или иными правовыми актами. Следовательно, стороны вольны в выборе

конкретного вида договора, которым они желали бы опосредовать свои отношения.

Причем предметом их выбора может быть и договор, который не нашел отражения

в законодательстве, главное, чтобы он этому законодательству не противоречил.

Стороны вправе также заключить так называемый смешанный договор, то есть договор,

в котором содержатся элементы различных договоров (п. 3 ст. 421 ГК). В этом

смысле отношения сторон будут регулироваться правилами о соответствующих договорах,

элементы которых содержатся в смешанном договоре, если только стороны сами

не договорятся о том, какое законодательство применяется к их договору. Тем

самым создана правовая база для оптимального решения сложных вопросов, нередко

возникающих в практике при заключении и исполнении договоров сотрудничества,

договоров о совместной деятельности и некоторых других.

     Стороны свободны в определении условий договора, которые формулируются

по их усмотрению. Исключение составляют лишь случаи, когда содержание соответствующего

условия договора прямо предписано законом или иными правовыми актами.

     Вместе с тем в условиях действия принципа свободы договора отнюдь не

отрицается возможность законодательного регулирования договорных отношений

сторон. Напротив, в рыночных условиях свобода от административного диктата

предполагает (и добавлю, именно таким путем и достигается) наличие развитой

и детальной системы правового регулирования. Это положение лежит в основе

и Гражданского кодекса, который исходит из того, что помимо договора, который,

конечно же, является основным средством регулирования отношений, складывающихся

в сфере имущественного оборота, имеются еще как минимум три уровня регулирования

договорных отношений (пп. 4 и 5 ст. 421 ГК).

     Во-первых, законодательство может включать в себя императивные нормы,

определяющие условия некоторых договоров. Существование императивных норм

может диктоваться необходимостью обеспечения защиты либо публичных интересов,

либо прав слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, например прав потребителей.

     Условия договора должны соответствовать императивным нормам. В противном

случае они будут признаны недействительными. Речь идет об обязательных для

сторон правилах, установленных законами и иными правовыми актами, которые

являлись действующими в момент заключения договора.

     В связи с этим необходимо также обратить внимание на одно из принципиальных

положений ГК, направленных на обеспечение стабильности договорных отношений:

если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные

для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора,

условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в самом

законе установлено, что его действие распространяется и на отношения, возникшие

из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК).

     Таким образом, в качестве общего правила должно быть воспринято положение

о приоритете договора над законом, принятым после заключения договора. Исключение

составляют лишь случаи, когда законодатель сознательно распространяет действие

императивных норм на условия договоров, заключенных до вступления в силу соответствующего

закона. Это создает определенные гарантии для сторон, которые при заключении

договора обязаны руководствоваться обязательными правилами, установленными

законом, действующим в момент оформления договорных отношений, поскольку исключает

возможность не зависящего от воли сторон изменения условий договора путем

принятия нового закона, содержащего иные правила.

     Анализ текста ст. 422 ГК позволяет сделать еще один очевидный вывод,

который будет иметь серьезное практическое значение. В п. 2 названной статьи,

в котором устанавливается соотношение договора и правовых норм, появившихся

после заключения договора, речь идет только об одном виде нормативных актов,

а именно о законе. Следовательно, правило о применении правовой нормы к ранее

заключенному договору, если специально установлено, что сфера ее действия

распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров,

касается лишь тех случаев, когда соответствующая правовая норма содержится

в законе (в буквальном значении этого слова). Иными словами: то, что позволено

закону, не дозволяется делать иным правовым актам, регулирующим гражданско-правовые

отношения.

     Таким образом, применительно к договорным отношениям сторон правильным

будет утверждение о приоритете условий договора перед нормами, содержащимися

в указах Президента Российской Федерации и постановлениях Правительства, изданных

после заключения договора. Даже в тех случаях, когда названные правовые акты

включают в себя императивные нормы, регламентирующие отношения сторон, и содержат

указания об их обязательном применении к правоотношениям, возникшим до издания

соответствующих правовых актов, стороны вправе не применять указанные нормы,

а руководствоваться условиями ранее заключенного договора.

     Второй уровень правового регулирования договорных отношений представляет

собой большой пласт диспозитивных норм. В отличие от императивной диспозитивная

норма применяется лишь постольку, поскольку соглашением сторон не установлено

иное. Стороны своим соглашением могут установить условие, отличное от предусмотренного

в указанной норме, либо вообще исключить ее применение. И только при отсутствии

такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

     Может возникнуть вопрос о целесообразности подобного регулирования договорных

отношений. Действительно, стороны в договоре вправе своим соглашением определить

детальным образом все основные условия договора и тем самым исключить действие

любых диспозитивных норм. Кстати сказать, в некоторых странах с развитой экономикой

и солидной правовой системой данное обстоятельство учитывается в полной мере.

Например, Гражданский кодекс Нидерландов в разделах, посвященных отдельным

видам договоров, содержит небольшое число в основном императивных норм, практически

не допуская диспозитивного регулирования. При этом разработчики данного Кодекса

исходили из того, что стороны договора самостоятельно регламентируют свои

взаимоотношения по своему усмотрению и не нуждаются в подсказке в виде диспозитивных

норм со стороны законодателя. Чего нельзя сказать, к сожалению, о российских

предпринимателях.

     Кроме того, в российских условиях помимо крайне низкого уровня работы

по заключению договоров необходимость широкого диспозитивного регулирования

договорных отношений диктуется также сложным федеративным устройством нашего

государства. При этих условиях в целях создания единого общероссийского рынка

требуется и единое централизованное регулирование отношений в сфере имущественного

оборота (пусть даже и диспозитивное). Для достижения этой цели гражданское

законодательство является наиболее эффективным инструментом, поскольку в силу

Конституции Российской Федерации оно относится к исключительной компетенции

федеральных органов власти.

     И наконец, третий уровень регулирования договорных отношений представляют

собой обычаи делового оборота, в качестве которых признаются сложившиеся и

широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила

поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы

ли они в каком-либо документе (ст. 5 ГК). Необходимо отметить, что пока сфера

применения обычаев делового оборота в основном ограничена внешнеторговыми

сделками. Однако дальнейшее развитие рыночных отношений, безусловно, потребует

целой системы обычаев делового оборота. Первым шагом в этом направлении могло

бы служить применение к договорным отношениям в качестве обычаев делового

оборота многочисленных примерных и типовых договоров о поставках отдельных

видов продукции и товаров, перевозке грузов и др. - именно на это ориентирует

ГК (ст. 427).

     Если различные уровни регулирования гражданско-правовых обязательств

расположить по определенной иерархии, критерием которой может служить приоритетность

в применении к условиям договора, мы получим следующую логическую цепочку

регулирования прав и обязанностей сторон по гражданско-правовому договору:

на первом месте - императивные нормы, содержащиеся в законодательстве, которое

действовало в момент заключения договора; на втором - условия договора, установленные

по соглашению сторон, и на третьем месте - диспозитивные.

     Что касается обычаев делового оборота, то они могут применяться к договорным

отношениям в случаях, когда соответствующее условие договора не определено

ни императивной нормой, ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой. Такой

вывод следует из анализа текста ст. 421 ГК.

     Если же говорить о случаях, представляющих собой изъятия из действия

принципа свободы договора, когда допускается заключение договора путем понуждения

одного из контрагентов, то необходимо еще раз подчеркнуть, что такие случаи

могут быть предусмотрены только законом или добровольно принятым обязательством.

     В качестве примера здесь можно привести одно из положений постанов- ления

Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 2 декабря 1993 года

N 32 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением

законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий".

Как известно, разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Высшего арбитражного

суда, носят характер обязательного судебного толкования законодательства,

применяемого при разрешении споров арбитражными судами. В п. 14 названного

постановления указано, что Законом о приватизации (п. 1 ст. 27 и ст. 28) установлено,

что оформление сделок приватизации независимо от способа приватизации осуществляется

путем заключения договора купли-продажи между продавцом и покупателем государственного

(муниципального) предприятия. Поэтому заключение такого договора является

обязательным для продавца. Следовательно, споры о понуждении продавца к заключению

указанного договора, а также об урегулировании разногласий сторон, возникающих

при его заключении, подведомственны арбитражным судам.

     Вместе с тем следует учитывать, что действующее законодательство не предусматривает

возможности понуждения к заключению договора купли-продажи приватизированного

имущества лица, признанного покупателем государственного или муниципального

имущества<200>.

     Все гражданско-правовые договоры могут быть разделены на две неравноценные

категории: возмездные и безвозмездные договоры. Преобладающий характер, конечно

же, носят возмездные договоры.

     Характерной чертой возмездного договора является то, что сторона, исполняющая

свои обязанности, должна получить за это от другой стороны плату или иное

встречное предоставление, то есть суть обязательства, возникающего из возмездного

договора, заключается в том, что каждая из сторон по договору имеет право

требования к другой стороне, но одновременно несет перед ней и определенные

обязанности. При этом каждая из сторон считается должником другой стороны

в том, что она обязана сделать в ее пользу, и в то же время ее кредитором

в том, что имеет право от нее требовать.

     В обязательстве, возникающем из безвозмездного договора, одна из сторон,

на которой лежит обязанность предоставить что-либо другой стороне, является

исключительно должником, а другая сторона - кредитором. К числу безвозмездных

договоров относятся, например, договор дарения, договор безвозмездного пользования

имуществом и некоторые другие.

     Кодекс исходит из презумпции возмездности гражданско-правового договора,

которая нашла отражение в п. 3 ст. 423, где сформулировано правило, согласно

которому договор предполагается возмездным, то есть если иное не вытекает

из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора, считается,

что сторона, передавшая другой стороне товары, выполнившая работу, оказавшая

услуги, вправе потребовать от этой стороны соответствующую плату.

     Данная презумпция будет иметь большое практическое значение, поскольку

подавляющая часть гражданско-правовых договоров являются возмездными (договоры

купли-продажи, аренды, подряда, перевозки, хранения и многие другие). Теперь

даже в тех случаях, когда стороны в договоре "забыли" включить условие, предусматривающее

обязанность стороны, получившей товары, работы, услуги, оплатить их, при возникновении

спора между ними суд должен исходить из того, что полученные товары, работы,

услуги должны быть оплачены. Что касается размера оплаты, то он должен определяться

исходя из цен, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные

товары, работы или услуги.

     Существенным условием всякого возмездного договора является цена, поэтому

чрезвычайно важное значение будут иметь положения, регулирующие условие договора

о цене (см. ст. 424 ГК).

     Общим правилом для возмездных договоров является оплата товаров, работ,

услуг по ценам (тарифам, расценкам, ставкам), установленным договором или

иным соглашением сторон. Стороны сами устанавливают цену или включают в договор

условия, позволяющие определить цену товаров, работ, услуг в момент их оплаты.

     Вместе с тем в некоторых случаях, предусмотренных законом, применяются

цены (тарифы, расценки, ставки и т. п.), устанавливаемые или регулируемые

уполномоченными на то государственными органами.

     Государственное регулирование цен сохраняется в отношении некоторых товаров,

работ и услуг (например, цены на электрическую и тепловую энергию, тарифы

за перевозки грузов транспортом общего пользования). В связи с этим необходимо

обратить внимание на два принципиальных положения: во-первых, сфера действия

государственного регулирования цен ограничивается лишь случаями, когда это

прямо предусмотрено законом; во-вторых, если в соответствии с законом допускается

государственное регулирование цены, то соответствующее условие договора не

может быть определено по соглашению сторон. В этом случае товары, работы,

услуги должны оплачиваться по ценам, устанавливаемым или регулируемым уполномоченными

на то государственными органами.

     Под "устанавливаемыми" ценами разумеются цены и тарифы, установленные

соответствующими государственными органами в твердой сумме. Что касается "регулируемых

цен", то имеются в виду ситуации, когда уполномоченные государственные органы,

не устанавливая твердый размер цен и тарифов, определяют их предельный размер

или коэффициенты, применяемые к действующим ценам и тарифам, либо регулируют

их иным образом.

     Кодекс (п. 2 ст. 424) исключает возможность одностороннего либо произвольного

изменения цены, установленной в договоре, и ориентирует стороны на четкое

определение в договоре случаев и порядка изменения согласованной цены в зависимости

от изменения себестоимости товаров, работ или услуг, определив порядок такого

изменения (по согласованию сторон, при условии уведомления другой стороны

и т. п.). Случаи, когда допускается изменение цены после заключения договора,

а также условия такого изменения могут быть определены законом или в установленном

им порядке.

     Обязанность оплаты полученных товаров, работ, услуг сохраняется и при

отсутствии условия о цене в тексте договора. Предусмотрено правило, которое

во всех случаях позволяет определить размер подлежащей уплате суммы за переданные

товары, выполненную работу, оказанные услуги в тех случаях, когда из содержания

договора невозможно определить, по какой цене должен быть осуществлен расчет.

     Данное правило основано на соответствующем положении, содержащемся в

Венской Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров<201>,

и соответствует международной практике. А суть этого правила состоит в том,

что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может

быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть

оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за

аналогичные товары, работы или услуги.

     Для полноты картины необходимо отметить, что в отдельных случаях могут

существовать иные способы влияния на цены, которые находятся вне сферы гражданско-правового

регулирования. Иллюстрацией к сказанному могут служить рекомендации Высшего

арбитражного суда Российской Федерации по отдельным вопросам, связанным с

применением антимонопольного законодательства.

     В силу ст. 5 Закона о конкуренции установление монопольно высокой цены

является формой злоупотребления хозяйствующим субъектом своим доминирующим

положением. Поэтому, руководствуясь ст. 12 названного Закона, антимонопольный

орган вправе дать соответствующему хозяйствующему субъекту предписание об

изменении условия договора о цене. Такое предписание может служить основанием

для обращения покупателя в арбитражный суд с иском об изменении договора.

     При разрешении указанных споров предписание антимонопольного органа оценивается

арбитражным судом наряду с другими доказательствами по делу. Основанием для

принятия решения об изменении условия договора о цене может служить подтвержденный

в ходе рассмотрения дела факт использования предприятием-монополистом при

заключении договора монопольно высокой цены. При необходимости арбитражный

суд вправе назначить экспертизу с привлечением специалистов органов ценообразования.

     Согласно ст. 23 Закона о конкуренции в случае уклонения от исполнения

или несвоевременного исполнения предписания антимонопольного органа об изменении

договора на хозяйствующего субъекта может быть наложен штраф в размере до

1 млн. рублей.

     В силу ст. 29 названного Закона при уклонении от уплаты штрафа в установленный

данной статьей срок ГКАП России вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением

о взыскании суммы штрафа с соответствующего хозяйствующего субъекта.

     При рассмотрении таких исков арбитражным судом дается оценка обоснованности

предписания антимонопольного органа и в том случае, если хозяйствующий субъект

не обжаловал его на основании ст. 22 АПК РФ. Размеры штрафа определяются в

решении арбитражного суда с учетом характера допущенного нарушения и других

обстоятельств конкретного спора<202>.

     В реальной предпринимательской деятельности часто возникают ситуации,

когда необходимо правильно определить срок и сферу действия заключенного договора.

Решению этой проблемы во многом помогут новые положения, содержащиеся в ГК

(ст. 425), где сформулированы определенные правила в отношении даты заключения

договора и обычно указываемой в договоре даты окончания срока его действия.

     Применительно к дате заключения договора предусмотрено общее правило

о вступлении договора в силу с момента его заключения. Этот момент может определяться

по-разному в зависимости от избранного сторонами способа оформления договорных

отношений.

     Если договор заключается путем подписания единого документа одновременно

двумя сторонами, то дата подписания договора совпадает с моментом его заключения.

     В случае же, когда одна из сторон направляет другой стороне проект договора,

договор будет считаться заключенным с момента получения стороной, разработавшей

договор, подписанного другой стороной экземпляра договора. В таком же порядке

должен определяться момент заключения договора, оформляемого путем обмена

письмами, телеграммами и т. п., когда датой заключения договора будет служить

дата получения стороной, предложившей заключить договор, ответа другой стороны

о безоговорочном принятии этого предложения.

     Сторонам, вступающим в договорные отношения, предоставлено право распространить

действие договора на их взаимоотношения, возникшие до заключения договора.

Такая ситуация, к примеру, нередко возникает в отношениях по поставкам сырья,

комплектующих изделий, когда партнеры, доверяя друг другу и рассчитывая на

долговременные связи, не прерывают поставку продукции по истечении срока действия

прежнего договора, а затем при заключении нового договора предусматривают,

что его условия применяются и к взаимоотношениям сторон, имевшим место в период

между окончанием срока действия прежнего договора и заключением нового договора.

     Если же такое соглашение сторонами не достигнуто, будет действовать общее

правило о том, что договор становится обязательным для сторон лишь с момента

его заключения.

     Что касается указанной сторонами даты окончания срока действия договора,

то самостоятельного правового значения это условие договора не имеет. Окончание

срока действия договора рассматривается как основание прекращения договорных

обязательств лишь при условии, что об этом прямо указано в законе или договоре.

     В остальных случаях договор признается действующим до определенного в

нем момента окончания исполнения обязательств. Данное положение корреспондирует

норме, согласно которой обязательство прекращается надлежащим исполнением

(п. 1 ст. 408 ГК), а также положению о том, что в случае ненадлежащего исполнения

обязательства уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают должника

от исполнения обязательства в натуре (п. 1 ст. 396 ГК).

     Положение о том, что срок окончания договора не имеет самостоятельного

правового значения, подтверждается также нормой о том, что данное обстоятельство

(истечение срока действия договора) не освобождает от ответственности за нарушение

договорных обязательств (п. 4 ст. 425 ГК).

  

К содержанию:  Комментарий Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей

 

Смотрите также:

   

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей....

Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

 

Предприниматели и гражданское законодательство. Обычаи делового...

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. … также отношения между лицами, которые осуществляют предпринимательскую деятельность.

 

Новый Гражданский кодекс и судебная практика. Гражданско-правовые...

деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем. … (п. 2 ст. 23 Кодекса) и соответственно к его предпринимательской деятельности.

 

...Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей

и наиболее подробно те, которые были в большей степени характерны для … Уже через несколько месяцев после принятия Кодекса права частных предпринимателей.

 

Сроки. Исковая давность. Исчисление сроков

Гражданский Кодекс Российской Федерации для предпринимателей. Комментарий к части первой.

 

Незаконное предпринимательство. Осуществление...

Статья 171. Незаконное предпринимательство. … Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей.

 

Источники предпринимательского права. Источниками...

Обращает на себя внимание тот факт, что в некоторых случаях статьи Кодекса содержат принципиально различные нормы для предпринимателей и лиц...

 

Нормативно-правовая основа предпринимательства. Первая...

2. В предпринимательской деятельности комплексный, всесторонний подход к … Этот кодекс еще не принят). Второй элемент представлен нормами гражданского права в "действии", в "работе".

 

Последние добавления:

 

Транспортный устав железных дорог   Постатейный комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате   Защита прав потребителей  

 Правила возмещения работодателями вреда   Комментарий к Закону "Об акционерных обществах"   Комментарий к жилищному законодательству России  

Регистрация прав на недвижимое имущество и сделки с ним   Комментарий к Федеральному Закону "Об ипотеке (залоге недвижимости)"  

Закон Об авторском праве и смежных правах   Гражданский кодекс РФ