::

  

Вся электронная библиотека >>>

Бухарин Н. И. >>>

 

 

 Русская история

БухаринН.И. Бухарин

ТЕОРИЯ ПРОЛЕТАРСКОЙ ДИКТАТУРЫ


Смотрите также: Биография Бухарина

Русская история

     

ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА И ЕЕ НЕОБХОДИМОСТЬ

 

 

 

Предварительно одно небольшое замечание. До каких пределов может доходить ренегатство бывших социалистов, видно из специальной брошюрки Каутского, выпущенной против большевиков (Karl Kautsky. Die Diktatur des Proletariats. Wien, 1918, Verl. Ignaz Brand).

В этом "элаборате" отреченской мысли мы находим, между прочим, такое поистине классическое место: "Тут (т. е. для оправдания своей диктатуры.- Н. Б.) вспомнили (большевики) кстати словцо о диктатуре пролетариата, которое Маркс однажды, в 1875 году, употребил в одном из писем" <<20>>. Для Каутского все учение о диктатуре, в котором сам Маркс видел основу теории революции, превратилось в пустенькое "словцо", случайно оброненное "в одном из писем"! Немудрено, что в теории диктатуры Каутский видит "новую" теорию.

 

Эту "новую" теорию, однако, мы почти целиком имеем у Маркса.

 

Маркс ясно видел необходимость временной государственной организации рабочего класса, его диктатуры, потому что он видел неизбежность целого исторического периода, целой исторической полосы, которая будет иметь специфические особенности, отличающие ее и от капиталистического периода, и от периода коммунизма как рационально построенного безгосударственного общества.

 

Особенности этой эпохи состоят в том, что пролетариат, разбивший государственную организацию буржуазии, вынужден считаться с ее продолжающимся в разных формах сопротивлением. И именно для того, чтобы это сопротивление преодолеть, необходимо иметь сильную, крепкую, всеобъемлющую и, следовательно, государственную организацию рабочего класса.

 

Маркс ставил вопрос о диктатуре пролетариата более абстрактно, чем ставит его конкретная действительность. Как в своем анализе капиталистического производства он брал капиталистическое хозяйство в его "чистой" форме, т. е. в форме, не осложненной никакими пережитками старых производственных отношений, никакими "национальными" особенностями и т. д., точно так же и вопрос о диктатуре рабочего класса у Маркса ставился как вопрос о диктатуре рабочего вообще, т. е. о диктатуре, уничтожающей капитализм в его чистом виде.

 

Иначе и нельзя было ставить вопроса, если ставить его абстрактно-теоретически, т. е. если давать самую широкую алгебраическую формулу диктатуры.

 

Теперь опыт социальной борьбы позволяет конкретизировать вопрос по самым разнообразным направлениям. И прежде всего этот опыт указывает на необходимость самой решительной, действительно железной диктатуры рабочих масс.

 

Социалистическая революция, тот насильственный переворот, о котором говорил еще "Коммунистический Манифест", не совершается по мановению дирижерской палочки сразу во всех странах. Жизнь гораздо запутаннее и сложнее "серой теории". Капиталистическая оболочка лопается не одновременно повсюду, а начинает расползаться в тех местах, где буржуазная государственная ткань наименее крепка. И тут перед победившим пролетариатом ставится проблема отражения внешнего врага, чужеземного империализма, всем ходом развития неизбежно толкаемого на разрушение государственной организации пролетариата.

 

Одна из величайших заслуг товарища Ленина состоит в том, что он первый во всем марксистском лагере поставил вопрос о революционных войнах пролетариата <<21>>.

 

А между тем это - одна из самых важных проблем нашей эпохи. Ясно, что грандиозный мировой переворот будет включать и оборонительные, и наступательные войны со стороны победоносного пролетариата: оборонительные-чтобы отбиться от наступающих империалистов, наступательные - чтобы добить отступающую буржуазию, чтобы поднять на восстание угнетенные еще народы, чтобы освободить и раскрепостить колонии, чтобы закрепить завоевания пролетариата.

 

Современный капитализм есть мировой капитализм. Но этот мировой капитализм не есть организованная единица, а анархическая система борющихся всеми средствами государственнокапиталистических трестов <<22>>. Однако он есть мировая система, все части которой связаны друг с другом. Как раз поэтому европейская война превратилась в мировую войну. Но, с другой стороны, относительная дробность мирового хозяйства, соединенная с различным положением империалистских государств, вызвала мировую войну не как единовременно наступившее явление, а как процесс постепенного втягивания в войну одной капиталистической страны за другой. Италия, Румыния, Америка выступили значительно позднее. Но как раз выступление Америки и превратило войну в войну, захватившую оба полушария, т. е. в войну мировую.

 

Аналогично развивается и мировая революция. Это есть процесс деградации капитализма и восстания пролетариата, где одна страна следует за другой. При этом причудливо переплетаются самые различные моменты: империалистской войны, национальносепаратистских восстаний, гражданской войны внутри стран и, наконец, классовой войны между государственно-организованной буржуазией (империалистскими государствами) и государственно-организованным пролетариатом (советскими республиками).

 

Однако, чем дальше развиваются события, тем резче выступает на первый план момент классовой войны. Знаменитый "союз народов", о котором буржуазные пацифисты прожужжали все уши, все эти "лиги наций" и прочая дребедень, которую напевают с их голоса социал-предательские банды, на самом деле суть не что иное, как попытки создания священного союза капиталистических государств на предмет совместного удушения социалистических восстаний <<23>> Маркс правильно указывал, что партия революции сплачивает партию контрреволюции. И это положение верно по отношению к мировой революции пролетариата: мировой революционный процесс, или, как его теперь называют с полным правом, "мировой большевизм",- сплачивает силы международного капитала.

 

Но подобная "внешняя" конъюнктура не может не иметь громадного "внутреннего" значения. Если бы не было наличия империалистских сил вовне, побежденная отечественная буржуазия, опрокинутая в открытом столкновении классов, не могла бы надеяться на буржуазную реставрацию. Процесс деклассирования буржуазии шел бы более или менее быстро, а вместе с тем исчезала бы и необходимость в специальной организации противобуржуазной репрессии, в государственной организации пролетариата, в его диктатуре.

 

Однако действительное положение дел как раз обратное. Буржуазия, уже сваленная, уже разбитая в какой-нибудь одной или каких-нибудь двух-трех странах, имеет еще громадные резервы в лице иностранного капитала. А отсюда вытекает, что ее сопротивление затягивается. Опыт русской революции блистательно подтверждает это. Саботаж, заговоры, мятежи, организация кулацких восстаний, организация банд с бывшими генералами во главе, чехословацкая авантюра, бесчисленные "правительства" окраин, опирающиеся на иноземные штыки и кошелек, наконец, карательные экспедиции и походы на Советскую Россию со стороны всего капиталистического мира - это явления одного и того же порядка.

 

Из такого совершенно неизбежного неотвратимого хода исторических событий можно и должно сделать два вывода: во-первых, перед нами целый период ожесточеннейшей борьбы не на живот, а на смерть; во-вторых, для того чтобы этот период был изжит возможно скорее, необходим режим диктатуры вооруженного пролетариата. Тактическое правило выводится здесь из научно поставленного прогноза, для которого есть все данные.

 

Конечно, все на свете можно оспаривать. Есть жалкие софисты, жизненное назначение которых состоит в бесконечном схоластическом переливании из пустого в порожнее. Таков как раз Каутский. Он не мог понять смысла империализма. Теперь он не может понять смысла следующей фазы, эпохи социалистических революций и пролетарской диктатуры. "Я ожидаю,- пишет сей "рабочий" вождь,- что социальная революция пролетариата примет совершенно особые формы, чем революция буржуазии; что пролетарская революция, в противоположность буржуазной, будет бороться "мирными" средствами экономического, законодательного и морального порядка повсюду, где укоренилась демократия" <<24>>.

 

Трудно, конечно, спорить с ренегатами, которые переучились настолько, что в военных ботфортах Тафта видят демократию.

 

Но у нас перед глазами пример действительно демократической страны, где демократия действительно "укоренилась", это - Финляндия. И пример этой единственной страны показывает, что гражданская война в более "культурных" странах должна быть еще более жестокой, беспощадной, исключающей всякую почву для "мирных" и "законодательных" (!!) методов.

 

Каутский пытается установить, что под диктатурой Маркс подразумевал не диктатуру, а что-то совсем другое, ибо, мол, слово "диктатура" может относиться только к отдельному лицу, а не классу. Но стоит только привести мнение Энгельса, который отлично видел, чем должна быть диктатура пролетариата, чтобы понять, как далеко ушел Каутский от марксизма. Энгельс писал против анархистов:

 

Видали ли они когда-нибудь революцию, эти господа? Революция есть, несомненно, самая авторитарная вещь, какая только возможна. Революция есть акт, в котором часть населения навязывает свою волю другой части посредством ружей, штыков, пушек, т. е. средств чрезвычайно авторитарных. И победившая партия по необходимости бывает вынуждена удерживать свое господство посредством страха, который внушает реакционерам ее оружие. Если бы Парижская Коммуна не опиралась на авторитет вооруженного народа против буржуазии, разве она продержалась бы дольше одного дня? Не вправе ли мы, наоборот, порицать Коммуну за то, что она слишком мало пользовалась своим авторитетом? (Здесь нужно перевести: "своей властью "autoriata".- Н. Б.) <<25>>

 

И Энгельс, и Маркс прекрасно понимали грядущее положение. Теперь, когда у нас налицо опытное подтверждение этого взгляда, говорить о "мирных" и "законодательных" путях просто смешно.

 

Начавшаяся эпоха революции требует соответствующей, ориентировки. Если эпоха эта есть эпоха неслыханных классовых битв, вырастающих в классовые войны, то совершенно естественно, что политическая форма господства рабочего класса должна носить своеобразно милитарный характер. Здесь должна быть новая форма власти - диктаторской власти класса, "штурмующего небо", как говорил Маркс о парижских коммунарах.

 

По Каутскому, Маркс писал не о "форме правительства" (Regierungsform), а о "фактическом состоянии" (einem Zustande), когда он писал о диктатуре. На самом деле Маркс писал о чем-то большем, чем "форма правительства". Он писал о новом совершенно своеобразном типе государства. На той же странице, где Каутский "опровергает" тезисы о диктатуре, написанные автором этих строк <<26>>, он приводит цитату из Маркса, который говорит о том, что Коммуна была, "наконец, открытой политической формой" <<27>> пролетарской диктатуры, а вовсе не случайным "состоянием".

 

Итак, между коммунизмом и капитализмом лежит целый исторический период. На это время еще сохраняется государственная власть в виде пролетарской диктатуры. Пролетариат является здесь господствующим классом, который, прежде чем распустить себя как класс, должен раздавить всех своих врагов, перевоспитать буржуазию, переделать мир по своему образу и подобию.

 

 

 ТЕОРИЯ ПРОЛЕТАРСКОЙ ДИКТАТУРЫ     Следующая страница

 

Смотрите также:

 

 Бухарин - Томский. Политические процессы 30-х годов. Начало ...

Первая из них была связана с именами Н.И. Бухарина и М.П.Томского. Эти руководители выступали за

 

 Бухарин. Обогащайтесь!

В России она получила второе рождение, как «историческая фраза» из доклада Николая Ивановича Бухарина (1888—1938)
www.bibliotekar.ru/encSlov/14/37.htm

 

 Тухачевский, Бухарин, Рыков, Радек

партия, разгромив правых капитулянтов, возглавляемых Бухариным, Рыковым и .... оказались Тухачевский, Бухарин

 

 1924 год. Бухарин. Сталинизм. Троцкизм

Одним из первых, кто высказал прямо противоположное мнение, был "любимец партии" Н. И. Бухарин

 

 Антисталинские оппозиции. Рыков. Бухарин. Каменев. Зиновьев. Троцкий

Бухариным, Рыковым и Томским. Спустя полтора года Сталин фактически отстранил от власти Зиновьева и Каменева

 

 манифест ЦК партии меньшевиков. 1929 год

Так, Бухарин в 1925 г. выдвинул лозунг, от которого его вынудили отка-заться на XIV ... Изменение Бухариным

 

 Книга о Сталине. Сталин в Наркомнаце

Бухариным и Сталиным. "Большинство их поправок, -- гласит комментарий к ..... Бухарин сообщил: "

 

 Политические процессы 30-х годов. Убийство Кирова. Каменев ...

марте 1938 г. состоялся третий Московский процесс, среди обвиняемых на котором были Бухарин, Рыков

 

 Сталин и Гитлер. К заключительной речи Вышинского

Вышинский требует 19 голов, и прежде всего головы Бухарина... агенты Коминтерна аплодировали докладам Бухарина...

 

 Светлана Аллилуева. Письмо третье

летом живал Николай Иванович Бухарин, которого все обожали. Он наполнял ... Бухарина", и пряталась от людей

 

 Государственный аппарат РСФСР в годы Великой Отечественной войны ...

Бухарин. Политическая биография 1888-1938 / Пер. с англ. М., 1988. ... Кун Милош. Бухарин: его друзья и враги

 

 Предвидение будущего

«Летом восемнадцатого года Н. И. Бухарин находился в Берлине. Его командировали для ... Бухарин

 

 НЭП. Новая экономическая политика в РСФСР

И Сталин, и Бухарин, и Рыков призывали к индустриализации, но по средствам, в меру наличных ресурсов и при

 

 Истоки сталинизма

Этим, наверное, и объясняется поразительно легкая победа Сталина над любимцем партии Бухариным, трагедия

 

 Культ личности Сталина. Партийный диктат. 8 июня 1922 года Об ...

В ноябре 1929 г. начались первые аресты ленинградских историков, и хотя Д. Б. Рязанов, Н. И. Бухарин пытались

 

 1929 год великого перелома СССР

Возражавшие ему государственные и политические деятели страны Н.И. Бухарин, А.И. Рыков, М.П. Томский

 

 Воспоминания и мемуары дочери Сталина Светланы Аллилуевой. Письмо ...

Потом она обожала Н. И. Бухарина, которого любили вообще все, он жил у нас... "женах Троцкого", о "женах Бухарина"

 

 БЕЛЫЕ ПРОТИВ КРАСНЫХ. Генерал Деникин. Димитрий Лехович

А также отразилась на изучении таких личностей, как Ленин, Троцкий, Сталин, Бухарин и Хрущев

 

 РУССКАЯ ИСТОРИЯ. История России учебник для вузов

Бухарин Н.И. Избранные произведения. М., 1993. Валишевский К. Первые Романовы. М., 1989. Витте С.Ю