Вся библиотека >>>

Медицинские статьи >>>

 


Резервы здоровья наших детей


Никитин Б.П., Никитина Л.А.

 

Часть 1. МЫ И НАШИ ДЕТИ

 

И на солнышко!

 

Первый ребенок наш родился в начале лета. Стояли теплые июньские дни. Мы

готовились к строительству своего щитового дома и много времени проводили на

участке, расчищая место для закладки фундамента. Мы работали, а сынишка

частенько был рядом - лежал в кроватке или на одеяле, разостланном под

яблоней. Мы тогда его надолго не разворачивали: еще не знали, что это можно и

нужно делать. Но иногда все-таки не удерживались - уж очень ласково грело

солнышко! - и переносили его на несколько минут из-под дерева на открытое

место. Он это принимал как должное и никакого беспокойства у нас не вызывал.

Беспокоились только бабушки. А мы тогда еще не читали популярных брошюр и не

знали, что ни в коем случае нельзя допускать действие на младенца прямых

солнечных лучей. Потом вычитали в какой-то популярной статье, как лисица

выносит из норы своих маленьких еще лисят на солнышко, и показали статью

бабушке.

 

- Этого еще не хватало, - возмутилась она, - ребенка с лисенком сравнивать!

 

А нам это сопоставление казалось убедительным - тем более что никаких плохих

последствий у сынишки мы не обнаруживали: он и спал, и ел, и со всеми прочими

своими обязанностями справлялся прекрасно.

 

Так мы делали и с другими своими детьми - с первых дней жизни. Обычно

кто-нибудь из нас, взрослых или старших детей, усаживался на стул, на колени

стелил пеленку, а на нее укладывали малыша. Головку прикрывали уголком

пеленки, а тельце поворачивали то одним бочком к солнышку, то другим, то

животиком, то спинкой. В общей сложности начинали с 5-6 минут, а примерно

через месяц могли так загорать и 10, и 20, и 30 минут - по настроению малыша

и по погоде. У трехмесячного уже хорошо был заметен загар, и в 4 месяца он

свободно проводил с нами час-полтора, загорая на берегу Клязьмы на неярком

подмосковном солнце.

 

Когда нашей дочке не было еще и года, а старшему исполнилось всего четыре, мы

ездили со всеми тремя малышами на юг и прожили на берегу Черного моря в

палатке около месяца. Целые дни мы проводили то на пляже, то в море, то на

песочке возле палатки (в ней днем было очень душно), то на улицах Феодосии.

Мы, взрослые, подчас изнемогали от жары и норовили отдохнуть где-нибудь в

тени, а на малышей солнце как будто бы и не действовало: они даже панамки

носили только первые дни, а потом, к нашему удивлению, вполне обходились без

них - оказалось, что волосы достаточно хорошо защищают голову от солнца.

 

Несколько лет спустя, во время нашего очередного путешествия, теперь уже на

Кавказ, мы увидели в Кабардино-Балкарии такую картину. Через аул в горном

ущелье проложен узенький арык. И около этого ручейка в жаркий июльский

полдень кипит жизнь: утята, гуси, козы, ребятишки всех дошкольных возрастов.

Одетые в рубашки или в одни трусики, чаще босичком, но с буйными шевелюрами,

они поражали нас тем, что не обращали никакого внимания на палящие лучи

горного и по-особому обжигающего солнца. Не только у больших, но и

вышагивающих еще вперевалочку годовалых малышей, держащихся за руку старшей

сестренки или брата, кожа была уже совершенно ровного шоколадного цвета.

Невольно возникал вопрос: если тут не боятся солнечных лучей, то почему же

нам-то их бояться? Солнце у нас не столь щедрое, значит, тем более его надо

использовать как можно лучше. С тех пор единственным критерием

продолжительности солнечных ванн для нас стало, как и во всем другом, только

самочувствие малыша. И нам ни разу не пришлось об этом пожалеть.

 

Следующая глава >>>