СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО НА РУСИ В ПЕРИОД ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА Конец XIII—начало XVI веков

 

Новгородские писцовые книги 15-16 веков

 

 

Рядом с актовым материалом среди дошедших до нас письменных источников стоят писцовые книги — источник, и по содержанию и по характеру отраженных в нем явлений имеющий первостепенное значение. Составление писцовых книг было задумано и осуществлялось как регистрация именно в массовом порядке, в форме сплошного описания (переписи) хозяйств в масштабе целого княжества, пли земли-княжества, например такого, как огр омная по территории Новгородская земля, и притом это — регистрация явлений народной экономической и социальной жизни.

 

В более полном виде из описаний конца XV в. до нас дошли только писцовые книги нескольких пятин Новгородской земли: писцовые книги Деревской и Вотской пятин полностью, Шелон- ской пятины — около половины, писцовые книги Бежецкой и Обонежскон пятин в отрывках (описание нескольких погостов). Из описаний же этого времени других земель-княжеств и уездов Московского великого княжества сохранились лишь небольшие выписи из писцовых, книг. Естественно, что наше внимание будет сосредоточено именно на Новгородских писцовых книгах.

 

Новгородские писцовые книги — самые ранние из числа дошедших до нас источников этого вида. Они датируются 1495—1505 гг., но содержат материалы о сельском хозяйстве Новгородской земли не только конца XV в., но и последних десятилетий политической самостоятельности Великого Новгорода. Они составлены по заданию правительства молодого Русского государства. Находившееся в стадии становления Русское государство стремилось прежде всего надежно обеспечить доходами свою казну. Писцовые книги должны были учесть тяглые хозяйства налогоплательщиков. С другой стороны, важно было обеспечить поместьями военных слуг, служилых людей — опору власти. Великий князь Иван 111 Васильевич взял в свои руки огромный земельный фонд Великого Новгорода. Этот фонд нужно было учесть (и особенно со стороны доходов) как фонд господствующего класса. В НПК занесены результаты этого учета.

 

Великий князь конфисковал все земли у новгородских феодалов (у бояр, житьих людей, купцов, у монастырей н владыки — у последних они были частично конфискованы), а их самих с семьями переселил в пределы основной территории Московского великого княжества. Все, что когда-то, в период существования Новгородской боярской республики, составляло богатство новгородских бояр, новгородского владыки, монастырей и других крупных и мелких землевладельцев, поступило в распоряжение московского великого князя и было роздано по его усмотрению (или предназначалось к раздаче) землевладельцам, присланным Москвой. Из нерозданных владений часть была оставлена в дворцовом ведомстве великого князя, а часть зачислена в разряд его оброчных земель. Эти оброчные волости великого князя, деревин и села оставались запасным фондом для испомещенпя новых служилых землевладельцев.

 

Вся работа по подготовке Новгородских писцовых книг хронологически, по этапам, представляется в следующем виде: начальным ее моментом следует считать время первых конфискаций земельных владений у новгородских бояр — 1477 —1478 гг. 1480-е годы — разгар конфискаций и отписывания новгородских земель за великого князя московского. Вероятно, в это же время происходило переселение новых московских землевладельцев в волости новгородских бояр, раздача и запись этих новгородских земель за новыми владельцами. Тогда же подготавливались и материалы о том, как жили новгородские боярщины — боярские волости — и старое новгородское время. Учитывалось число дворов, люден и этих боярщинах, собирались сведения о феодальных повин ностях крестьян: о повинностях трудовых, о натуральных оброках и денежных, т. е. обо всем, что потом было указано в НПК под наименованием «старого дохода».

 

Процесс землевладельческой перетасовки усиливался в отдельные годы (1484 г.). Великий Новгород был окончательно лишен политической самостоятельности, а в 1489 г. были завершены меры по конфискации владений новгородских феодалов и передаче их в распоряжение московского великого князя — государя Русской земли. Работа великокняжеских московских писцов была тесно связана со всей этой коренной ломкой в земельных владениях феодалов и вместе с тем была фиксацией вновь созданного положения в феодальном землевладении в Новгородской земле. Так определялась одна сторона в важной, ответственной работе писцов.

 

Была произведена смена землевладельцев. На место новгородского боярина водворился испомещенный Москвой новый землевладелец. Основное же, наиболее трудное, что требовало много времени и внимания, заключалось в конкретном описании крестьянских хозяйств, сельских поселений, волостей-боярщин с их угодьями, в характеристике и оценке их как хозяйственных единиц и комплексов, в оценке их мощности. Такая в высокой степени важная работа, естественно, поручалась людям большого практического служебного опыта, пользовавшихся полным доверием властей.

 

Еще Л. М. Гиевушев указывал на материалы о хорошей служебной репутации и последующей карьере Никиты Семеновича Мок лакова, одного из составителей писцовой книги по Вотской пятине.  Мы можем добавить, что имя составителя писцовой книги Обонежской пятины Юрия Константиновича Сабурова встречается еще в 1480-е годы в нескольких московских документах как представителя влиятельного служилого рода; там он выступает в роли н составителя акта, свидетеля и соучастника сделки. li 1Г)01 г. Юрий Константинович Сабуров именуется наместником Карелии и боярином, а в дальнейшем играет большую роль как боярин и тесть великого князя Василия III.

 

Работу московских составителей НПК, конечно, нельзя приравнивать к тому, что выполнялось статистиком-регистратором во время земской переписи крестьянских хозяйств в конце XIX - начале XX в. Материалы статистических переписей предназначались для специальной статистической обработки, оценка описываемых явлений в данном случае производилась в единицах с заранее определенным содержанием. Писцы, составители НПК, были представителями государственной власти, и первой их задачей был учет всех подлежащих обложению хозяйств. На писцов, описывавших Новгородскую землю непосредственно после включения ее в состав единого Русского государства (Московского великого княжения), после ликвидации боярского новгородского землевладения и замены новгородских землевладельцев московскими, была возложена еще особая задача — регистрация «доходов», которые получали старые новгородские и вновь исномещен- пые московские землевладельцы с крестьян. Это делает НПК исключительным по ценности источником сведении о феодальной земельной ренте в Новгородской земле.

 

Писец стремился к полному учету всех важных явлений в каждом хозяйстве, но он отмечал лишь то, что прямо диктовалось его служебной обязанностью. Так, имея дело преимущественно с земледельческими хозяйствами, выплачивающими обеж- ную дань и оброки, писцы были внимательны к учету площади посева хлебов. Там же, где объектом обложения являлись не земледельческие хозяйства, а хозяйства, занятые рыболовством или охотой, писец не дает сведений о практике земледелия, о посевах зерновых хлебов в этих районах. Так поступил писец при описании Задней Корелы; можно подумать, что там земледелием совершенно не занимались, между тем это не так.

Другой пример со сведениями о «доходе старом» н «новом». Для изучающего сельское хозяйство материалы об основном «доходе», т. е. о том, какой натуральный оброк выплачивался земледельцем феодалу, являются важным косвенным показателем того, какие зерновые хлеба и какую продукцию получал земледелец крестьянин от земледелия и других отраслей своего хозяйства. Но осталась некоторая категория земельных владений, в отношении которых эти сведения о «доходе» не приводятся.

Используемые нами в качестве источника Новгородские писцовые книги (описи 1495 1505 гг.) являются большой ценности документом по учету сельского хозяйства в Новгородской земле, и притом по состоянию этого хозяйства не только в конце XV в., но и в последние годы самостоятельной политической жизни Новгородской земли. Они служат надежным источником сведений о всех отраслях сельского хозяйства Новгородской земли.

 

Новгородские писцовые книги 1495 -1505 гг. дошли до нас не полностью, но все же это массовый материал, несравнимый по количеству с тем, что есть по Северо-Восточной Руси. Мы имеем сплошное описание всех хозяйств более чем на !/г территории Новгородской земли. Почти полностью   сохранились описания Де- ревской и Вотской пятин; в первой учтено свыше 20 тысяч дворов, а во второй свыше 15 тысяч.  По Шелонской пятине описано свыше 40% дворов и селений, числом около 77г тысяч дворов. В меньшей доле дошли до нас описания Обонежской (описано 8 погостов, с числом учтенных дворов 1374)   и Бежецкой пятины (лишь 4 бывших боярских волости в 919 дворов).

 

Ряд важных дополнений, а где нужно — и исправлений к Новгородским писцовым книгам можно найти и в более поздних описаниях. Такие дополнения касаются прежде всего угодий рыбных, сенных. Они позволяют проверять данные HI1K за 1495—1505 гг. н по другим отраслям хозяйства.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Молвотицы - Молвятицы - древнерусское селище XV-XVI веков на...

Археологические исследования на территории новгородской волости молвотицы в 2005 г. А.Е. Мусин, СЕ.
Этот топоним вторично встречается в писцовой книге Деревской пятины 1495 г.

 

Средневековая Русь Россия. Тяглое население Славковой...

15/01. Тяглое население Славковой и Коржевой улиц в 80-ых годах 16 века по данным писцовых и лавочных книг.
XVI и. и предположить, что он мог сложиться еще во времена новгородской независимости. Кстати, этому предположению не противоречат...

 

Источники для изучения истории Новгорода - Новгородские...

Новгородские летописи, международные грамоты, Писцовые книги, берестяные грамоты.
"Усадьба новгородского художника 12 века". В.Л. Янин "Берестяная почта столетий". «Новгородский частный акт 12 - 15 веков».