Названия животных в славянских языках

 

 

Происхождение и значение слов – собака, пёс, сука, кобель, щенок

 

 

 

Бесспорно общеславянским названием собаки является pьsь, известное с самого начала как родовое обозначение животного: ст.-слав. пъсъ κύων, др.-русск. пъсъ, русск. пёс (стар., вульг.) 'собака', укр. пес, польск. pies, кашуб, pjes, словин. pjies, в.-луж. pos, н.-луж.pes, pjas, полабск. pasai (*pbsi), им. мн.ι , чеш., слвn.pes, словен. pes, сербохорв. пас, псето, диал. сето, болг. пес, пъс, псе, псето.

 

Большинство форм, производных от слав, pbsb, представляется прозрач- ным в структурном отношении. Несколько проблематичный характер носит лишь объяснение гидронима Псёл, род. ед. Пела (левый приток Днепра) из Пъсълъ, производного от пъсъ с суффиксом -ьль, ср. козъль,        орълъ, русск. козел, орел2.

 

Наиболее вероятной фонетически и семантически является этимология, согласно которой слав, pbsb 'собака' развилось из первоначального названия цвета и вместе со слав, pbstrb, русск. пестрый (и др.), др.-инд. pigaygas 'рыжеватый, бурый (также в качестве названия собаки)', pigдs м. р. 'лань', авест. paesa- 'прокаженный', греч. ποικίλος 'пестрый', др.-в.-нем. feh 'пестрый', нем. Feh — о пестром животном (серне и под.), гот. filu-faihs 'многообразный' восходит к и.-е. *pifc-/ *peik- 'пестрый, делать пестрым', куда и слав, pisati, русск. писать3.

 

Называние собаки по масти — это бес- 1 См.: В. SzycUowska. Hodowla zwierz^t domowych u Potabian w swietle zabytkow j?zyka polabskiego 11 Studia ζ filologii polskiej i slowiahskiej. 1. Warszawa, 1955. S. 458. 2 См.: Μ. Vasmer. Zur slavischen Namenforschung. 1. Psiol I I Melanges de philologie offerts a J. J. Mikkola. Helsinki, 1931. S. 338—339. — В общем это весьма соблазни- тельная этимология, если учесть к тому же, что река Псёл имеет еще приток под названием Псинка, на что М. Фасмер также обращает внимание. 3 См.: М. Vasmer. Russisches etymologisches Worterbuch. S. 346—347 (в дальней- шем — REW); там же подробный перечень литературы; ср. еще: А. Brьckner. Stownik Собака 305 конечно повторяющийся процесс, начиная с древних его проявлений, уста- навливаемых более или менее вероятно при помощи этимологии, и вплоть до новых местных названий, подчас не отличимых от кличек типа укр. Рябко. Этнограф JI. Мичович сообщает следующие сведения из Нижней Гер- цеговины: Псима да]у имена према длаки: шаров, гаров, б]елов, путо и т. д.4.

 

Сближение собачьих кличек и нарицательных имен с терминоло- гическим значением весьма полезно как указание на правильную этимоло- гию слова pbsb, дающее также возможность восстановить его семантиче- скую историю, не дошедшую до нас в виде прямых свидетельств. Кроме того, эту этимологию слав, ръяъ подтверждают опыты этимологического исследования некоторых других семантически близких слов (ср. ниже о слав, χftb). Другие этимологии pbsb менее убедительны. Наиболее серьезна из них попытка связать это слово с лат. pecus, -oris 'скот', реси, -ьs, pecus, -udis то же, др.-инд. ράςιι ср. p., pagus м. р. 'скот', авест. pasu то же, др.-в.-нем. fihu 'скот'.

 

Расхождения вокализма и гласного конца основы (праслав. *piso-: и.-е. *реки-), а также совершенно четкое различие значений (слав, 'собака' : прочие индоевропейские 'скот') вынуждают этимологов принимать незасви- детельствованные апофонетические ступени и приписывать решающую роль условно реконструируемым звеньям, как это делал, например, Г. Остхоф, производя pbsb 'собака' из *pbso-strazb 'хранитель скота' < и.-е. *рэ/си-: etymologiczny j?zyka polskiego. Wyd. 2. Warszawa, 1957. S. 415 (в дальнейшем —

 

 Мы не можем назвать обозначения самки собаки, суки, которое носило бы, наряду с pbsb, общеславянский характер и могло бы соперничать с этим родовым названием по древности.

 

Слав, suka, представленное в русск., укр., блр. сука, др.-русск. сука, польск. suka, кашуб, seka, полаб. sauko 'потаскуха', ср. также русск. диал. (псковск.) суцая 'сука, собака'6 , является северно- славянским словом по своему распространению; оно неизвестно в южносла- вянских языках, где в этом значении выступают серб., болг. кучка. Ре- зультатом контакта с западнославянскими языками явилось нем. диал. Zauke 'потаскуха'1.

 

Таким образом, слово suka не может считаться общеславянским названием. Правда, одно лишь это обстоятельство еще не указывает на позднее происхождение слова, но в соединении с некоторыми другими моментами оно также приобретает вес. Наличие, наряду с suka, польск. стар. sula (XVII в.) 8 позволяет выделить в этом слове суффикс -ка.

 

На этом, пожалуй, кончаются положительные сведения, которые можно дать от- носительно структуры слова сука. Популярное сближение славянского слова с и.-е. *kuon 'собака'9 противоречит известным данным об эволюции в сла- вянском древних основ на согласный -п (ср. и.-е. *kamon > слав, кату, катукь). Возведение слав, suka к и.-е. *(p)iteu-kд 10 как будто лишено оснований. Остается считать пока недоказанным сохранение в славянском формы, продолжающей и.-е. *Яuцn, ср. лит. suo, род. ед. suns, лтш. suns, suntanд, др.-прусск. sunius, др.-инд. ςύνα, ςνά, авест. spд, арм. sun, греч. κύων, лат. canis, гот. hunds, тохар, ки, фриг., фрак, καν-, хетт, иероглифич. suwana-

 

Детеныш собаки имеет название, известное во всех славянских языках: црк.-слав. σκύμνος, др.-русск. щеньцъ, щеня, русск. щенок, укр. щеня, род. -яти, блр. щенё, диал. щаня, щанюк п, др.-польск. szczenice, польск. szczeniq, szczeniak, словин. scienq, в.-луж. scenjo, н.-луж. scene, полаб. stenq, др.-чеш. scene, чеш. stene, слвц. stenec, stena, словен. scene, -έΐα, scenec сербо- хорв. штене, болг, щёне.

 

Все эти слова указывают на исходное *scen-, *scenqt- < *sken-, обычно связываемое с названиями молодых животных: арм. skund 'щенок, волченок', ирл. сапо, сапа 'волченок', кимр. cenaw 'щенок, волченок', а также со слав. c%do 'дитя', nacqti, русск. на-чать, на-чну, греч. καινός 'новый', др.-инд. kдnisthas 'самый младший'13. В соответствии с этим можно, по-видимому, объяснить значения вроде словен. scene 'поросенок', в.-луж. scenjo 'меньший, последний ребенок', болг. диал. штёни, штёнинци 'ребенок' 14, диал. ГЦенюк 'молодой' (прозвище) 15, русск. диал. пащенок 'испорченный малолеток'16, ср. и распространенную украинскую фами- лию Пащенко17, — как следы более древней семантической характеристики этого слова, обозначавшего детенышей определенного возраста от разных животных.

 

Общеслав. x\tb имеет все признаки специального термина, обоз- начающего собак определенного вида; ср. его значение 'борзая, охотничья собака', представленное во всех языках: русск., укр. хорт, польск. chart, чеш. ehrt, н.-луж. chart, в.-луж. khort, словен. hrt, серб, хрт, болг. хрът, хрътка. Аналогичным специальным названием было вначале, вероятно, и слав. pbsb, но связи последнего уходят глубже в индоевропейскую древность, а именно — в сферу названий цвета; слав, x f f b , которое, как увидим ниже, тоже можно считать по происхождению названием цвета, оформилось, должно быть, позднее. Круг его ближайших соответствий не выходит за рамки балтославянских связей.

 

Слав, xftb образовалось, по-видимому, из (с развитием χ < s в приставочных и других сочетаниях по правилу Педерсена); последняя форма с нулевой ступенью корневого гласного родственна лит. sartas 'светло-гнедой (о лошади), желтоватый

 

Сюда же производные с приименной приставкой su-\ серб, суштен, словин. sцuscignд гщенная (сука)'. русск. мухортый 'гнедой, с желтоватыми подпалинами' — очевидная гапло- логия из *мухо-хорт 18.

 

Специальным названием является также еще одно слово, широко, хотя и не повсеместно, распространенное в славянских языках: русск. выжлец, выжлик, выжлок, выжлица, выжловка 'ищейка, гончая', польск. wyzel, wyzelek, чеш. vyze/, vyz/e, слвц. vyzla, словин. vzze/, серб, вйжао, вйжле.

 

Слав. vyzbb, если вообще можно для него реконструировать эту архаическую праформу, — это название старой охотничьей породы. Для истории слав. pbsb, χръ и vyzblb из специальных названий представляет интерес поговорка: Ни пес, ни хорт, ни выжлец (Даль. I2. С. 289), где в один ряд с бесспорно специальными хорт и выжлец поставлено общее название пес. Происхожде- ние слова vyzblb неясно 19. В связи с этим справедливо поставить вопрос о заимствовании этого слова, причем источник заимствования должен был находиться скорее ближе к северным, чем к южным славянским языкам, где данное название известно лишь на северной периферии. Остроумная этимология Я. Мелиха           о заимствовании в славянские из венг. vizsla 'живой, проворный, бдительный' (прил.), 'гончая' (сущ.) (ср. также глагол vizsgдlni 'проверять, испытывать', финноугорского происхождения)20 все-таки мало- вероятна.

 

Не менее убедительно можно считать само венг. vizsla 'гончая' заимствованным из славянских и вторично сблизившимся по народной этимологии с исконным vizsgдlni и родственными. Однако не более вероятно предположение М. Фасмера о заимствовании славянских слов из нем. *Wisel, ср. ср.-в.-нем. wisel, 'пчелиная матка', др.-в.-нем. wiso 'вожатый, поводырь' (REW. Bd. 1. S. 239). Очень искусственно и не выдерживает никакой критики толкование Г. А. Ильинского из и.-е. *ьg-, ср. *aueg-, в лат. vigil 'бодрый, живой'21.

 

Впрочем, не исключена возможность, что vyzblb явилось исконно славянским образованием, хотя бы из части славянской языковой терри- тории, откуда оно позднее разошлось как внутриславянский культурный тер- мин. Поэтому не так уж примитивна этимология А. Брюкнера, связывав- шего польск. wyzel с wyg-, ср. польск. wyga 'старый пес', которое в свою оче- редь образовано от wye 'выть' с суффиксом -ga22.

 

Эта этимология объясняет на польском языковом материале словообразовательные особенности слова wyzel, перед которыми оказываются беспомощными другие попытки.

 

Чрезвычайно широко распространены названия от фонетических вариантов *kut-/*kuc-/*kuc-, обозначающие главным образом щенка, ре- же — суку, вообще собаку, но их пестрота, довольно капризное фонетиче- ское разнообразие, подчас противоречащее нормальному развитию, а также факты близости, не сводимой к общему первоисточнику, говорят о том, что перед нами подзывания животных, ономатопоэтические элементы: русск. диал. кутёнок 'щенок', кутя, кутъко, кутюк, кутик то же, кутйха 'сука', кучко, кичко 'кобель, пес', укр. котюга 'собака, пес', ср. елвц. kofuha то же, болг. куче ср. р. 'собака', кучка 'сука', серб, куче ср. р., кучак, кучка, словен. кйсэк, kьcek, сюда же польск. Kucziuk — собачья кличка. Далее ср. русск. куть-куть!, польск. kuciu-kuciu! — подзывания23, алб. kutsh 'собака', лтш. кисе, kucqns, а также лтш. кица 'сука'24, осет. kyykuj 'собака' < вост.-иран. *kuti, ср. памирск. kud, k'od, скиф, собств. Κουζαΐος25, курд, kueik, венг. kutya 'собака', коми kitsi, kytsi 'щенок'26.

 

Поскольку вопрос о принадлежности этих слов к звукоподражательным образованиям решен положительно, они могут быть приравнены как однородные к сходным, но несущим большую экспрессивность и потому преобразованные соответствующим образом фонетически, укр. цуцик 'щеночек'27, цуценя то же, русск. цуцу — подзывание собак, в.-луж. сиса, сисак 'собака' (в детской речи), сербохорв. сико 'собака'28, русск. диал. тютька 'собака', лит. ciucius 'собачка'29. Узкоспециальным термином является название гончей, охотничьей собаки: серб.-црк.-слав. огаръ, серб, дгар, словен. ogar, чеш. ohaf, др.-польск. ogarz, польск. ogar. Вероятна его связь с черк. hager то же, тюрк, (уйгур.) agar, венг. agdr, осет.jegar30.

 

Однако на славянской почве это слово могло до- вольно быстро сблизиться с исконными goreti, ogarb, ogarbkb, русск. огарок, по той причине, что у этих собак имелись характерные подпалины31. В славянских языках, по-видимому, уже существовали прецеденты подобной связи. Так, мне кажется, что русское слово поджйрый 'худощавый, строй- ный' можно правильно понять лишь в том случае, если видеть в нем первона- чальное обозначение гончего пса с подпалинами, а кроме того — с такой выразительной стройностью, худобой, что собаководческий термин, быстро деэтимологизировавшись, стал вообще обозначением чрезвычайной строй- ности32. Связь перечисленных ниже названий собак с серб, загаре 'охотничья собака' и под.33 не вполне ясна.

 

Любопытно стоящее изолированно в русском словаре древнерусское название овчарки, пастушьей собаки гричъ, продолжением которого, воз- можно, является современное русское бранное хрыч, с экспрессивной спиран- тизацией г > х; сюда же, вероятно, относится чеш. диал. (моравск.) gryc, gric ругательство 'чучело, пугало'

 например, вообще отождествляет название собак со слав, ogarb, ogarbkb, что едва ли верно. 32

 

Таким образом, русск. поджарый первоначально не должно было означать 'сухой, худощавый' и его не нужно производить поджпристый, вопреки А. Преображенскому (ЭС. Т. 2. С. 86) и М. Фармеру (REW. Bd. 2. S. 383). Сюда же такое недвусмысленное обозначение цвета, а не сухости, худобы, как польск. masc podzara (о лошадях): W. Kuraszkiewicz. Nazwy masci konskich dzis i w 1539 r. 11 JP. Т. XXIX. 1949. P. 147. 33 См.: Гл. ЕлезовиЬ. Речник косовско-метохиског диалекта. Св. 1. Београд, 1932. С. 187. 34 См.: Славянские этимологии 1—7 // ВСЯ. Вып. 2. 1957. С. 41—42, где предпри- нимается, кроме того, попытка реконструировать праслав. *gritjb, родственное лит. Собака 311

 

Названия собак в славянских языках весьма разнообразны по происхож- дению, как это видно и из настоящего обзора. Тем не менее, и в их обра- зовании проявляется та устойчивая тенденция, на которую уже неоднократно обращали внимание: обозначение собаки по цвету, масти. Устойчивость ее тем более замечательна, что славянские названия собаки — это, в основном, преобразованные из другой лексики слова, не имеющие связи с и.-е. *kuon 'собака'. Интерес, который представляет эта особенность, отнюдь не снижается тем обстоятельством, что некоторые такие славянские названия, обязанные своим возникновением этой тенденции, так и не развились в об- щие термины и остались в ранге местных названий, определений, нередко — с ограниченным распространением. Сюда относятся русск. муругий 'пятнистый, полосатый' (например, о кобеле), укр. моругий, муругий, польск. morqgi 'полоса, полосатое животное (например, собака)', morqgi, т(о)щ- gowaty (ср. собственное имя Mrqga), словен. marQga 'пятно' из прасл. *тог- ggb, родственного русск. марйть35.

 

Возможно, наблюдения над описанной семасиологической тенденцией помогут также найти ключ к правильной этимологии русского слова кобель. Попытки истолковать это последнее в на- стоящее время исчерпываются довольно бозотрадными сопоставлениями с осет. k'abula 'щенок, молодая собака' или со ср.-в.-нем. koppel 'свора собак', а также др.-инд. gabalas 'пестрый, пятнистый'36. Может быть, исследованию слова препятствовало отсутствие данных о развитии его значения; его совре- менное значение 'самец собаки' бралось как исконное, и в этом виде слово считалось исключительно русским, без соответствий в других славянских языках. Однако материал для других суждений об этимологии русск. кобель имеется. Это слово представлено довольно широко в русском народном языке в формах кобель и кобёл, кабёл.

 

Последняя форма может быть объяс- нена как вторичное экспрессивное видоизменение первой. Решающее зна- greitas 'быстрый'. В правдивости этой этимологии хрыч сомневается А. Вайян (см.: BSL. Т. 53. 1958. S. 175). Другие объяснения чешского слова приведены у В. Михека (Etymologicky slovnik. S. 117). 35 См.: F. Solms en. Ьber einige slawische Wцrter mit dem Wurzelelement mar- H Jagjc-Festschrift. Berlin, 1908. S. 576 ff; J. Ostr^bski. Zycie wyrazow w j?zyku polskim. Poznari, 1948. S. 308; J. Hroziencik. Lexikograficke prispevky. II. Monis // Jazykovedny Sbornik. Roc. I—II. C. 1—2. Bratislava, 1946—1947. S. 227 ff.; M. Vasmer. // REW. Bd. 2. S. 177; M. Rudnicki. Lechici i Skandynawi // SO. T. 2. 1922. P. 222—223; ср. еще: G. Herne. Die slavlscben Farbenbenennumgen. Uppsala, 1954. S. 102—103, где выска- зано едва ли верное предположение об адъективности слов типа ст.-слав. л\оур(ин)ъ 'негр'. 36 См.: М. Vasmer. // REW. Bd. 1. S. 582. 37 См.: А. Путинцев. О говоре в местности Хворостань Воронежской губернии // ЖС. 1906. Вып. 1.С. 114. 312 Происхождение названий домашних животных. чение для этимологии имеет русский диал. (рязанск.) перкобелый 'разно- шерстный, пегий'38, несомненно, из *перекобелый, ср. тождественное наз- вание цвета польск. диал. przelcobialy, которое обозначает шерсть скотины, пересеченную поперек тела белой полосой. Польское слово засвидетельст- вовано по крайней мере с XVI в.Ср. также польск. przekoczarny, przekognisly, аналогичные обозначения расцветки, образованные с приставкой przeko- и диал. kobiufy, kobielasty, kobilaty = przekobiafy39.

 

Тождество польск. przekobiafy русск. пер(е)ко-белый выражается также в том, что они содержат одинаковую приставку, но эта сложная приставка (per-ko-) представляет собой расширение приставки ко-, не очень продуктивного, но древнего форманта. Исходным в данном примере было сложение *ko-bel-, обозначавшее какую-то разновидность светлой окраски, масти и именно в этой функции употребленное первоначально как название собаки. Смутный намек на это первичное значение, возможно, еще живет в пословице Чер- ного кобеля не отмоешь добела, где слово кобель выступает не в обычном современном значении 'самец', а как обозначение цвета по преимуществу.

 

Важным региональным названием, охватывающим все восточнославян- ские и небольшую часть западнославянских языков, является др.-русск. собака, русск. собпка ж. р., укр. собдка м. р., блр. собжа, польск. диал. sobaka, кашуб., словин. sobaka 'suka, pies'41, также 'распутный человек'42, слвц. диал. sobaka ж. р. 'сварливая женщина'43. В качестве основного родового названия животного это слово безраздельно господствует только на восточносла- вянской языковой территории.

 

 Те из примеров употребления слова sobaka в западнославянских диалектах, которые характеризуются как специфически бранные с узким значением 'сварливая баба' и под. (слвц. диал., польск. диал.), можно довольно уверенно расценивать как заимствования из русс- кого, украинского, белорусского, учитывая, что заимствованию нередко сопутствует специализация значения (если они еще с самого начала не были заимствованы как бранная лексика).

 

От них, очевидно, нужно отличать кашуб., польск. sobaka 'собака'. Так как налицо факт ограниченного распространения слова sobaka в сла- вянских языках, это слово давно стали считать заимствованным из иранского, ср. авест., мидийск. spaka букв, 'собачий', производное от span- *киоп-: 'собака', афган, spai, парфян, sabah, н.-перс. sag 'собака'44.

 

Эта, казалось бы, вполне трезвая этимология, оперирующая достоверными формами и вероятными реконструкциями, на самом деле изобилует хро- нологическими натяжками, лингвистическими неточностями, а с точки зре- ния лингвистической географии она традиционна в самом худшем смысле слова, напоминая как две капли воды те опыты, к сожалению, весьма мно- гочисленные даже в лучшем современном этимологическом словаре рус- ского языка, когда какое-нибудь северновеликорусское диалектное слово объявляется заимствованным... из замкнутого тюркского диалекта в Цен- тральной Азии. Говорить об иранском происхождении слова собака можно, лишь прини- мая положение о весьма раннем времени заимствования.

 

Достоверные ранние славянско-иранские языковые связи относятся к скифской эпохе истории Северного Причерноморья. Желая, видимо, примирить факт частичного распространения слова sobaka в славянских языках и весьма ранние хроно- логические рамки иранской экспансии к северу от Черного моря, К. Мо- шинский полагает, что sobaka было заимствовано возможно, где-то около VB. Н.Э.45. Но ведь те достоверные формы и правдоподобные иранские реконструкции, из которых производят прасл. диал sobaka (см. выше), все относятся к южноиранским языкам, более того — носят типично персидский характер (sabah, *sabдka). Остается неясным, как могли попасть к славянам эти слова из территориально далеких языков.

 

 К тому же наиболее близкие по форме слова sabah (sabaka) являются уже поздними, среднеперсидскими образованиями, когда эпоха эффективных иранославянских языковых отношений давно прошла46. С другой стороны, наиболее близкое по времени к упомянутым отношениям авест., мидийск. spaka- с а кратким (из *Яun-ko-) фонетически не могло дать слав, sobaka. На сходных соображениях была основана критика иранской этимологии слова собака одновременно с попыт- кой найти положительный ответ о происхождении славянского слова47. Против принятой иранской этимологии слова собака свидетельствует то существенное обстоятельство, что иранцы, с которыми славяне длительное время общались, говорили на северноираиских языках. Это были скифы, затем сарматы, близкие родственники, языковые предки современных осетин. На основании свидетельств современных языков (ср. осет. ки$ 'собака' и др.) и выявления остатков языка скифов некоторые ученые вообще сомневаются в том, что в этих языках существовала форма span или spaka48. Впрочем, из- вестна скифская глосса Гесихия ттаушт) 'собака', но и она может быть исполь- зована скорее как аргумент против иранской этимологии слова собака

 

. Скиф. παγαίη позволяет отнести типично осетинское развитие иран. -aka- > -oeg к весьма раннему времени, поскольку Гесихий жил в IV в. н. э., а многие его глоссы относятся, несомненно, к значительно более древней эпохе. Важно отметить, что среди примеров иран. -ака- > скиф, -ag- было и достоверное πα,γα,ίη (< spaka), которое могло бы дать в славянском только что-нибудь вроде *{s)paga, *(s)poga, что окончательно подрывает прежнюю этимологию слав, sobaka. Что касается гипотезы о связи праслав. диал. sobaka с чеш. sob 'северный олень', выдвинутой одновременно с критикой иранской этимологии слова sobaka, то она была продиктована поисками положительного ответа о происхождении славянского слова.

 

Помимо принципиальной вероятности новой этимологии sobaka < sobb49, опиравшейся на культурно-исторический материал, критика справедливо указала и на главный ее недостаток — невы- ясненность собственной истории изолированного чешского слова sob, которое вполне могло оказаться при проверке языковым новообразованием в духе Физиолога, а именно sob, *sop — от чеш. soptiti, ср. русск. сопеть50. В самом деле, И. Поливка, перечисляя описания животных в разных редакци- ях Физиолога, приводит — как типичный — рассказ об олене, который ищет и вынюхивает змеиные норы: ...spiramine oris sui attrahit serpentem foris — в латинских версиях; ...и обонш(ва)}€ть, — восстанавливает И. Поли- вка в ряде славянских текстов51. Вопрос о вероятности происхождении слова собака еще не решен.

 

Отклоненную точку зрения о заимствовании из иранского пока не удалось заменить другой убедительной этимологией. Эту этимологию еще нужно искать. В подобной ситуации полезно взвесить все возможные варианты происхождения слова. В связи с этим представляет интерес название собаки, известное в ряде тюркских языков и диалектов огузской и кыпчакской групп: тур. kцpдk, сюда же имя собственное Кобяк, половецкий хан (Слово о полку Игореве), из kцbдk 'собака'52.

 

В большинстве тюркских языков распростра- нено другое название собаки — it, yt. Слово kцbдk 'собака' признается как будто изолированным в тюркских языках, но его древность не вызывает сомнений, и оно употреблялось, по-видимому, в языке тюркских племен, с давних пор соприкасавшихся со славянами на востоке.

 

Сведения о словаре тюркских диалектов древности очень неполны, и надо сказать, что тюркологи ждут в этом отношении многого от изучения тюркских элементов в славян- ских, прежде всего — восточнославянских языках. Проблема славяно-тюрк- ских языковых отношений ранней поры разработана недостаточно, может быть, дальнейшие разыскания покажут, что их следует датировать гораздо более ранним временем, чем это делалось до сих пор, что относится, воз- можно, и к славяно-финским языковым отношениям. Однако здесь нас интересует пока только судьба слова собака.

 

 Мы позво- лим себе высказать предварительную гипотезу, что слово sobaka проникло в восточнославянские и некоторые западнославянские диалекты из тюрк, kцbдk 'собака'. Общий фонетический облик тюркского слова и сейчас чрезвычайно напоминает слав, sobaka. Но одного этого, несомненно, еще очень мало, и решающими следует признать такие моменты, как наличие этого слова со значением 'собака' в сопредельных языках в древности.

 

Слав, sobaka вос- производит в общих чертах вокализм тюрк, kцbдk, заменив чуждые o, д в порядке субституции. Что касается консонатизма (слав, s — b — к из тюрк. к — Ъ — к), то слав, s < тюрк, к в начале слова говорит, возможно, о том, что заимствование осуществлялось очень давно, когда мягкое к в этом тюркском слове с характерным палатальным сингармонизмом могло отразиться в сла- вянском, не знавшем такого звука, в виде 5 (чему, возможно, благоприятство- вала склонность к диссимиляции (к — к > s — к). Вопрос об отражении пала- тального к как s в ранних заимствованиях в славянском уже поднимался К. Мошинским на волжскофинском и тюркском материале. Так, он считает праслав. *karas-, русск. карась заимствованным из марийск. karaka, удмурт. karaka 'карась', ср. казанско-тат. kдrдkд то же 53.

 

С дисимилятивными явлениями тоже, видимо, следует считаться, так как и в том и в другом слу- чае характерно наличие в источнике двух к54. 52 См.: К. Н. Menges. The oriental elements in the vocabulary of the oldest Russian epos, The Igor' Tale. New York, 1951. P. 30. 53 См.: К. Moszynski. // JP. Т. XXXIX. 1959. P. 5—6. 54 Использование этой возможности, вероятно, позволит определить этимологию также других трудных слов. 316 Происхождение названий домашних животных. Для размышлений на культурно-историческую тему: почему славяне заимствовали слово собака у тюрок? — материал отсутствует, да и вообще слишком часто приходится убеждаться в прихотливости заимствований. Впрочем, об одном раннем тюркизме в славянской собаководческой терми- нологии говорилось выше (см. огаръ и под.)55.

 

Остальные названия собак носят местный, как правило, поздний характер и обычно являются побочными обозначениями животного. Русские: сколуха, сколушка, костромск., 'гончая' от сколить, скулить (Даль. Т. IV2. С. 202), ср. лит. skalikas 'охотничья собака', skдlyti 'лаять'56, лепетп диал.51, ср. улепётывать 'удирать', βόβκα арханг.58, ярчук 'первые щенки от суки первого помета', 'шестипалая собака, с долгим, висячим когтем' (Даль. Т. IV2. С. 680), также укр., слово, родственное многим другим названиям животных, с первоначальным возрастным значением, от слав. jar-, сыма, цыма, сымка — общая кличка собаки, также сэмка, семка59, возможно, экс- прессивные преобразования сем-ка от сем 'сюда' [ср. также сям (там и сям), ст.-слав. с^мо], по распространению — северновеликорусское слово; украинские: кундель 'мохнатая простая дворняжка', ср. польск. диал. kundel, kondel (вероятно, заимствованное из украинского), несомненно, родственно русск. кудлпстый, κyдлάmый 'лохматый', кудло и вместе с последним содержит приставку ку- с вторичным инфиксом -н-; диал. gдjda60, жавраьх\ польские: skowera 'старая собака', prys; в.-луж. beja, bjeja 55 С самого начала для нас не было самоцелью во что бы то ни стало доказать исконно славянский характер слова собака, дискредитировав иранскую теорию.

 

Разу- меется, разочарование ввиду замены иранского заимствования тюркским заимствова- нием неуместны, хотя, как это ни странно, эмоциональная сторона при исследовании вопроса заимствований занимала и занимает в работах некоторых этимологов, по- видимому, не последнее место. Главное — лингвистическая истина, и если предло- женная выше гипотеза поможет приблизить к ней исследование слова, это дает ей полное право на существование.

 

 

К содержанию книги: Происхождение названий домашних животных в славянских языках

 

 Смотрите также:

 

ВЫРАЩИВАНИЕ МОЛОДНЯКА. Подготовка суки к вязке.

Очень хорошо вязать собаку в зимние периоды пустовки (обычно январь — февраль) с расчетом получения весенних щенков.
Нельзя допускать к вязке кобеля и суку при наличии у них одинаковых экстерьерных недостатков.

 

Уход за щенной сукой  Как кормить щенков. Уход за щенками до 40-дневного возраста

 

Уход за кормящей сукой. Рождение щенков  ВЫРАЩИВАНИЕ И ДРЕССИРОВКА СОБАК. Служебные собаки

Кормление щенной суки. Чем кормить беременную собаку. Уход во время щенения. Сколько длится беременность у собак.
Воспитание щенка. Подготовка служебной собаки по ОКД. Тренировка служебных собак. Методические указания.