<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 2 Второго

  

 

 

 

Проекты освобождения крестьян. Выкуп крестьян у помещиков. Система вечнонаследственного пользования землёй, но с правом периодической переоброчки

 

 

Работы комиссий, по плану Ростовцева, разделены были на несколько периодов. В первом периоде рассмотрены были проекты лишь 21 губернского комитета, ранее других закончившего свои работы, причем по составлении первого наброска проекта положений на основании этого материала в редакционных комиссиях решено было вызвать в Петербург сначала депутатов только от этого 21 комитета.

 

Затем, по выслушании их замечаний и по обсуждении остальных проектов, внести в свои предположения необходимые исправления и изменения и тогда вызвать депутатов от остальных комитетов, после чего составить уже окончательные проекты, воспользовавшись всем этим материалом и критикой депутатов. Этот план был осуществлен в действительности. Прибытия депутатов в конце первого периода работ редакционных комиссий члены этих последних ожидали не без волнения, ибо враги реформы и враги того направления, которое дело это приняло в редакционных комиссиях, естественно, считали прибытие депутатов самым удобным моментом для генерального сражения, которое могло привести к полному искажению всего дела.

 

Главные пункты, в которых воля дворянства могла считаться особенно резко нарушенною, сводились к самым важным материальным условиям ликвидации крепостного строя.

 

Во-первых, отвергнуты были все те проекты губернских комитетов, которые признавали, что с окончанием «срочнообязанного» периода, т.е. через 8—12 лет, вся земля, за исключением усадеб, возвращается в распоряжение помещика; затем резко изменены были нормы земельных наделов, которые комиссии старались приблизить к нормам существующего пользования; сильно понижены оценки усадеб и размеры вычисленных комитетами оброков за прочие угодья.

 

Наконец, совершенно изменены все постановления, клонившиеся к сохранению в том или ином объеме вотчинной власти помещиков в качестве «начальников» сельских обществ, предположенных согласно позеновской программе.

 

Милютин, считая необходимым заранее противопоставить натиску враждебных реформе элементов сильное и яркое освещение своекорыстных поползновений большинства губернских комитетов, составил особую записку (представленную государю Ланским) с обозрением деятельности губернских комитетов первой очереди, причем подверг эту деятельность сжатому, но резкому разбору и в заключение указал, что, по мнению Министерства внутренних дел, не следует допускать депутатов от губернских комитетов до каких-либо общих постановлений, а следует лишь предложить им представить свои отдельные отзывы на труды редакционных комиссий в их заседаниях, специально этому посвященных.

 

Эта записка, хранившаяся в то время в глубокой тайне, была одобрена императором Александром, и соответственно этому решено было дать инструкции депутатам. Узнав об этом, депутаты пришли, разумеется, в крайнее раздражение. Сперва они хотели подать государю адрес с сильным протестом против таких незаконных, по их мнению, действий ненавистной им бюрократии, а когда адрес этот не был принят, то они составили коллективное письмо на имя Ростовцева, в котором ходатайствовали о предоставлении им права собираться и действовать сообща, вырабатывая общие постановления и представляя их «на суд высшего правительства».

 

Частные совещания им были разрешены, но без права делать постановления, и было обещано от лица государя, что все соображения их дойдут до него через Главный комитет. На первый раз депутаты этим как будто удовлетворились и затем в замечаниях своих, которые в печатном виде составили два толстых тома, подвергли работы и выводы редакционных комиссий резкой и беспощадной критике.

 

Следует, впрочем, заметить, что большинство депутатов первого приглашения были настроены в общем весьма либерально и, за исключением нескольких лиц, отнюдь не были крепостниками. Они принадлежали в большинстве к комитетам промышленных нечерноземных и получерноземных губерний и определенно высказывались не только за освобождение крестьян, но и за наделение их землею. Однако почти все они высказывались против отвода наделов крестьянам в бессрочное пользование за раз и навсегда установленные повинности.

 

Они опасались, и не без основания, что исправное отбывание барщины без удержания прежней помещичьей власти фактически окажется невозможным, установление же оброков без права переоброчки признавали несправедливым нарушением прав собственности помещиков ввиду постоянного возрастания цен на землю. Большая часть депутатов требовала обязательного единовременного выкупа при помощи особой кредитной операции. Очень немногие предпочитали систему вечнонаследственного пользования, но с правом периодической переоброчки, и лишь несколько человек выразили стремление к удержанию всей земли в распоряжении помещиков по истечении «срочнообязанного» периода.

 

Многие депутаты возражали против выведенных комиссиями земельных норм, очень повышенных в сравнении с нормами, предположенными в губернских комитетах. В то же время они признавали разорительными для помещиков и нормы оброков, установленные комиссиями.

 

Но с наибольшим единодушием депутаты напали на проект административного устройства крестьян, причем они не обращались к прямой защите вотчинной власти помещиков, но резко нападали на стремление комиссий подчинить создаваемые ими органы крестьянского самоуправления местной уездной полиции, чем нарушался, конечно, и самый принцип самоуправления. В этой части своих нападок депутаты стояли на почве либеральных и даже демократических принципов, и потому эта часть их критики произвела наибольшее впечатление на многих членов редакционных комиссий и на всех передовых людей в России.

 

Лучше всех эти мысли формулировал в своих замечаниях тверской депутат Унковский, который не ограничился при этом критикой административного устройства крестьян по проекту комиссий, но резко раскритиковал и всю существовавшую в то время систему местного уездного управления, а затем противопоставил ей свой собственный проект, одобренный Тверским комитетом. Унковский требовал коренной перестройки всего местного управления на началах децентрализации и самоуправления, наименьшей единицей которого, по его мнению, следовало сделать всесословную волость.

 

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

 

Император Александр 2 Второй

 

император Александр 2 Второй

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Император Александр 2  Александр 2 Второй  АЛЕКСАНДР II (1818-1881)

 

Реформы Александра Второго. Отмена крепостного права.  Император Александр Второй

 

 Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права