РЕНТА

 

 

Превращение денежной ренты в капиталистическую земельную ренту

 

Превращение денежной ренты в капиталистическую происходит путем экспроприации огромных масс крестьян‑земледельцев и изгнания части их с земли, что сопровождается уничтожением подсобной сельской промышленности и дальнейшим разделением труда между мануфактурой и сельским хозяйством.

 

 Как известно, этот процесс, история которого, по словам Маркса, вписана в анналах памяти человечества следами крови и огня, был фундаментом, на котором строился капиталистический способ производства.

 

Классовое расслоение, которое вследствие зависимости крестьянина‑земледельца от рынка, усиливается и углубляется по мере распространения денежной ренты, неизбежно приводило к образованию слоя крестьян без земли, вынужденных продавать за заработную плату свою рабочую силу. Как мы видели, образованию этой категории поденщиков предшествует превращение ренты продуктами в денежную ренту. Экономически более сильные группы крестьян начинают самостоятельно эксплуатировать поденщиков, укрепляя в дальнейшем собственное экономическое положение и подготавливая таким образом свое превращение в капиталистов.

 

Из массы крестьян появляются капиталисты‑арендаторы, зависящие от развития несельскохозяйственного капиталистического производства. При определенных условиях это развитие происходит очень быстро и полно, как это происходило в XVI в. в Англии, вследствие совокупного воздействия обесценения денег и чрезвычайно длительного срока мелкой аренды (99 лет).

 

Во второй половине прошлого века, хотя и с меньшим размахом, этот процесс протекал в долине р. По, где ему способствовали продолжительный срок аренды и быстрое расширение внутреннего рынка вследствие национального объединения. Значительная часть капиталистов‑арендаторов долины р. По происходила, как известно, из крестьянских слоев.

 

 

Развитие промышленности и торговли после того, как рента приняла денежную форму, приводит равным образом к развитию аренды земли со стороны капиталистов, которые, накопив капитал в городе, вкладывают его в сельском хозяйстве с целью производства товаров и получения прибыли. Этот процесс, наряду с указанным ранее, развернулся в прошлом веке в больших масштабах в долине р. По, в Лацио и других районах (отсюда утверждение Каттанео о том, что «сельское хозяйство рождается в городе»).

 

Превращение ренты продуктами в денежную ренту сопровождается, наконец, капитализацией ренты, т. е. установлением цены земли, которая становится отчуждаемой и фактически продается и покупается в широких масштабах. Крестьянин‑арендатор может, следовательно превратиться в крестьянина‑собственника, освобожденного от уплаты ренты, а городские капиталисты в свою очередь покупают землю для сдачи ее в аренду. Рента, которую они взимают, представляется в их глазах процентом на капитал, затраченный при покупке. Этот процесс также происходил в прошлом веке в долине р. По, где значительная часть крупных поместий знатных семейств феодального происхождения перешла в руки буржуазных собственников.

 

Этому превращению соответствует постепенная трансформация производства. В то время как первоначально для рынка была предназначена только минимальная часть продукта (часть, непосредственно не потребляемая и не обращаемая вновь на производство), целью капиталиста‑арендатора являлось производство товаров, и почти весь продукт превращался в товары, а та часть, которую капиталист потребляет, была весьма незначительна по сравнению с совокупным продуктом.

 

С превращением денежной ренты в капиталистическую, она перестает быть типичной формой прибавочного труда и его стоимости и становится той частью прибавочной стоимости, которая остается после вычета средней прибыли на капитал. Тот, кто извлекает прибавочную стоимость из сельскохозяйственных рабочих, больше уже не собственник, владеющий землей, а капиталист‑арендатор, владеющий капиталом. Все отношения и связи предыдущей формы производства разорваны. Арендатор становится хозяином сельскохозяйственных рабочих. Земельный собственник больше не имеет никаких отношений с рабочими, а только договорные отношения с арендатором. Маркс говорил, что теперь уже не земля, а капитал держит сельскохозяйственный труд под своим ярмом.

 

 

К содержанию: Антонио Пезенти: Очерки политической экономии капитализма

 

Смотрите также:

 

РЕНТА  ДОГОВОР РЕНТЫ

 

рента  БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Рента. Рента как предмет договора

 

Рента в экономической теории определяется как доход владельца...

 

ЛЕСНАЯ РЕНТА  пожизненная рента  ВИДЫ ДОГОВОРА РЕНТЫ

 

Рента и пожизненное содержание с иждивением  РЕНТА. Рента и пожизненное содержание с иждивением.

 



[1] Это достоинство полностью признается Марксом (см.: К. Маркс  и Ф. Энгельс , Соч., т. 26, ч. II, стр. 255 и сл.); он приводит резкую критику Рикардо в адрес Мальтуса (см. там же, стр. 375). Однако начиная с определенного момента Маркс критикует Рикардо как за то, что тот не понял происхождения абсолютной ренты и ренты вообще, так и за то, что он обосновывал существование дифференциальной ренты, исходя из тезиса о росте издержек, и, таким образом, изменил свою позицию. См. по этой проблеме, кроме теории ренты Маркса (см.: К. Маркс  и Ф. Энгельс , т. 25, ч. II, гл. XXXVII и далее; т. 26, ч. II, стр. 341), интересное письмо Маркса к Энгельсу от 9 августа 1862 г. (см.: К. Маркс  и Ф. Энгельс , т. 30, стр. 225–226).