Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

ЭКОНОМИКА: Бизнес и финансы

Золото


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

Деньги и золото

Как возникли деньги. Благородные металлы. Монета. Функции денег. Кредитно-бумажные деньги и инфляция

 

 

Для экономиста  и социолога  главная отличительная черта золота заключается в том, что оно функционирует   как  деньги.   Денежное   бытие   золота   определяет его основные общественные функции.

Золото не сразу стало деньгами. Это произошло на сравнительно высокой ступени развития человеческого общества и соответственно стадии развития денег. Чтобы проследить этот процесс, надо заглянуть в глубь древности. Во многих случаях «моделью» древности служит жизнь тех народов, которые дожили до нового времени в условиях сохранившегося примитивного устройства общества.

 

КАК  ВОЗНИКЛИ ДЕНЬГИ

В первобытной общине, где люди жили тем, что собирали плоды земли или охотились на диких животных, добыча просто делилась между ее членами. Обмена результатами этого примитивного «производства» не было, а потому не могло быть и потребности в деньгах. Не было нужды в обмене или возможности обмена и между общинами. Но вот человек начинает приручать животных и обрабатывать землю. Собирательство и охота уступают место скотоводству и земледелию. Постепенно одни племена начинают по преимуществу заниматься первым, другие — вторым. В этих условиях обмен становится уже необходимым элементом жизни людей, развития производства и общества. Еще больше возрастает значение обмена, когда выделяется ремесло как особая область трудовой деятельности людей. Продукты начинают производиться специально для обмена, как товары. Одновременно происходят изменения в самом общественном строе: в недрах первобытно-общинного строя постепенно развивается рабовладельческое общество. Товаров становится все больше и больше, обмен  все регулярнее.  Если  раньше обмен

был делом случая, а соотношения обмена не слишком определенными, то теперь каждый товар стремится выразить свою стоимость во множестве других товаров, то есть зафиксировать соотношение своего обмена на многие товары.

Скажем, гончар вынес на рынок свои горшки в расчете обменять их на зерно. Но на его беду владелец зерна еще не успел разбить имеющиеся у него горшки и не хочет менять зерно на товар гончара. Если бы на рынке были только они двое, то им, пожалуй, так и пришлось бы разойтись, не достигнув желаемого. К счастью, на рынке имеется также шерсть, оливковое масло, бронзовые ножи и многое другое. Притом уже хорошо известно, что горшок оценивается, например, Б один фунт шерсти, в бутыль оливкового масла определенной емкости или в два бронзовых ножа. Возможно, гончару придется совершить несколько актов обмена, прежде чем он выменяет товар, который подходит хлеборобу, и получит в конечном итоге такого обмена желаемое зерно.

О том, что вся эта хозяйственная канитель не просто выдумка, свидетельствует, например, такой рассказ европейца, путешествовавшего по Тропической Африке в середине XIX века: «Забавно было видеть, как мне пришлось платить наемную плату за лодку на рынке в Кавеле, на берегу Танганьики. Агент Сайда требовал уплаты слоновой костью, которой, однако, у меня не было; тогда я узнал, что Магомет Ибн-Салиб располагал слоновой костью и желал иметь сукно; однако это известие принесло мне еще немного пользы, пока, наконец, я не услышал, что Магомет Пбн-Гариб имел сукно и желал иметь проволоку. Эта последняя у меня, по счастью, была, и, таким образом, •л дал Магомету Ибн-Гарибу требуемое количество медной проволоки, он передал Магомету Ибн-Салибу сукно, а этот последний дал агентам Сайда требуемую слоновую кость; тогда только я получил от последнего право воспользоваться лодкой»1.

Отсутствие всеобщего эквивалента, товара, выражающего стоимость всех остальных товаров и способного на них постоянно обмениваться, — это первое большое затруднение обмена. Затрудняя обмен, эта беда сдерживает и развитие производства, прогресс общества. Мы имеем дело с противоречием обществен-

 ного развития, которое ищет своего разрешения и рано или поздно находит его. В чем?

В выделении из всего многообразного товарного мира особого товара, который пр-иобретает свойства всеобщего эквивалента. Разумеется, выделение такого товара не является результатом соглашения между людьми или чьей-либо воли. Это в основном стихийный экономический процесс, происходящий независимо от воли людей.

Когда находится такой товар-избранник, все остальные товары выражают в нем свою стоимость, что позволяет легко сравнивать их между собой. Они стремятся теперь обмениваться на этот товар, чтобы без труда выбрать затем среди товарного мира любой объект для конечного обмена, при котором владелец товара получает необходимый ему предмет потребления. Наш гончар теперь обменивает свои горшки на этот особый товар, а затем может получить за него зерно, оливковое масло и любой другой тооар. В сущности, это уже купля-продажа: гончар продаст горшки, чтобы купить зерно.

Если бы в районе Африки, о котором пишет цитируемый выше автор, какой-то товар, скажем, слоновая кость, уже приобрел статус всеобщего эквивалента, то его трудности были бы разрешены гораздо легче: он просто обменял бы свою проволоку на слоновую кость и заплатил бы ею за лодку.

Мы еще не произнесли слово деньги, но уже ясно, что всеобщий эквивалент, который измеряет все стоимости и постоянно обращается на товарном рынке, есть, по существу, деньги.

 


История хозяйственного быта народов убеждает, что самые разнообразные товары в тех или иных районах земного шара в различное время выполняли функцию денег. Деньгами были меха пушного зверя и морские раковины, рыба и бобы какао, скот и соль, янтарь и даже сами люди   (рабы).

Роль денег выпадала на долю данного товара отнюдь не случайно. Здесь есть определенная закономерность. Нередко деньгами становится один из важнейших товаров, получаемых извне, от других племен и народов. Пленники-рабы могут служить примером такого товара: даже в конце XIX века в некоторых глубинных частях Африки, например в Западном Су-

дане, единицей ценности был раб, причем существо-вали определенные традиционные меновые соотношения между этим товаром и другими товарами как местного, так и европейского происхождения.

Парадокс состоял, в частности, в том, что западноевропейские серебряные монеты не были в этих условиях деньгами, а являлись одним из многих товаров. Их выменивали не для того, чтобы снова пустить в обращение ради какого-то другого, более нужного товара, а для того, чтобы хранить их в качестве украшения. Если туземца одной из этих областей Африки спрашивали, сколько стоит лошадь, то вполне можно было получить ответ; «три пленника» (раба). Бык мог стоить «полпленника». Такой своеобразной величиной Пыл старый или больной раб, а за полновесную денежную единицу принимался молодой и здоровый раб. Можно, конечно, назвать это варварством, но ведь народы Европы и Америки прошли в свое время не менее варварские стадии развития.

Эта варварская экзотика является все же исключением в истории денег. Как правило, денежные функции закреплялись за товаром, который являлся важным предметом производства и в значительном количестве служил предметом рыночного обмена в данной местности. Так, в древней Исландии, у народа мореходов и рыбаков, деньгами была рыба: цены товаров исчислялись в штуках трески и все товары продавались и покупались за треску. Во многих странах, начиная с древнейших времен, деньгами был скот: юловы крупного рогатого скота или овец. В поэмах Гомера мы много раз встречаем определение стоимости различных товаров числом быков.

Скот в функции денег играл столь значительную роль в истории, что это отразилось в языке многих пародов. Латинское слово pecunia (деньги) происходит от слова pecus (скот). В современном английском языке этот латинский корень сохранился в слове pecuniary (денежный). В Древней Руси княжеская казна называлась скотницей, а казначей — скотником, хотя в казне уже хранились не быки и коровы, а меха и слитки серебра. Меха тоже выполняли функции денег, особенно на Руси и в Скандинавии. Между мехами разных животных (соболь, куница, бобер и др.) устанавливались определенные соотношения.

Между различными видами первобытных денег шла постоянная борьба, одни деньги вытесняли другие. Наиболее архаичные виды денег уступали место более удобным, передовым. Скот, например, очень рано был заменен мехами, весовыми количествами соли и другими товарами. В некоторых случаях подобные товары сохраняют функции денег в сравнительно развитом обществе, если оно находится в каких-то особых условиях. В Америке XVIII века «денежной единицей» был фунт табака. В Южной Сибири, близ границы с Китаем, даже в XIX веке такой единицей была штука «китайки» (стандартный кусок китайского шелка). В периоды гражданских войн и хозяйственной разрухи происходит иногда стихийный возврат к ис пользованию в качестве денег таких товаров, как соль, табачные изделия и т.д.

Однако  подобные  ситуации   не  лежат   на   магистральном    пути    развития   денег,    который    нас   здесь интересует.   Поэтому   вернемся   к   вопросу   о   ранней истории   денег.   Можно   себе   представить,   с   какими трудностями сталкивались люди, когда в качестве денег  выступал  скот.   Предположим,  упомянутый  выше гончар обменял свои горшки на стадо овец из дюжины голов. Но хлебороб обещает ему поставить зерно лишь через   несколько   дней.    Куда   девать   эти   «блеющие деньги», которые к тому же требуют пищи, охраны \Ш ухода? А если среди них начнется падеж? Что делать» если ему надо купить, например, нож, который стой третью часть овцы? Не резать же овцу на три част!

 

БЛАГОРОДНЫЕ МЕТАЛЛЫ

Каковы же должны быть свойства товара, способного хорошо выполнять функции денег? Во-первых, это однородность и равнокачест-венность. Нельзя, чтобы одна единица денег отличалась от другой, как упитанная овца отличается от тощей. Во-вторых, прочность и сохраняемость. Например, рыба, как бы хорошо се ни солили или коптили, может испортиться довольно быстро. В-третьих, экономическая делимость. Если, скажем, деньгами были меха соболя, то одна десятая часть шкурки отнюдь не стоила десятой части целого меха. В-четвертых, компактность, портативность, высокая стоимость в единице веса или счета. Из этнографии известно, что

на некоторых островах Тихого океана «ходили» каменные деньги, которые было нелегко перетаскивать с места на место; это были, конечно, очень плохие деньги. Наконец, в-пятых, желательно, чтобы денежный товар обладал сравнительно постоянной стоимостью, не слишком зависящей от капризов погоды и других случайностей.

Полное или частичное отсутствие этих качеств у всех упомянутых форм денег есть второе большое затруднение обмена. Оно разрешается выдвижением на роль денег металлов. В древней Спарте, сообщает Аристотель, в ходу были железные деньги. Медь сохраняла функции денег до сравнительно недавнего прошлого. Есть сведения о свинцовых и оловянных деньгах. Но эти металлы в качестве денег во многом уступают драгоценным (благородным) металлам — молоту и серебру. Последние, помимо того что они удовлетворяют всем перечисленным требованиям, обладают еще одним немаловажным качеством: они эстетически привлекательны.

К. Маркс следующим образом изображает ход и итог этого развития; «Специфический товарный вид, с натуральной формой которого общественно срастается эквивалентная форма, становится денежным товаром, или функционирует в качестве денег. Играть в товарном мире роль всеобщего эквивалента делается его специфической общественной функцией, а следовательно, его общественной монополией. Это привилегп-рованное место среди товаров... исторически завоевал определенный товар, а именно золото»2.

Некоторые борцы против власти денег в полемическом задоре были склонны утверждать, что золото и серебро —бесполезные предметы. Этим они, мол, отличаются от железа или меди, полезность которых несравненно больше. Иногда утверждают, что именно по причине своей бесполезности золото и серебро стали деньгами.

Это неверно теоретически и исторически. Ни один товар не может стать деньгами, если он не обладает полезностью, потребительной стоимостью. По мере разложения первобытнообщинного строя золото и серебро все больше применялись для производства разного рода украшений и предметов роскоши. Изделия из этих металлов становились отличительными знака-

ми племенных вождей, превращавшихся в патриархальных рабовладельцев. Но вместе с тем нельзя не видеть контраста между чудовищной властью, которую приобретает золото, и ограниченностью его потребительной стоимости. Золото удовлетворяет не основные потребности человека — в пище, одежде, жилье и орудиях, а второстепенные потребности, само развитие которых в обществе порождается такими малопочтенными человеческими свойствами, как тщеславие, скупость, властолюбие. Этот контраст ощущается уже в древней легенде о фригийском царе Мидасе, которого боги покарали роковым даром: все, к чему он прикасался, превращалось в золото. Став чудовищно богатым, он, однако, лишился пищи и возможности пользоваться  другими  простыми  предметами   потребления.

Можно думать, что это своеобразие потребительной стоимости золота и серебра тоже способствовало их превращению в деньги. Будучи «закрепленными» в украшениях и предметах роскоши, а не в орудиях, постоянно используемых в процессах труда, эти металлы могут относительно легко переходить в денежную форму. Ювелирные изделия при этом идут в плавильный тигль. Соответственно, когда денежное обращение оказывается по каким-либо причинам избыточным, благородные металлы в форме денег уходят в ювелирную сферу. Таким образом обеспечивается эластичность денежного обращения — чрезвычайно важное качество с точки зрения экономического развития.

Золото становится деньгами в сравнительно «богатом» обществе, которое далеко ушло от первобытных общин охотников и земледельцев. В развитых рабовладельческих цивилизациях Египта, Двуречья, Малой Азии, Леванта, Греции (III—Л тысячелетия до н, э.) золото уже служит символом богатства и власти. В одних случаях его выставляют напоказ, в других — прячут в тайниках и кладах. И то и другое отражает увеличение экономических и социальных функций желтого металла.

До того как благородные металлы стали преобладающей формой денег, главным способом исчисления денег был счет: на штуки считались головы скота, меха пушного зверя и т.д. Ясно, что это было довольно неудобно; единицы таких денег неизбежно отлича-

лись одна от другой по размеру и качеству. Благородные металлы позволяют перейти к весовому типу денег. Это облегчается естественными физическими свойствами золота — мягкостью, ковкостью, способностью принимать любую форму. Удобен для взвешивания и золотой песок. Так, клондайкские золотоискатели конца XIX века расплачивались унциями и пеннивейтами золотого песка.

Весовые деньги из золота и серебра были большим прогрессом, но отнюдь не разрешали всех проблем. В самом деле, представьте себе, что наш гончар получает за своп горшки определенные весовые количества золота в виде кусочков, слитков, проволоки, песка и т. п. Во-первых, либо он сам, либо покупатель должен иметь весы аптекарской точности, чтобы отвесить нужное количество золота. Не доверяя друг другу, они будут вынуждены обратиться к посреднику-весовщику. Во-вторых, гончар должен быть экспертом по драгоценным металлам, чтобы проверить, какой чистоты (пробы) золото ему дают. В природе золото обычно встречается с примесями серебра, меди и других менее ценных металлов. Определить на глаз или на зуб пробу металла очень трудно, и гончар рискует быть обманутым.

Вот рассказ одного путешественника о том, как функционировало серебро в качестве денег в Бирме D 60-х годах XIX в.: «Когда в Бирме отправляются на рынок, то запасаются кусками серебра, молотком, резцом, весами и гирями. «Что стоят эти горшки?» — ^Покажите мне ваши деньги», — отвечает купец и определяет, смотря по внешнему виду их, ту или другую цену известным весом денег. Торговец дает вам маленькую наковальню, и вы отделяете столько, сколько нужно, серебра. Затем вы взвешиваете на собственных весах отбитый кусок, потому что весам торговца доверять нельзя, и прибавляете или отнимаете, пока не получаете требуемого веса. Конечно, при этом теряется много серебра благодаря обрезкам, и всегда предпочтительнее купить не то именно количество, какое необходимо, а эквивалент куска серебра, отколотого вами сразу. При больших закупках, за которые платят серебром высшей пробы, процесс еще сложнее: нужно позвать пробирщика, чтобы он точно определил пробу серебра, за что, конечно, платят»3.

С золотом подобные трудности еще больше, так как каждая его частица стоит много дороже.

 

МОНЕТА      

Третье большое затруднение обмена   заключается   в   том, что первоначально в хозяйстве отсутствуют благородные металлы в виде готовых, удостоверенных и гарантированных каким-то авторитетным органом весовых количеств.

Оно разрешается чеканкой монет. Ведь монета, по существу, и есть некоторое гарантированное количество металла. Когда человек держал в руке русскую царскую золотую монету достоинством в 5 рублей, то он знал, что это 87,12 доли (3,871 г) чистого золота. Если это был английский соверен (золотой фунт стерлингов), то в нем заключалось 7,323 г чистого золота.

Возникновение и развитие монеты заняли в действительности много веков. Сначала сложилась практика клеймения слитков, что представляло собой известную гарантию веса и пробы. Есть данные, что такие слитки серебра ходили уже в Древнем Вавилоне в III — II тысячелетиях до н. а. В Египте при фараоне первой династии Менесе (конец IV тысячелетия до н.э.), по-видимому, в качестве денег ходили небольшие слитки золота твердого веса (около 14 г) с клеймом, содержавшим его имя. При фараонах четвертой, пятой, шестой династий в III тысячелетии выпускались золотые кольца строго определенных формы и веса, хотя и не несущие на себе клейма. Они вполне могут рассматриваться как зародышевая форма монет.

Кто может удостоверить вес и пробу слитка металла? Конечно, довернем пользуется лишь гарантия каких-то авторитетных лиц и учреждений. Такими гарантами были корпорации купцов, городские власти, храмы. Но уже на ранних стадиях это дело берет в свои руки государство в его рабовладельческой и феодальной формах. Чеканка монет становится привилегией государства и даже получает особое название — монетная регалия.

Монета в формах, близких к современным, появляется значительно позже. Чеканка монет — металлических дисков или пластин другой формы с различными изображениями и надписями — требовала срав-

нительно высокой техники и искусства. Вопрос о том, где и когда появились первые монеты, до конца не выяснен наукой. Но мы не имеем оснований отказывать в доверии отцу истории Геродоту, киторый сообщает о лидийцах, народе, населявшем западную часть Малой Азии, что «первыми из людей они, насколько мы знаем, стали чеканить и ввели в употребление золотую и серебряную монету и впервые занялись мелочной торговлей. Сами лидийцы утверждают, что и игры, которые ныне в ходу у них и у эллинов, — их изобретение»4.

Как видим, Геродот снабжает свое сообщение о чеканке монет в Лидии осторожной оговоркой («насколько мы знаем»), но в то же время явно не верит лидийцам, что они изобрели олимпийские игры.

Что касается датировки, то обычно начало чеканки монет в Лидии относят к VII веку до н. э. В следующем веке она, видимо, уже распространилась на всю зону греческой цивилизации в Средиземноморье, а также на значительно расширившуюся к этому времени персидскую державу.

В умах древних золото уже настолько было воплощением богатства, что лидийский царь Крез (VI век до н.э.) считался богатейшим владыкой именно потому, что обладал большим количеством золота. Готовясь к борьбе с персами, Крёз пожертвовал в святилище Аполлона в Дельфах неслыханные сокровища, среди которых было 117 слитков драгоценных металлов, из них 4 золотых весом 2,5 таланта каждый, остальные из сплава золота с серебром весом 2 таланта каждый, а также статую льва из чистого золота весом в 10 талантов (аттический талант равен 26,2 кг). Но эта богатейшая жертва не спасла Крёза и его царство. Возможно, она даже ускорила катастрофу: персы, несомненно, знали о золотом даре Крёза, и это должно было еще сильнее разжечь их алчность. Ведь не все же золото пожертвовал Крёз богу! Геродот сообщает, что при завоевании столицы Лидии персы захватили большое количество золота.

Ко времени формирования зрелой рабовладельче

ской цивилизации в Древней Греции и Риме золото

и серебро были уже преимущественной формой денег,

медь играла вспомогательную роль, а монетное дело

находилось на довольно высоком техническом уровне.

Об этом свидетельствуют сохранившиеся античные монеты, хранящиеся в музеях и в нумизматических коллекциях.

Падение Римской империи и переселение в Западную Европу варварских племен, стоявших на более низкой ступени развития, вызвало сокращение торговли и денежного обращения. В раннем западноевропейском феодализме наблюдался своеобразный возврат к натуральному хозяйству. На несколько столетий почти прекратились добыча и чеканка золота. Но хозяйственный рост во многих районах Западной Европы в XIV—XVI веках потребовал увеличения количества золота и серебра. Развитие капитализма в последующие столетия означало проникновение денежных отношений во все поры общества. Деньги становятся главным средством общественных связей, главной целью производства и хозяйственной деятельности. Если феодала и крепостного соединяют отношения личной зависимости, то между капиталистом и наемным рабочим есть только одна связь — деньги, которыми первый оплачивает рабочую силу второго. Капитал выступает прежде всего как определенная сумма денег, способная порождать новые деньги.

Золото и серебро в монетах являются преимущественной формой денег в раннем капитализме. Рост промышленности и торговли требует устойчивости денежного обращения, твердой валюты. Развитию чеканки монеты способствуют также уменьшение феодальной раздробленности и образование сильных централизованных государств в Англии, Франции, Испании и некоторых других странах.

 

ФУНКЦИИ ДЕНЕГ 

В   условиях   металлического денежного обращения получают полное развитие все функции денег. Эти функции, глубокий и содержательный анализ которых был дан К- Марксом в «Капитале», представляют собой своеобразную систему, в которой, в сущности, содержится определение денег как общественного феномена. Исходной является функция меры стоимости. Зсую-то и серебро сами являются товарами, стоимость которых создается трудом и определяется количеством общественно необходимого для их производства труда.

Это позволяет им измерять стоимость других товаров. Соотношения, по которым все эти товары потенциально обмениваются на драгоценные металлы, суть их цены. Деньги выполняют также техническую подфункцию масштаба цен, давая как бы шкалу для выражения весовых количеств металла. Определенное количество золота получало название, например 1,505 г чистого золота называлось (до 1933 г.) долларом. Два доллара содержали вдвое больше золота, сто долларов — в сто раз больше л т.д.

Но мало только выразить, измерить стоимость. Металлические деньги выполняли также функцию средства обращения, то есть постоянно обменивались на другие товары. Любой товар реализует свою стоимость путем обмена на деньги — продажи. Эти деньги, как правило, используются для покупки другого товара. На деньги может быть также куплен особый товар — рабочая сила, иначе говоря — нанят за заработную плату рабочий. Это превращает деньги в капитал. Деньги есть прежде всего единство функции меры стоимости и средства обращения. К. Маркс давал такое определение: «Товар, который функционирует в качестве меры стоимости, а поэтому также, непосредственно или через своих заместителей, и в качестве средства обращения, есть деньги. Поэтому золото (или серебро)  — деньги»5.

Но на этой основе развиваются другие функции. Деньги могут задерживаться и накапливаться в руках отдельных производителей товаров, а также у ростовщиков, банкиров, наконец — в государственной казне. При этом они выполняют функцию сокровища, служат для накопления и сохранения стоимости как сгустка человеческого труда в наиболее компактной, общест-ш'нно значимой и признанной форме. Накопление драгоценных металлов в различных формах становится характерной чертой всех цивилизаций.

Уже на ранних стадиях развития денег появляется их функция платежного средства — орудия предоставления кредитов и погашения долгов, осуществления исякого рода отложенных платежей. В деньгах выражаются и выплачиваются всякого рода арендные платежи, подати и повинности.

Наконец, с развитием общения между народами ил жное значение приобретает функция мировых денег.

то есть орудия международных расчетов, перенесения стоимости из одной страны в другую, всеобщей, признаваемой всем миром материализации богатства. В золотом стандарте эта функция денег получает самое полное выражение.

На протяжении всей известной истории функции денег выполняли оба драгоценных металла — золото и серебро. Они всегда выступали как партнеры и соперники. Это отразилось в современных языках. Так, в немецком языке деньги называются Geld, и это слово происходит от Gold (золото). Во французском же языке слова «деньги» и «серебро» звучат одинаково: argent.

Если не принимать во внимание некоторые маловероятные сообщения древних авторов, золото, во все века стоило дороже серебра. В основе этого лежит тот фундаментальный факт, что для добычи данного количества золота требуется больше труда, чем для добычи того же количества серебра: природа скупее и ревнивее к желтому металлу, чем к белому. Но конкретное соотношение обмена между золотом и серебром определяется многими факторами: размером поступления каждого из металлов из разного рода запасов, спросом на тот и другой и т.д. Это соотношение всегда представляло  собой   важнейший   параметр  денежного

обращения.

В государствах Древнего Востока соотношение обмена между золотом и серебром колебалось в пределах от 6: 1 до 8: 1. В Греции времен Геродота оно было около 13:1. В Риме конца периода республики и в годы правления первых императоров ценность золота превышала ценность серебра в 11 — 12 раз. После этого происходит относительное удорожание золота, и к V веку н.э. это соотношение доходит в Западной Европе до 18:1. К XV веку оно понижается до 10:1. Надо иметь в виду, что в античном мире и в средние века соотношение между золотом и серебром могло резко различаться в отдельных странах и даже в разных частях одной страны. Например, в мавританской части Испании оно одно время составляло 7:1, а в, Кастилии, отвоеванной испанцами у мавров, —   12:1.

В последующие столетия это соотношение стано, вится более единообразным. Так, в XVIII—XIX века в   Европе   оно   стабилизируется   на   уровне   14:1   или 15:1. В конце XIX века серебро начинает быстро дешеветь, главным образом под воздействием технического прогресса в его производстве. Это способствует постепенному выталкиванию серебра из сферы денежного обращения. Оно все более перестает исполнять функцию денег, превращаясь в обычный товар. Можно сказать, что к настоящему времени этот процесс завершился.

Если цена золота в долларах до сравнительно недавнего времени оставалась жестко закрепленной, то цена серебра в XX веке постоянно и резко менялась. Поэтому сильно менялось и соотношение между обоими металлами, но это уже не имело существенного значения для денежной системы. Так, в среднем за 1975 год оно составляло {на базе рыночной долларовой цены золота и серебра)  около 38:1.

В 1979—1980 годах серебро пережило бурные потрясения. Цена его поднялась под воздействием всеобщей инфляции и погони за устойчивыми ценностями даже в большей степени, чем цена золота. В результате соотношение цен изменилось в пользу серебра и снизилось приблизительно до 20:1. Затем рынок серебра потерпел большой крах, цена его вновь упала. В среднем за 1982 год золото стоило на мировом рынке в 47 раз дороже, чем серебро. Поскольку рыночные цены обоих драгоценных металлов резко колеблются, соотношение между ними и в дальнейшем, несомненно,    будет    меняться    в    широких    пределах.

Стоимостное соотношение между обоими драгоценными металлами по самой своей сущности подвижно. Между тем на протяжении двух тысячелетий монета одновременно чеканилась как из золота, так и из серебра. Поступая таким образом, государство вынуждено было формально закреплять соотношение между обоими металлами. При этом рынку, товарообороту, хозяйству навязывался двойной всеобщий эквивалент и двойной масштаб цен. Предполагалось, что данное количество серебра по стоимости есть просто '/ю или !/,5 доля такого же количества золота. Но это противоречит самой природе всеобщего эквивалента. Какое бы твердое соотношение государство ни устанавли-нало, оно рано или поздно становится нереальным, а рынок устанавливает другое, реальное соотношение.

Как  теория,  так  и  исторический  опыт  показыва-

ют, что золотые и серебряные деньги не могут обращаться параллельно в течение длительного времени. Либо те, либо другие вытесняются из обращения. При этом вытесняются те деньги, для которых законом

установлена заниженная стоимость, более низкая, чем рыночная. Механизм вытеснения «недооцененного» металла таков. Предположим, законом установлено соотношение золота и серебра 15:1, но на рынке действует соотношение 20:1. Золото, как видим, законом недооценено, на рынке оно стоит дороже. При таком положении люди постараются обменять у государства свое серебро на золото и припрятать, переплавить, вывезти его за границу, а все платежи совершать в серебре. В результате золото будет уходить в сокровище. Если при официальном соотношении 15:1 рыночное составляет 10:1, то произойдет обратное: в сокровище уйдет серебро.

Однако эти частные колебания происходят на фоне вековой, длительной тенденции. Более ценный металл вытесняет менее ценный. Сначала деньгами перестала служить медь, затем серебро. Во второй половине XIX — начале XX века золото единолично заняло «трон» денежного металла. В большинстве развитых капиталистических стран место денежной системы биметаллизма (два металла — золото и серебро) заняла денежная система золотого монометаллизма, или золотого стандарта.

На протяжении веков золото было главной формой денег. Даже во времена биметаллизма представление о деньгах и свойственных им социальных явлениях связывалось больше с золотом, чем с серебром. Символика золотого тельца, его власти над людьми, поклонения и жертвоприношений ему сопутствует человечеству практически на протяжении всего его развития и подрывается лишь социализмом. Освобождение людей от власти золота всегда было мечтой утопических и мелкобуржуазных социалистов. К. Маркс и Ф. Энгельс показали, что это возможно лишь при условии ликвидации самого капиталистического способа производства.

 

КРЕДИТНО-БУМАЖНЫЕ ДЕНЬГИ И  ИНФЛЯЦИЯ

Переход к золотому стандарту растянулся на довольно длительный период и завершился в главных странах капитализма лишь к концу XIX века. Золото захватило все функции денег. Цены теперь выражались только в нем, поскольку денежная единица каждой страны представляла некое фиксированное законом количество золота. Желтый металл фактически обращался в виде монет, и обращение этих монет по своей абсолютной величине постоянно росло. Центральные банки, в которых накапливается национальное сокровище, стали хранителями золотых запасов. Но и среди частных лиц из состоятельных слоев населения привычка иметь в доме золото в монетах или простейших изделиях прочно укоренилась. Золото могло погасить любой долг и служило средством конечного платежа. Наконец, система золотого стандарта стала мировой и охватила все важнейшие страны и их колонии. В этой системе золото не являлось единственной формой денег, но оно было осью всей денежной системы, главной формой денег, к которой сводились все прочие виды.

Но чем больше укреплялось золото в роли денежного металла, тем вернее складывались условия для его вытеснения. Речь идет о вытеснении золота кредит-но-бумажными деньгами.

Все началось с того, что в функции средства обращения золоту не обязательно выступать в своей собственной блистательной плоти. Если гончар продает горшки лишь для того, чтобы тут же купить пшеницу и масло, золото как таковое его не интересует. Ему важно получить какое-то «удостоверение», которое охотно признали бы владельцы пшеницы и масла. Если те в свою очередь продают свои товары лишь для того, чтобы купить одежду, обувь или, скажем, вино, то для них блеск и полновесность монеты не играют особой роли.

Этот важный факт сначала обнаруживается в том, что в обращении рядом с полновесными монетами довольно успешно обращаются монеты стертые, потерявшие часть веса. Немедленно находятся ловкачи, которые начинают использовать эту экономическую закономерность в своих корыстных интересах. Они обрезают   монеты,  в   результате   чего   вес   содержащегося

в монетах металла уменьшается. Вместе с профессией чеканщиков монет возникает профессия фальшивомонетчиков. Особую возможность извлекать выгоду из выпуска неполновесных и неполноценных монет получает государство. История денежного обращения — это история «порчи» монет, то есть выпуска все более легковесных монет или монет с повышенным содержанием более дешевого металла в сплаве при сохранении прежнего номинала.

Возможно, первым из известных истории правителей, выпускавших в обращение неполноценные монеты, был афинский тиран Гиппий (VI век до н.э.), который уменьшил наполовину содержание драгоценного металла в монете. Многие римские императоры отличились на этом поприще. Септимий Север в конце II века довел содержание меди в якобы серебряных монетах до 50—60%. Один из средневековых французских королей Филипп IV даже вошел в историю под прозвищем Фальшивомонетчик.

Поступательное развитие денег от шкур и раковин к золоту странным образом сочетается с обратной тенденцией — от золота к дешевым эрзацам. Но это странно лишь на первый взгляд. Эрзацы — не деньги в старом смысле слова, их стоимость не определяется затратами труда на их производство. Эти деньги представляют собой особый «товар», способность которого обмениваться на все прочие товары вытекает не из внутренней стоимости, а из ограниченных размеров выпуска и придаваемого им государственной властью статуса. По форме это деньги-знаки, деньги-символы.

Вытеснение металлических денег деньгами, не имеющими внутренней стоимости, заняло много столетий. Это не был гладкий и поступательный процесс, и он не завершен до настоящего времени, да и не может быть завершен в условиях капитализма.

Кажется, что законы денежного обращения с введением денег-знаков становятся с ног на голову. Металлические деньги могли обращаться потому, что имели стоимость, определяемую в конечном счете затратами труда на их производство. Деньги-знаки, напротив, получают «стоимость» (покупательную способность)  потому, что обращаются.

Если не считать обрезанных или удешевленных доонет, то, как ХЮАЗГЯЮТ, первые в истории не д.мек>

щие внутренней стоимости деньги стали делать из кожи и ткани. Но тогда почему не делать их из бумаги — материала, который в каком-то смысле сам является символом цивилизации нового времени?

Таким образом, бумажные деньги развиваются из функции средства обращения. Параллельно этому процессу на основе функции средства платежа развиваются кредитные деньги. Первоначально это долговые обязательства (векселя), которыми можно производить платежи, перенося требование уплаты наличных денег с одного лица на другое. Далее деньгами становятся долговые обязательства банков — банкноты и, наконец, их обязательства в форме записей на счетах вкладчиков. Все большая масса платежей в народном хозяйстве производится не золотом и серебром, а банкнотами и путем безналичных расчетов (перевода денег в банке со счета одного клиента на счет другого).

Постепенно различия между собственно бумажными деньгами и кредитными деньгами стираются, а в современных условиях они и вовсе не существуют. В известном смысле бумажные деньги, даже если они непосредственно выпускаются государством и не связаны ни с реальными торговыми операциями, ни с банками, тоже базируются на кредите — на доверии к выпускающему их органу. Люди, которые держат в кармане или п сейфе бумажные деньги, тем самым оказывают кредит учреждению, выпустившему их в обращение. Само слово «кредит» по своей латинской этимологии означает доверие.

Такова же по своей сущности основа обращения разменных монет из неблагородных металлов — меди, никеля, алюминия: их принимают не ради ценности металла, а по той причине, что государство поставило на них свой штемпель. Правда, инфляция и многократное повышение цен на эти металлы создали во многих капиталистических странах своеобразное положение с разменной монетой. Серебряная монета давно исчезла из обращения, поскольку стоимость заключенного в. ней металла стала превышать номинальную стоимость монет. Кроме того, серебряные монеты часто имеют нумизматическую ценность. Серебряный доллар перестал быть разменными кредитными деньгами, но можно сказать, что он перестал  быть деньгами вооб-

ще, а превратился в специфический товар. Он может стоить 10 или 20 бумажных долларов в зависимости от рыночной цены металлического серебра, редкости данного выпуска и ряда других факторов.

Нечто подобное происходит с деньгами из недрагоценных цветных металлов. Директор Монетного двора в Мюнхене (ФРГ) в беседе с автором в апреле 1979 года заметил, что чекднка монет в 1 пфенниг обходится государству в 3 пфеннига. Нормальное положение, при котором государство извлекает некоторую выгоду из чеканки монеты, превратилось в собственную противоположность. Чтобы обеспечить хозяйство разменной монетой, государство вынуждено нести эти потери; вероятно, они перекрываются сохраняющейся еще выгодой от чеканки монеты более высокого достоинства. Но потери на пфеннигах растут, так как хозяйство поглощает их в огромных количествах. Это может означать лишь одно: кто-то переплавляет  их  в металл  и   извлекает   из   этого  выгоду.

Бее виды денег, не имеющих внутренней товарной стоимости, мы будем далее обозначать родовым понятием кредитно-бумажных денег. Иногда их называют   фидуциарными (т. е. основанными на доверии)

деньгами.

Кредитно-бумажные деньги выступают первоначально как заместители или представители золота. Если их выпускалось не слишком много и если они были разменны на металл по твердому соотношению, такие деньги могли успешно обращаться и приносить хозяйству немалую пользу. До определенной стадии вытеснение золота его заместителями представляет собой поступательное развитие золотого стандарта. Однако очень рано (по меньшей мере уже в XVII в.) некоторые государства стали выпускать не разменные на золото бумажные деньги, а в XX веке связь кредитно-бумажных денег с золотом была полностью разорвана.

В табл. 1 в самой обобщенной форме показана эволюция структуры денежного обращения в главных капиталистических странах за полтора столетия. В начале XIX века преобладающей формой денег были еще драгоценные металлы, причем золото и серебро приблизительно в равной мере (по стоимости) участвовали в денежном обращении. Низкая доля текущих

счетов в банках указывает на слабое развитие кредита и безналичных расчетов. На протяжении следующего столетия доля драгоценных металлов сокращалась, а доля текущих счетов возрастала. Тем не менее в 1913 году денежные системы капиталистических стран были основаны на золоте в большей мере, чем когда-либо раньше или позже. В современных условиях золото или серебро не участвуют в денежном обращении, а денежная масса примерно на 1/4 состоит из наличных денег (банкнот и разменной монеты) и на 3/* — из текущих счетов, составляющих базу безналичных расчетов.

Когда кредитно-бумажные деньги не разменны на золото, экономические границы их эмиссии, как правило, нарушаются. Избыточный выпуск денег в обращение ведет к повышению товарных цен. При этом обычно повышается и цена золота, но размеры и темпы ее повышения могут отличаться от подорожания всех прочих товаров. Тенденция к росту цен может усиливаться и под влиянием других факторов (недостаток товаров, давление монополий и др.)- В условиях бумажно-денежного обращения это повышение

цен становится необратимым. Такой процесс обесценения денег в наше время называется инфляцией Инфляция сделалась постоянным элементом капиталистической экономики. Она так сильно занимает умы экономистов и политиков, что делаются изыскания, как возник сам этот термин, буквально означающий по своему латинскому корню «разбухание» или «раздувание». Более или менее определенно установлено, что на английском языке его первым употребил в 1864 году американец А. Делмар, автор интересных работ по истории золота и денег6. Это было в период гражданской войны в США, когда вашингтонское правительство выпускало в большом количестве неразменные бумажные деньги, так называемые гринбеки («зеленые спинки»). Из английского слово «инфляция» перешло в другие языки. На русском языке в дореволюционной литературе это слово практически не употреблялось; оно впервые, видимо, появилось в 1923—1924 годах, особенно в связи с гигантской инфляцией в Германии, когда марка обесценилась в миллиарды раз.

 

 «Золото»        Следующая страница >>>

 

Смотрите также:

 

Очерк о золоте

 

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О ГЕОЛОГИИ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗОЛОТА

ДРЕВНЕЙШЕЕ ЗОЛОТО (ДОМОНЕТНЫЙ ПЕРИОД)

Золото — первый известный человеку металл

Районы первой добычи:

Территории в пределах СССР

Египет

Иберия

Болгария

Лидия

Другие древнейшие районы

ЗОЛОТО В КАЧЕСТВЕ ДЕНЕГ  (ПЕРЕХОД К МОНЕТАМ)

Золото в роли денег

Клады, сокровища и коллекции

Предшественники монет

Первые монеты

 ЗОЛОТО В СТРАНАХ АНТИЧНОГО ПЕРИОДА

Македонские завоевания

Фракия

Фасос

Сифнос

Монеты Македонии

Эллинистический Восток

Египет, Фракия

Древняя Гвинея

Кавказ

Парфия

Греко-Бактрия

Великие Кушаны

Княжество на северо-западе Индии

Запад эллинистической Ойкумены

Иберия

Некоторые кельтские государства

Норик

Римская Империя

Римские ауреусы

Плиний о типах месторождений и руд золота

Месторождения Галлии

Фракия

Салазер

Испания

Далмация и Дакия

Армения

Словацкие Рудные горы

ЗОЛОТО СРЕДНЕВЕКОВЫХ ГОСУДАРСТВ

Византия

Страны Арабского халифата

Средневековая Европа

Восстановление золотой чеканки

Прирейнские страны

Чехия

Словакия

Трансильвания

Силезия и Австрия

Саксония и соседние княжества

Швеция

Индия

ЗОЛОТО НОВОГО СВЕТА

Золотой Берег Гвинеи

Центральная  и Южная Америка

ПЕРВОЕ ЗОЛОТО РОССИИ

Начало поисков

Нерчинское золото

Медаль в честь Ништадского мира

Открытие Ивана Мокеева

Первая золотисто-серебряная руда

Алтайское золото

Воицкий рудник

УРАЛЬСКОЕ ЗОЛОТО

Золотые месторождения Урала

Находка Ерофея Маркова

Березовское золото

Другие коренные месторождения Урала

Россыпи Урала

Открытие Л. И. Брусницына

Белое золото — платина

ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ СИБИРИ

Старательские работы

Дальняя и Ближняя Тайга

ЗОЛОТО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

ЗОЛОТО XIX —XX ВЕКОВ В РАЗНЫХ АСПЕКТАХ

СОВЕТСКИЙ ЗОЛОТОЙ РУБЛЬ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Древнейшие монеты А. половина электрового лидийского статера Гигеса Б. электровый лидийский статер Алиата В. Золотой персидский дарик

Македонские статеры А. статер Филиппа 2 Б. статер Александра 3 В. Статер деметрия 2 Полиоркета Эллинистический Восток А. Египетский статер Птолемея Сотера Б. фракийский статер Лисимаха Триобол Кирены

 Двадцатистатеровая монета царя Бактрии Евкратида

Карфагенская тридрахма Монета придунайских кельтов – «радужная чашечка»

Римские ауреусы А. ауреус Брута Б. ауреус Юлия Цезаря В. ауреус Брута Г и Д. ауреус Августа Е. ауреус Нерона Ж. ауреус Траяна З. ауреус Луция Вера И. ауреус Марка Аврелия

Динары  Динары Багдатских халифов: А. динар Харун ар-Рашида Б. динар Абу Бекра В. динар Кордовского халифата

 Средневековые монеты А. августал Фридриха 2 Б. тари города Бриндизи В. флорин Флоренции Г. гульден Адольфа Майнцкого Д. серебряный сексер Сигизмунда Тирольского Е. его же гульден Ж. его же серебряный гульдинер Чешские монеты А. гульден Карла 4 Б. пятидукатовая Венгерский дукат Матвея Корвина Десятидукатовые монеты Трансильвании А. дукат Михаила Апафи  Б. дукат Георга Ракоши Силезский дукат Розенберга 5-дукатовая каринтийская монета Леопольда Монеты Саксонии и соседних княжеств А. горнорудный дукат 1734 года Б. медаль в 3 дуката В. дукат Заальфельда Г. Дукат Мансфельда Индийские мохуры А. мохур императора Акбара Б. монета в 20 мохуров В. мохур княжества Джойсалмер

 Монеты «испанской» Америки А. мексиканская «коба» в 8 эскудо Б. перуанская монета в 2 эскудо В. Чилийская монета в 8 эскудо Бразильская монета в 4000 рейс (а) и золотой слиток (б)

 Первые русские монеты А. «златник» князя Владимира Б. золотая копейка Шуйского В. Дукат Ивана 3 Малая золотая Ништадская медаль Двухрублёвик Петра Первого Червонцы из Нерчинского золота А. золотой червонец Анны Иоанновны 1738 года Б. золотой червонец Елизаветы Петровны 1744 года Монеты Елизаветы Петровны А. двадцать рублей 1755 Б. один рубль 1756 В. Полтинник 1756 Десятирублевики 1762 года А. десятирублевик Петра 3 Б. десятирублевик Екатерины 2 Монеты Павла Первого А. пять рублей 1796 Б. золотой червонец 1797 Золотые монеты Александра Первого А. десять рублей 1802 Б. 5 рублей 1817 Платиновые монеты 1828 – 1845 годов достоинством в 12, 6 и 3 рубля «Голландский» червонец 1849 года

 Монеты из европейского рассыпного золота А. баденский дукат 1883 года из золота Рейна Б. баденский дукат 1867 из рейнского песка В. Майнцкий дукат из золота Рейна Г. Гессенский дукат из золота Эдера 1775 Фунт ЮАР Десяти долларовые монеты из золота Аляски А. доллары США 1908 год Б. доллары Канады 1912 год

 Золотые монеты Германии новых типов А. пять талеров из золота Гарца Б. золотая крона Австро-Венгрии В. Золотая крона Саксонии Г. Золотая крона Ганновера Крупнейшие монеты России  достоинством 25 рублей 1876, 25 рублей 1896, 37 рублей 50 копеек 1902 года

 

Стили ювелирных украшений

 

Финансовый менеджмент (курс лекций)  Финансовые риски  Управление финансовыми рисками  Финансы и кредит. Управление финансами  Денежно-кредитная сфера  Денежные операции  Международные расчеты и валютные операции