На главную

Журнал Знак вопроса

 


«Знак вопроса» 7/89


Где клады зарыты?

 

ВЕНЕЦКИЙ Сергей Иосифович

Тайны трех океанов

 

 «-   Надеюсь, вы слышали об этом Флинте?

- Слыхал ли я о Флинте?!   воскликнул сквайр.

- Вы спрашиваете, слыхал ли я о Флинте? Это был самый кровожадный пират из всех какие   когда-либо  плавали   по   морю.   Черная   Борода   перед Флинтом младенец. Испанцы так боялись его, что, признаюсь вам, сэр, я порой гордился, что он англичанин».

 

Должно быть, вы догадались, откуда взяты эти строки. Конечно же, из романа замечательного английского писателя Роберт Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ» книги, которой вот уже более ста лет зачитываются мальчишки всего мира. Кто ИЗ пае не помнит хитрого морского волка одноногого Джона Сильвера и хриплые крики его зеленого попугая: «Пиастры! Пиастры! Пиастры!» Вместе с героями бессмертного романа мы отважно пускались в дальнее плавание на шхуне «Испаньола», направляясь к загадочному острову, где нас ждали невероятные приключения и серебряные слитки, награбленные зловещим пиратом Флинтом.

 

С  тех   пор   как  на   морских   дорогах   появились  джентльмены удачи, -одна за другой начали рождаться легенды об их баснословных кладах, спрятанных в укромных уголках островов и островков, которые разбросаны на бескрайних просторах трех океанов — Тихого, Атлантического и Индийского. Миллионные суммы, которыми обычно оцениваются мнимые и вполне реальные пиратские клады, имеют под собой почву: объектами флибустьерских «забот» часто становились испанские галеоны, на которых в Европу переправлялись астрономические количества драгоценных металлов, награбленные у ацтеков, инков, майя и других народов Нового Света. Вот уж где как нельзя кстати поговорка: «Вор у вора дубинку украл».

 

Легенды о пиратских миллионах живут по сей день, питая надеждами легионы мечтателей и заставляя их беспрестанно высаживать поисковый десант на берега островов сокровищ. Возьмем и мы курс к этим таинственным островам, которые история морского разбоя связывает с именами Генри Моргана, Уильяма Кидда, Эдварда Тича по кличке Черная Борода и других знаменитых пиратов.

 

Первую остановку мы сделаем, пожалуй, у острова Кокос, затерявшегося в экваториальной части Тихого океана, примерно в трехстах милях от побережья Коста-Рики. Но размерам, топографии и другим внешним признакам этот необитаемый клочок суши поразительно напоминает стивенсоновский остров сокровищ. Может быть, поэтому многие исследователи считают, что именно Кокос послужил писателю прототипом его географического «героя».

 

Гостеприимным остров не назовешь: прибывших сюда встречают тучи москитов и полчища красных муравьев, бдительно охраняющих тайны скалистых берегов и тропических зарослей. Укусы этих тварей вызывают болезненный зуд, тело покрывается язвами, и лишь у самых настойчивых кладоискателей не возникает желание плюнуть на все и поскорее отправиться отсюда восвояси. Не будем и мы высаживаться на берег, тем более что бурный прибой грозит вот-вот перевернуть шлюпку, а ограничимся лишь знакомством с историей острова.

 

Как свидетельствует летопись морских грабежей, первый крупный клад зарыл на острове Кокос во второй половине XVII века один из самых знаменитых пиратов англичанин Генри Морган. В 1668 году он овладел панамской гаванью Портобело, куда стекалось золото из южноамериканских колоний перед отправкой в Испанию. В последующие три года пират успешно разграбил венесуэльский город Маракайбо, а затем ему удалось захватить столицу Панамы, носящую то же название. Все эти набеги сопровождались соответствующими «финансовыми операциями», и богатство Моргана росло как на дрожжах, а сам он к тому времени обрел славу короля пиратов.

 

Раздосадованное потерей огромного количества золота правительство Испании обратилось к английскому королю Карлу II с требованием наказать его дерзкого подданного, однако глава государства, с которым Морган успел поделиться награбленными драгоценностями,  счел  нужным  поступить  иначе:  он  возвел  полезного пирата в рыцарский сан и назначил командующим морскими силами Ямайки, а вскоре и вице-губернатором острова. Но спустя некоторое время кто-то донес Карлу II, будто бы Морган утаил немалую часть золота, «добытого» в Панаме, и припрятал его на острове Кокос. Одно дело, когда грабят испанских грабителей, и совсем иное дело, когда обижают тебя самого. Возмущенный до глубины души английский король под каким-то благовидным предлогом заманил короля пиратов, работавшего по совместительству вице-губернатором, в Лондон, где попытался выведать тайну клада. Но Морган не признался ни в каких грехах против своего августейшего хозяина, и тому ничего не оставалось делать, как расстаться с мыслями о «кокосовом» золоте.

 

Однако и Моргану не суждено было пополнить этими богатствами свое и без того немалое состояние. Жить ему оставалось уже недолго, и, когда в 1688 году бывший пират и «крупный государственный деятель» умер, вместе с ним ушла в могилу тайна его клада на острове Кокос. Да и кто знает зарыл ли он действительно там золото, или просто-напросто завистливый анонимщик свел с ним свои счеты?

 

Жизненный путь Генри Моргана близился к завершению, когда его соотечественник Уильям Дампир только начинал свою карьеру пирата и мореплавателя, океанографа и литератора. Надо признать, что во всех ипостасях этой незаурядной личности сопутствовала удача, о чем говорят, в частности, книги Дампирао его кругосветных путешествиях, а также открытые им и названные в его честь острова у северо-западных берегов Австралии и полуостров этого континента. Но, хотя общественно-полезные аспекты жизни и деятельности этого разностороннего человека представляют, видимо, несомненный интерес, мы, плененные тематическими узами нашего повествования, оставим их в стороне, а коснемся лишь некоторых фактов его флибустьерской «службы», разумеется, ни в малейшей степени не одобряя морской разбой.

 

В период, о котором пойдет речь, Дампир находился еще далеко от Австралии: ареной его пиратских выступлений служили моря, омывающие страны Латинской Америки, главным образом Карибское море. После ряда успешных набегов на прибрежные поселения он высадился на острове Кокос, который в дальнейшем стал его резиденцией в Тихом океане. Здесь, свидетельствует молва, пират припрятал значительную часть своих золотых трофеев. Затем снова Карибское море, новые разбойные нападения, новые драгоценные поступления в его казну, которые, как и предыдущие, оседали где-то в дебрях Кокоса, куда Дампир тайком плавал еще несколько раз.

 

Солидные потери, а число и размеры их множились с каждым годом, не на шутку рассердили испанского короля, и тот пообещал, крупные вознаграждения за головы наиболее известных пиратских предводителей, в числе которых фигурировал и Дампир. Но это только подстегнуло морских головорезов — наглые высадки на побережье участились, а недра острова Кокос пополнились очередными «вкладами».

 

И все же, видимо, благоразумие взяло верх: Дампир покидает опасную зону и держит пуп, в Индийский океан, где, как ему кажется, условия для «работы» должны быть более спокойными, чем в горячих точках Тихого океана М Атлантики. По дороге он открывает группу неизвестных прежде островов, занимается научными наблюдениями, ведет интересный дневник. В нем просыпается талант литератора и ученого, и когда в 1691 году после многих лет морской жизни Дампир в рыцарском звании оседает в Лондоне, гам одна за другой начинают выходить его книги: «Новое путешествие вокруг света», «Трактат о неграх пассатах, бризах, штормах, временах года, приливах, отливах и течениях в теплой зоне всего мира», «Дневник Дампира». Но и море влечет: он опять отправляется в океанские дали, правда, на этот раз не ставит перед собой прежних задач. Итогом уюго путешествия стала книга «Плавание вокруг света с 1708 по 1711  год».

 

Но вот что любопытно: ни в одном из его литературных и научных произведений не описан остров Кокос, а единожды упоминая о нем, автор ссылается на рассказы других моряков. Зато многие другие острова расписаны им гак, что в каждом читателе может Проснуться соблазн завтра же отправиться туда в путешествие. Не желание ли отвлечь внимание потенциальных кладоискателей и унести их воображение подальше от своих сокровищ, зарытых в недрах острова Кокос?

 

Однако легенды о его кокосовых глинах продолжали ходить среди моряков и пиратов. По одной из них, даже смерть настигла старого мореплавателя на капитанском мостике судна, которое под его началом шло па всех парусах к Кокосу. Не знаем, как насчет кладов, но отношении кончины Дампира легенда не соответствует Действительности: умер он не в штормовых широтах, а в покоях своего лондонского дома в 1715 году.

К другому известном) пират) Бенито Вонито судьба не пыла столь благосклонна:   и   18211  году  его  Вздернули   на  рее  английского  военного  корабля.  

 

Однако их надеждам не суждено было сбыться. Продолжавшаяся на острове вулканическая деятельность и гулявшие по нему могучие морские ветры внесли существенные коррективы в его ландшафт. Мэри не удалось найти прежние ориентиры, позволявшие отыскать вход в золотой «склад». Пришлось отчаливать ни с чем.

 

С именем Мэри, правда другой, связана история еще одного клада, спрятанного на Кокосе в тот самый год, когда веревка, наброшенная на шею Кровавого Меча, поставила точку на его «подвигах». Видимо, предчувствуя неизбежный и скорый крах колониальной системы в Латинской Америке, группа испанских вельмож бежала из Лимы на английском паруснике «Мэри Диэр», прихватив с собой немало золота и серебра.

 

Особую ценность представляла большая, в человеческий рост, статуя Девы Марии (и тут Мэри!), выполненная из чистого золота. Но капитан судна, шотландец, как выяснилось, был тоже парень не промах: он убил своих испанских пассажиров, а их сокровища зарыл на острове Кокос. Почти четверть века вероломный капитан пытался вернуться за ними, но так и не успел: в 1844 году он умер, оставив, согласно легенде, карту с координатами своей пещеры-тайника: 5°32'57" северной широты и 88°02'10" западной долготы. Все попытки докопаться до золотой Девы Марии и других драгоценностей пока ни к чему не привели.

 

История пиратских похождений свидетельствует о том, что флибустьеры и корсары не обходили стороной и многие другие острова. В нашем путешествии во времени по морям и океанам мы пройдем мимо таких бывших пиратских пристанищ, как остров Пинос в Карибском море (переименованный ныне в Хувентуд — Молодежный) или остров Тобаго в Атлантике, но сделаем короткую остановку на Сейшельских островах, расположенных в Индийском океане, где также процветал морской разбой. Почему Сейшелы привлекли наше внимание?

 

Совсем недавно, в 1988 году, англичанин Джон Круиз-Уилкинс заключил с правительством расположенного на этих островах одноименного государства соглашение, по которому предприимчивый британец получил право завершить начатые еще его отцом поиски на острове Маэ — главном острове архипелага — сокровищ французского пирата XVIII века Оливье Ле-Вассёра. Всю свою жизнь и миллион долларов Круиз-Уилкинс старший потратил на то, чтобы найти ответ на загадку этого пирата, которую тот загадал свидетелям его казни, состоявшейся в 1730 году на острове Реюньон, равно как и всем последующим поколениям. Взойдя на эшафот, Ле-Вассёр швырнул в толпу листок бумаги, испещренный непонятными значками и воскликнул: «Мои сокровища тому, кто сможет это понять!» Одним из тех, кто пожелал спустя два столетия расшифровать пиратское «завещание», и был Круиз-Уилкинс старший. Перед своей кончиной в 1977 году он заявил, что ему удалось более или менее точно определить на Маэ место, где знаменитый пират оставил свое наследство. Окажется ли сын счастливее отца?

 

Не дожидаясь ответа на этот вопрос, покинем Индийский океан и вновь пересечем Атлантику, держа курс на северо-запад к маленькому острову Оук, расположенному у берегов Канады. Издавна морские разбойники, промышлявшие в Северной Атлантике, облюбовали Дубовый остров (так переводится название Оук) как вполне удобное место не только для отдыха и развлечений, но и для устройства тайников. Однако в середине XVIII века обострилась англофранцузская борьба за земли восточного побережья Канады, и на острове появились военные гарнизоны, а в соседних водах боевых кораблей стало больше, чем акул. Словом, пиратам здесь делать теперь было нечего, и им волей-неволей пришлось забыть сюда пути-дороги. Забыли в этих краях и о пиратах.

 

Вспомнили о них лишь несколько десятилетий спустя, когда на острове Оук произошла загадочная история, связанная с его прошлым, но во многом определившая его судьбу на будущее. Что же тогда случилось?

В 1795 году несколько мальчишек из рыбачьего поселка, приткнувшегося где-то на побережье полуострова Новая Шотландия, надумали совершить морскую прогулку. Плывя вдоль восточного берега залива Махон, они добрались до небольшого островка с красивой дубовой рощей — это и был заброшенный всеми Оук.

 

Высадившись на остров, ребята начали обследовать свои новые владения и вскоре набрели на одинокий дуб, ствол которого был украшен множеством таинственных зарубок. Но еще загадочнее показался им старый засыпанный землей колодец, спрятавшийся в тени дуба. Конечно же, в колодце хранятся пиратские сокровища — и отважные мореплаватели тут же приступили к делу. Сначала работа спорилась, но на глубине трех метров их поджидало непреодолимое препятствие — перекрытие из прочных бревен. Пришлось примириться с этим ударом судьбы и вернуться домой лишь с богатыми впечатлениями. Тайну из своих похождений ребята делать не стали, но взрослые, выслушав рассказ о колодце, отнеслись к нему на удивление несерьезно.

 

Что ж, придется самим докапываться до клада. И хотя подростки были полны решимости продолжать штурм колодезных глубин, обстоятельства сложились так, что они вновь оказались на острове только спустя восемь лет. Вооружившись необходимым инструментом, возмужавшие кладоискатели нашли свой одинокий дуб и поджидавший их колодец. За время разлуки здесь мало что изменилось: на острове практически никто не бывал. С помощью ломов и лопат удалось преодолеть и то злополучное перекрытие и ряд других, расположенных ниже, а на поверхность пришлось поднять сотни ведер с землей, глиной, древесным углем.

 

Долго ли еще копать? Когда кладоискатели углубились уже на двадцать с лишним метров, лопата наткнулась на что-то твердое. Оказалось, что это большой плоский камень, на котором проглядывала шифрованная надпись. Разгадывать ее было некогда, но сама по себе находка подстегнула молодых людей: значит, клад лежит близко. Метр за метром отвоевывают они у тайны, но когда казалось, что они вот-вот достигнут цели, показалась вода. Попытки откачать ее ни к чему не привели. И вновь пришлось спасовать.

 

Теперь уже колодец стал объектом всеобщего внимания: фундаментальность сооружения и зашифрованный текст на камне (сам камень к тому времени оказался потерянным) говорили о том, что в колодце и впрямь спрятан клад. Но чей?

 

На этот счет было высказано немало версий. Одни исследователи полагали, что на острове припрятали свои сокровища от конкистадоров коренные обитатели Американского континента. Другие считали, что сюда могли добраться английские монахи, спасаясь от преследования со стороны Генриха VIII и спасая свое драгоценное имущество, третьи связывали потенциальный клад с именами целой обоймы знаменитых пиратов. Впрочем, чьи сокровища зарыты в земле Оука, интересовало главным образом историков. Кладоискателей гораздо больше волновал вопрос, кому они достанутся, и каждый стремился в этом соревновании оказаться первым.

 

В одиночку и группами искатели счастья высаживались на Дубовый остров, но им удавалось лишь внести свою скромную лепту в постижение тайны старого колодца. В середине прошлого века одна из поисковых экспедиций с помощью механического бура пробурила шурф тридцатиметровой глубины, но затем бур встретился с массивным твердым препятствием. Чтобы добраться до него искатели пробурили еще несколько наклонных шурфов, но загадочный твердый предмет внезапно рухнул в подземное пространство. Оказалось, что под островом находится целая система закрытых каналов, которыми колодец соединялся с бухтой Контрабандистов: приливы и отливы поднимали и опускали уровень воды в колодце. Открытие обнадеживало, но во время работы очередной экспедиции бурильщики переусердствовали, и грунт обрушился, засыпав значительную часть подземных коммуникаций. Колодец был словно заколдован.

 

В конце минувшего столетия прибывший на остров кладоискатель Фредерик Блайер пробурил несколько шурфов в районе предполагаемого канала, питающего колодец водой, заложил в них динамит и взорвал. Цель была достигнута: вода в колодезной шахте уже больше не поднималась. Теперь снова за бурение — в глубь колодца. Пройдено 46 метров, и бур упирается в слой бетона, проходит его, затем прошивает дерево и доходит до слоя какого-то мягкого металла. Золото? Надежда удесятеряет старания, но (опять но...) на остров обрушивается страшной силы нескончаемый ливень. Казалось, небеса решили извергнуть на землю все свои запасы влаги. Продолжавшиеся несколько дней дожди затопили все шахты, а поскольку вода не собиралась уходить, работу пришлось сворачивать. Блайер мог утешать себя лишь тем, что на -южном берегу острова он нашел выложенный из камней большой треугольник — острие огромной стрелки, указывавшей на одинокий дуб и колодец.

 

Следующую страницу в кладоискательскую летопись Дубового острова вписал уже в наше время некто Роберт Ресталл. В 1959 году он впервые прибыл сюда в сопровождении жены и двух сыновей. Прочно обосновавшись на Оуке, семейство в течение шести лет вело здесь буровые и другие поисковые работы.

 

Расстаться со своей тайной остров явно не торопился, но, будто желая подлить масла в огонь, подкинул Ресталлу пищу для ума: им был найден еще один камень с зашифрованной надписью. Расшифровать ее сумел лет через десять профессор Мичиганского университета Росс Вильям. По его мнению, загадочный текст имел испанское происхождение и переводился  примерно так:  «Начиная  с отметки  80 сыпать  в  водосток маис или просо. Ф.» Кто же скрывается под этой лаконичной подписью? Профессор считает, что буква Ф — начало имени испанского короля Филиппа II, чье правление во второй половине XVI века ознаменовалось грабежом Нового Света в особо крупных масштабах. Каких-либо данных, подтверждающих эту новую версию о происхождении на острове тайника, не было, кроме разве что косвенной «улики»: гидротехнические сооружения на Оуэке выполнены поистине с королевским размахом. Но зачем королю Испании, чья бурная военная деятельность требовала постоянного притока средств, понадобилось откладывать на далеком острове золото и серебро? На черный день?

 

Ресталла эти вопросы уже не тревожили: попытка разгадать тайну водоводных каналов стоила ему жизни. Оступившись, он свалился в одну из шахт, пробуренных им на берегу бухты Контрабандистов. Погибли и пытавшиеся снасти его двое рабочих и старший сын. Случилось это за несколько лет до того, как была расшифрована надпись, которая стала основой для множества свежих гипотез и легенд, предложенных и сочиненных историками, писателями, журналистами, а то и вовсе досужими людьми.

 

Интригующая атмосфера вокруг острова Оук разжигает и без того большой интерес к этому клочку суши. В Канаде даже создана фирма, ставящая своей целью непременно довести поисковые атаки на остров до победного конца. Крупная акция вiэтом направлении была предпринята фирмой в конце 60-х годов. Один из ее директоров Дэниел Блэнкеншип возглавил хорошо оснащенную современной техникой экспедицию. Прежде чем выбрать место для бурения, участники экспедиции не только изучили всю имевшуюся в их распоряжении литературу о загадочных подземных сооружениях, но и тщательно обследовали с помощью приборов каждый квадратный метр земли в районе бухты Контрабандистов. Нужное место было определено, и мощный бур начал вгрызаться в грунт. Вскоре в нескольких десятках метров от старого колодца уже зияла новая шахта, стенами которой служила металлическая труба диаметром 70 сантиметров. На глубине более 50 метров бур уперся в скалу. Что делать дельше?

 

Блэнкеншип решает продолжать бурение. Пройдено еще пять метров, десять, пятнадцать... Не пора ли прекратить работу? Но раздумья прервал бур: еще через три метра он, прошив насквозь восемнадцатиметровую скалу, повис над пещерой, заполненной водой. Проникнуть туда через узкий шурф в каменном пласте возможности нет, но есть портативная телекамера, и Блэнкеншип отправляет ее «в разведку». На экране появляется подводная пещера, однако разобрать что-либо невозможно. Но вот становятся заметны очертания какого-то прямоугольного предмета, напоминающего сундук. А что за странный предмет виднеется рядом? Да это, кажется, плавает в воде человеческая рука. Участникам экспедиции даже удалось сделать несколько фотографий, но настолько нечетких, что разглядеть на них сундук или кисть можно, лишь обладая ледюжинным воображением.

 

Но если кто-то и сомневался в наличии сундука с золотом (конечно же, с золотом, с чем же еще?), то не Блэнкеншип. В 1972 году он идет на новый штурм заветного клада. В легком водолазном костюме смелый и решительный джентльмен проникает наконец в ту самую пещеру, что притаилась на более чем семидесятиметровой глубине. Его встретили там только скользкие стены, густой мрак и мутная темная вода, которую не в силах был пробить яркий луч фонаря...

 

...На этом мы завершим путешествие по островам сокровищ. Как вы убедились, золото, серебро и другие драгоценности, зарытые пиратами, не часто обретают новых хозяев. Но чтобы у тех, кто пожелает отправиться на поиски, теплилась хоть какая-то надежда на успех, расскажем об удаче (пока, правда, только теоретической) жителя города Ростова Дмитрия Романова. Уже четыре десятилетия занимается он нумизматикой. А сравнительно недавно в поле его зрения попали флибустьерские клады, точнее, не сами клады, а лишь литература о них, увлекшая его не на шутку. Особенно заинтересовался он одной из двух надписей на камнях, найденных на острове Оук. Желая прочесть пиратский текст, Романов познакомился с клинописью и иероглификой, с рядом восточных алфавитов, со скандинавскими рунами*. Немало долгих вечеров просидел он, ломая голову над крестиками, квадратиками, треугольниками и другими таинственными значками: ведь в них спрятан ключ к кладу Дубового острова.

 

И удача, заставившая ждать себя десять лет, все же пришла. «Сейчас,— утверждает ростовский нумизмат,— я могу точно сказать, где находятся сокровища флибустьеров». Что же позволило ему сделать такой вывод? Романову удалось, как он считает, разгадать тайну пиратского шифра. По его мнению, основанному на дешифровке текста, клад находится под водой, но где именно? Одна из прочитанных им строчек выглядит так: «В море, в норе окне 12 родов...» Прямо скажем, такой «адрес» не намного понятнее, чем исходная тайнопись, но, быть может, Романов располагает более полными сведениями о кладе?

 

 

Оглавление:

К читателю

Где золото тамплиеров?

Секретные посылки «до востребования»

«Именные вклады» 

Тайны трех океанов

Клады, оставленные войной 

Что дал «допрос» Афины Паллады? 

Серебряный дождь 

Нет худа без добра 

Массовое производство «древностей»

«Древние» монеты из Коринфа Клад фальшивых монет

 

 

На главную

Журнал Знак вопроса