На главную

Оглавление

    


 

 

Поэзия и проза Древнего Востока

 

Благородная дева стоит на улице...

 

Благородная дева стоит на улице,

Дева‑блудница, дочерь Инанны,

Дева, дочерь Инанны, стоит у ночлежища.

Масло и сладкие сливки она,

5    Телица могучей Инанны она,

Кладовая богатая Энки она,

О, дева! Сядет ‑ яблонею цветет,

Ляжет ‑ радость взорам дает,

Кедров прохладой тенистой влечет!

10   К ней прикован мой лик ‑ лик влюбленный,

Мои руки прикованы ‑ руки влюбленные,

Мои [очи] прикованы ‑ очи влюбленные,

Мои ноги прикованы ‑ ноги влюбленные.

Ах, серебром пороги пред ней, лазуритом ступеньки под ней,

15   Когда по лестнице она спускается!

Когда милая остановилась,

Когда милая брови сдвинула ‑

Милая с небес ветром [повеяла],

В [гр]удь юноши стрелой ударила[1].

20   Бог Ассаллухи это увидел.

К Энки‑отцу идет и молвит:

«Отец! Благородная дева на улице!»

И второй раз он молвит:

«Что сказать, не знаю я, чем помочь, не знаю я!»

25   Энки отвечает своему сыну:

«Сын! Чего не знаешь ты? Что я мог бы тебе сказать?

Ассаллухи! Чего не знаешь ты? Что я мог бы тебе сказать?

Все, что знаю я, воистину это знаешь и ты!

Молоко, масло коровы священной,

30   Сливки, масло коровы белой,

В желтый сосуд алебастровый вылей,

На грудь девы [каплями брызни!]

И дева открытую дверь не запрет[2],

Друга в тоске его не оттолкнет,

35   Воистину следом за мною пойдет!

‑‑‑‑‑

[Заклинание из заклятий «Энури».]

 

 

Табличка с текстом заклинания «Благородная дева...», хранящаяся в Королевском шотландском музее в Эдинбурге, была скопирована и издана впервые в 1913 году Ст. Лонгдоном как «Заклинание от блудницы Инанны». В 1964 году А. Фалькешптейн в «Zeitschrift fur Assyriologie», Neue Folge, 722(56), 113—129, переиздал ошибочно понятый Лэнгдоном текст заклинания, опираясь на два опубликованных незадолго до этого дубликата текста, дающие вариантные разночтения в отдельных строках (изданы Гетце и Эдцардом).

Шумерские заклинания, условно названные в ассириодотической литературе «Заклинания типа Эа—Мардук», дошли до нас главным образом от старовавилонского времени и, видимо, являют собой вавилонскую переработку (но на шумерском языке) более древних шумерских заклинательных формул, связанных с ритуалом бога Энки. Заклинания были направлены против злых демонов, вызывающих болезни, и строились так: описание злых демонов, угрожающих человеку, описание состояния больного, его жалоб, разговор бога Мардука со своим отцом Энки (аккадск. Эа), у которого тот спрашивает совета, и традиционный ответ: «Сын мой, чего ты не знаешь? Все, что знаю я, знаешь и ты» (фраза, от которой и получил название тип заклинаний). Затем следует совет‑наставление бога, кончающийся заверениями, что болезнь отступит в случае точного исполнения ритуальных действий. Введение бога Мардука в круг ритуалов бога Энки, равно как и подчеркивание его могущества признанием самого мудрейшего бога — «ты мне не уступаешь»,— связано с возвышением местного божества города Вавилона Мардука в начале II тыс. до н. э. При этом Мардук отождествляется с богом Ассаллухи, божеством круга Энки, его помощником в заклинательных действиях, и сыном, был богом‑покровителем соседнего с Эреду города Куары.

Своеобразие настоящего заклинания прежде всего в том, что это — любовное заклинание, которое, с небольшими отклонениями, построено по формуле заклинаний от болезни. Место злых демонов занимает прекрасная благородная дева, жрица богини Инанны, в обязанность которой входила священная проституция; место больного занимает юноша, охваченный любовным недугом, от лица которого и составлена заклинательная формула и которому хочет помочь бог Ассаллухи.

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 



[1] Дословно: «...тростником ударила»

 

[2] Со строки 33 начинается прямая речь, которую следует отнести к влюбленному, добивающемуся любви жрицы Инанны

 







Rambler's Top100