На главную

Оглавление

    


 

 

Поэзия и проза Древнего Востока

 

Владыке заката ‑ горе!...

 

Владыке заката ‑ горе! По супругу,

Госпожа восхода ‑ по супругу,

Госпожа Эаны ‑ по супругу,

Госпожа Урука ‑ по супругу,

5    Госпожа Завалама[1] ‑ по супругу ‑

О, горе супругу, о, горе другу!

О, горе Эане, о, горе Уруку!

По супругу взятому, другу взятому!

По супругу убитому, другу убитому!

10   По супругу, в Уруке убитому, павшему,

В Кулабе, в Уруке убитому, павшему!

Кто в водах священных Эреду омывался недолго,

Кто мыльным корнем в Энуне натирался недолго[2],

Кто матерь богов, как мать, почитал недолго[3],

15   Кто радостный долг перед девами города выполнял недолго,

Кто с могучими города состязался недолго,

Кто кургаров города оскоплял недолго[4],

Кто, благородный, был могучим недолго ‑

Инанна по юному избраннику рыдает!

20   «Мой сладкий супруг, мой брат‑супруг ушел!

Мой сладкий друг, мой брат и друг ушел!

Супруг мой с первыми травами ушел!

Друг мой с последними травами ушел!

Супруг мой, в поисках трав ходивший, травами взят!

25   Друг мой, в поисках вод ходивший, водами взят!

Мой юный избранник, как тростник, жестокой рукой из города вырван!

Мой светлый, как соцветье травы, жестокой рукой из города вырван!

В те дни, когда [в Уруке светлом][5],

В загоне священном [скрылся Думузи],

30   Козленка светлого [в жертву принес],

Хлеба светлые [в жертву принес],

[Большие] и малые демоны [собрались],

Семеро демонов могучих [собралось],

Семеро демонов на Думузи [напало].

35   Первый демон вошел в загон, [осмотрел загон, загон расшатал],

Второй демон вошел в загон, молоко свежее [землей закидал],

Третий демон вошел в загон, воду свежую землей [закидал],

Четвертый демон вошел в загон, кувшины [разбил, загон повалил]!

Пятый демон вошел в загон, пыль взметнул, вихрем прошел,

40   Шестой демон вошел в загон, загон тростниковый разметал.

Седьмой демон вошел в загон, а он, благородный, лежал, стонал.

Думузи в углу лежал и стонал.

Светлый супруг Инанны лежал и стонал.

«Господин! Мы за тобой! Подымайся, [иди за мной!!

45   Думузи‑супруг! Мы за тобой, подымайся, иди [за мной]!

Друг Инанны, чадо Туртур, [подымайся], иди за мной!

Ты, чей ложен сон[6], брат Гештинанны, подымайся, иди за мной!

Твои овцы схвачены, ягнята похищены, подымайся, иди [за мной]!

Твои козы схвачены, козлята похдщены, подымайся, [иди за мной!]

50   Тиару светлую на голову не [надевай, подымайся, иди за мной ],

Повязку светлую на бедра [не надевай, подымайся, иди за мной!]

Посох пастуший священный не хватай, [подымайся, иди за мдой!]

Сандалии на ноги не [надевай, подымайся, иди за мной!»]

Пастух [в мольбе руки простер:]

55   [«Я к Уту на небеса взываю!

О Уту, ты брат моей жены, я супруг твоей сестры,

В дом твоей матери я сливки носил,

В храм Нингалъ молоко носил,

Свадебный дар в храм приносил,}

60   [Светлые губы я целовал,]

[Светлое лоно Инанны ласкал.}

[Преврати мои руки в ноги газели,}

[Преврати мои ноги в ноги газели,}

[От демонов моих ускользну я, не утащат они меня.]

65   [У плотин в степи спрячусь я, не утащат они меня,}

[У каналов в степи спрячусь я, не утащат они меня».}

[Уту мольбам его внял благосклонно.}

[Как благодетель оказал милость.}

Превратил его руки в ноги газели,

70   Превратил его ноги в ноги газели.

Демоны на демонов вз[глянули].

Малые демоны большим мо[лвят],

Демоны своим сотоварищам мол[вят:]

«Юноша! Он убежал [от нас},

75   Думузи! Он убежал [от нас!]

У плотин в степи схва[тим его!]

Сторож плотин [поможет нам!}

У каналов в степи сх[ватим его],

Сторож каналов по[может нам.]

80   Перед стадом овечьим [схватим его],

Перед стадом газельим [схватим его},

Меж овец на привале [схватим его].

Меж овец его друга [схватим его},

За стадом овечьим сх[ватим его],

85   У друга его [схватим его!}

86   [Схватим его, свяжем его!]

.........................

89   У колен его матери [схватим его!]

90   Мать его [Туртур поможет ему!]

У доброй сестры его [схватим его!]

Сестра его [поможет ему!}

[В доме светлой Инанны схватим его!}

.........................

94   Инанна в ярости [выдаст его!»]

102  Светлый супруг Инанны так сказал:

«Нет травы ‑ пожрали траву!

Нет воды ‑ выпили воду!

105  Нет загона ‑ развеян загон!

Нет овец ‑ отвязаны овцы!»

Его, у которого не было крова, схватили его демоны‑цгаллаъ.

108  108 строк плача о Думузи и Инанне на свирели «шем».

 

 

Текст впервые опубликован в 1911 году французским ассириологом Шейлем («Revue d'Assyriologie et d'archeologie orientale», VIII, стр. 161—169) и с тех пор не переиздавался. Известны переводы отдельных отрывков текста С.Н. Крамера и Т. Якобсена. Состоит из двух частей — плача Инанны по Думузи и рассказа о преследовании Думузи демонами «галла». Вторая часть полуразрушена, но частично восстанавливается благодаря многочисленности вариантов рассказа о бегстве Думузи от демонов. Плач Инанны по Думузи, один из многих ее плачей по нему, который как будто противоречит жестокому поведению Инанны в мифе о нисхождении ее в подземное царство, видимо, не воспринимался в сознании шумерийцев столь же противоречиво, как в нашем: Инанна, равно и другие божества, действует в мифах как стихийная сила, сама подчиняясь неумолимым стихийным законам, она — часть этой стихии.

И, как богиня плодородия и цветущей жизни, она оплакивает гибель этой жизни, воплощенной в образе Думузи (как будто бы не зная, что она способствовала этой гибели, так же как она в этот момент как будто бы не знает, что Думузи, как символ вечного обновления, снова вернется на землю). Текст этот, может быть, один из самых важных для понимания сложности и многозначности культа умирающего и воскресающего божества, ибо пастуший бог Думузи здесь явно связывается и с жизнью растительной, а также, судя по некоторым намекам текста, выступает и как царь (вождь) общины, заботящейся о ее плодородии (ср. строку 15, по которой можно судить, что он вступал в брак с молодыми девушками — жрицами Инанны или отбивал женщин общины, как Гильгамеш в аккадском эпосе), что, возможно, являлось частью ритуала.

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 



[1] шумерский город, недалеко от Урука

 

[2] Купание в священных водах Эреду (то есть в Персидском заливе) и в Энуне (святилище — в Эреду), по‑видимому, часть ритуала, связанного с культом Энки (см. «С Великих Небес...», 206—207)

 

[3] Возможно, в этом плаче и подчеркиваются материнские чувства Инанны и она названа его матерью

 

[4] По‑видимому, речь идет о некоторых священных функциях Думузи как царя‑жреца в культе богини Инапны

 

[5] Со строки 28 (оборотная сторона таблички, колонка 2) начинается как бы совершенно новый рассказ. Текст сильно фрагментирован и восстановлен при помощи сходных мест текстов «С Великих Небес...» (вторая часть) и «В жалобах сердца...»

 

[6] Выражение: Ты, чей ложен сон (то есть тот, кто притворяется, что спит) очень часто употребляется по отношению к Думузи

 







Rambler's Top100