Вся электронная библиотека >>>

 Техника >>

 

 

Техника в ее историческом развитии


Раздел: Быт. Хозяйство. Строительство. Техника

 

Глава XIII ВОЕННАЯ ТЕХНИКА

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДОСТИЖЕНИЙ НАУКИ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ

 

 

Достижения науки и техники сказались прежде всего на артиллерийском и стрелковом оружии. Коренным переворотом в военном деле в XIX в. стало вооружение пехоты и артиллерии в 50-х и 60-х годах нарезным оружием (ружей-штуцеров и артиллерийских систем в сухопутной армии и морском флоте).

Вторая половина XIX в. ознаменовалась бурным развитием артиллерийской науки, которая должна была в короткие сроки решить ряд конкретных научно-технических задач по баллистическому и прочностному проектированию новых артиллерийских орудий, разработке новых видов боеприпасов, изучению внешней баллистики вращательных продолговатых снарядов и составлению таблиц стрельбы, установлению законов горения дымных и в особенности бездымных порохов, необходимых для рационального проектирования артиллерийских стволов. В специальных учебных заведениях (Михайловская артиллерийская академия в России, Апликационная инженерная и артиллерийская школа в г. Мец (Франция), Парижская политехническая школа во Франции и др.) создаются особые курсы баллистики, артиллерии, ракетного дела [2, с. 24—26].

Центральной проблемой внешней баллистики во второй половине XIX в. стало изучение сопротивления воздуха движению вращающегося продолговатого артиллерийского снаряда. Для установления законов сопротивления воздуха начиная с 60-х годов во многих странах были поставлены большие опытные стрельбы со снарядами длиной от 2 до 4 калибров с использованием различных модификаций электрических хронографов (К. И. Константинов, 1843 г.; Ле Буланже, 1863 г.; Ф. Баш- форт, 1865 г. и др.), служащих для определения скоростей артиллерийских снарядов. Среди проведенных экспериментов особое значение имели опыты: Н. В. Маиевского в Петербурге (1868—1869 гг.); Ф. Башфорта в Англии (1866—1870 гг.); Гаврской комиссии во Франции (1873 г.); Хойеля в Голландии (1884 г.); завода Круппа в Германии (1879—1896 гг.) [3, с. 45]. В результате обработки большого опытного материала был предложен ряд эмпирических закономерностей, характеризующих соотношение между сопротивлением воздуха и скоростью движения снаряда для отдельных ограниченных диапазонов ее значений (закон Маиевского—Забудского, гаврский закон, закон Сиаччи и др.). В конце 80-х годов XIX в. Ф. Сиач- чи, чтобы охватить весь диапазон скоростей, объединил результаты опытов, проведенныхМаиевским, Хойелем, Багафортом и фирмой Круппа, в сложную формулу и составил подробные таблицы значений функции сопротивления воздуха [4]. Кривая этой функции не имеет угловых точек. Закон

Сиаччи и вычисленные на его основе баллистические таблицы нашли широкое распространение. В нашей стране они использовались до начала 30-х годов XX в.

Благодаря деятельности Петербургской академии наук и Михайловской артиллерийской академии, использовавших достижения русских ученых в области математики, механики, физики, химии, Россия во второй половине XIX в. вышла на передовые рубежи в мире в области комплекса артиллерийских наук.

Среди ученых, сыгравших в этот период важную роль в разработке и обосновании научных основ военной техники, следует отметить математиков и механиков М. В. Остроградского, П. JI. Чебышева, И. А. Вышнеградского,A.Н. Крылова, баллистиков Н. В. Маиевского, А. Ф. Бринка, Н. А. Забудского, В. М. Трофимова, Н. Ф. Дроздова, И. П. Граве, специалистов по теории стрельбы B.Н. Шкларевича и П. А. Гельвиха, металлурга Д. К. Чернова, физика Э. X. Ленца, химиков Г. И. Гесса, Д. И. Менделеева, Л. Н. Шишкова, А. В. Сапожникова, А. А. Солонины, Г. А. Забудского, Н. П. Федорова, С. В. Панпушко, специалистов в области проектирования стволов и артиллерийских систем А. В. Гадолина, Р. А. Дурляхова, А. П. Энгельгардта, боеприпасников А. А. Дзержковича и В. И. Рдудтовского, одного из основоположников ракетного оружия К. И. Константинова.

В результате исследований этих ученых, большинство которых входило в преподавательский состав Артиллерийской академии или являлось ее воспитанниками, были разработаны многие вопросы внешней и внутренней баллистики, баллистического и прочностного проектирования артиллерийских систем, артиллерийской стрельбы, проектирования боеприпасов, разработки порохов и взрывчатых веществ [5, с. 15—82].

В развитие внешней баллистики значительный вклад внесли русские ученые-артиллеристы профессора Михайловской артиллерийской академии член-корреспондент Петербургской академии наук Н. В. Маиевский и Н. А. Забудский, получившие широкую известность и мировое признание. Оба были удостоены звания члена-корреспондента французской академии наук. Именно Н. В. Маиевскому принадлежит решение теоретической проблемы о вращательном движении продолговатых снарядов [6], имевшей огромное значение для создания нарезной артиллерии. Не меньшее значение в развитии баллистики имели его экспериментально-теоретические исследования по установлению закона сопротивления воздуха при полете вращающихся продолговатых снарядов. Наибольшую известность получил его фундаментальный «Курс внешней баллистики» (1870 г.), вошедший в основной фонд артиллерийской науки. В 1855 г. Н. В. Маиевский разработал оригинальный метод определения давления пороховых газов в различных сечениях канала ствола и впервые получил кривую давления пороховых газов по длине ствола, использованную им при проектировании ряда нарезных артиллерийских систем образца 1867 и 1877 гг. В этот же период он провел исследование по прониканию снарядов в различные преграды [7].

Все это дает основание утверждать, что Н. В. Маиевский является основоположником баллистики нарезного оружия. Под его руководством были разработаны по существу все технические проблемы, связанные с усовершенствованием русской артиллерии второй половины XIX в. За время своей научной деятельности Н. В. Маиевский опубликовал 29 трудов на русском и 13 на иностранных языках [5, с. 40, 41].

Продолжателем работ Н. В. Маиевского стал его ученик Н. А. Забуд- ский, выполнивший ряд серьезных исследований по внешней и внутренней баллистике и сыгравший большую роль в разработке и создании 76-мм пушки образца 1902 г., а также всех систем 122—203-мм калибра образцов 1909 и 1910 гг. Его оригинальные работы о сопротивлении воздуха при больших скоростях, о влиянии вращательного движения Земли на полет снаряда, об ударном действии снарядов и другие, опубликованные в трудах Академии и в «Артиллерийском журнале» [8—11], имели большое значение для артиллерийской науки и перевооружения русской артиллерии перед первой мировой войной. Фундаментальные труды Н. А. Забуд- ского «Внешняя баллистика» (1895 г.), «Теория вероятностей и применение ее к стрельбе и пристрелке» (1898 г.) послужили основой для подготовки артиллерийских кадров с высшим образованием. Ценным вкладом в теорию проектирования снарядов явилась впервые разработанная им в начале 90-х годов методика расчета вращающихся снарядов на устойчивость [12]. В этой работе им была получена формула для расчета устойчивости снарядов, нашедшая широкое применение в артиллерийской практике. Высшим творческим достижением Н. А. Забудского следует считать выведенный им на основе опытов Н. В. Маиевского и более поздних испытаний новый закон сопротивления воздуха, известный в науке как «закон Маиевского—Забудского» (1895 г.), а также полученные им в 1914 г. кривые давления и скоростей в зависимости от пути снаряда в канале орудия [5, с. 56, 57].

Из зарубежных работ по внешней баллистике, относящихся к началу XX в., получили мировую известность курсы П. Шарбонье, изданные в 1904, 1907 и в 1921 гг. [13], а также курс К. Кранца [14]. Продолжателем работ Н. В. Маиевского по исследованию вращательного движения снаряда в конце XIX и в начале XX в. стал также французский ученый де Спарр [15].

Повсеместный переход к нарезному оружию, а также от дымного пороха к бездымному вызвал во второй половине XIX в. быстрое расширение фронта работ по внутренней баллистике, ускоренному развитию которой способствовали успехи физико-химических наук и термодинамики.

Исследованию закономерностей горения различных модификаций черного пороха были посвящены работы Г. Пиобера (1835—1844 гг.), Р. Бун-

зена (1857 г.), JI. Н. Шишкова (1857 г.) и Н.П.Федорова (1868г.), который первым из ученых нашел соотношение между продуктами горения пороха, скоростью горения и давлением, а также первым разработал химическую теорию горения пороха [5, с. 50]. Это отмечено Д. И. Менделеевым в его фундаментальном труде «Основы химии».

В 1860 г. А. Нобль создал удачную конструкцию крешер но го прибора, с помощью которого он и Ф. Эйбл исследовали горение черного пороха в разработанной имимонометрической бомб е.У совершенствованная в 1883 г. Ж. Сарро и П. Вьелем конструкция бомбы уже обеспечивала возможность получения кривых давления пороховых газов в функции от времени. Это позволило создателю пироксилинового пороха Вьелю определить основные законы горения дымных и бездымных порохов.

Значительный вклад в теоретические основы внутренней баллистики внесли французские ученые. В 1864 г. на основе первого закона термодинамики А. Резаль получил одно из основных уравнений внутренней баллистики — уравнение расширения пороховых газов. В дальнейшем оно было использовано Сарро для разработки метода приближенного решения основной задачи внутренней баллистики. Этот метод получил широкое распространение в ряде стран, хотя и базировался на неточном допущении Пиобера о постоянстве скорости горения пороха.

В этот период ряд курсов внутренней баллистики был разработан учеными Михайловской артиллерийской академии: П. М. Альбицким (70-е годы), В. А. Пашкевичем (1885 г.) и А. Ф. Бринком (1900—1902 гг.) [16]. В начале XX в. появился ряд фундаментальных работ Н. Ф. Дроздова (1903, 1910 гг.), в которых он впервые дал точное решение основной задачи внутренней баллистики, остававшееся до начала 30-х годов единственным. Оригинальный метод приближенного решения основной задачи предложил П. Шарбонье, опубликовавший в 1908 г. краткий курс внутренней баллистики. Другой приближенный метод был выдвинут в 1910 г. итальянским ученым Д. Бианки. Из прочих работ этого периода целесообразно отметить работу И. П. Граве о горении пороха в постоянном объеме (1904 г.), работы Н. А. Забудского по исследованию давлений пороховых газов в канале ствола, опубликованные в 1904 и в 1914 гг., а также работу Г. П. Киснемского и Г. П. Дымши (1906 г.) о поправочных формулах внутренней баллистики.

Переход на нарезную артиллерийскую технику выдвинул вместе с тем задачу обеспечения прочности орудийных стволов при повышенных давлениях пороховых газов (более 2000 ат). Эту важнейшую для всего последующего развития артиллерии проблему удачно разрешил академик Петербургской академии наук, профессор Михайловской артиллерийской академии А. В. Гадолин [17].

В связи с тем, что простое утолщение стенок ствола, как показал еще в 1850 г. Г. Ламе, неэффективно (наружные слои металла практически не участвуют в сопротивлении внутреннему давлению), А. В. Гадолин впервые предложил и теоретически обосновал использование сложной конструкции ствола, состоящей из двух или более слоев металла, из которых наружные слои в процессе сборки получают предварительное натяжение. «Скрепленная» конструкция позволяет значительно повысить давление в канале ствола, а следовательно, и начальные скорости снарядов при сохранении общего веса орудия в заданных пределах. А. В. Гадолин своими работами [18, 19] заложил основы современной теории прочностного расчета многослойных орудийных стволов. На основе предложенной им методики расчета скрепленных стволов были спроектированы системы орудий образца 1867 и 1877 гг. А. В. Гадолин, будучи членом Артиллерийского комитета, а с 1867 г. инспектором всех русских арсеналов, принял активное участие в разработке всех вопросов, связанных с принятием на вооружение нарезных орудий и бездымных порохов [5, с. 43, 44].

Во второй половине XIX в. начинает формироваться самостоятельная артиллерийская дисциплина, связанная с теоретической разработкой и испытанием артиллерийских боеприпасов. Начало было положено в 1834— 1835 гг. при проведении опытов в г. Меце по исследованию углубления сферических снарядов в различные твердые среды, на основании которых известный французский механик Ж. В. Понселе сформулировал закон сопротивления преграды. Последующие попытки установить закон сопротивления твердых преград на базе общих теоретических предпосылок и дополнительных экспериментальных данных предпринимались неоднократно. Известны работы Н. В. Маиевского, Вуича, Н. А. Забудского, Пароди и других ученых [2, с. 26, 27, 39, 40; 20, с. 123].

С появлением броненосных судов, вооруженных нарезными орудиями остро встал вопрос о исследовании бронепробиваемости снарядов морской и береговой артиллерии. Эксперименты проводили практически одновременно в Англии, Франции, России с конца 60-х годов XIX в. В результате обработки результатов опытных стрельб французский ученый Ж. де Марр получил формулу для определения скорости встречи снаряда с броней, необходимой для ее пробивания [20, с. 182, 183].

Зависимость, предложенную де Марром, широко применяли для расчета бронепробиваемости до середины XX в. Аналогичные формулы были получены Ноблем и фирмой Крупна.

Русские ученые также внесли большой практический и теоретический вклад в это направление артиллерийской науки, решая актуальные проблемы по разработке новых видов боеприпасов, способов полигонных испытаний и методов расчета их основных характеристик.

Так. в 1875—1876 гг. основоположник теории стрельбы нарезной артиллерии В. Н. Шкларевич впервые разработал совершенную конструктивную схему диафрагменной шрапнели с донной камерой и центральной трубкой, не претерпевшей принципиальных изменений в течение 75 лет. Шкларевичу принадлежат также первые теоретические труды по изучению и обобщению действия картечей, гранат и шрапнелей [21]. В них изложена методика полигонных испытаний снарядов указанных видов и содержатся отправные данные для выбора их важнейших конструктивных параметров.

Проникновение методов теории упругости и сопротивления материалов в артиллерийскую науку позволило решить ряд прочностных задач для проектирования элементов боеприпасов. Так, в 1888 г. А. В. Гадолин разработал методику расчета осевых напряжений, возникающих в стакане шрапнели при выстреле, которая легла в основу расчета корпусов снарядов на прочность. В 1894 г. профессор Артиллерийской академии А. Ф. Бринк опубликовал работу «Проектирование снарядов» [22J, явившуюся продолжением исследований Гадолина по вопросам прочности корпуса снаряда при выстреле. В этой же работе автор сделал первые попытки рассчитать трубки и взрыватели на взводимость при выстреле и надежное действие при ударе в преграду. Подходы к решению перечисленных задач были развиты Бринком в его следующем труде «Прочность снарядов и действие ударных трубок в канале орудия при встрече с вертикальными преградами», опубликованном в 1895 г. [23]. В принципе они сохранились до наших дней.

Крупный вклад в совершенствование боеприпасов внес известный ученый адмирал С. О. Макаров, который в 1893 г. выдвинул идею о применении для снарядов морской артиллерии при стрельбе по гетерогенной броне бронебойного наконечника из относительно вязкой стали. Это предложение оказалось настолько плодотворным, что с начала XX в. морские снаряды всех стран имели бронебойные наконечники.

В развитии артиллерийской науки и техники выдающаяся роль принадлежит известному русскому артиллеристу В. М. Трофимову. Он первым из ученых поставил вопрос о проектировании артиллерийской системы в целом, успешно занимался разработкой вопросов внешней и внутренней баллистики, проектированием орудий и снарядов, составлением таблиц стрельбы, исследовал действие шрапнели, сформулировал закон рассеивания при дистанционной стрельбе, решил ряд проблем стрельбы на большие дальности [24].

В связи с широким внедрением в артиллерии с начала XIX в. разрывных бомб, гранат, а несколько позже шрапнелей перед артиллерийской наукой встал вопрос о разработке методики расчета шкалы дистанционной трубки, обеспечивающей момент разрыва снаряда.

Впервые эксперименты по изучению закономерностей горения трубочного состава при различных условиях были проведены в 1855 г. в Гималаях английским артиллеристом Митчелом, который сжигал трубки на различных высотах [25]. Эти опыты были вскоре повторены Э. Франклан- дом, сжигавшим трубки в сосудах с вакуумом. В 1862 г. француз М. JT. Дюфур провел опыты по сжиганию дистанционных составов на различных высотах в Альпах. Аналогичные эксперименты были выполнены в 1864—1865 гг. в Италии известным артиллеристом' баллистиком Сен- Робером, в 1891 г. швейцарскими артиллеристами, в 1893 г. на Памире на высотах до4215 мполковником Булатовым, в 1895 г.— фирмойКруппа [3]. Исследования по разработке методика расчета шкалы дистанционной трубки были продолжены В. М. Трофимовым, который в своей фундаментальной работе «О зависимости горения дистанционных трубок от условий стрельбы» [26] систематизировал результаты определения скоростей горения пороховых запрессовок при различных давлениях. Он впервые указал на необходимость учитывать динамическое давление воздуха на полет снаряда и разработал метод учета этого давления. Его труд, по мнению многих видных баллистиков, был лучшей работой того времени по данной проблеме во всей мировой литературе [3]. Рекомендации В. М. Трофимова нашли практическое применение при разработке отечественных 22- и 45-секундных дистанционных трубок двойного действия конструкторами Д. М. Комаровым и В. JI. Дыманом, а несколько позже при создании дистанционных трубок и взрывателей к зенитным орудиям.

Ъесьма значительный творческий вклад в дело развития артиллерийской техники принадлежит Д. К. Чернову [27]. Его первые исследования по металлургии в значительной степени были вызваны потребностями артиллерийского производства [28]. Исследования завершились коренным усовершенствованием технологии производства прочных артиллерийских орудий и бронебойных снарядов. Крупнейшим научным достижением в области изучения проблемы живучести артиллерийских орудий стала работа Д. К. Чернова, посвященная вопросу о выгорании каналов в стальных орудиях, в которой он разработал основы физической теории износа орудийных стволов [29].

Ряд глубоких исследований, связанных с решением некоторых динамических задач в области артиллерийской техники, был выполнен накануне первой мировой войны выдающимся русским ученым, математиком, механиком и кораблестроителем, академиком А. Н. Крыловым [30]. Это прежде всего задача о вынужденных радиальных колебаниях полого упругого цилиндра [31], имеющая непосредственное практическое значение при проектировании орудий (предложена А. Ф. Брин- ком). В 1909 г. А. Н. Крылов опубликовал фундаментальную работу «Некоторые замечания о крешерах и индикаторах», посвященную теоретическому обоснованию приборов для измерения параметров динамических процессов [32]. Результаты этих исследований в начале 1914 г. были применены им для анализа правильности функционирования специального индикатора «Виккерса», использованного на артиллерийском полигоне для записи диаграммы давления в цилиндре компрессора новых 305-мм орудий длиной 52 калибра, предназначенных для линейных кораблей типа «Севастополь». Исследования Крылова подтвердили пригодность предложенных компрессоров. Вместе с тем замена их другими повлекла бы расход около 2 500 тыс. руб и значительно отдалила бы срок готовности кораблей [33, с. 275, 276].

Технические потребности военного судостроения по созданию парового броненосного' флота сильно повлияли на развитие во второй половине XIX в. новых технических наук — теории корабля и кораблестроения, включающих такие важнейшие направления, кап теория качки корабля, теория остойчивости, плавучести и непотопляемости, а также строительная механика корабля [2, с. 195].

Для военно-морского флота, а именно сохранения живучести и боеспособности кораблей особо важное значение имели работы С. О. Макарова, А. Н. Крылова и И. Г. Бубнова.

Основоположником научных работ по непотопляемости судна в русском военно-морском флоте был адмирал С. О. Макаров, который впервые в 1875 — 1876 гг. теоретически обосновал эту проблему [34, 35]. Поскольку непотопляемость корабля зависит от его остойчивости и запаса плавучести, Макаров предложил методы выравнивания его крена и дифферента при значительных повреждениях ниже ватер-линии от снарядов и мин. Учение о непотопляемости судна было развито А. Н. Крыловым, разработавшим еще в 1893 г. рациональные приемы и схемы для расчета остойчивости и плавучести [36]. В 1903 г. он разработал «Таблицы непотопляемости», принятые во всех военных флотах. Другим итогом работ Крылова над непотопляемостью судов стало его предложение по более рациональной системе бронирования, принятой при постройке русских линейных кораблей и линейных крейсеров в 1909—1917 гг. Важные исследования по непотопляемости' судов принадлежат и И. Г. Бубнову [37].

С середины XIX в. в разных странах развернулись исследования проблемы качки корабля на морской волне с целью сохранения остойчивости, а также достижения точности стрельбы из орудий. Главный кораблестроитель английского флота В. Рид одним из первых стал исследовать проблему зависимости остойчивости корабля от величины его крена. Другой английский ученый В. Фруд разработал теорию боковойкачкп 12, с. 196], впервые использовав метод моделирования для решения задач, связанных с плаванием тел на поверхности жидкости [38, с. 61—70]. Один из методов гашения боковой качки исследован в работе И. Г. Бубнова [39].

Более сложная научная задача — разработка теории килевой качки — была также подсказана требованиями военно-морского флота по сохранению точности стрельбы корабельной артиллерии. Решение этой задачи, осуществленное А. Н. Крыловым в 1896—1898 гг. [40], доставило ему мировую известность и вместе с другими трудами по теории кораблестроения способствовало установлению приоритета и ведущей роли русской науки в этой области знания. Изучая проблему уменьшения качки корабля, Крылов разработал (1909 г.) теорию гироскопического успокоителя Шлика и предложил метод расчета «успокоительных цистерн», уменьшающих амплитуду боковой качки до 50%.

С развитием военно-морского флота, с увеличением скоростей судов, мощности и числа оборотов их силовых установок возникла новая научная проблема, связанная с необходимостью изучения колебательных процессов в корпусе корабля в целом и в его отдельных конструкциях и поисков методов гашения вибраций, пагубно влияющих на скорость хода корабля и на точность стрельбы корабельных боевых средств (артиллерии, торпедных аппаратов, пулеметов).

Первые экспериментальные исследования были выполнены О. Шликом (Германия), который с помощью специально для этого сконструированного в 1893 г. прибора '— паллографа замерил общую вертикальную вибрацию на миноносцах. Он впервые предложил приближенную формулу [41, с. 228] для расчета числа колебаний корпуса. Работы последующих авторов: Тейлора (1891 г.), Ярроу (1892 г.) и других [41, с. 256— 258] были направлены на продолжение экспериментальных исследований судовой вибрации и на изучение вопроса об уравновешивании сил инерции прямолинейно движущихся масс паровых машин. Последняя проблема уже к началу XX в. оказалась достаточно разработанной [42, с. 358—359]. В 1901 г. Л. Гюмбель опубликовал первую теоретическую работу по приближенному определению периодов и форм главных колебаний судового корпуса [41, с. 230, 231, 257].

Однако только многочисленные исследования А. Н. Крылова по вибрации судов, охватившие широкий круг вопросов колебаний упругих систем и в частности судовых вибраций, подвели прочную базу под их расчеты, способствовали выделению вибрации судов из общей теории колебаний в самостоятельный раздел строительной механики корабля и стали толчком для дальнейшего развития этой области науки [42, с. 359].

Первое в истории отечественного судостроения измерение вибраций было выполнено А. Н. Крыловым в 1900 г. при помощи сконструированного им прибора на крейсере «Громобой». Разработав теорию этого явления, А. Н. Крылов уже в 1901 г. впервые в мире начал читать курс вибрации судов. Позднее основные результаты исследований А. Н. Крылова о вибрации судов вошли в его известную работу «О некоторых дифференциальных уравнениях математической физики, имеющих приложение в технических вопросах», в отдельной книге под названием «Вибрация судов» 143].

Основополагающий вклад в разработку строительной механики корабля и в особенности в решение проблем, связанных с рядом специфических особенностей конструирования корпусов военных кораблей, внес И. Г. Бубнов [44, с. 408—433]. Бубнову принадлежит заслуга в разработке технической теории гибких прямоугольных пластинок применительно к расчету панелей обшивки, получающей под давлением воды большие прогибы [45]. В 1908 г. Морской технический комитет одобрил разработанную Бубновым классификацию действующих на корабль расчетных нагрузок с единой системой допускаемых напряжений для различных элементов конструкции корпуса судна.

В 1913 г. Бубнов разработал новый метод решения уравнений [44, с. 136—139], известный в литературе как метод Бубнова — Галеркина [46, с. 58—61], использованный им для решения ряда задач строительной механики и прежде всего для определения напряжений и прогибов для гибкой прямоугольной пластинки, имеющей удлиненную форму и изгибающейся по цилиндрической поверхности, т. е. для элемента, характерного для набора днища надводных военных судов и корпусов подводных лодок. Служащие для практических расчетов таких пластин вспомогательные функции были Бубновым табулированы [46, с. 388].

Математическое обоснование вопросов местной и общей прочности судов И. Г. Бубнов обобщил в фундаментальном труде «Строительная механика корабля» [47], который в то время был единственным в мировой практике по высокому научному уровню и полноте изложения вопроса. В работе Бубнов рассматривает применение метода последующих приближений для расчета тонкостенных конструкций, введенный им в 1906— 1907 гг. при проектировании линейных кораблей типа «Севастополь» [46, с. 388]. Расчеты прочности корпусов различных модификаций линейных кораблей, выполненные под руководством Бубнова, были отлитографированы в пяти томах (1909 г.), составивших руководство по проектированию военных судов. Труды ученого легли в основу русского подводного судостроения. Работая в 1908—1912 гг. заведующим Опытовым судостроительным бассейном, Бубнов выполнил ряд важных экспериментальных исследований, разработал оригинальный способ испытаний подводных лодок в погруженном состоянии. При проектировании линейных кораблей типа «Севастополь» Бубнов впервые в мире предложил применение трех- орудийных башен и линейное их расположение, создал новую систему набора корпуса кораблей с обеспечением уменьшения его общего веса по сравнению с принятыми нормами, что позволило при сохранении принятой прочности корпуса значительно усилить броневую защиту подводного борта. Эти идеи были в дальнейшем развиты им при проектировании линейных крейсеров типа «Измаил» [44, с. 421, 422J.

Таким образом, в основном благодаря работам А. Н. Крылова и И. Г. Бубнова в конце XIX и первых десятилетиях XX в. были разработаны научные основы военного кораблестроения. Позднее в это научно- техническое направление серьезный вклад внесли их ученики и последователи П. Ф. Папкович и Ю. А. Шиманский.

Оценивая в целом характер воздействия естественных и технических наук на прогресс военной техники в период становления промышленного капитализма и перехода его к монополистической стадии, можно отметить несколько важнейших особенностей этого процесса.

Прежде всего целесообразно подчеркнуть, что военное дело, ставшие «одной из отраслей крупной промышленности (броненосные суда, нарезная артиллерия, скорострельные орудия, магазинные винтовки, пули со стальной оболочкой, бездымный порох и т.д.) » 10 ранее, чем другие отрасли общественного производства, уже не могло развиваться без науки, без специальных теоретических научных исследований и экспериментов. Именно в этой отрасли капиталистическое производство, пользуясь словами К. Маркса, «впервые создает для естественных наук материальные средства исследования... вместе с распространением капиталистического производства научный фактор впервые сознательно и широко развивается, применяется и вызывается к жизни в таких масштабах, о которых предшествующие эпохи не имели никакого понятия» и. Таким образом, в этот период естественные и бурно развивающиеся технические науки служили не только для объяснения действия военной техники, но широко использовались для разработки принципиально новых технических устройств военного назначения. Более того, ряд образцов военной техники вообще нельзя было создать без предваряющих научных исследований.

В то же время, необходимость решения новых научных проблем в различных отраслях военного дела служила серьезной предпосылкой для проведения специализированных теоретических и экспериментальных исследований и тем самым создавала стимул для форсированного развития уже возникших и зарождения новых технических наук, а также для возникновения новых направлений исследований в науках фундаментальных.

 

 

...баллистика. Факт относимости предмета к огнестрельному оружию...

При исследовании огнестрельных повреждений на теле и одежде судебная баллистика тесно соприкасается с … Укорочение ствола существенно ухудшает баллистические свойства оружия.

 

...оружия, боеприпасов и следов их применения баллистики? Какие задачи...

Что такое криминалистическое исследование оружия, боеприпасов и следов их применения (баллистика)? Какие задачи оно решает?

 

...баллистики – это прежде всего огнестрельное оружие...

Объекты криминалистической баллистики – это прежде всего огнестрельное оружие, его комплектующие детали; патроны; инструменты и материалы...

 

БАЛЛИСТИКА наука о движении артиллерийских снарядов, мин, пуль...

Баллистика разделяется на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя Б. изучает движение снарядов, пуль, мин в канале ствола оружия под воздействием пороховых газов.

 

Понятие и система данной отрасли криминалистических исследований....

Действие метательного холодного оружия соответственно основывается на законах баллистики...

 

Какие существуют учеты огнестрельного оружия и боеприпасов? Какие...

Существуют следующие учеты: Учет похищенного, утерянного, изъятого, добровольно сданного, найденного нарезного огнестрельного оружия, на который ставится утраченное, похищенное, а...

 

Оружие

Статьи, касающиеся древних защитных средств вооружения и метательного оружия, могут охватывать и более ранние периоды истории Древнего Востока, Древней … БАЛЛИСТИКА.

 

Идентификация оружия. Методика идентификационного...

Идентификация оружия возможна по следам на гильзах и снарядах (пулях, дроби, картечи). … Эксперимент – специфичный момент судебно-баллистического исследования.

 

...по гильзам. Значительное место в криминалистической баллистике...

Значительное место в криминалистической баллистике уделяется установлению обстоятельств применения огнестрельного оружия

 

Оружие под металлический патрон

...и новыми прицелами для стрельбы патронами улучшенной баллистики не требовало много … Его жизнь — пример того, что интерес к оружию может увлечь человека любой профессии.

 

Правовые основы криминалистического исследования оружия....

Большое количество и разнообразие оружия диктует необходимость введения жестких рамок его оборота. … Первое из них – криминалистическая баллистика, а второе – криминалистическое...

 

БЕРДАНКА. Винтовка системы Бердана № 1 образца 1868 года

Баллистические характеристики нового оружия оказались очень высокими. В 1868 году винтовка была принята на вооружение в России.

 

...всегда направлены на установление фактов прошлого. Калибр оружия....

Криминалистическая баллистика тесно связана с трасологией, судебной медициной, химией … Огнестрельное оружие предназначено для механического поражения цели на расстоянии...

 

Совершенствование оружия в XVII—XVIII веках

И без того невысокие баллистические и боевые возможности оружия с кремневым замком еще больше снижались из-за малой скорострельности.

 

История человечества — это история меча

В главе 2 рассказывается о первом собственно оружии — о камне, заложившем основы и баллистики, и представлений об оружии ударного действия.

 

Понятие и предмет криминалистической техники. Криминалистическая...

3) криминалистическое исследование оружия, взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения, основой которого является криминалистическая баллистика

 

Дистанция выстрела – это расстояние от дульного среза оружия...

§ 6. Определение дистанции выстрела и места нахождения стрелявшего. Дистанция выстрела – это расстояние от дульного среза оружия до поверхности преграды.

 

Ручное огнестрельное оружие

XVI веке стремительно развивается ручное огнестрельное оружие. Произошло это благодаря совершенствованию способов производства.

 

Криминалистика. Вопросы и ответы

Глава 7. Криминалистическое исследование оружия, боеприпасов и следов их применения (баллистика). Как классифицируется оружие?

 

НАГАНА РЕВОЛЬВЕРЫ револьверы конструкции производства...

Такая конструкция, с одной стороны, улучшала баллистические свойства оружия, а с другой — удорожала его производство. В 1895 г. русское правительство...

 

Коллекции стреляных пуль и гильз со следами оружия. Функционирование...

По пулегильзотеке проверяется все оружие, изъятое по уголовным делам, найденное и добровольно сданное, а также при необходимости и оружие...

 

...гонки вооружений и разоружению. Нераспространение ядерного оружия....

Рассмотрим некоторые из них. Нераспространение ядерного оружия. Ядерное оружие запрещено также в Латинской Америке.

 

Понятие и виды следов в криминалистике. Система криминалистического...

Так, следы, возникающие при применении огнестрельного оружия, стали изучаться в судебной баллистике. Следы подделок и подлогов в документах рассматриваются в разделе...

 

Развитие криминалистики в советский период. Совершенствование...

Повышенные требования предъявлялись к судебной баллистике, поскольку многие преступления совершались с применением огнестрельного оружия...

 

Первое оружие человека — ...и палка. Ранняя стадия развития оружия....

Так что же было первым оружием человека? Он рождается беспомощным и безъязыким, в … пределы своей досягаемости и предпринимал первые шаги на пути создания науки баллистики.

 

Специальные методы криминалистики. Проблема специальных методов...

...используются трасологические методы исследования, в случаях применения огнестрельного оружия – методы криминалистической баллистики.

 

МОСИНА ВИНТОВКА трехлинейка - русская магазинная винтовка с...

Он позволял создать магазинное оружие уменьшенного калибра с улучшенными баллистическими качествами.

Оружие

 

...ПУШКИ, МУШКЕТЫ И ВИНТОВКИ. Нарезное и гладкоствольное оружие

ГЛАДКОСТВОЛЬНОЕ ОРУЖИЕ. Идея создания портативного огнестрельного оружия возникала, как видно, еще у пионеров новой области изобретательства.

 

Криминалистика - теоретические и методологические основы...

§ 2. Криминалистическая баллистика. Восстановление спиленных маркировочных обозначений. Идентификация огнестрельного оружия по снарядам.

 

Криминалистика

§ 1. Правовые основы криминалистического исследования оружия. § 2. Понятие, научные основы и задачи криминалистической баллистики, классификация ее объектов.

 

К содержанию книги:  Техника в ее историческом развитии

 

Последние добавления:

 

 Лесопильные станки и линии  Оборудование и инструмент деревообрабатывающих предприятий

Разрезка материалов  "Энциклопедия техники"   Прокатное производство