Вся электронная библиотека >>>

 Соболь >>>

 

 

Соболь


Раздел: Учебники


 

РАЗМНОЖЕНИЕ СОБОЛЕЙ

 

 

Вопросы размножения зверей имеют особое значение в охотничьем хозяйстве. Если темпы воспроизводства поголовья хорошо известны, то только тогда можно правильно определить норму отлова или отстрела. Еще более важно это, когда зверька хотят разводить в неволе.

Несмотря на то, что промысел соболя существует несколько сот лет, многие вопросы, связанные с восстановлением поголовья, остаются до сих пор недостаточно изученными.

В природе соболь размножается хорошо. Попытки разведения соболей в неволе до недавнего времени мало кому удавались, несмотря на то, что соболя хорошо привыкают к человеку и продолжительное время могут жить в клетках.

Долгое время в литературе о соболе указывалось, что гон и спаривание соболей происходят в конце зимы. Оонованием для этого были многочисленные сообщения охотников о том, что в феврале—марте они наблюдают повышенную активность — «гоньбу» самцов по следам самок, следы драк и т. д. Все эти признаки при- 58 писывались половому возбуждению и периоду спаривания. В свое время существовал даже специальный вид промысла ««а гонных тропах».

При попытках получить приплод от соболей в неволе самцов и самок помещали вместе именно в период предполагавшегося гона. Но все это было безрезультатно.

Выкормка молодых соболят, пойманных1 во время поздневесен- него промысла по насту, была доволыго широко распространена у охотников некоторых районов Зауралья, Якутии и Приморья. В этих случаях в качестве кормилицы использовали кошек. Соболят держали обычно до тех пор, пока они не вырастут и не покроются полноценным зимним мехсм. Потом их забивали и шкурки продавали. Некоторые охотники держали соболей дольше, пытаясь их разводить. При этом примитивном «избёном» соболеводстве изредка получали приплод.

О трех фактах получения приплода от соболей охотниками с рек Пелыма и Конды сообщает Н. М. Вакуленко.

Молодые соболя давали приплод лишь в том случае, когда они жили в неволе несколько лет; самцы и самки содержались совместно.

А. Ф. Шрейбер в 1916 г. сообщает, что в питомнике С. Конрада и С. Мазарова на полуострове Песчаном близ Владивостока с 1913 г. успешно размножались соболя, вывезенные с Сахалина.

В питомнике Баргузинского заповедника, организованного в 1916 г., удачно выкармливали соболят, родившихся от пойманных на воле беременных самок, но попытки получить приплод от соболей, содержащихся в неволе, не удавались.

Долгое время не получали приплод от соболей и в других питомниках.

Эти неудачи привели к тему, что среди многих специалистов укрепилось мнение, что соболь вообще в неволе размножаться не может. В результате этого в 1926 г. был ликвидирован из-за бесплодия питомник Севзапгосторга, которым руководил В. Я. Генеро- зов. Соболей передали в Московский зоопарк и в Сокольники на Биостанцию юных натуралистов.

В 1927 г. в Московском зоопарке под руководством П. А. Мантейфеля началось плановое изучение соболя. В этом же году летом там наблюдалось спаривание у пары соболей, содержащихся вместе, но приплод не был получен. В питомнике Биостанции юных натуралистов в Москве, где работы велись под руководством Н. И. Дергунова, в 20-х числах июня 1927 г. наблюдалось сильное возбуждение у соболюшки под кличкой «Тунгуска».

В журнале «Пушное дело» № 5 за 1928 г. была интересная статья В. Я. Генерозова (74) «К проблеме соболеводства» о размножении американских куниц. Он подробно описал опыты Американского департамента земледелия по разведению куниц. Опыты были начаты в 1913 г. Только в 1920 г. впервые наблюдалось спаривание куниц в августе. 15 апреля 1921 г. самка принесла 3 молодых. Летнее спаривание и последующие весенние роды v куниц наблюдались и в 1921, и 1922 гг.

В. Я. Генерозов пишет: «Основываясь на наблюдениях профессора П. А. Мантейфеля в Московском- зоопарке и Н. И. Дергунова на Биостанции, а также учитывая опыт американской правительственной звероводческой станции, мы почти с полной уверенностью можем теперь определить причину неудач прежних попыток разводить соболей в неволе: период спаривания 'был ошибочно отнесен на январь—февраль, тогда как он падает на июль—август... В общем же я считаю, что соболеводство ныне стоит на верном пути».

Проф. П. А. Мантейфель  пишет: «В 1928 г. небольшое количество соболей, имевшихся в зоопарке, спаривалось, причем 13 июня и 3 и 14 июля спаривалась соболюшка по кличке «Кривой зуб» с Урала с канским самцом по кличке «Хромой». Три раза (с перерывами) у нее появлялось половое возбуждение.

Дети родились у нее через продолжительный срок — 3 апреля. Таким образом, впервые мы установили приблизительный срок беременности соболя; безапелляционно же указанный в литературе срок беременности в 2 месяца оказался неверным.

Самка, покрытая в последующий раз 14 июля, дала потомство 3 апреля. Следовательно, срок беременности оказался 258, 264 или 294 дня, т. е. около 9 месяцев. Эти сроки бесспорны, так как после окончания спаривания самец был отсажен от самки и ни разу больше к ней не подпускался.

Спаривались и другие соболя. Алтайская соболюшка спаривалась с баргузинским самцом 3, 8 и 25 июля. Детей не принесла. Баргузинская соболюшка спаривалась с баргузинским самцам «Матросом» 4, 7 и 20 июля. Детей тоже не принесла.

В этом же году спаривалась куница 28 и 29 июля. Детей принесла 22 марта, т. е. срок беременности оказался 236 и 237 дней (эти сроки тоже точны, так как после спаривания самец был удален от самки).

Таким образом, мы впервые в 1929 г. точно установили, что срок беременности соболя равен около 9 месяцев, куницы — около 8 месяцев».

Результаты, полученные в Московском зоопарке, были широко освещены, и в 1928 г. в летние месяцы гон соболей и куниц проводили на многих советских и зарубежных зверофермах.

В 1928 г. летнее спаривание соболей наблюдалось в Соловец- ском питомнике пушных зверей. К лету 1928 г. там было 3 соболя — 1 самец и 2 самки. С 10 июля самца начали подпускать поочередно через 1 сутки к каждой самке. Через несколько дней всех 3 соболей спустили шесте до 21 октября, так как спаривание наблюдать не пришлось. Одна из самок по кличке «Култушка» 30 октября пала. Вторая самка «Мурка» 27 апреля 1929 г. родила 3 молодых.

По сообщению Е. Д. Ильиной, в этом же году ощенилась 1 самка соболя в Повенецком совхозе.

В Соловецком питомнике тщательно анализировали изменения веса соболюшки и сопоотавляли его с кривыми изменения веса других видов животных, от которых приплод в неволе получали регулярно.

В 1929 г. в Московском зоопарке вновь отмечено спаривание той же пары. В 1930 г. самка опять принесла молодых.

В Соловецком питомнике в 1929 г. также повторялось спаривание у той же пары соболей, и приплод был получен весной 1930 г.

В 1929 г. на заседании Центральной пушной конвенции при Наркомторге РСФСР проф. П. А. Мантейфель сделал сообщение о результатах работ по разведению соболей в Московском зоопарке. В решениях этого заседания было указано на необходимость организации, промышленного соболеводства.

С 1932 г. начали регулярно получать приплод от соболей на вновь 'организованной промышленной соболиной ферме при Пушкинском зверосовхозе.

П. А. Мантейфель продолжал свою работу над изучением соболей в Московском зоопарке путем тщательно поставленных опытов и наблюдений. Кроме того, провел исследование большого количества материала, полученного от многочисленных корреспондентов из различных районов Сибири. Опубликованные в 1934 г. результаты исследований (226), послужили основой для промышленной постановки клеточного соболеводства и осветили многие до тех пор неизвестные вопросы биологии соболя.

Весеннее возбуждение. Как объясняются изменения в поведении 'соболей в конце зимы, которые в течение сотен лет охотники и натуралисты принимали за гон?

Достаточно подробные описания поведения соболей в феврале— марте даны во многих работах,, посвященных этому виду.

Во время своих полевых наблюдений мы тоже ни раз имели возможность наблюдать в этот период по следам погоню одного соболя за другим, следы драк, частое выделение мочи, следы на тех местах, где зверек терся брюшком о снег или выступающую из-под снега ветку.

Весеннее возбуждение соболей хорошо известно охотникам, промышлявшим этого хищника на гонных тропах. Нередко при этом на одной тропе добывали капканами несколько зверьков. Некоторые использовали для приманки мочу самки.

Большинство охотников-соболятников до сих пор считает, что гон у соболей протекает в конце зимы. Это мнение основано на наблюдениях повадок зверьков по их следам. Лишь отдельные охотники, главным образом из коренных жителей Сибири, высказывают предположения о том, чтЛспаризание соболей может происходить и летом, так как незадолго «до Петрова дня» они слыхали урканье и крик соболей

В. В. Васильев приводит мнение старика хангэ А. Б. Маремья- нина о том, что «...однако соболь гонится и летом».

После опубликования работ по разведению соболей в Московском зоопарке некоторые авторы (Дулькейт,108; Юргенсон,418) связывали весеннее возбуждение соболей с началом интенсивного развития зародыша, в результате которого" наступает ряд физиологических изменений в половой системе самки, действующих возбуждающе на самцов. Отсюда появился термин «ложный гон». Другие •авторы (П. А. Петряев, а также Н. Н. Топорков, В. В. Раевский) полностью отрицают взаимосвязь весеннего возбуждения соболей с изменениями в половом аппарате самки.

Н. Н. Топорков считает, что весенняя активность зверьков связана со временем передела охотничьих участков. В. В. Раевский относит эту активность к «сезонным явлениям» вроде зимнего малоподвижного состояния соболей.

Наши наблюдения за соболями в природе и специальные опросы охотников и охотоведов показали, что весеннее возбуждение соболей наблюдается не ежегодно. Так, охотовед К. Д. Янковский не мог отметить его весной 1948 г. в Шиткинском районе Иркутской области. В 1949 г. мы не заметили никаких изменений в поведении соболей в Южномуйском хребте.

Е. Н. Плечев  сообщает, что за 1933 и 1934 гг. на Камчатке ему не удалось подметить изменений в поведении соболей весной. Места и участки они не меняли. На встречу следа другого соболя не реагировали.

В. В. Раевский, ссылаясь на рукопись П. П. Игнатенко, отмечает, что в 1942 г. в Кондо-Сосвинском заповеднике, несмотря на большую плотность поголовья соболей на участке, 7 самцов, постоянно пересекая следы 4 самок, совершенно не реагировали ни на отпечатки лап, ни на мочу соболюшек. .

Период весеннего возбуждения иногда сильно растягивается во времени. Нам приходилось наблюдать гонные тропы и в конце января, и в апреле. В некоторые годы оно наступает очень рано, в другие начинается лишь со второй половины марта. Делать тропы соболь начинает иногда значительно раньше, при выпадении глубокого, рыхлого снега.

Наряду с этими наблюдениями, на основании которых, казалось бы, можно отрицать связь весеннего возбуждения соболей с функциями половых желез, имеется ряд данных, отвергающих такой категорический вывод. В. В. Подаревский (280) в 1929 г. опубликовал сообщение о том, что в зверопитомнике Биостанции юных натуралистов в 1928 г. наблюдалась помимо летней довольно бурная весенняя течка у соболей, сопровождавшаяся спариванием. Весенний гон 1928 г. не только занял вдвое больше времени, но захватил всех самок кроме одной и протекал более бурно, достигнув максимального напряжения в первую декаду марта.

Н. И. Дергунов, делая обзор десятилетней исследовательской работы Биостанции юных натуралистов, в «Листке Биостанции» № 6 от 15 июня 1928 г. пишет: «В питомнике Биостанции удалось выяснить, что течка весной у соболей наблюдается».

A.        Ф. Шрейбер в упомянутой выше работе, описывая питомник С. Конрада и С. Мазарова, также отмечает, что «...теперь у него соболи размножаются и приплод увеличивается; с 15 февраля по 20 марта начинается случка, а с середины апреля приблизительно до 15 мая самки начинают щениться, причем каждая из них при- нооит от 3 до 7 детенышей».

B.        Я- Генерозов (74), говоря о соболях, содержавшихся в 1924 г. в питомнике Севзапгосторга, указывает, что весной самцы изменили поведение, терлись своими половыми органами о снег.

Директор Иркутской зоологической базы Н. Ф. Шипнягов в январе 1951 г. наблюдал, что соболй, отловленные в Бодайбинском районе для расселения и содержавшиеся на пункте передержки, начали вести себя очень неспокойно. Выпущенные в помещение из клеток самцы терлись половыми органами о пол, катались, как это часто бывает у зверьков, очищающих свою шкурку о снег после долгого сиденья в клетке. Когда же одновременно были выпущены самец и самка, они начали гоняться друг за другом, прыгали, и самец «катался» на самке, но спаривания не наблюдалось. Не было заметно и признаков драки. К сожалению, во всех этих наблюдениях нет указаний о состоянии наружных половых органов, что в значительной степени их обесценивает.

Следует указать, что в иностранной литературе имеются указания некоторых звероводов на то, что у куниц наряду с летним имеет место и весенний гон. Описывая свой девятилетний опыт разведения куниц, Тобиас Бреннер сообщает, что «...несмотря на то, что многие ученые утверждают о наличии только летнего гона у куниц, по моим наблюдениям имеет место и летний, и зимний гон. и оба гона настоящие. Настоящая беременность длится всего 9 недель. Во время летнего гона эмбрион находится в стадии покоя почти до января».

Несколько восполняет недостаток полевых наблюдений работа Р. В. Клера (,74) по микроскопическому анализу половых органов самки соболя перед плацентацией. Автор этой работы приводит следующие данные своих исследований: «Весной перед плацентацией в яичниках соболей происходят рост фолликулов- (до течко- вых по размеру и строению) и течковыЬ изменения в эндометрии, имеет место типичная картина мощного ороговения эпителия влагалища. Желтые тела, образовавшиеся еще летом, приходят в активное состояние, происходит рост лютеиновых клеток, их вакуолизация, развивается мощная сеть широких капилляров. Такое состояние полового аппарата делает понятным тот факт, что самки в это время в какой-то мере проявляют признаки полового возбуждения, хотя самцы еще не достигли половой спелости». В работе того же автора указывается, что с конца марта семенники самцов становятся почти спелыми.       V

И. Д. Старков считает, что процесс сперматогенеза у соболей, содержащихся в зверосовхозах, начинается за 2—3 месяца до гона, т. е. в марте—апреле.

В противовес мнению Р. В. Клера В. JT. Залекер на основании гистологических исследований большого количества соболей в последнее время устанавливает: состояние яичников самок соболя в январе, феврале и марте свидетельствует, что соболя весной в течку не приходят, так как фолликулы по своей длине в феврале — начале марта не превышают половины длины зрелых фолликулов.

Р. В. Клер  также сообщает, что ложный гон соболей совпадает по времени с плацентацией и изменениями в половом аппарате самки. «Мне неизвестно, — пишет автор, — бесспорных случаев спаривания соболей весной, но возможность этого, в частности для первогодков, пока не исключена, особенно при содержании самцов в тесном контакте с самками». "В этой же работе Р. В. Клер указывает, что исследователи на основании изучения половых органов горностая устанавливают для этого вида два периода спаривания — в июне—июле и в марте. При летних спариваниях беременность горностая длится около 9 месяцев, при весенних же — менее 2 месяцев. Одни и те же самки двух пометов в год от летних и весенних спариваний не дают. Молодые самки спариваются впервые следующей весной или летом. Могут ли самки, не покрытые весной или потерявшие помет, спариваться летом — неизвестно.

Н. П. Лавров (208) на основе гистологического анализа 137 половых органов самок и 83 самцов горностая опровергает возможность двух периодов гона у него и определяет срок беременности около 10—11 месяцев, что находится в противоречии с исследованиями английского ученого Динали, определившего срок беременности горностая около 30 дней.

Я. Д. Киршенблат без всяких оснований говорит: «У горностая и соболя имеются два периода течки, во время которых возможно оплодотворение. Первая течка наступает ранней весной; если оплодотворение произошло в это время, беременность продолжается 2 месяца. Вторая течка наступает в мае—июле, причем наступившая в это время беременность продолжается 8—9 месяцев благодаря длительной задержке' имплантации бластоцист. В обоих случаях роды наступают почти в одно и то же время».

По мнению автора, факторы, влияющие на половые циклы животных, могут быть самые различные. Из этого следует, что изменения в среде обитания соболя могут оказать влияние на время наступления гона у некоторых или большинства особей. К сожалению, автор в своей работе не приводит фактов, на основании которых он пришел к вышеуказанным выводам.

Помимо указанного выше весеннего спаривания соболей, описанного В. Б. Подаревским, мы располагаем наблюдениями за необычным спариванием молодых соболят на Иркутской зоологической базе, любезно предоставленными нам директором Н. Ф. Шип- няговым. Летом '1946 г. на базу были доставлены два выводка мо!лодых соболят, пойманных в Шиткинском районе Иркутской области. Один выводок состоял из 4, второй из 2 соболят. Самцоз и самок было равное количество. На базе зверьков рассадили попарно в просторные клетки и содержали так до 23 октября. К октябрю соболята по наружному виду мало отличались от взрослых.

Все три пары зверьков жили дружно. Часто приходилось видеть, что соболята лижут друг у друга половые органы. В первых числах сентября взаимоотношения одной из пар изменились. Начались драки, и обслуживающий персонал сделал вывод, что самка своего брата самца вызывает к вязке. Такое возбуждение длилось около недели, после чего зверьки стали вновь спокойны. Через 22 дня после начала первого возбуждения 1 самка стала намного злее, лезла к самцу, часто ездила на нем, после чего начинала лизать пололые органы. Через некоторое ( время самец тоже начал лизать полопые органы и заскакивать на самку. Н. Ф. Шипнягов указы- G4

вает, что самец покрывал самку. Дальнейшая судьба этих соболей неизвестна, так как они были отправлены в Москву в зооцентр.

Здесь же небезинтересно упомянуть о двух случаях несвоевременных родов у соболей. Во время транспортирования в январе 1947 г. из Иркутска в Москву партии соболей, отловленных в Бо- дайбинском районе Иркутской области, 1 самка родила 18 января 2 соболят. Несмотря на неблагоприятную обстановку товарного вагона и транспортной клетки, соболята выжили и развивались нормально. 29 января они были сданы в Москве на базу зооцентра. Описывая этот случай, П. А. Мантейфель  высказывает предположение, что резкие изменения внешних влияний на самку как во время поимки, так и при дальнейшем содержании и транспортировании, могли сказаться на сокращении срока беременности и в частности на уменьшении периода латентного состояния зародыша.

Вторая самка из этой же партии родила 21 января, но приплод от нее не сохранился и погиб через сутки. Своих щенков мать съела. Поэтому определить, родились ли они нормальными, не удалось.

Все вышеперечисленные факты дают основание полагать, что весеннее возбуждение соболей, которое наблюдается в природе, имеет тесную связь с половым циклом. Природа этого явления до сих пор остается неизученной. Дальнейшие наблюдения и изучение так называемого «лжегона» позволят уточнить его значение в процессе воспроизводства поголовья, что может иметь большое хозяйственное и научно-теоретическое значение. Спаривание. В. Л. Залекер  так характеризует изменения в половых органах самок соболей в предтечковый период: «Начальные предтечковые изменения органов размножения в первую очередь обнаруживаются внешне по набуханию шейки матки, которая образует грибовидное выпячивание в полость вагины. Позже наблюдается утолщение вагины и маточных рогов. Вагина постепенно приобретает упругость и становится толстостенной. Рога матки теряют лентовидную форму и становятся равномерно утолщенными, с круглым сечением. В последнюю очередь наблюдается укрупнение яичников, связанное с увеличением числа фолликулов и. их размеров. Органы приобретают розовую окраску в связи с усиленной гиперемией».

Изменение наружных половых органов, связанное с половым циклом самок соболей, описано П. А. Мантейфелем, который подразделил их на девять фаз:

1.         Вне течки половые органы самок едва заметны, в форме небольшого (2—3 мм) сухого треугольника.

2.         Первые признаки течки у самки сказываются в набухании клитора, он становится слегка припухшим и округлым у конца, теряя заостренность.   '

3.         Клитор еще сильнее округляется в конце, а кожа у его основания набухает и становится заметной, но не доходит до конца клитора.

4.         Набухшая кожа доходит до конца клитора.

5.         Набухшая кожа заходит за конец клитора.           

6.         Кожа заходит за конец клитора, а из-под него появляется небольшой участок половой щели.

7.         Половая щель видна вся, клитср отодвинут к брюшной стороне, губы половой щели сильно припухли и слегка порозовели.

8.         Клитор кажется очень маленьким, он отодвинут к брюшной стороне. Наружные половые органы самки кажутся сильно порозовевшими и набухшими.

 7. Стадии изменения половых органов самки соболя

9. И, наконец, половая щель становится яркокрасной, губы полуоткрыты, клитора почти не видно. У самцов соболей вне периода размножения семенники едва прощупываются и внешне не видны.

И. Д. Старков так описывал половой цикл самца: «У большинства взрослых самцов соболей семенники начинают увеличиваться в размере и приобретать упругость уже в апреле, достигая максимальных размеров в конце июня. В это время семенники весят около 3 г при диаметре 1,5—1,7 см, тогда как в период покоя вес их равен 0,2—0,3 г при диаметре 0,4 см.

Созревание половых продуктов у самцов проходит в предгон- ный период — апрель — май. К началу периода гона большинство самцов имеет уже в придатке семенника вполне нормально созревшие сперматозоиды. Следовательно, процесс сперматогенеза начинается за 2—2,5 месяца до гона и прекращается сразу после окончания гона. С середины августа семенники резко уменьшаются в 66 размере, достигая в сентябре минимального размера, т. е. величины периода покоя, вследствие дегенеративного процесса, происходящего в половых железах».

Спаривание соболей на воле никому наблюдать не удалось. Имеющиеся в литературе описания (Белоусов и Соловьев,34; Крашенинников, 182) сделаны, павидимому, со слов охотников, которые скорее догадывались, а не видели, как происходит этот процесс у соболей. Нам также не удалось наблюдать гон у соболей. Поэтому мы пользуемся описанием этого явления у зверьков, находящихся в неволе.

П. А. Мантейфель  так описывает спаривание соболей: «Самец, призывая самку, «мявкает», широко открывая рот. Ухаживая за самкой, он издает такие же быстро следующие гортанные звуки, как мать-соболюшка, скликающая детей. Обороняющаяся самка и нападающий перед койтусом (совокуплением) самец издают сердитые, урчащие звуки, а самка иногда пронзительно кричит. Схвативший за шиворот самку самец начинает издавать короткие гортанные звуки (как и призывные при ухаживании) до тех пор, пока не начинается эрекция (выделение семени), после чего можно слышать лишь автоматически повторяющееся протяжное глухое ворчание, с которого мы и считаем начало койтуса. Конец спаривания определяется враждебным отношением самок к самцам».

«Разные самцы имеют разные повадки во время спаривания. Некоторые самцы очень ласково выискивают у самок блох, самка позволяет самцу облизывать себя и потом, играя и катаясь сначала по земле, они начинают спариваться; самец хватает самку за шиворот, удерживает первое время, потом нередко выпускает кожу из зубов и спаривание продолжается в течение получаса, 40 минут и даже более 2 часов».

«Но другие соболя ведут себя иначе. Они не оплодотворяют самку, если она сдается без боя. Если самка не бежит и не борется, самец не кроет ее. При таких самцах самка должна ворчать, кусаться, и тогда красивым прыжком, иногда через кусты, самец бросается на нее. Самка, озлобленная его предыдущим поведением, вырывается, звери катаются по земле, самка старается укусить самца. В конце концов она затихает. Начинается спаривание, которое длится обычно очень долго. Как максимум у нас зарегистрировано спаривание, длившееся без перерыва слишком 2 часа».

И. Д. Старков указывает, что на зверофермах имели место случаи, когда спаривание длилось около 4 часов.

У самок соболя половая охота обычно проявляется 2—3 раза за период гона с перерывами в 7—12 дней. В каждый такой период охоты соболя спариваются по несколько раз.

По данным Е. Д. Ильино, наиболее раннее спаривание соболей в зверосовхозах наблюдалось 12 июля, а наиболее позднее 17 августа.

По наблюдениям В. В. Раевского над кондо-сосвинскими соболями гон длится с 20-х чисел июня по 20-е числа июля.

На воле период гона совпадает с временем, когда самка находится еще при выводке. В. В. Раевский  указывает, что все соболюшки, обнаруженные им у гнезд вместе с соболятами, находились в стадии течки.

Беременность. После оплодотворения яйцо начинает дробиться, но проходит только первые стадии своего развития, которое вскоре затухает и в дальнейшем, вероятно, приостанавливается полностью. Наступает полная стадия покоя в жизни зародыша, которая длится до 6—8 месяцев. В. Л. Залекеру  удалось обнаружить зародыши в период покоя (ноябрь—январь), рассматривая матку на просвет при дневном или электрическом освещении. Места залегания зародышей имели вид светлых дисков. При разрезании этих мест бритвой или микротомом, обнаруживалась шарообразная полость с зародышем. В ноябре—январе зародыши имеют вид упругих пузырьков 0,7—1,0 мм в диаметре. На фиксированном материале (например в формалине) определить беременность самки на глаз не удается. В рогах матки, взятой у только что убитой самки, при некотором навыке, рассматривая их на просвет, можно заметить светлые пузырьки в местах, где расположены зародыши.

После периода покоя, зародыши начинают развиваться за 35—40 дней до родов, т. е. примерно с половины февраля до марта. По материалам, опубликованным И. Д. Старковым, в начале марта размер зародыша равен около 2 мм; еще через полмесяца он достигает уже 12 мм\ через месяц около 30 мм. В это время вес его равен около 1 г, а в день рождения, т. е. через 1,5 месяца после начала развития, — около 25—30 г; длина зародыша уже достигает 100 мм.

У соболюшки, убитой в марте, плодные вздутия легко обнаруживаются на глаз или на ощупь примерно за 30—35 дней до родов. Срок беременности изменяется в пределах 238—295 дней. Развитие зародыша после имплантации протекает в течение 35—40 дней. Изменчивость сроков общей беременности обусловливается различной продолжительностью латентного периода.

Устройство гнезда, роды и развитие молодняка. Только за 10—15 дней до родов можно с некоторой точностью определить беременность по увеличению живота, которое легче всего заметить в области пахов. Изменяются и повадки зверька. Самка редко ходит прыжками, предпочитая передвигаться шагом. В это время она не уходит далеко от своего гнезда, которое начинает подготавливать, натаскивая подстилку. По своему устройству гнездо мало отличается от зимних постоянных убежищ. Иногда находим в гнезде небольшой запас корма. Гнезда устраивают обязательно в сухом месте. Если для него выбрано дупло упавшего дерева, то последнее никогда не лежит плотно на земле. Нередко, особенно на Урале (В. В. Раевский, 297), гнездо устраивают в дуплах стоящих деревьев. При этом вход в него чаще бывает у комлевой части, но иногда выходное отверстие находится на высоте нескольких метров над землей. Такое гнездо нам пришлось обнаружить в предгорьях Саян в старом полуистлевшем пне. Пень был настолько гнилой, что легко сломался под нажимом руки.

Под корнями деревьев в земле выводковых гнезд мы не находили, но охотники нам неоднократно рассказывали, что им приходилось встречать выводки соболей в гнезде, устроенном среди корней деревьев., При этом сама гнездовая камера всегда возвышалась над входом.

В каменистых россыпях соболя устраивают гнезда в расщелинах между камнями, куда не попадает сырость. При этом глубина, на которой расположено гнездо, иногда довольно значительна. Дно гнездовой камеры они выстилают мохом, шерстью мышевидных грызунов или других мелких млекопитающих, перьями птиц и сухой травой. Надо полагать, что соболюшка часто использует на подстилку гнезда полевок или сохранившееся к весне сено, запасенное пищухами. Среди подстилки встречаются отдельные волоски крупных зверей.

В дуплах подстилка, принесенная самкой, перемешивается с имеющейся там трухой.

Судя по наблюдениям в неволе, соболята родятся один за другим, и роды продолжаются несколько часов.

Родятся соболята почти на всей обширной территории современного распространения соболя в апреле — начале мая. Для соболей Урала этот срок указывают в своей работе В. В. Раевский, 3. Ф. Сватош и Б. Ф. Белышев (рукописи) —для соболей Баргузина, Ю. В. Аверин (4) и другие — для соболей Камчатки, Г. Д. Дулькейт  —для соболей Шантарских островов.

В зверосовхозах наибольшее количество самок щенится в апреле и лишь немногие в конце марта и начале мая (И. Д. Старков, 351).

На отклонение этих сроков указывает А. А. Романов для соболей Лено-Хатангского района, где, по его сообщению, роды происходят в мае — начале июня. Возможно, что период щенения несколько затягивается всюду в крайних северных местах обитания соболей.

Впервые детально проследил и описал развитие молодых соболят в Московском зоопарке П. А. Мантейфель. В дальнейшем большой материал по этому вопросу накопился в зверосовхозах. Он обобщен И. Д. Старковым.

В результате этих работ мы располагаем достаточными сведениями о росте и развитии молодых соболят.

После родов самка откусывает пуповину и съедает плаценту (послед). Соболята родятся покрытые коротким, нежным, цвета топленого молока пушком Вес их около 25—30 г. Длина тела с головой 11—12 см, хвоста — около 3 см. Темнеть они начинают очень быстро, и через несколько часов цвет пуха становится светлосерым, а через несколько дней серым, по окраске несколько более темным, чем домовая мышь. Родятся молодые зверьки слепыми, с закрытыми тонкой пленкой ушными отверстиями.

Через 23—27 дней после рождения у соболят открываются ушные отверстия. Закрывающая их пленка втягивается внутрь и прорывается. Глаза открываются только на 3d—36-й день. При этом чаще всего оба глаза открываются одновременно.

Трехнедельные щенки имеют коричневый цвет шерсти. В это же время появляются молочные зубы. Смена молочных зубов на постоянные пока еще в достаточной мере не прослежена.

В первые дни самка не выходит из гнезда и кормит детей молоком.

С момента прозревания молодые зверьки постепенно приучаются к подкормке и, играя, быстро привыкают ловить.принесенную матерью полузадушенную мышь или птичку.

Молоком матери соболята кормятся около 2 месяцев. По наблюдениям П. А. Мантейфеля, оно пропадает у матери на 52— 53-й день после родов. К этому времени молодые зверьки легко отличаются от взрослых более тонким сложением и не столь ловкими и быстрыми движениями. Первый выход из гнезда наблюдается примерно на 45-й день, но в это время молодые еще очень неловки и на деревья залезать не могут. Охотник С. П. Рукосуев в Шиткин- ском районе.Иркутской области нашел 21 июня выводок соболей из 3 молодых и самку в гнезде, устроенном в гнилой колодине. Молодые уже достигли размеров самки, но отличались более тонким сложением и длиной хвоста. Рукосуеву легко удалось поймать соболят руками, которых он, спасая от собаки, посадил на ель, но они тут же оборвались и ушли большими прыжками по земле.

Выводок держится вместе с матерью до середины июля или немного дольше.

В сентябре молодые расходятся поодиночке и живут самостоятельно. В это время нам неоднократно приходилось находить с собаками соболей, но всегда одиночек.         •

Во второй половине октября, к началу промысла, молодые зверьки ии по размеру, ни по опушенности шкурки не отличаются от взрослых. Только взяв в руки убитого соболя, можно с некоторой долей уверенности отличить молодого от старого по более тонкой тушке и мягкому волосу. Соболюшка проявляет большую заботу о своем потомстве. Она смело нападает на собаку, если та приближается к гнезду, ворчит и скалит зубы на человека. В случае, если выводок в гнезде потревожен, она перетаскивает соболят в другое убежище.

Совершенно неясным остается вопрос о том, принимает ли участие самец в воспитании молодняка. На зверофермах соболей самцов отсаживают от самок вскоре после окончания гона. Нам неизвестно ни одного случая, когда при выводке был обнаружен и пойман самец, в то время как самка старается защитить свое потомство и часто ее ловят вместе с молодыми. Единственный случай описан П. А. Мантейфелем, когда самца и самку видели охотники Алтая в марте (очевидно опечатка) при 6 уже бегавших молодых.

Проявление отцовского инстинкта у некоторых самцов в неволе замечали в том, что, взяв кусок корма, он начинал бегать вдоль решетки смежной с ним клетки, в которой сидела самка с выводком.

Некоторые охотники говорили нам о том, что и летом самец держится невдалеке от выводка и будто бы помогает самке в выкормке молодняка. К сожалению, эти сообщения носили столь неопределенный характер, что на основе их трудно сделать какой-либо вывод.

Интенсивность размножения. В результате первых опытов по разведению соболей в неволе П. А. Мантейфель пришел к выводу, что только отдельные (редкие) самцы и самки соболей становятся половозрелыми в 14—15-месячном возрасте, большинство же в 27 месяцев (т. е. около 2хU года). Следовательно, первый приплод самка в неволе приносит в трехлетнем возрасте.

Последующая работа в зверосовхозах показала, что среди первогодков (14—15-месячные) довольно большая часть способна к оплодотворению. И. Д. Старков (351) сообщает, что в 1939 г. в Пушкинском зверосовхозе спаривались 38% годовалых самок. Из них 30% принесли приплод. В Красноярском зверосовхозе в 1940 г. 48% годовалых самок были покрыты и все они ощенились. Многолетние данные дают очень низкий процент оплодотворенных первогодков.

В 1947 г. в Красноярском зверосовхозе 4 годовалых самца покрыли 4 годовалых самок, из которых 3 ощенились и дали в среднем по 4 соболенка. В 1948 г. спаривались уже 20 годовалых самцов, причем 2 из них покрыли по 2 самки. Самки были как взрослые, так и одногодки. У 6 самцов одногодков проверялась сперма — во всех случаях она была полноценна.

К периоду гона у молодых (14—15-месячных) самок в неволе матка и яичники почти достигают объема и веса взрослой самки; зимой яичник не отличается от яичника 26—27-месячной соболюшки,- еще не приходившей в течку.

И. Д. Старков утверждает, что «...годовалые самцы в период гона имеют нормально развитой половой аппарат, обладающий соответствующими возможностями и перестройки его для оплодотворения в период течки, и последующего развития зародыша».

По наблюдениям, проводившимся в течение ряда лет в Пушкинском зверосовхозе, около 10% соболей становятся половозрелыми на второй год жизни, 70—80% —на третий год, а остальные — на четвертый год или совсем не приходят в течку.

Половая старость появляется у разных соболей в разном возрасте.

Половая дряхлость у соболей в зверосовхозах наступает в 13- летнем возрасте, хотя единичные самки приносили приплод до 15 лет, одна из самок ежегодно приносила щенков до 15-летнего возраста, 16 лет была покрыта, но не родила, а 17 лет имела неполноценную течку. В 18-летнем возрасте никаких признаков течки не наблюдалось (И. Д. Старков,34').

Этот же автор приводит данные гистологического исследования 9 самок соболей в возрасте 10 и более лет. В яичниках 8 самок обнаружен значительный запас ооцит и первичных фолликулов и только 1 самка имела явные старческие признаки.

Изменения плодовитости одних и тех же соболюшек характеризуются данными, приведенными в табл. 13 (по Старкову, 350):

Половая старость проявляется в снижении многоплодия. Помимо этого, у 12—13-летних соболей появляются и другие признаки старости (износ зубов, задержка линьки).

Плодовитость ооболей в условиях зверосовхозов невелика. Из числа самок, покрытых на втором году жизни (данные за 10 лет — 1930—1940 гг.), прохолоставших 60—70%, из покрытых на третьем году жизни — около 40%, из покрытых в старшем возрасте — 20— 30% (В. Л. Залекер,13S).

Исчисляя прирост стада по приведенным показателям в условиях звероферм, поголовье соболей за 10 лет увеличится в 25 раз. Анализ темпов восстановления запасов соболя в ряде очагов показывает больший чем на зверофермах прирост поголовья. В Ангарской группе районов за 12 лет поголовье соболей увеличилось в 35 раз. В Лено- Витимском очаге за 15 лет — в 50 раз, в Саянах за тот же отрезок времени при условии, что в течение 10 лет проводился промысел, — в 15—17 раз.

Сравнивая темпы роста поголовья соболей в природе с расчетами возможного увеличения количества зверьков на звероферме видно, что в большинстве очагов воспроизводство у вольных соболей выше.

Число детенышей в помете почти одинаково как на зверофермах, так и в природе.

По материалам В. Л. Залекера, в условиях зверосовхозов в первый год размножения количество соболят в помете невелико (2,7—2,8). На второй год в среднем 3,1—3,2 молодых, а в более старшем возрасте помет увеличивается до 3,5—4 молодых.

Среднее количество молодых в пометах соболей зверосовхозов за период с 1940 по 1945 г. характеризуется данными, приведенными в табл. 14 (И. Д. Старков,351).

Исходя из этих данных, средняя величина одного помета равна 3,6—3,15 молодых.

О величине помета у соболей, обитающих на воле, мы можем судить по результатам гистологического анализа половых органов самок, собранных в различных районах Восточной и Западной Сибири и обработанных В. Л. Залекером; кроме того, по наблюдениям за выводками соболей, найденными в лесу. Материал по Дальнему Востоку взят нами из литературы (Большой Шантар — Дулькейт,108; Камчатка — Аверин,4) и рукописного отчета охотоведа С. С. Завалишина (Тугуро-Чумиканский район Хабаровского края).

Из данных можно сделать предварительные выводы, что интенсивность размножения отдельных рас соболей неодинакова. В Ангарской, Витимской группах районов и на Камчатке имеются крупные пометы — 5—7 штук, в других местах этого нет.

У алтайских соболей в помете бывает не больше 3 молодых, что еще раз подтверждает низкую плодовитость этой расы, отмеченную нами при анализе темпов расселения алтайских соболей в ряде очагов.

Некоторая стабилизация количества соболей в Баргузинском заповеднике (данные 3. Ф. Сватоша, приведенные в рукописи И. Н. Корнеева, 1938) и меньшая плотность поголовья в сравнении с окружающими заповедник промысловыми угодьями могут быть вызваны низкой плодовитостью соболей заповедника.

Б. Ф. Белышев в 1950 г. опубликовал наблюдения 3. Ф. Сватоша за количеством молодых в пометах соболей, пойманных на воле и родивших в питомнике заповедника. Наблюдения проведены над 19 самками, родившими всего 50 молодых, что составляет в среднем 2,5 соболенка на самку. 13 самок, отловленных в пределах заповедника и покрытых в питомнике самцами, также пойманными в заповеднике, принесли 30 молодых. Средняя величина помета и в этом случае не превышает 2,5.

П.^А. Петряев опубликовал материалы JI. В. Бойцова и Бариевой по Пушкинскому зверосовхозу за период с 1942—-1945 гг. по плодовитости соболей различных кряжей. От зверьков Баргузинского кряжа средний приплод на 1 самку равнялся 0,92 соболенка, в то время как средний приплод Амурского кряжа определялся в 1,76 штуки. При этом следует учесть, что Пушкинский зверосовхоз располагал именно баргузинскими соболями, пойманными в заповеднике или его окрестностях.

Для сравнения плодовитости соболей в природных условиях и на зверофермах мы объединили в одну таблицу данные гистологического анализа половых органов, проведенного В. JI. Залекером, на материалах, предоставленных ему нами и полученных им из других источников.

Величина пометов определялась как по количеству желтых тел, так и по количеству найденных эмбрионов.

Средняя величина помета в природе несколько выше, чем на зверофермах. У соболей в природе преобладают пометы в 3—4 молодых  и значительно меньше отклонений как в сторону мелких, так и в сторону крупных пометов. Особо крупные пометы (6— 7 штук) встречаются редко.

Размер пометов у соболей звероферм характеризуется большими отклонениями от средних размеров (в 3—4 штуки), составляющими 66,9%. Там встречаются пометы в 6—7 молодых и значительно больший процент пометов в 5 штук.

В отличие от фермовых условий в природе подавляющее большинство самок, достигших 15-месячного возраста, уже участвует в размножении и первый приплод появляется у соболей не в трехлетнем, а в двухлетнем возрасте. Процент прохолоставших самок также несоизмеримо меньше, чем на зверофермах.

В. В. Раевский приводит ряд данных, характеризующих процент прохолоставших самок. Он пишет: «Среди просмотренных мною в период гона 14 соболюшек не было ни одной, не участвовавшей в этом процессе».

«Р. В. Клер обнаружил желтые тела беременности у 12 из 14 самок, добытых вблизи нашего "заповедника осенью 1933 г. и предоставленных ему мною на исследование (в этом материале были молодые самки, появившиеся на свет летом этого же года)».

В 1945 г. В. Л. Залекер гистологически обнаружил состояние беременности у 21 взрослой самки, добытой мною с июля по февраль. Таким образом, практически налицо поголовная беременность взрослых соболюшек в периоде (начиная со второго года). К аналогичному заключению приходит В. Л. Залекер и на основании нахождения желтых тел у 70% всех исследованных им сахалинских самок (включая 10-месячных молодых).

Тот же исследователь в 1950 г. сообщает: «Из 51 самки (включая сеголеток), добытой в Камчатской области в 1942 г., беременных оказалось 70%».

Гистологический анализ наших сборов, проведенный В. Л. Залекером, дает следующие результаты

При рассмотрении этой таблицы обращает на себя внимание высокий процент холостых самок на Нижней Тунгуске, что может быть объяснено сравнительно редкой популяцией.

В остальных районах процент яловых самок равен 10, что значительно ниже, чем на зверофермах. Из соболей, выделенных В. Л. Залекером на основе гистологического анализа в группу неполовозрелых, при проверке их возраста по черепам 19 отнесены нами к группе молодых (сеголеток) и 2 к более старшей — второй группе. Приведенного в таблице материала еще далеко недостаточно, чтобы вывести заключение о нормальных соотношениях половозрелых и неполовозрелых особей в стаде соболей.

Соотношение количества самцов и самок соболей не во всех местах обитания одинаково. Среди новорожденных соболей в 1946 г. из 195 оказалось 99 самок (50,8%) и 96 самцов (49,2%) (В. Л. За- лекер,1Э6).

По материалам Баргузинского заповедника [Б. Ф. Белышев], среди 1139 соболей, добытых с 1918 по 1930 г., было 56% самцов и 44% самок.

Половое соотношение у соболей из различных мест обитания несколько отличается. Так, среди Ангарской группы районов (Шит- кинский) самцы в популяции преобладают в несколько большей степени (60%), чем в Тофаларском и Бодайбинском районах.

Возрастной состав популяции к периоду размножения (июнь) состоит из:

1)         Основного воспроизводящего поголовья в возрасте свыше 2 лет (25—26-месячных). Из них на зверофермах участвует в размножении менее 80%, а в природе — более 90%.

2)         Молодых соболей рождения прошлого года в возрасте 15 месяцев. На зверофермах из этой группы около 70% самок не участвуют в процессе размножения. На воле большинство из них уже становится половозрелым.

3)         Молодых рождения этого года, большая часть которых во время гона остается при матери.

Соотношение разных возрастных групп в популяции соболей разных районов в один и тот же год несколько различается.

Существенное значение для темпов воспроизводства имеет отход соболей в природе. До сих пор этот вопрос остается неразрешенным.

Учитывая широкий ассортимент кормов соболя, малое количество врагов, силу и ловкость зверьков, надо полагать, что процент естественного отхода даже молодых соболей не должен быть велик. Это соображение до некоторой степени объясняет быстроту темпов восстановления поголовья соболей в большинстве очагов. По мере расширения площади очага гибель молодых соболей должна возрастать за счет различных случайностей.

Из приведенных выше данных следует, что молодые особи рождения этого года составляют около 30% общего поголовья. Самки составляют приблизительно 45% общего количества. Примерно 90% взрослых самок способны к деторождению.

Для правильного планирования отлова соболей очень важно знать соотношение полов и количество неполовозрелых особей в популяции.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  Соболиные шкурки

 

Смотрите также:

 

Соболиные шкурки

Обыкновенно соболий промысел начинается по первому снегу, как только соболь вылиняет, и продолжается до рождественских и крещенских морозов.

 

Скорняки. Скорняжное дело

цвет, если держать его над дымом; канадский соболь красится и продается за сибирский и т. д. Употребление шкур убитых на охоте зверей в виде одежды, а их мехов...

 

ЗВЕРОВОДЧЕСКАЯ ФЕРМА. Звероводство

Домик (дощатый) для щенения самки вставляется в клетку. Для норок или соболей делается сетчатая бескаркасная клетка лишь с передней рамкой.

 

Меховые шапки

 

шубы из натурального меха

Однако внешний вид и срок носки меховой шапки и шубы, мехового Воротника, без которого
С каракуля, смушки, мерлушки, т. е. меха, имеющего завиток, воду удаляют мягкой тряпкой.

 

замша, кожаная одежда. УХОД ЗА ОДЕЖДОЙ И ЕЕ АКСЕССУАРАМИ

Чтобы натуральный мех на воротниках, шапках, манто не мялся из-за неправильного хранения, его нужно регулярно расчесывать щеткой, а загрязненные места протирать губкой...

 

Шубы из искусственного меха

Жирные пятна с шубы, шапки, воротника из такого меха вы можете удалить кашицеобразной смесью бензина и подсушенной картофельной муки.

 

Последние добавления:

 

Головные уборы из меха   Облицовочные работы — плиточные и мозаичные   Огнеупоры 

 Древесные отходы   Производство древесноволокнистых плит   Материаловедение для столяров, плотников и паркетчиков   Плотничьи работы

 Паркет      Деревянная мебель  Защитное лесоразведение  СВАРКА И РЕЗКА МЕТАЛЛОВ  Сушка и защита древесины  Сушка древесины