Вся Библиотека >>>

Русская история >>>

ГУЛАГ

 Шаламов Варлаам Тихонович >

 

Русская история. Сталинские репрессии

Варлам ШаламовВарлам Шаламов


Смотрите также:

Русская история и культура   ГУЛАГ

   

Шаламов и клятва Гиппократа

 

 

Может ли врач позволить умереть человеку? Не задумываясь, можно ответить «нет», ведь в клятве чётко сказано, что нельзя способствовать смерти человека, более того, говорится: «не вручу никакой женщине абортивного пессария». И всё-таки… во всех ли ситуациях врач может следовать этой клятве?
Варлам Тихонович Шаламов (писатель-диссидент, как и Солженицын) написал рассказ «Три смерти доктора Аустино», описанная ситуация в котором заставляет задуматься о клятве Гиппократа, и не только о ней.
Доктор Аустино, как и его друзья диссиденты, приговорён к расстрелу. Он уже у стены, на глазах повязка, солдатам раздают патроны, и вдруг… у жены начальника тюрьмы преждевременные роды. Единственный врач в городе – доктор Аустино. Как ему поступить? Спасти жизни матери и ребёнка? Или отказаться, и тем отомстить начальнику тюрьмы?
Начальник тюрьмы, самодовольный офицер, много зла сделал людям: собственноручно избивал заключённых, а также топил их в камерах, а ещё он усовершенствовал карцеры – орудия издевательства. В общем, зверь зверем. И теперь у доктора есть возможность ему отомстить за всё… к этому же склоняет доктора воспоминание о жене начальника, которая ничем не уступает мужу в подлости. А ребёнок… позволить ли ему появиться на свет? Или не стоит? Ведь ему дорога в палачи заказана, наверняка он пойдёт по стопам отца, и впоследствии где-то в светском обществе будет хвастаться умелым разгоном демонстрации… доктор уверен, что именно так и будет… и всё же: неужели позволить младенцу умереть?
Здесь нужно упомянуть, что если когда-нибудь подобный выбор и стоял перед Шаламовым (он работал фельдшером), к рассказу «три смерти доктора Аустино» он не имеет никакого отношения, поскольку фельдшерские курсы Варлам Тихонович закончил в 1946 году, через 10 лет после опубликования этого рассказа.
Итак, вернёмся к месту у стены, где мы оставили доктора Аустино. Выбор таков: пойти и спасти две чужие жизни и ещё свою, или же отомстить офицеру. Доктор не обманывается по поводу того, что спасёт свою жизнь более, чем на сутки… и всё-таки надежда закрадывается в его душу, он начинает рассуждать о том, что и у начальника тюрьмы есть человеческие чувства, в частности благодарность. Неужели его, доктора, офицер позволит расстрелять после того, как первый спасёт жизни близких людей последнего? Ответ напрашивается сам собой…
Архив КГБ умалчивает о докторе Аустино, и, скорее всего, это вымышленный герой. Но перо Шаламова так жизненно описывает события, что понимаешь, что рассказ является отголоском чего-то пережитого. Заканчивается «Три жизни доктора Аустино» чрезвычайно правдоподобно (заметьте, я не говорю «предсказуемо» - относительно Шаламова это слово неуместно).
Выбор, поставленный перед доктором, непрост: либо позволить умереть матери и ребёнку, либо позволить самодовольному убийце и дальше радоваться жизни

 

<<<  Варлам Тихонович Шаламов    

 

Rambler's Top100