Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

  


Погребальная обрядность Праславяне. Сколоты – славяне 7 – 3 веков до нашей эрыЗЫЧЕСТВО ДРЕВНЕЙ РУСИ

 Борис Александрович Рыбаков

 


 

Часть первая:  Язычники "Трояновых веков"

 

Глава вторая:  погребальная обрядность

 

 Праславяне. Сколоты – славяне 7 – 3 веков до нашей эры

                           

      Этапы развития  языческого  мировоззрения  древнего  славянства

  в значительной  мере  определялись  среднеднепровским  историческим

  центром. Здесь произошел отказ от веры в реинкарнацию,  здесь  рано

  возникла идея кремации,  а  в  дальнейшем  именно  здесь  произошел

  переход племенной знати  к  сочетанию  ингумации  с  торжественными

  погребальными  кострами.  Люди  Среднего  Поднепровья  прокладывали

  "священные пути" в греческие города и  ставили  каменных  идолов  с

  рогом изобилия на этих путях. Где-то в центре золотого  царства  на

  Днепре    должно    было    быть     главное     святилище     всех

  сколотов-земледельцев, в котором хранился священный небесный  плуг.

  В религиозной истории Киевской Руси  многое  разъяснится  благодаря

  обращению к далеким предкам Руси.

      Эволюция  погребальной  обрядности  и   разные,   порою   резко

  отличные  друг  от  друга,  формы  погребального  обряда   отмечают

  существенные перемены в осознании мира, в той картине мира, которую

  древний человек создавал себе из сочетания познаваемой реальности с

  изменяющимися представлениями о предполагаемых, вымышленных  силах,

  рассеянных, как ему казалось, в природе.

      Резкий перелом в воззрениях древнего  славянина  произошел  еще

  в  праславянское  время,  когда   в   рамках   тшинецко-комаровской

  археологической культуры (от Днепра до Одера) погребение скорченных

  трупов в земле стало заменяться сожжением покойников и захоронением

  сожженного праха в урнах 1.

 

      1  Рыбаков  Б.  А.  Язычество  древних  славян.  М.,  1981,  с.

  267-284.

 

      Скорченные погребения имитировали позу эмбриона  в  материнском

  чреве; скорченность достигалась  искусственным  связыванием  трупа.

  Родичи  готовили  умершего  ко  второму  рождению   на   земле,   к

  перевоплощению его в одно из живых существ.

      Идея    реинкарнации,    перевоплощения     основывалась     на

  представлении об особой жизненной силе,  существующей  раздельно  с

  человеком: один и тот же  физический  облик  принадлежит  и  живомy

  человеку,  действующему,  двигающемуся,  видящему,   думающему,   и

  мертвому  человеку,  трупу,  внешне  неотличимому  от  живого,   но

  недвижному, бесчувственному -- жизненная сила, ("душа")  отделилась

  от него куда-то.  Первобытные  охотники  помещали  отлетевшую  душy

  где-то поблизости, в своем плоскостном мире, среди тех разнообразных

  живых существ (в том числе и человека), которые окружали их.

      Скорченность  трупов  как  массовое  явление   сохраняется   до

  рубежа бронзового века и железного. Кое-где архаичная  скорченность

  доживает до VI в. до н. э. На  смену  скорченности  приходит  новая

  форма погребения: покойников хоронят в вытянутом положении; умерший

  "спит", оставаясь человеком (спокойным человеком -- "покойником") и

  не готовясь ко второму рождению, к воплощению в другом существе.

      Но самая разительная перемена  в  погребальном  обряде  связана

  с появлением кремации,  полного  сожжения  трупов.  Идея  кремации,

  разумеется, тоже связана с представлениями о жизненной силе,  о  ее

  неистребимости   и   вечности,   но   теперь   ей   находят   новое

  местожительство -- небо, куда души умерших попадают вместе с  дымом

  погребального костра. Идея неба,  заселение  неба  ("ирья")  душами

  своих   предков,   "дзядо'в",   появляется   в    эпоху    усиления

  земледельческого сектора  хозяйства  и,  очевидно,  связана  с  той

  несравненно возросшей ролью неба, небесной влаги, которая характерна

  для всего земледельческого периода.

      Впрочем,  следует  отметить,  что  в  реальных  археологических

  следах погребального обряда мы постоянно наблюдаем  сосуществование

  (с разным процентным соотношением) обеих форм -- древней ингумации,

  захоронения покойников в земле, и новой, родившейся лишь в середине

  II тысячелетия до н. э. кремации. Обе они  связаны  с  общей  идеей

  культа предков, но, очевидно, с разной практической (с точки зрения

  древних людей) направленностью этой  идеи.  Захоронение  предков  в

  земле могло означать,  во-первых,  то,  что  они  как  бы  охраняют

  земельные угодья племени ("священная земля предков"), а  во-вторых,

  что они, находящиеся в земле предки, способствуют рождающейся  силе

  земли. Небо в этом случае в расчет не принималось.

      При трупосожжении  же  совершенно  отчетливо  проступает  новая

  идея душ предков, которые должны находиться где-то в среднем  небе,

  в "аере"  --  "ирье",  и.  очевидно,  содействовать  всем  небесным

  операциям  (дождь,  туман,  снег)  на  благо  оставшимся  на  земле

  потомкам.  Когда  в  дни  поминовения  предков  их  приглашают   на

  праздничную трапезу, то "деды" представляются летающими по воздуху.

  Трупосожжение не только торжественнее простой ингумации как  обряд,

  но и значительно богаче по сумме вкладываемых в него представлений.

  Осуществив сожжение,  отослав  душу  умершего  в  сонм  других  душ

  предков, древний славянин после этого повторял все то, что делалось

  и тысячи лет тому назад: он хоронил прах умершего в родной земле  и

  тем самым обеспечивал себе все те магические преимущества,  которые

  были присущи и простой ингумации.

      Комплекс  представлений,  связанных  с   погребением   предков,

  является общечеловеческим и этнические  особенности  сказываются  в

  деталях   и   в   сочетаниях   второстепенных   признаков   или   в

  разновременности  появления  этих  признаков,  тоже  в  большинстве

  случаев общих для многих народов.

      Из  числа  таких   элементов   погребального   обряда   следует

  назвать:  курганные  насыпи,   погребальное   сооружение   в   виде

  человеческого жилища (домовины)  и  захоронение  праха  умершего  в

  обычном горшке для еды.

      Первые два элемента не требуют особых  пояснений.  Изготовление

  домовины прямо связано с идеей второй, посмертной, жизни, а насыпка

  полусферических насыпей, по всей вероятности, отражает представления

  о трех горизонтальных ярусах Вселенной: курган изображает  средний,

  земной, ярус, он является как бы моделью кругозора видимого земного

  пространства; зарождается эта идея, как мы знаем, в открытых степных

  областях  и  именно  тогда,  когда  пастушеские  племена   начинают

  перемещаться по пастбищам. Куда  бы  они  ни  попали,  везде  земля

  представлялась  им  выпуклым  кругом,  шаровым  сегментом,  и   они

  схематизировали   свой   видимый   мир   в   форме   кургана.   Над

  курганом-землей находится небо, верхний  мир,  а  под  курганом  --

  подземный мир мертвых. Значительно труднее объяснить  появление  во

  многих  местах  (конвергентно)   устойчивого   обычая   захоронения

  сожженного праха  покойников  в  горшках  для  приготовления  пищи.

  Археологи настолько привыкли к  глиняным  погребальным  урнам,  что

  совершенно не задумываются над весьма странным, на  первый  взгляд,

  сочетанием: горшок для пищи и в нем -- останки покойника, только что

  перешедшего в разряд предков-покровителей. Вопрос о появлении  идеи

  такого сочетания достаточно сложен и потребует  от  нас  некоторого

  отступления в сторону и специального разыскания.

 

Следующая страница >>>

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

 








Rambler's Top100