Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

  


Моровая Деваоединок со Змеем

  (славянские мифы)

 

Мария Васильевна Семёнова


 

Моровая Дева

 

     Тем временем на Людей навалились новые горести. На засыпанной  снегом

Земле стояли такие безжалостные холода, что птицы, не спрятавшиеся в ирий,

мертвыми падали с  деревьев  в  лесу.  Дикое  зверье  приходило  к  домам,

просилось погреться. Сказывают,  кузнец  Кий  первым  додумался  задобрить

неумолимый мороз угощением, откупиться  едой.  Велел  юной  жене  наварить

горшочек ячменной кутьи - сладкой каши на меду, с  сушеными  ягодами  -  и

выставил его за порог со словами:

     - Мороз, мороз! Иди кутью есть! Не морозь ни  меня,  ни  моих  коров,

овечек да свинок...

     И вскоре было замечено - тех, кто  не  скупился  на  угощение,  мороз

обходил. Зато Железные Горы, доселе  чуть  видимые  под  Месяцем  вдалеке,

стали как будто приближаться, расти. И догадались Люди: это слой за слоем,

пласт за пластом прибывал на них лед. Совсем гибель, если и  дальше  вширь

расползется, до края Землю заляжет...

     Только злая Морана и этакой казнью была еще недовольна. Уж  очень  ей

не терпелось совсем извести на Земле живое дыхание: мыслимо ли  дождаться,

пока достигнет краев Земли, доползет к Океан-морю медленный  лед!  Сварила

она вонючее варево, бросила в него  крысиный  помет,  плюнула,  произнесла

заклинание - сгустился серый пар над грязным котлом, ступила на пол пещеры

Моровая Дева в белых  смертных  одеждах,  тощая  и  голодная,  с  длинными

распущенными волосами. А в правой руке у нее был  скорбный  платок,  каким

покрывают невест: чермный, цвета спекшейся крови.

     - Ходи меж Людьми, - приказала ей мерзкая ведьма. - Повевай,  помавай

своим платом на север, на юг, на запад и на восток! И  чтобы  некому  было

хоронить умерших там, где ты пройдешь!

     Стремительной тенью изникла из-за Железных Гор  посланница  Смерти...

Начала незримо  похаживать,  опустошая  селения.  Не  щадила  ни  дряхлого

старца, ни новорожденного в колыбели. Лишь собакам, кошкам и петухам  дано

было видеть жуткую гостью. Петухи  поднимали  отчаянный  переполох,  кошки

прятались  по  углам,  а  собаки  с  яростным  лаем  бросались  на  что-то

невидимое. И порой Люди успевали сообразить, что  к  чему.  Тогда  бабы  и

девки нагими шли на мороз, впрягались в соху и  заступали  Смерти  дорогу:

опахивали свое  место,  очерчивали  в  снегу  борозду  -  замкнутый  круг.

Переступить эту черту Моровая Дева  не  смела  и  удалялась  разгневанная,

мстила кому  придется:  обрывала  пышные  хвосты  петухам,  лишала  голоса

псов...

     Кое-где от  отчаяния  начали  приносить  жертвы  Моране.  Чертили  на

испоганенной  Земле  ее   образ,   устраивали   плетень,   наполняли   его

подношениями. Бывало, убивали там и Людей...

     Но даже и Смерти  знакома  усталость.  Надоело  Моровой  Деве  мерить

своими ногами широкую и враждебную Землю, надумала она взобраться на плечи

человеку. И надо же было случиться, чтобы попался ей навстречу  брат  Кия,

возвращавшийся с городского торга домой.

     - Слышал ли ты о напасти, от которой все  умирают?  -  приняв  зримый

облик, спросила его Моровая Дева. - Вот это я и есть. Будешь теперь носить

меня на себе, да смотри, не  вздумай  миновать  хоть  чью-нибудь  избу!  А

будешь верно служить, так и быть, тебя пощажу.

     Попадись ей сам Кий,  верно,  кто-то  из  них  не  сошел  бы  с  того

несчастного места. Брат кузнеца оказался духом похлипче: покорно подставил

ей спину, и Моровая Дева обвила  костлявыми  пальцами  его  шею,  так  что

охватил все  тело  мороз...  И  побрел  горемыка  прежней  дорогой,  боясь

оглянуться через плечо. Легче легкого пуха  была  его  ноша,  но  если  по

совести - с песнями вскинул бы брат кузнеца на плечи стопудовый мешок и до

дому нес не споткнувшись!

     Шли они мимо двора, где  праздновали  рождение  первенца:  раздавался

смех, долетал  вкусный  запах  еды.  Но  Моровая  Дева  взмахнула  чермным

платком, и немедля все изменилось -  послышался  плач,  вскоре  замолк,  а

потом и дымок над крышей пропал... Мало ноги не отнялись у Киева брата, но

делать нечего - шел.

     Дальше, дальше вела их искрившаяся  в  лунном  свете  дорога,  и  вот

наконец впереди зазвучала знакомая размеренная песня молота и  наковальни,

повеял дымок родного огня. Там  ожидали  путника  братья  и  старая  мать,

молодая жена и малые дети.  Как  он  явится  к  ним  со  своей  чудовищной

спутницей, как выдаст ей на расправу самых любимых?..

     Невзвидел тут  свету  брат  кузнеца!  Страшным  словом  проклял  свое

слабодушие, да и себя самого! Что  было  мочи  стиснул  крепкими  пальцами

мертвые, костлявые руки на своей шее - и с криком бросился с дороги прочь,

на речной лед, туда, где дышала, курилась морозным паром черная полынья...

     Кий узнал голос брата и выбежал на подмогу, но поздно. Успел  увидеть

только круги, расходившиеся в полынье - глубока и быстра была в том  месте

река... И вот что еще увидел кузнец: серую тень,  изникшую  из  воды.  Она

показалась ему похожей на тощую, высокую женщину с длинными  неприбранными

волосами.  Эта  женщина  как  будто  с  испугом  оглянулась  на   полынью,

поглотившую смелого человека... потом взвилась высоко в непроглядное  небо

- и стрелой полетела к Железным Горам!

     Тогда Кий  понял,  что  произошло.  Опустился  на  колени  в  снег  и

заплакал...

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

 


При перепубликации гиперссылка на Библиотекарь.Ру обязательна 









Rambler's Top100