Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 


лжеанастасия

 

САМОЗВАНЦЫ


 

Лжеанастасия

Загадочная пациентка

 

  

АнастасияСтоял конец февраля. На берлинских улицах пахло весной, уже зеленели газоны. С канала Ландвер дул ветерок, приятно пахнувший оттаявшим льдом. Было около девяти вечера, но еще не опустели бульвары и тротуары центральных улиц. Прохожих было довольно много. Полицейский Христиан Руппель, дежуривший у въезда на мост, пристально вглядывался в сгущающиеся сумерки. Его внимание привлекла невысокая фигурка стремительно идущей женщины. Отчаянная решимость, с которой она буквально влетела на мост, не предвещала ничего хорошего. Христиан, работавший полицейским уже десять лет, сразу понял это. Он покинул свой пост и торопливо последовал за женщиной. Она, словно почувствовав погоню, оглянулась и вдруг ринулась к краю моста. Христиан услышал крик и удар о воду — гулкое эхо под мостом повторило его.

...Христиан вынырнул из холодной, в маленьких льдинках, воды, держа утопленницу за волосы. Как в тумане видел он приближающийся к ним спасательный катер.

В клинике Дальдорф, куда отвезли женщину, ей дали имя фрейлен Унбеканнт — «неизвестная». Она была без сознания и не имела при себе никаких документов. Переодевавшая ее санитарка пришла в ужас: на теле девушки было множество шрамов. Когда больная пришла в себя, ее стали спрашивать:  кто она такая, где живет и чем зарабатывает на жизнь? Но она отказалась отвечать. Вызвали следователя. Незнакомка натянула одеяло на лицо и отвернулась к стене. Несколько месяцев фрау Унбеканнт хранила молчание.

Однажды, лежа в постели, она листала какой-то иллюстрированный журнал. Вошедшая в это время медсестра, привыкшая к молчанию загадочной пациентки, молча поднесла ей лекарство. На всегда неподвижном лице фрау Унбеканнт вдруг появилось что-то вроде улыбки. Она протянула журнал медсестре и сказала:

— Не находите ли вы, что я похожа на младшую дочь русского императора? — она указала пальцем на фотографию юной девушки, сидящей у открытого окна. Медсестра, впервые услышавшая голос фрау Унбеканнт, взяла журнал в руки. Весь номер был посвящен последнему русскому императору и его семье. Фотографии членов царской семьи, вместе и по отдельности, были помещены почти на каждой странице.

—        Не правда ли, между нами очень большое сходство? — еще раз спросила пациентка.

Медсестра вгляделась в портрет княжны Анастасии.

—        Что-то есть, — ответила она, обрадованная тем, что столько времени молчавшая больная заговорила.

Тогда фрау Унбеканнт, скорбно глядя куда-то вдаль, тихо произнесла:

—        Я и есть Анастасия.

—        Но... но ведь Анастасия была убита, как и вся семья царя. Эти звери не пожалели даже детей.

—        Я чудом осталась жива. Один из солдат спас меня. Он был поляк. Отнес меня домой, а потом мы бежали из Екатеринбурга. Четыре месяца пробирались к границе. Сначала обосновались в Бухаресте, потом... начались новые несчастья.

Медсестра, забыв о своей коробке с лекарствами и о том, что ее ждут другие пациенты, слушала рассказ фрау Унбеканнт.

—        Я бежала в Берлин. Хотела просить помощи у тетушки Ирины. Когда подошла к дворцу, на меня вдруг напал страх, что во дворце меня никто не узнает. Отчаяние овладело мной, я побежала к мосту и... дальше вы знаете, что случилось.

Слух о том, что в клинике Дальдорф находится Анастасия Романова, быстро разнесся по Берлину.

Через несколько недель мнимая Анастасия покинула клинику Дальдорф. Она поселилась в небольшой берлинской квартирке в семье прибалтийского барона. Теперь его гостиная всегда была полна русскими эмигрантами, желавшими взглянуть на царскую дочь и послушать ее историю.

 

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>