Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 


Коварство и любовь

 

САМОЗВАНЦЫ


 

Княжна Тараканова

Коварство и любовь

 

  

Граф Алексей Орлов, адмирал русской эскадры, недавно победил турок под Чесмой. Он предвкушал славное возвращение в Россию, щедрые награды и милость императрицы — Екатерина II умела быть благодарной.

Эскадра стояла в Ливорно, готовясь к возвращению на родину, а граф поселился в Пизе — уютном городке среди роскошной итальянской природы.

Два дня назад Орлов получил престранное письмо, о котором не переставал думать. Некая русская княжна Елизавета писала ему, что она дочь императрицы Елизаветы Петровны, наследница трона Романовых и хочет предъявить свои права на престол. «Выражаю надежду, — писала княжна, — что вы, доблестный адмирал, не замедлите встать на мою сторону». Она предлагала графу встретиться с ней. Из осторожности княжна скрыла свое местонахождение. К письму была приложена копия завещания императрицы Елизаветы.

Орлов решил переслать письмо Екатерине, а от себя добавил: «Такая или нет дочь Елизаветы, не знаю. А буде есть и хочет не принадлежащего себе, то я навязал ей бы камень на шею, да и в воду...»

Граф не стал ждать, пока придет ответ от Екатерины II. Он начал искать, где скрывается княжна.

Наконец один из его агентов напал на след. Он сообщил, что в Риме живет некая графиня. Жизнь ее окружена тайной. Вероятнее всего, это и есть мнимая княжна Елизавета.

Граф вызвал к себе адъютанта Христенека. Хитрый, юркий, умеющий льстить, Христенек как нельзя лучше подходил для того, чтобы войти в доверие к княжне.

— Уговори ее встретиться со мной в Пизе. Льсти ей, называй русской императрицей, красавицей, но добейся, чтобы она согласилась на встречу.

Приехав в Рим, Христенек нашел особняк, где жила «великая княжна». Каждый день он просил докладывать о себе, но слуга неизменно отвечал:

—        Княжна никого не принимает. Не пытайтесь добиться встречи с ней.

Пронырливый Христенек, повертевшись у особняка две недели, однажды все-таки проскользнул к княжне.

Шел одиннадцатый час вечера. Княжна сидела за столом и что-то писала. Увидев незнакомца, она вздрогнула, но тут же подавила в себе страх. Властно посмотрела на пришельца, собралась что-то крикнуть.

Но Христенек опередил ее.

—        Я от графа Орлова, — торопливо проговорил он, — выслушайте меня.

Княжна встала. На лице ее отразилась буря душевных волнений, которые она пережила за эти дни.

—        Я вас слушаю, — проговорила наконец княжна.

—        Граф не сомневается в подлинности завещания, — тихо проговорил адъютант. — Он готов перейти со своим флотом на вашу сторону. Он поможет вам!

Самозванка молчала.

—        Мне нужно подумать, — наконец сказала она.

Через три дня княжна все-таки решилась. 12 февраля 1775 года под именем графини Зелинской княжна выехала из Рима. Через четыре дня она была в Пизе.

Граф Орлов ликовал, но не выдавал своих истинных намерений. Он обращался с княжной почтительно, предупреждал каждое желание «царственной особы» и держался с ней как самый верный подданный.

К тому времени он уже получил письмо от Екатерины с повелением взять самозванку под стражу и переправить в Россию, с разрешением даже использовать флот, если власти Рагузы откажутся выдать Тараканову. А Елизавета думала, что русский флот на ее стороне.

Граф притворился безумно влюбленным. «Великая княжна» очень скоро ответила ему взаимностью. Она похорошела и так веселилась и кокетничала, что через некоторое время Орлов и впрямь почувствовал себя слегка влюбленным. Но не поддался чувству, а лишь ломал голову над тем, как заманить самозванку на русский корабль.

Помог графу английский консул в Ливорно Джон Дик. Он прислал адмиралу письмо: «Уважаемый граф, в Ливорно произошел конфликт между русскими и английскими моряками. Ваше присутствие необходимо». Письмо было на английском языке, которого граф не знал. Княжна перевела его графу.

—        Я должен ехать, — печально сказал Орлов, — служба — превыше всего.

Княжна загрустила. Тогда Орлов стал упрашивать ее поехать с ним. Это будет чудесное путешествие! Должна же будущая императрица увидеть свой флот!

Княжна согласилась.

Английский консул дал обед в честь «ее высочества» Елизаветы. Стол ломился от экзотических блюд и фруктов.

Княжна веселилась как никогда. Так и сыпала шутками и остротами.

—        Адмирал, — обратилась она к графу, — я желаю побывать на русской эскадре!

Граф Орлов только этого и ждал. — Я немедленно исполню это желание, ваше высочество. И сейчас же прикажу для вашего удовольствия произвести морские маневры.

Когда катер с княжной подошел к эскадре, на кораблях заиграла музыка.

Раздалось дружное «Ура!». С адмиральского корабля «Три иерарха» спустили кресло и подняли княжну на борт.

Стоя у кормы, княжна мечтательно глядела на море. Как все хорошо складывается! Она по-настоящему влюбилась в этого умного, знатного мужчину. И граф любит ее. Возможно, они поженятся. Он поможет ей взойти на трон.

Вдруг она услышала резкий окрик:

—        Именем ее императорского величества вы арестованы!

—        В чем дело? Где граф? Вам дорого обойдется эта шутка! — в гневе вскричала самозванка.

Но поняв, что это не шутка, рыдая и непрестанно зовя графа в надежде, что ее услышат на берегу, княжна пыталась вырваться.

Когда княжна поняла, что граф Орлов ее просто обманул, она затихла, замкнулась в себе и больше из каюты не выходила.

22 мая 1775 года Екатерина поздравляла графа Орлова с успешным проведением операции.

 

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>