Вся библиотека

Оглавление

  

Материалы X международной научной конференции 29 мая - 3 июня 2001 г.

Международные отношения

в бассейне Черного моря в древности и средние века

 


Издательство Ростовского педагогического университета

 

Терракоты греческого <эмпория> на месте Елизаветовского городища

 

А.Г. Язовских (Ростов-на-Дону)

(работа выполнена при поддержке ФЦП "Интеграция", проект М0022)

 

Елизаветовское городище на Дону является уникальным памятником степной зоны Северного Причерноморья для изучения многих вопросов, связанных с греко-варварским миром скифо-античного времени. После открытия в 1982 г. в верхних культурных напластованиях Елизаветовского поселения греческой "апойкии", накоплен богатый, надежно датированный материал, позволяющий по-новому оценить развитие греко-варварских взаимоотношений в конце IV - первой трети III вв. до н.э. в Северо-Восточном Приазовье (Марченко, Житников, Копылов, 2000, с.248, 252-260). Материалы 19 полевых сезонов свидетельствуют о том, что это поселение было крупнейшим торговым центром, который вел обширную "международную" торговлю.

Находки предметов коропластики на Елизаветовском городище в различные периоды его существования представляют собой важный информационный источник для решения многих вопросов истории и культуры, как самого поселения, так и всего Северо-Восточного Приазовья в целом. Прежде всего, вырисовывается сложная система экономических, культурных, религиозных и этнополитических контактов различных центров античного мира с Подоньем-Приазовьем в конце IV - первой трети III вв. до н.э. Благодаря изучению изделий коропластики подтверждаются и дополняются сведения по хронологии, торговым связям, религиозным культам и многим другим аспектам. Отдельные вопросы, связанные с изучением коропластики Елизаветовского городища уже рассматривались в отдельных работах (Марченко, 1974, с. 5-7; Язовских, 1999, с. 90-92; 2001, с. 67-71). Был дан общий обзор терракот, однако не были выделены терракоты, которые можно уверенно связать с греческим "эмпорием". Именно этому и посвящена данная работа. [90]

На сегодняшний день в коллекции Ростовского областного музея краеведения и Научно-методического центра археологии РГПУ насчитывается 41 изделие коропластики, относящиеся к "эмпорию", 20 из них представляют собой объемную скульптуру и 21 протома. Следует отметить, что в коллекции имеются 6 терракот, которые происходят из греческого квартала инкорпорированного в состав скифского городища второй половины IV в. до н.э., однако, в данной работе они не рассматриваются.

Одной из значительных находок среди скульптур мелкой пластики следует отметить фигурку богини сидящей на троне из помещения 52 Дома 13 (отчет Марченко, 1987, л. 12-13, рис.14). Высота скульптуры 0,18 см, глина розовая с белыми включениями. В изломе глина трехслойная, имеющая серый цвет. Терракота покрыта ангобом со следами росписи (?) (рис. 1, 1). Богиня сидит на троне с крестообразными выступами, ноги покоятся на подставке. На голове - калаф, расширяющийся кверху. Пышные волосы разделены по центру на две части, локоны ниспадают на плечи. В правой руке находится фиала, в левой руке - конусообразный предмет. Гиматий, спускаясь вниз по спине, проходит под правой рукой и складками лежит на коленях. Аналогий подобным изображениям много в различных памятниках Северного и Северо-Западного Причерноморья, но ни одна из терракот не повторяет другую (Сокольский, 1964, рис. 6, 57, 1-3; Русяева, 1982, с. 81-90, рис. 33; Николаева, 1974, табл. 9,1; Кобылина, 1970, табл. 16, 5-6, табл. 18, 1, 2, 4, табл. 36, 6, табл. 42; Крутикова, 1962, рис. 1; Денисова, 1981, рис XIVа). Существует много различий в трактовке трона, головного убора, прически, лица, одежды, атрибутов, но на многих из них богиня одета соответственно эллинистической моде, как и в нашем варианте: хитон и гиматий. Хитон с глубоким вырезом с длинными рукавами и застежками вдоль рук (Мерцаева, 1972, с. 13, рис. 8). Ряд исследователей сопоставляют подобные изображения богини с образом Кибелы (Русяева, 1982, 81-91; Денисова, 1981, с. 52). Несколько фрагментов терракот, найденных в пределах площади Дома 10 (прирезки 16, 18) и в развалах камней и сырца во дворе Дома 5, на наш взгляд, также можно отнести к изображениям Кибелы (отчет Марченко, Житников, 1986, с. 24, рис. 24, 9, 10; отчет Марченко, Житников, 1984).

Фрагмент терракотовой фигурки - женская голова в высоком головном уборе, расширяющемся кверху. Высота - 5,5 см, глина розово-коричневая с белыми включениями. В изломе - трехслойная, имеет серый цвет (рис. 1, 2). Это образ молодой женщины с мягкими чертами лица и легкой улыбкой на губах, небольшим прямым носом, овальным подбородком, большими глазами. Лоб обрамляют пышные волосы. [91] Аналогии имеются среди находок в Ольвии и Кепах (Русяева, 1982, рис. 34; Николаева, 1974, табл. 10, 1).

Еще несколько фрагментов терракот, найденных в слоях "эмпория", можно также интерпретировать как образ богини Кибелы: женская головка высотой 4,5 см (рис. 1, 3), обломок средней части терракоты - фрагмент плеча женской фигурки с верхней частью трона (рис. 1, 4) и нижняя часть женской фигурки - нога, задрапированная складками хитона с кистью руки, лежащей на ноге. Глина этих фрагментов аналогична вышеописанной.

Значительный интерес представляет группа статуэток, явно отличающихся от терракот, связанных с областью культа. Почти все они относятся к категории объемных скульптур, состоящих из двух половинок, передающих образ свободно стоящих женских фигур. Как правило, сохранившиеся тыльные части терракот проработаны грубо, некоторые из них имеют технологические овальные отверстия. По своим стилистическим особенностям , по характеру глины они могут принадлежать боспорским мастерским, которые часто создавали свои работы в подражание "танагрским" статуэткам. Как известно, они получили широкое распространение по всему античному миру. Их изготавливали во многих центрах, но ни в одном из них производство не достигло столь высокого художественного уровня как статуэтки беотийского города Танагры. Появление фигурок "танагрского" стиля относится к 330 г. до н.э.

Фрагмент женской статуэтки, найденной при расчистке цокольных стен помещения 15 (рис. 1, 5). Ее левая, согнутая в локте, рука положена на находящийся рядом четырехгранный столб, на который наброшена драпировка. Правая свободно опущена. Высота фигурки - 10 см, глина коричневато-розовая (отчет Марченко, Житников, 1985). Обращает на себя внимание анатомически неправильная трактовка рук. Правая рука одинакова по всей длине, тогда как левая, завернутая в гиматий, имеет шарообразное очертание. Трудно предположить, что мастер, сумевший передать грациозность женской фигурки, не в состоянии был правильно соблюсти все остальные пропорции тела. Вероятнее всего, терракота была выполнена путем неумелого снятия слепка с уже готовой статуэтки. Подобные терракоты были найдены в зольнике Мирмекия и в погребении Пантикапея (Денисова, 1981, табл. X, а, б, с. 49, сноска 39). Еще одна аналогичная фигурка была найдена на Елизаветовском "эмпории" в помещении 52 дома 13. Ее высота - 10,7 см, глина коричневая с белыми включениями, сильно слоится (отчет Марченко, Житников, 1987 г., с. 12-13). [92]

Следующая терракота представляет собой односторонний рельеф с изображением нижней части женской фигурки (рис.1, 6). Высота - 6,5 см, глина коричневато-розовая. Вертикальные складки хитона ниспадают вниз, окутывая ноги. По характеру передачи ног и складок одежды, можно предположить, что сама фигурка находится в стремительном движении с сильным наклоном тела вперед (отчет Марченко, 1988, с. 7, рис. 4, 6). Близкая аналогия находится среди терракот Мирмекия (Наливкина, 1952, рис. 13, 1). Кобылина М.М. идентифицирует изображение подобного типа с Корой, преследуемой Аидом или же Гекубой, подобно той, которая известна на килике Брига в росписи "Гибель Трои". Многочисленные изображения вакханок на античной керамике передают подобную динамику движения (Кобылина, 1953, с. 5-7; Кун, 1955, с. 78, 172, 227, 247; Сидорова, Тугушева, Забелина, 1985, кат. № 26, 27, 40, 46, 47, 61; Eberhard Paul, 1982, р. 45, 46).

Одной из неординарных жанровых скульптур из серии мелкой пластики, найденных на "эмпории", является терракотовая статуэтка спящей менады с тимпаном в руке (рис. 1, 7). Она обнаружена в пределах двора Дома 22 (отчет Головачевой, 1991, рис. 6, 5, с. 7). Относится к типу круглой скульптуры. Ее высота - 15-16 см. Глина - оранжево-коричневая, в изломе - трехслойная, с черно-серой прослойкой. Полуобнаженная фигурка спящей менады покоится на скале. Шкурка животного с копытцем лишь слегка прикрывает верхнюю часть тела. Голова склонена к правому плечу. Изящные локоны ниспадают на плечи. Правая рука с тимпаном опущена вниз, левая рука отсутствует, но, судя по сколу, она была поднята и находилась над головой. Нижняя часть фигурки задрапирована складками одежды (?). По технике и манере исполнения ее можно отнести к изделиям боспорских мастерских. Известен аналог рассматриваемой терракоте в коллекции коропластики Пантикапея (Силантьева, 1974, табл. 16, 3 № 77). П.Ф. Силантьева относит пантикапейскую находку к кругу малоазийских мастерских. Елизаветовская терракота является одной из немногих терракот имеющей четкую датировку с верхней границей не позднее 70-х г. III в. до н.э. (Язовских, 1999, с. 90-92, фото I, Прищепа, 1999, с. 104-106, рис. 1-3).

Впервые на Елизаветовском "эмпории" найден фрагмент терракоты, имеющий сложную композицию (рис. 1, 8). От терракоты сохранилась лишь нижняя часть высотой 8 см (отчет Марченко, Житников, 1986, рис. 24, 8, с. 24). Глина коричнево-розовая, в изломе - трехслойная, с черно-серой прослойкой. Сохранился фрагмент ноги женской фигурки, задрапированный складками одежды (?). Фигурка или скульптурная группа располагалась на круглом постаменте открытом снизу. Качество исполнения высокое. Терракоты с круглыми постаментами [93] известны в коллекциях коропластики, но близкие аналогии пока не найдены. Предположительно, елизаветовский фрагмент терракоты может принадлежать части изображения скульптуры спящей Ариадны. По манере исполнения, трактовке одежды, изяществу передачи тела они весьма сопоставимы (Кун, 1955, с. 189).

Следует отметить, что среди находок <эмпория> есть традиционные изображения богини Деметры-Коры-Персефоны. Это протомы-полуфигуры с односторонним рельефом, но встречены они в меньшем количестве, чем на скифском и греческом поселениях предшествующих периодов. На данный момент известны фрагменты от 13 протом (рис. 1, 9). Их высота 12-13 см, ширина основания до 10 см. Глина рыже-коричневая без видимых включений, в изломе черепка - трехслойная, с черно-серым цветом. Протомы передают образ женского божества. Волосы высоко подобраны и пышным валиком обрамляют лицо. На голове - стефана, поверх которой наброшен гиматий. Он спускается вниз, окутывая плечи и спину. Правая грудь обнажена. Левое плечо и грудь закрыты гиматием, левая рука придерживает его край. Правая рука поднята к груди и ее пальцы сложены так, словно они держат какой-то очень тонкий предмет. На изображении Коры на росписи закладной плиты из II кургана Большая Близница в ее правой руке находятся цветы - желтые лилии, левая рука таким же движением поддерживает гиматий, спадающий с головы (Ростовцев, 1913, с. 15, табл. VIII).

Для многих протом-полуфигур <эмпория> характерны большие размеры, высотой до 20-24 см, ширина основания - 20-23 см. Глина разнообразная: от красновато-коричневой до темно-коричневой. Некоторые из них покрыты ангобом. В технологическом исполнении они более совершенны, нет небрежной, суммарной передачи изображений, видимо, формы для их отминки были высокого качества. На некоторых протомах в правой руке божества находится плод: яблоко или гранат (отчет Головачевой, 1991, с. 7, рис. 6, 6-11). Одна из протом имеет с тыльной стороны козырек для подвешивания или крепления (Копылов, 1995, рис. 30, 31). Впервые на Елизаветовском "эмпории" была найдена протома Деметры типа sans buste (рис 1, 10). Высота - 9,5 см (отчет Копылова, 2000, рис. 53). Близкие аналогии можно найти среди изделий местной мастерской Горгиппи (Цветаева, 1968, рис. 8).

Анализируя коллекцию терракот "эмпория", существовавшего в конце IV - первой трети III вв. до н.э., можно выделить по типологическому признаку:

- круглая, объемная скульптура (стоящие и лежащие фигуры);

- протомы-полуфигуры;

- протомы sans buste. [94]

По сюжетно-морфологическому признаку терракоты "эмпория" делятся на две группы: мифологические персонажи и жанровые статуэтки. Поиск аналогий изделиям коропластики рассматриваемого греческого поселения позволяет выделить несколько больших зон культурно-экономических связей: 1 - города Европейского Боспора (Пантикапей, Мирмекий, Тиритака, Порфмий); 2 - города Азиатской части Боспора (Кепы, Горгиппия, Гермонасса). Анализ рассматриваемых в работе терракот позволяет выделить изображения Кибелы, Деметры, Коры-Персефоны. Находка фигурки менады позволяет, на наш взгляд, говорить о культе, относящегося к Дионису.

Практически все терракоты этого греческого поселения могут быть отнесены к категории импортных, принадлежащих к продукции мастерских греческих городов, как Европейского, так и Азиатского Боспора. Их изучение показало, что они различаются по своим технологическим и стилистическим особенностям.

В заключение, следует отметить, что предметы коропластики, найденные на <эмпории>, позволяют включить их в широкий круг аспектов по изучению религиозных представлений населения этого греческого поселения на Елизаветовском городище, а также некоторых проблем торговых и культурных контактов.

Особо следует подчеркнуть, что именно Елизаветовский <эмпории> дает большую серию изделий коропластики, происходящей из закрытых и надежно датированных комплексов, что позволит в дальнейшем уточнить датировку многих терракот из памятников Северного Причерноморья.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Денисова В.И., 1981. Коропластика Боспора. Л.

2. Кобылина М.М., 1953. Аттическая скульптура VI-V вв. до н.э. М.

3. Кобылина М.М., 1970. Терракоты Северного Причерноморья. // САИ, вып. Г1-11, Ч.3, М.

4. Кругликова И. Т., 1962. О гончарной мастерской Горгиппи. // СА, №2

5. Кун Н.А., 1955 Легенды и мифы Древней Греции. М.

6. Марченко К.К., 1974. Терракоты Елизаветовского городища. // САИ, вып. Г1-11, ч. 4, М.

7. Марченко К.К., Житников В.Г., Копылов В.П., 2000. Елизаветовское городище на Дону. Pontus Septentrionalis II. Tanais 2. М.

8. Мерцалова М.Н., 1972. История костюма. М.

9. Наливкина М.А., 1952. Терракоты Мирмекия и Тиритаки. МИА № 25. [95]

10. Николаева Э.Я., 1974. Терракоты города Кепы. // САИ, вып. Г1-11, ч. 4, М.

11. Прищепа А.А., 1999. Репликация терракотовой скульптуры менады из фондов РОМК. // Донская археология, №1.

12. Ростовцев М.И., 1913. Античная декоративная живопись на юге Росси., С-Пб.

13. Русяева А.С., 1982. Античные терракоты Северо-Западного Причерноморья. Киев.

14. Сидорова Н.А., Тугушева О.В., Забелина В.С., 1985. Античная расписная керамика. // Из собрания ГМИИ им. А.А. Пушкина. М.

15. Силантьева П.Ф., 1974. Терракотовые статуэтки Пантикапея. // САИ, вып. Г1-11, ч. 3, М.

16. Сокольский Н.И., 1964. Святилище Афродиты в Кепах. // СА №4.

17. Сокольский Н.И., 1976. Таманский голос и резиденция Хрисаписка. М.

18. Цветаева Г.А., 1968. Новые данные об античном святилище в Горгиппии. // ВДИ № 1.

19. Язовских А.Г., 2001. Терракоты Елизаветовского городища. // МОБЧМ. Материалы IX международной конференции. Ростов-на-Дону.

20. Язовских А.Г., 1999. Терракотовая статуэтка менады из раскопок Елизаветовского городища. // Донская археология № 1.

21. Eberhard Paul, 1982. Antike keramik, Leipzig.

ОТЧЕТЫ И АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:

1. Головачева Н.В. , 1991. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции ЛОИА АН СССР в 1990 г. // архив РОМК

2. Копылов В. П., 1995. Отчет об исследовании Елизаветовского городища на Дону в 1994 г. // архив НМЦА РГПУ.

3. Копылов В.П., 1997. Отчет об исследовании в дельте Дона археологической экспедиции НМЦА РГПУ в 1996 г. // архив НМЦА РГПУ.

4. Копылов В.П., 2001. Отчет об археологических исследованиях НМЦА РГПУ в 2000 г. // архив НМЦА РГПУ.

5. Марченко К. К., Житников В. Г., 1985. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции в 1984 г. // архив РОМК.

6. Марченко К.К., Житников В.Г., 1986. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции в 1985 г. // архив РОМК.

7. Марченко К.К., Житников В.Г., 1987. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции в 1986 г. // архив РОМК.

8. Марченко К.К., Житников В.Г., 1988. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции в 1987 г. // архив РОМК.

9. Марченко К.К., 1994. Отчет о работе Южно-Донской экспедиции в 1993 г. // архив ЛОИА АН РФ. [96]

 

<<< Оглавление     Следующая статья >>>

 





Rambler's Top100