Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

   


Загадка гуслей-псалтыряВладимир Иванович ПОВЕТКИН

 

Альманах «Чело» 1(10) 1997 год


 

Загадка гуслей-псалтыря

 

Настоящее исследование поддержано Российским гуманитарным

научным фондом (Проект №96-01-00447). Печатается впервые.

 

В древнерусских миниатюрах, фресках и других произведениях изобразительного искусства, создание которых контролировалось православной церковью, было принято изображать зарубежные музыкальные инструменты. Лишь об одном инструменте можно с уверенностью сказать, что русские художники рисовали его не посредством иностранных книжных образцов, а наблюдая в жизни. Таковы многострунные гусли-псалтирь ( гусли шлемовидные)1 Почему-то именно этот инструмент был выделен из большого числа бытовавших на Руси музыкальных инструментов и даже из числа прочих типов гуслей, хотя он, как нынче можно утверждать, сформировался позднее гуслей звончатых (крыловидных) и, тем более, гуслей лирообразных. Противоречие состоит еще и в том, что при огромной известности этого инструмента как изобразительного символа библейских, а также и вообще славянских гуслей, все же материальных его свидетельств археологи долгое время не могли обнаружить - и все это на фоне многочисленных открытий других типов гуслей. Каково происхождение гуслей-псалтиря? Какое место они занимали в русском быту, если известно, что ревнители древних христианских традиций осуждали инструментальное музицирование как наследие язычества? С появлением в недавнее время новых свидетельств гуслей-псалтиря стало возможным решить некоторые вопросы или определить обоснованные пути к их решению. Впрочем исследование истории этого инструмента началось еще в прошлом веке.

А.С.Фаминцын в самом факте изображения гуслей-псалтиря на русских миниатюрах XIV века видел доказательство того, что данный инструмент бытовал на Руси. «Иноземное название инструмента указывает на заимствование его извне» - говорит он в своем исследовании, что и подкрепляет рассуждением Георги: «В общем строении своем гусли имеют большое сходство с вошедшим в употребление в южной Германии псалтирем (Psalterium )». Далее Фаминцын приводит сведения С.Ф.Миллера, побывавшего в 1743 году в Казанской губернии. Касаясь быта местных народов, Миллер отметил: «Из игральных инструментов первой у них есть наподобие лежачей гарфы, видом полумесяца, об 18 струнах. Такие инструменты употребительны и у русских, которые называются гуслями». Ссылаясь на Миллера, Фаминцын приходит к заключению: «Сходный с русскими гуслями инструмент у татар называется - гусли, у черемисов - кюселе, у чуваш - гюссле, словом восточные народы заимствовали у русских псалтиревидные гусли вместе с их русским названием, почти не изменившимся в устах».2

Данное рассуждение оставалось общепринятым. Его по сути придерживался и К.А.Вертков, дополнив мыслью о том, что тип многострунных гуслей мог принадлежать восточнославянским племенам, селившимся в верховьях Волги. Чем и оправдывается последующее усвоение этого инструмента народами Поволжья.3

Иначе понимает историю псалтиревидных гуслей Р.Б.Галайская. Отмечая факт изображения таковых исключительно в книгах церковного содержания, она связывает его с русской миссионерской деятельностью в Поволжье. При этом она представила картину знакомства русских скоморохов с поволжским населением: «...нет ничего удивительного в том, что, подхватив разновидность многострунного музыкального инструмента у вновь обращенных в православие народов, они принесли его с именем «гусли» в московские земли». По мнению Галайской, ни один из исторических или этнографических источников не сообщает об участии каких-либо типов русских гуслей в ритуально-магических обрядах. У поволжских же народов полуовальные гусли вплоть до XX века, а то и позднее использовались во время молений в священных рощах, при похоронах и других обрядах.4

Также и В.В.Кошелев, исследуя нагайбакские (татарские) полуовальные гусли, отмечает их участие в свадебном, похоронном обрядах; под них плясали, пели эпические произведения - байты. Соглашаясь с М.Н.Нигмедзяновым в том, что традиция игры на гуслях была унаследована татарами от волжских булгар, Кошелев продолжает: «В свою очередь предком музыкального инструмента булгар вероятнее всего был среднеазиатский канун».5

Который из взглядов на историю многострунных гуслей ближе к истине, подсказывают дополнительные свидетельства, связанные в большинстве своем с новгородской культурой.

Прежде всего следует заметить, что самое раннее изображение гуслей-псалтиря относится не к XIV веку, а к концу XIII века. Это миниатюра на листе 39 в Новгородской Симоновской (Хлудовской) Псалтири: царь Давид играет на гуслях, имеющих изогнутое вовнутрь    основание,    и    потому    подобных многострунному луку.

 

Буквица с изображением гусляра. Новгородский Служебник

Буквица с изображением гусляра. Новгородский Служебник XIV в.

 

В 1970-х годах в Новгороде на берегу Волхова была найдена небольшая, с утратами, свинцовая литая накладка XIII-XV веков. На ней изображен гудец с гуслями, корпус которых походит на лук.

Еще в1952 году в Новгороде из слоя середины XV века был извлечен изразец. На нем показан гудец с многострунными гуслями, у которых основание ровное; это также известная по книжным миниатюрам форма гуслей, именно к таковым более всего применимо название шлемовидных. Возле гудца стоит человек в длиннополой одежде с посохом и восседающей на его руке птицей, которая как бы вещает, что надо играть на гуслях. В сюжете содержатся, кажется, и мотивы ранней христианской религиозности, и одновременно признаки средневекового концертного артистизма.

Подлинную ценность составляют открытые в Новгороде свидетельства самих гуслей-псалтиря. Правда, это небольшие обломки, позволяющие лишь в общих чертах представить формы инструментов. Обломок тонкой дубовой полочки со следами некогда приклеивавшегося к ней струнодержателя был обнаружен на Неревском раскопе в 1958 году в слое конца XIV века.6 Обломок другого инструмента найден на Троицком раскопе в 1995 году в слое XIV века - это угловая часть его полого корпуса.7 Наконец, на том же раскопе в 1996 году в слое середины XIV века были найдены несколько обломков изогнутого струнодержателя, бесспорно принадлежавшего гуслям-псалтирю.8 Из указанных свидетельств по крайней мере первые два сообщают о гуслях с вогнутым основанием.

[Важное открытие состоялось и вне Новгорода - в Пскове в 1985 году. Это бронзовый поясной набор XV века. Он состоял из девяти деталей с изображенными на них фигурами зверей и людей. На двух деталях -круглых литых прорезных пластинах - показан одинаковый сюжет: гудец, играющий на гуслях-псалтире с прямым основанием, справа и слева от него - две фигуры,9 возможно, воины, внимающие его игре ( сказитель с гуслями?).

 

Буквица с изображением пляшущего гусляра. Новгородское Евангелие 1358

Буквица с изображением пляшущего гусляра. Новгородское Евангелие 1358 г.

 

Очевидное значение указанных свидетельств в том, что они являют собой бесспорный факт применения гуслей-псалтиря в жизни, и в первую очередь не на Востоке Руси, а в Новгородско-Псковской земле. Они подтверждают также бытование на Руси характерных двух форм многострунных гуслей - с основанием вогнутым, что отмечается в ранних документах, и основанием прямым, что появляется в документах несколько позже. Вновь открытые предметы с изображениями гуслей-псалтиря еще и еще подкрепляют мысль о широком использовании этого инструмента в русском быту. Не случайными выглядят и его последующие изображения как инструмента, сопровождающего выступление кукольного театра, чему очевидцем в 1634 году был А.Олеарий,10 или как инструмента ансамблевого концертного, что показано в «Букваре» К.Истомина.11 Не случайно, по-видимому, он показан и в обстановке свадебного обряда. Речь идет о сундуке-подголовке, расписанном в новгородской живописной традиции в конце XVII века на Северной Двине: девица красная и молодец преизрядный обмениваются рукопожатием, девица - с чарой медового напитка, молодец - с гуслями.12 Вместе с тем изучения заслуживает вопрос об использовании многострунных гуслей в околоцерковном обиходе. Не могло ли быть, что уже изначально эти гусли использовались при монастырях чаще, нежели где-либо? Если так, то такой причиной можно было бы объяснить загадочно редкие находки свидетельств данного типа гуслей на усадьбах древних новгородцев. Письменные документы XV-XVII веков указывают на сосуществование скоморохов и церковнослужителей.13 Скоморох, гудец с гуслями-псалтирем - вопреки письменным осуждениям игры на гуслях вообще начиная от XIII вплоть до XVIII века, был поощрен многочисленными изображениями. В их числе, к примеру, роспись на дверце шкафа XVII-XVIII веков с надписью «Беседа»14 и миниатюра в «Цветнике» XVIII века,15 где нравоучительные библейские сцены показаны так, словно подсмотрены в монастырской жизни. Впечатление о принадлежности гуслей-псалтиря к околоцерковному быту усиливается еще и таким фактом. В XVIII веке в России приобретают известность новые гусли -концертные. Конструктивно это те же гусли-псалтирь, но уложенные в прямоугольный ящик с ножками. Ими часто пользовались регенты, почему и возникло их наименование - «поповские гусли». Однако каковы истоки гуслей-псалтиря?

Версия о переносе их на Русь от поволжских народов неубедительна. Названия «кусле», «кюсле», «гусля» происходят от славянского - «гусли» -факт, который вспять не повернешь. Использование гуслей в священных рощах - важный, но не самый сильный довод в пользу их местного происхождения: иначе и гармонику, нашедшую себе место в священных рощах, придется причислить к «исконным». О древних струнных инструментах поволжских народов свидетельствуют открытые на городище Иднакар (Удмуртия) в слоях Х-ХП веков две костяные кобылки с засечками для пяти струн.16 Они могли принадлежать тамбуровидным инструментам, но никакие многострунным гуслям и не их прототипам. Значит, если и следует искать связь гуслей-псалтиря со среднеазиатским кануном, то не через волжских булгар.

Ближайшим по конструкции к гуслям-псалтирю является западноевропейский псалтериум. В скульптурах XII-XV веков наглядно показано, как под влиянием прямоугольно-трапециевидного кануна образовалось несколько разновидностей псалтериума.17Одна разновидность особенно близка гуслям с прямым основанием. Что и позволяет думать об их происхождении от общего прототипа.

Что же касается гуслей, похожих на многострунный лук, то образованием своих форм они, вероятно, обязаны опыту не столько Западной, сколько Восточной Европы. Но как это произошло?- догадаться пока нельзя. Единственное наводящее на размышления свидетельство содержится в былине «О Добрыне Микитинце»:

«У молодца Добрынюшка Микитинца В тот тугий лук разрыв чаты и в тупой конец Введены были гуселышка яровчаты». Вот он - сбереженный в чудесной памяти сказителя Т.Г.Рябинина перл русской эпической поэзии - лук, разящий стрелами музыки. Ничто так не близко, как он, очертаниям загадочных гуслей.

 

 

Литература:

 

1          В.И.Поветкин. «Русский» изобразительный канон на музыкальные инструменты. // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник-1989. М., 1990. С. 145.

2          А.С.Фаминцын. Гусли - русский народный музыкальный инструмент. СПб., 1890.

3          К.А.Верткое.   Русские  народные  музыкальные инструменты. Л.,1975. С. 73.

4          Р.Б.Галайская. Опыт исследования древнерусских гуслей в связи с финно-угорской проблематикой. // Финно-угорский музыкальный фольклор и взаимосвязи с соседними культурами. Таллин, 1980. С. 24-25.

5          В.В.Кошелев. Нагайбакские гусли. Опыт комплексного исследования. // Искусство Татарстана: пути становления. Казань, 1985. С. 43.

6          В.И.Поветкин. Музыкальные древности Новгорода. //Новгородские археологические чтения. Новгород, 1994. С. 70-72.

7          В.И.Поветкин. Новгород музыкальный по материалам археологических исследований. Сезон раскопок 1995 г. //Новгород и Новгородская земля. История и археология. (В печати.)

8          В.И.Поветкин. Новгород музыкальный по материалам археологических исследований. Находки 1996 г. // Новгород и Новгородская земля. История и археология. (В печати.)

9          И.О.Колосова. Бронзовый поясной набор из Пскова. //Культура и история средневековой Руси: Тезисы конференции, посвященной 85-летию А.В.Арциховского. М., 1987. С. 21-23.

10        Н.Ф.Финдейзен. Очерки по истории музыки в России с древнейших времен до конца XVIII века. М-Л., 1928. С. 193, рис.50.

11        Там же. С. 157, рис.42.

12        Сокровища русского народного искусства. Резьба и роспись по дереву. Альбом. М., 1967. Илл. 6-8.

13        В.В.Кошелев. «В церкви - образа, а в келье - гудочник».// Язычество восточных славян. Л., 1990. С. 88-97.

14        Сокровища русского народного искусства... Илл. 37.

15        В.Н.Щепкин. Учебник русской палеографии. М., 1918. Рис. 36.

16        М.Г.Иванова. Чепецкие древности. Устинов, 1985. С. 86-87; М.Г. Иванова. Истоки удмуртского народа. Ижевск, 1994. Илл.

17        W.Stauder. Alte Musikinstrumente. Braunschweig, 1973. S.82-90.

18        Песни, собранные П.Н.Рыбниковым. Петрозаводск, 1989. Т. 1,С. 126.

 

1996 год

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100