Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Усадьба новгородского художника 12 века

 

Б.А. Колчин, А.С. Хорошев, В.Л. Янин

 

Хронология Троицкого раскопа

 

В археологии Новгорода вот уже 20 лет хронологическое членение культурного слоя и определение времени вещевых древностей производится на основе абсолютных дендрохронологических дат вскрываемых на раскопе деревянных сооружений.

Сохранность дерева в культурном слое Троицкого раскопа достаточно хорошая. До нас дошли в разной степени сохранности (с позиции их пригодности для дендрохронологического анализа) мостовые Черницыной улицы, .дворовые настилы, нижние венцы срубов бревна тынов и несколько вертикальных столбов — печных опор, воротных верей и т. п. На Троицком раскопе в 1973—1977 гг. собрано более 600 образцов древней древесины.

Основу стратиграфического членения культурного слоя Троицкого раскопа составили 27 ярусов мостовой Черницыной улицы, с которых взято 352 образца. По этим образцам создана абсолютная дендрохронологическая шкала мостовых Черницыной улицы протяженностью в 557 лет — с 885 до 1442 г. Предварительная хронология строительства всех ярусов Черницыной улицы опубликована г.

Мы коснемся хронологии мостовых и сооружений только для периода существования усадьбы А второй половины XII и первой половины XIII в.

Изучая колебания годичного прироста деревьев, вскрытых [на Троицком раскопе, следует отметить, что основные угнетения (т. е. падение годичного прироста древесины) полностью повторяют угнетения и микроциклы генеральной новгородской дендрошкалы. Поэтому древесина Троицкого раскопа достаточно быстро и надежно находит свое место на новгородской хронологической шкале, а следовательно, и получает абсолютные даты рубки каждого дерева. Отрезок изучаемой нами дендрошкалы приходится на XI, XII и начало XIII в. (рис. 7). Кривые колебаний годичного прироста характеризуются устойчивым рисунком в основных циклах и микроциклах вековых угнетений.

На исходе первого десятилетия XI в. прослеживается группа узких колец, минимальная толщина которых приходится на 1008—1009 гг. Но в ряде случаев имеется еще третье кольцо минимального прироста — 1010 г. Кривые двух последующих десятилетий не демонстрируют каких-либо своеобразных черт и обнаруживают по большей части тенденцию к повышению прироста в середине второго десятилетия. Конец 20-х — начало 30-х годов ознаменован сокращением толщины прироста. Узкие кольца наблюдаются в 1029—1032 гг., причем кольцо 1032 г., как правило, — самое тонкое. Тридцатилетие между 1040-ми и 1060-ми годами имеет кривую, довольно разнообразную по рисунку. Здесь можно отметить лишь микроциклы разной интенсивности, приходящиеся на середину 50-х и 60-е годы.

Та же картина характеризует и древесину двух следующих десятилетий. «Отрезок последнего десятилетия XI в. наиболее стабилен. Узкое кольцо приходится на 1094 г., затем повсеместно наблюдается повышение прироста (рис. 8).

Если кривые начала первого десятилетия XII в. довольно многообразны по строению, то в последние его годы обнаруживается значительный спад прироста. Иногда первое угнетенное кольцо приходится на 1110 г., но чаще это 1111 или 1112 г. Затем снова наблюдается подъем (благополучные годы), сменяющийся примерно в половине случаев новым падением, которое приходится на конец 10-х—начало 20-х годов. Кривые второй половины 20-х годов отличаются неустойчивостью, однако имеют явную тенденцию к подъему. Зато начало 30-х годов XII в. на всех изученных образцах представлено одной и той же картиной — резким падением кривой, причем толщина кольца, следующего за кольцом 1131 г., в полтора-два раза меньше ширины кольца ИЗО г. Следующий за этим микроциклом подъем кривой в большинстве случаев довольно крутой; максимум его падает на 1139 — 1140 гг., но иногда наблюдается плавное развитие.

Отрезок 40-х годов XII в. не обнаруживает постоянства, зато в следующем десятилетии рисунки кривых совершенно стабильны. Падение прироста приходится на середину этого отрезка, а самые узкие кольца — на 1155 — 1156 гг. Конец этого десятилетия отмечен явным подъемом кривой, который в 1162 — 1163 гг. сменяется резким спадом. Это угнетение несколько напоминает микроцикл 1132 — 1133 гг. — два узких кольца, резкое падение прироста; однако различие имеется в последующем развитии колец. Микро-цикл 1162 — 1163 гг. более широк, подъем нарастает постепенно.

Период наступившего благополучия нарушается на рубеже 60 — 70-х годов. Древесина 70-х годов не имеет заметных аномалий, хотя во второй половине этого периода часть кривых фиксирует небольшой микроцикл. Следующее десятилетие тоже сравнительно спокойно, однако часть кривых дает падение с максимумом в 1185 или 1186 г. Дерево 90-х годов XII в. характеризуется угнетением, приходящимся на 1191 — 1192 гг. Здесь можно отметить часто повторяющуюся одинаковую толщину угнетенных колец. Дальнейший взлет кривой, иногда продолжающийся до конца 90-х годов, нарушается лишь незначительным спадом прироста у некоторых деревьев, приходящимся на 1196—1197 гг.

Кривая первого десятилетия XIII в. не отличается постоянством рисунка, но в последующие годы совершенно очевидна тенденция к понижению прироста. Оно переходит в начале следующего десятилетия во всеобщее угнетение, охватившее группы из трех-четырех колец с 1210 по 1213 г. Положение колец в этой группе угнетения варьируется. За циклом узких колец во всех случаях следует взлет кривой, достигающий максимума в 1216—1217 гг. Потом снова наблюдается резкое падение прироста, фиксируемое абсолютно всеми кривыми вне зависимости от возраста дерева. Угнетение 1219—1220 гг. имеет очень характерный и стабильный рисунок. Падение прироста, начавшееся после 1217 г., достигает максимума в 1219 г. и продолжается в 1220 г. Иногда оба узких кольца бывают равны по толщине. Установить ведущее кольцо этого микроцикла не удается, но им может быть только одно из двух названных только что. Следующий за этим крутым провалом подъем прироста в конце 20-х и начале 30-х годов сменяется новым, не очень сильным падением кривой с максимумом в 1231—1232 гг. Более постоянный характер имеет следующее угнетение — группа узких колец 1237—1239 гг., где наиболее узкие кольца датируются большей частью 1237 г.

Рассмотрение дендрошкал Троицкого раскопа мы начнем с хронологии строительства мостовой Черницыной улицы яруса 11.

Эта мостовая сохранилась очень хорошо, особенно настил. До нас дошло более 30 плах. Настил выложен из плах длиной 3,5 м, шириной 20—30 см; лаги имели длину 6—8 м и диаметр 14 см. Сохранность древесины хорошая. Взято 32 образца, из них 24 — от плах и 8 — от лаг. Возраст древесины плах — 160—135 лет, лаг — 65—52 года. Датировку получили 24 образца. Даты рубки плах: 1247 г. — 11 образцов, 1246—1243 гг. — пять образцов. Лаги рублены в 1247 (пять образцов) и в 1245 (три образца) гг. Время сооружения мостовой — 1247 г.

Мостовая яруса 12 сохранилась относительно хорошо только в западной половине раскопа. До нас дошли 33 плахи уличного настила и лаги. Настил выложен из плах длиной до 3,3 м, шириной 15—20 см; лаги имели длину до 10 м, диаметр 17—18 см. Сохранность древесины средняя. Удалось взять всего 22 образца, из них 12 — от плах мостовой и 10 — от ее лаг. Возраст древесины плах — 123—95 лет, лаг — 45—38 лет. Датировать возможно 16 образцов. Даты рубки плах: 1213г. (шесть образцов), 1212— 1211 гг. (пять образцов). Пять лаг срублено в 1213 г. Время сооружения мостовой — 1213 г. (рис. 9).

Мостовая яруса 13 находится в плохом состоянии. Плахи мостовой на всем протяжении улицы фрагментарны, целиком дошло до нас только семь плах. Они узкие, шириной 12 см, длина не превышает 3,2 м. Лучше уцелели лаги длиной до 5,8 м, диаметром 12 см. Сохранность древесины лаг хорошая. Удалось взять всего 13 образцов, из них шесть — от плах и семь — от лаг. Возраст древесины плах — 65—60 лет, лаг — до 40 лет. Все плахи и лаги срублены в 1196 г. (рис. 10).

Мостовая яруса 14 дошла до нас в разрушенном состоянии. Основная масса плах обгорела во время сильного пожара 1194 г. и была оставлена в разбросе при сооружении мостовой яруса 13. Многие плахи яруса 14 в это-время были положены вдоль лаг мостовой, некоторые плахи перевернуты и т. п. Длина плах (т. е. ширина мостовой) равна 3,4 м. Лаги сохранились полностью, но некоторые из них также частично обгорели. Всего удалось взять 35 образцов: 16 — от плах, 12 — от лаг и семь — от подкладок под лаги. Древесина в хорошем состоянии. Возраст древесины плах — 100— 78 лет, лаг — 62—45 лет. Почти все образцы были датированы, но даты обнаружили значительный разброс, так как у многих образцов поверхность дерева обгорела. Девять образцов (из них восемь лаг и одна плаха) датируются 1172 г. Семь подкладок под лаги с частично разрушенными внешними кольцами получили даты от 1155 до 1165 г. Четыре плахи с хорошо сохранившимися внешними кольцами датированы 1185 г. Это были плахи, которыми в 1185 г. ремонтировали мостовую Черницыной улицы. Таким образом, девять образцов древесины мостовой, в основном лаги, имеют дату рубки 1172 г. Этот год и принимаем за время сооружения мостовой.

От мостовой яруса 15 сохранились только мощные круглые лаги. Их длина варьирует: есть лаги длиной 7,8 м, но имеются и не более 3 м; диаметр достигает 18^см. Древесина в хорошем состоянии. Возраст древесины лаг — 78—46 лет. Всего было взято девять образцов — одна плаха и восемь лаг. Все лаги получили очень хорошую привязку и твердые даты рубки: шесть из них были срублены в 1155 г., одна — в 1154 г. Время сооружения мостовой определяем 1155 г.

У мостовой яруса 16 настил отсутствует, лаги сохранились хорошо. Их длина достигает 9,8 м, диаметр около 12 см. Древесина лаг в среднем состоянии. Всего удалось взять пять образцов. Возраст древесины — 75— 45 лет. Все пять образцов хорошо датируются. Дата рубки четырех лаг по образцам — 1129 г., одной — 1128 г. Мостовую сооружали в 1129 г.

Капитальный ремонт и строительство новых мостовых, когда поднимали уровень улицы, чаще всего проводили после сильных пожаров, сжигавших значительные пространства города. В Людином конце в интересующий нас период летопись отмечает два таких пожара. В 1194 г. «зажьжеся пожар в Новегороде в неделю на Всех святых, в говение, в заутрении год: загореся Савкине дворе на Ярышеве улици, и бяше пожар зол, сгореша 3 церкви: святыи Василии, святаа Троица, и святое Въздвижение, и много домов добрых, и уяша у Лукине улице» 2. В 1209 г. в «Новегороде бысть пожар велик: загореся на Радятине улици и съгоре дворов 4000 и 300, а церквии 15» 3.

Но иногда ремонт проводили и после других стихийных бедствий. Строительство новой мостовой яруса 16 было предпринято после большого наводнения, о котором имеется сообщение в летописи: «В се же лето вода бяше велика в Волхове, и хором много сноси» 4. Следует заметить, что 1128 г. оказался для новгородцев очень тяжелым — был сильный голод: «В се же лето люте бяше: осминъка ръжи по гривне бяше; и ядяху люди лист липов, кору березову, инии молиць истълъкше, мятуце с пелъми и с соломою; инии ушь, мъх, конину; и тако другим падъшим от глада, трупие по улицям и по търгу и по путьм и всюду; наяша наймиты возити мьртвьця из города; а смородъм нелга вылести. Туга, беда на всех, отець и мати чадо свое въса-жаше в лодью даромь гостьи, ово их измьроша, а друзии разидошася по чю-жим землям» 5. Несмотря на столь тяжелое положение в городе новые уличные настилы были сооружены уже в следующем году.

У мостовой яруса 17, как и в ярусе 16, настил плах отсутствует, уцелели только лаги. Их длина колеблется в пределах 8,5 м, диаметр равен 14—18 см.

Древесина лаг в хорошем состоянии. Удалось взять всего 11 образцов, жх возраст — от 115 до 45 лет. Восемь лаг были срублены в 1107 г. Этот год мы и принимаем за время сооружения мостовой.

На основе порубочных дат древесины мостовых Черницыной улицы мы принимаем следующую хронологию строительства настилов этой улицы: Мостовая яруса 17 сооружалась в 1107 г.    Мостовая яруса 13 сооружалась в 1196 г.

Абсолютные дендрохронологические даты получили и некоторые сооружения, вскрытые в горизонтах ярусов 15—14. Это сруб I—6, дворовая мостовая, которая вела от него на Пробойную улицу, и ряд деревянных конструкций южной стены сруба IV—45.

От северной стены сруба I—6 на запад, на Пробойную улицу, шла мостовая шириной 3,1 м. Она была сделана из обычных полукруглых плах шириной 25—30 см. Плахи покоились на двух продольных лагах. Мостовая вскрыта на всем участке от западного профиля раскопа в длину на 8,5 м. Она насчитывала 28 плах. От 16 плах удалось взять образцы (рис. 11).- Сохранность древесины у некоторых плах плохая, датировать было возможно только 12 образцов. Возраст древесины плах — 162—95 лет. Дата рубки семи плах — 1151 г., двух — 1150 г., у одного образца была нарушена заболонь, и по последнему кольцу определена дата 1139 г. Два образца, взятые с самого восточного края вымостки, имели дату 1160 г. Таким образом, время сооружения этой вымостки мы определяем 1151—1152 гг. (рис. 12). Дата двух последних плах говорит о ремонте или дополнительной пристройке настила во время строительных работ на северной части усадьбы.

От двух бревен нижнего венца сруба I—6 были взяты образцы. Древесина достаточно хорошей сохранности, чтобы произвести дендрохронологическое исследование (образцы H73-GT-17 и H73-GT-16). Первый образец имел возраст 199 лет, второй — 102 года. Дата рубки по этим образцам — 1151 г.

Наибольшую серию образцов мы получили в 1973 и 1977 гг., когда раскапывали сооружения, находившиеся севернее дворовой вымостки. Это южная стена сруба IV—45 и отдельные бревна и плахи от постройки IV—49. Всего удалось взять 12 образцов. Один образец (ТС-15-10) взят от бревна южной стены сруба IV—45, остальные — от столбового сооружения IV—49. Датировать удалось только шесть образцов.

Бревно ТС-15-10, довольно хорошей сохранности, имело возраст 215 лет. Дата рубки — 1153 г.

Образцы, связанные со срубом IV— 49, обнаружили значительный разброс дат — от 1154 до 1161 г. Дата рубки 1161 г. определяется полукруглой мощной плахой (Н73-СТ-13), лежавшей внутри постройки и представлявшей собой остатки пола в подклети высокого терема. Плаха имела ширину 27 см. Возраст древесины — 149 лет.

Рис. 13. Полигоны распределения браслетов в культурном слое раскопов Неревского, Ильинского и Троицкого

Таким образом, строительство дома IV—45 началось в 1153 г. Строительные работы продолжались несколько лет и были закончены в 1161 г. Судя по датам других образцов, взятых от сруба IV-45 (H77-TC-15-3 - срублено в 1185 г., Н77-ТС-15-4 — срублено в 1178 г.), мы можем говорить о ремонтных работах, проведенных в этом доме в 80-х годах XII в.

От сооружений, воздвигнутых на усадьбе после пожара 1194 г. (срубы IV—37, I—4, II—17), из-за плохой сохранности древесины не удалось взять образцы для дендрохронологического исследования. Говоря о времени начала строительства после пожара 1194 г., необходимо отметить следующее. В слоях яруса 12, которые мы стратиграфически связываем со временем после пожара 1209 г., в развале постройки IV—36 имелись два бревна, от которых были взяты образцы для дендрохронологического анализа (Н77-ТС-12-1 и Н77-ТС-12-2). Даты рубки определены 1196 и 1197 гг. Мы имеем основание предполагать, что эти бревна ранее принадлежали постройке IV—37, сгоревшей в пожаре 1209 г. Время ее строительства, таким образом, связывается с 1196-1197 гг.

Для проверки стратиграфической связи ярусов Черницыной улицы с напластованиями культурного слоя на усадьбе мы рассмотрим хронологию такой массовой находки, как стеклянные браслеты. На Троицких I, II и IV раскопах найдено 433 стеклянных браслета. Размещение их в пластах XIII в. приведено в таблице 1.

 

Таблица 1. Размещение стеклянных браслетов

 

Раскоп Троицкий IV Раскоп Троицкий I   Раскоп Троицкий II

пласт  количество    пласт  количество    пласт  количество

14        3          12        11        11        3

13        33        11        1          10        9

12        44        10        9          9          15

И         42        9          27        8          42

10        36        8          20        7          31

9          21        7          12        6          10

8          9          6          7          5          8

7          5          5          2          4          7

Итого: 193                  79                    125

 

На основе этой таблицы с учетом абсолютной хронологии ярусов Чер-ницыной улицы мы построили полигон распределения стеклянных браслетов в культурном слое и сопоставили его с полигонами распределения стеклянных браслетов на Неревском и Ильинском раскопах (рис. 13). Закономерности распространения этой категории массовых находок по пластам Неревского, Ильинского и Троицкого раскопов совпали полностью.

 

 

«Усадьба новгородского художника 12 века» Б.А. Колчин, А.С. Хорошев, В.Л. Янин

 

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 





Rambler's Top100