Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 

 

 

загадка событий 1216 года


История и археология Новгорода

Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Выпуск 19/2005 

 

 

 

РАЗДЕЛ I. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В НОВГОРОДЕ И НОВГОРОДСКОЙ ЗЕМЛЕ

 

 

РАБОТЫ В ЛЮДИНОМ КОНЦЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА В 2004 Г.

(Троицкий XIII и XIV раскопы)

 

  

В.Л.Янин, А.С.Хорошев, Е.А.Рыбина, А.Н.Сорокин, А.М.Степанов, Л.В.Покровская

 

В 2004 г. было продолжено археологическое исследование городских усадеб Людина конца древнего Новгорода (Троицкий XIII и XIV раскопы). На площади 816 кв.м вскрыты культурные отложения мощностью от 20 до 40 см. Заметное снижение темпов работ связано с неблагоприятными погодными условиями.

Работы 2004 г. велись в слоях второй половины XII в. - рубежа XII—XIII вв. Всего на обоих раскопах было полностью или частично исследовано около 15 деревянных сооружений, относящихся к разным стратиграфическим горизонтам - срубы, частоколы, дворовые вымостки, настилы и лаги проулка. Прослежены особенности их конструкций. В течение сезона было закончено исследование трех поздних впускных сооружений (дренажных колодцев), открытых еще в 2001 г. Все они датируются концом XIX - началом XX вв. В результате исследований 2004 г. подтвердились сделанные ранее наблюдения над изменением застройки исследуемого участка, на котором выделяется три зоны. Северная зона (Троицкий XIII раскоп) представляет собой часть жилой застройки, тяготеющей к Черницыной улице. В XIV в. она была разделена между двумя усадьбами. Усадебные границы отличались стабильностью и прослеживались по остаткам частоколов. В напластованиях, исследованных в 2003 г., частокол исчез, а на его месте появился сруб-пятистенок. Возможно, произошло смещение усадебной границы, скорее всего в восточном направлении (подобная ситуация зафиксирована на Троицком VII раскопе, где изучались те же усадьбы). В исследуемый период (вторая половина XII в.) на этой площади раскопа располагалась одна городская усадьба. В сезоне 2004 г. на ее территории был доисследован сруб-пятистенок с асимметричным расположением внутренней стены и столбовым опечком в ближнем от входа углу. Под стенами постройки был зафиксирован ряд подкладок, большинство из которых, очевидно, вторичного использования. В следующем ярусе была начата расчистка нового большого сруба, возможно также пятистенного.

В центральной зоне продолжено исследование усадьбы, расположенной между северным и южным комплексами. Застройка на этом участке была зафиксирована лишь в сезоне 2003 г., ранее здесь располагалась пустопорожняя территория. На усадьбе закончено исследование большого по размерам сруба-пятистенка, со столбовым опечком в ближнем от входа углу в основную камеру постройки. С юга от этого сруба по незначительным фрагментам зафиксированы остатки еще одного сооружения. Территория двора, примыкающая к южной стороне большого сруба и западной стене малого, по-видимому, была перекрыта навесом, что прослежено по столбовым ямам и остаткам столбов в них. Замкнутая со всех сторон, эта усадьба имела выход в безымянный проулок, выводивший, по-видимому, к Пробойной улице и отделявший усадьбу от южного комплекса, ориентированного на Редятину улицу. В полевом сезоне 2004 г. раскопаны два яруса конструкций проулка, сильно поврежденных дренажной канавой, и начато исследование третьего яруса. Конструкция настилов проулка характерна для уличных мостовых средневекового Новгорода; она представляет собой плахи и бревна, уложенные поперек продольных лаг, под которыми находились поперечные подкладки. Начатое в 2003 г. изучение дренажной канавы было полностью завершено. Ее стенки были обложены горбылем и бревнами, в основном вторичного использования, что замечено по ряду сохранившихся характерных деталей.

В южной зоне (южная часть Троицкого XIV раскопа) изучалась застройка усадьбы, ориентированной на Редятину улицу. К сожалению, большая часть усадьбы располагается за пределами раскопа. Восточная граница была зафиксирована в сезоне 2004 г. по восточному профилю после обвала стенки. В застройке  усадьбы  преобладают постройки небольших размеров, которые расположены по две-три в ряд вдоль северной границы усадьбы. Для конструкции этих построек, несмотря на их незначительные размеры, характерны мощные подкладки из плах под всеми углами этих построек. В западной части усадьбы вскрыта часть фундаментной площадки из валунов, глины и песка, на которой сохранился ряд подкладок под какое-то сооружение. В площадь раскопа вошла также небольшая часть усадьбы, ранее изученной на Троицком-ХН (1995-2000 гг.). В более поздних напластованиях ее граница проходила по восточной стенке раскопа, в профиле которой фиксировался межусадебный частокол, и вся застройка, таким образом, осталась за пределами раскопа. В начале XIII в., на уровне исследованных в 2003 г. ярусов, граница сместилась к западу. К сожалению, на площадь существующего раскопа попали только западные стены сооружений. Эта ситуация прослежена и по раскопанному в 2004 г. ярусу. В ходе работ прошедшего сезона некоторые сооружения раскопаны частично. Все они после фиксации были законсервированы до следующего полевого сезона.

В течение сезона с построек и иных сооружений было взято 80 спилов для дендрологического и дендрохронологического анализов. Кроме того, с каждого пласта собирались образцы для палеоботанического и других анализов.

Вещевая коллекция состоит из двух разновеликих групп: массового материала и индивидуальных находок. К первой группе относятся обломки керамики, кости животных, птиц и рыб, обрезки кожи; их общее число достигает 30 тыс. Вторая группа представлена разнообразными предметами из железа, цветных металлов, кости, камня, стекла, янтаря, глины, дерева, кожи (всего около 850 экз.).

Берестяные грамоты. Всего было найдено три грамоты (№ 951, 952 и 953). Две из них сохранились в небольших фрагментах, но одна (№ 952) оказалась цельным письмом в шесть строк, повествующим о драматической ситуации, в которой оказались новгородские купцы, отправившиеся с товарами в другие города. Перевод: «От Радка поклон отцу. Товарец я послал в Смоленск. А Путилу-то убили. Л нас с Вяче-шкой хотят арестовать за Фому, говоря: "Заплатите четыреста гривен или же зовите сюда Фому. Если же нет, то всадим вас в погреб". И поклон от Вячешки Лазорю. Я послал коня вьючного, а сам приготовился».

Грамота состоит как бы их двух писем, одно из которых написал Радко отцу, другое его компаньон Вячешко Лазарю. Поскольку оба письма написаны одним и тем же почерком на одном листе бересты, очевидно, что отца Радки звали Лазорь, коль скоро второе письмо обращено к нему. Заметим, что первое письмо Радко кончалось этикетной формулой: <<# покланяютися», т.е. «кланяюсь тебе». Однако у Вячешки возникла необходимость сообщить свою информацию и поэтому заключительная формула первого письма была переделана в начало второго. Пишущий письмо (скорей всего Радко) аккуратно зачеркнул лишние буквы и переделал таким образом покланяютися на поклапяпие.

Большую трудность вызвало слово юковоуцько, которое впервые встречено не только в берестяной переписке, но в любых иных древнерусских текстах. Поначалу даже были затруднения в разделении в этом месте текста грамоты на слова. При чтении тщательно проверялось начертания каждой буквы, к счастью, написанных очень четко и исключающих какие либо разночтения. Благодаря усилиям Л.А.Зализняка слово юковоуцько было успешно расшифровано. Оказалось, что оно состоит из двух частей: юко, означающий в древнерусских текстах «вьюк» и воуцько, что значит «привычный». Следовательно, словом юковоуцько называли привычного к вьюкам (грузам), а попросту, вьючного коня. Переход корневой гласной -ы в —у ( -выч в -вуч), уже не раз был зафиксирован в берестяных письмах. Например, вудра вместо выдра (грамота № 713 XII в.), буть вместо быть (грамота № 68 XIII в.).

Что касается содержания грамоты № 952, то речь в ней идет о том, что новгородским купцам-складникам, Радке и Вячешке (поначалу купцов было, по крайней мере, трое, но Пугалу по дороге убили), прибывшим торговать в город N.2, грозят «рубежом» за вину некоего новгородца Фомы, задолжавшего купцам этого города громадную сумму в 400 гривен. В зависимости от того, какие «гривны» имеются в виду, эта сумма может быть равна примерно 20 (гривна кун) или 80 (гривна серебра) килограммам серебра.

Акция «рубежа» широко применялась в средневековой торговой практике и заключалась в конфискации имущества (товара) у провинившихся купцов. При этом «рубеж» мог быть прямым и косвенным. Косвенный «рубеж» заключался в том, что при отсутствии непосредственного должника (виновника, ответчика) конфискация производилась у третьих лиц, что впервые зафиксировано в берестяной грамоте № 246 ( XI в.), найденной еще в 1957 г. В грамоте № 952 мы также имеем дело с косвенным «рубежом», когда за вину новгородца Фомы хотят арестовать и подвергнуть «рубежу» других новгородских купцов. Интересно отметить, что всякий раз упоминание «рубежа» в берестяных грамотах связано не с уже совершившимся действием, а только с его угрозой.

Грамота № 952 хорошо вписывается в комплекс грамот, свидетельствующих о торговле Новгорода с древнерусскими городами, характерной для XI-XII вв.3 К настоящему времени известно 16 берестяных грамот, датированных XI - началом XIII вв., в которых упоминаются 11 городских центров Руси. В их числе Киев, Смоленск, Псков, Полоцк, Суздаль, Переславль южный, Луки, Кучков (Москва), Ростов, Ярославль, Углич. Большинство текстов указанных грамот датировано XII в. и посвящено торговым поездкам и связанным с ними денежным расчетам.

Находки. Из вещевых находок отметим прежде всего две свинцовые печати протопроедра Евстафия (посадника Завида), относящиеся к 80-м годам XI в. Обнаружение их в слое второй половины XII в. свидетельствует о долгом хранении на исследуемой усадьбе документов, утвержденных данными печатями. Чрезвычайно важны также находки свинцовых товарных пломб (14 экз.), большинство из которых собрано в центральной зоне. К числу предметов, связанных с торговлей, относятся также и весовые гирьки (Рис. 1, 6).

Среди железных изделий преобладают бытовые предметы (ножи, замки, ключи, кресала), инструменты, различные скобы и пр. Редкой находкой является найденное в центральной зоне лезвие боевого топора.

Обращает внимание обилие изделий из цветных металлов, большая часть которых также обнаружена в центральной зоне. В их числе браслеты, перстни, булавки, бубенчики, пуговицы. (Рис. 1,2,3-5,7). А также бронзовые пластины, выплески и кусочки бронзы, что может свидетельствовать о существовании на данной усадьбе ювелирно-литейного производства. Из ювелирных изделий особенно интересна впервые встреченная в Новгороде крестовключенная лунница (Рис. 1, 1), находки которой известны в других древнерусских городах. Среди нескольких булавок с зооморфными головками и кольцом, продетым через нее, выделяется булавка с птичкой на головке (Рис. 1,8), которая также встречена впервые. Интересны также два амулета в виде топорика и ложечки. Топорики-амулеты были широко распространены на территории Древней Руси и по своим очертаниям напоминали боевые топоры. Амулеты-ложки являлись символом благосостояния. Подобные амулеты хорошо известны по материалам предыдущих раскопок в Новгороде и датируются Х- серединой XII вв. В течение сезона собран небольшой комплекс предметов христианского культа: каменный и бронзовый крестики, фрагменты хороса и бронзового сосуда, который, возможно, был кадильницей.

 

Предметы из кости представлены в основном двусторонними гребнями и орнаментированной накладкой на односторонний гребень. В группе изделий из камня чаще всего встречаются грузила, точильные камни, шиферные пряслица. Среди последних примечательно миниатюрное биконическое пряслице (возможно, бусина) с надписью «Марена». Это имя женщины, которая уже известна нам по берестяным грамотам предыдущих сезонов (№№ 794,798,849). Среди индивидуальных предметов из глины упомянем глиняную писанку-погремушку.

 

Привеска-лунница. Перстень. Гирька весовая

 

Рис. 1. Изделия из цветных металлов.

1. Привеска-лунница. 2. Перстень. 3 - э. Бубенчики. 6. Гирька весовая. 7. Браслет. 8. Булавка.

 

Коллекция кожаных изделий состоит в основном из обуви, преимущественно из «ажурных» туфель. Традиционно самыми массовыми находками являются деревянные предметы, представленные разнообразной посудой, деталями саней, навершиями, чекмарями и т.д. Особенно интересны две ложки, одна из которых с резным плетеным орнаментом и головой дракона на рукояти, другая - с остатками краски и изображением креста (Рис. 2). Отметим также блюдо со знаком, орнаментированный гребень, детский лук, счетную бирку, точеную крышку.

Бытование датирующих находок совпадает со стратиграфической датировкой строительных ярусов. Это - вторая половина XII в. - рубеж XII и XIII вв.

 

деревянная ложка   ложка из раскопок

 

 

1          Возможно, купцов было больше, поскольку Радко, говоря об угрозе ареста его и

Вячешки, употребляет вместо распространенного в то время двойственного числа «на»

множественное число «ны».

2          Вряд ли это был Смоленск, поскольку Радко сообщает отцу, что товар он отпра

вил в Смоленск. Следовательно, сам он и его компаньон Вячешко находятся в каком-

то другом городе.

3          Рыбина ЕЛ. О содержании берестяных грамот с географическими названиями //

Янин В.Л., Зализняк А.А. НГБ (из раскопок 1984- 1989 гг.). М., 1993.

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

НОВГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК

ЦЕНТР ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЮ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

NOVGOROD STATE MUSEUM ARCHAEOLOGICAL RESEARCH CENTRE

 

Ответственный редактор - академик В.Л. Янин

Редколлегия:

член-корреспондент РАН Е.Н. Носов

доктор исторических наук А.С. Хорошев

Составитель: Е.А. Рыбина

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100