Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 


 

о культурном слое Новгорода


История и археология

 

14/00

 

О культурном слое Новгорода второй половины 15-16 веков

 

 

Л. И. Петрова, И. Ю. Анкудинов, Н. Д. Фирсова

 

Известно, что верхние горизонты характерного для Новгорода культурного слоя, насыщенного органическими остатками и деревянными сооружениями, датируются в основном началом - серединой XV вв. В отдельных случаях эти даты опускаются еще ниже - до конца XIII - начала XIV вв. (Людогощий, Добрынин и ряд других раскопов)1. Этот слой перекрыт напластованиями серой рыхлой земли с большим включением битого кирпича, камней, в которых отсутствуют деревянные сооружения и предметы из органических веществ. Предпринимавшиеся в первые годы раскопок в Новгороде попытки расчленить верхние напластования на узкие хронологические горизонты XVI, XVII, XVIII, XIX вв. не привели к успехам, и в дальнейшем эти слои получили обобщенную датировку - XVI-XIX вв. При этом, как известно, за первые пять веков, с X до середины XV в., отложился культурный слой мощностью в среднем от 4,5 до 5,5 м, а за такой же промежуток - с середины XV по XX в. - всего лишь 1 -1,5 м.2 Исследователи пришли к справедливому выводу о том, что культурные напластования XVI-XVII вв. в Новгороде не сохранились.

Одно из самых распространненых объяснений причин разрушения слоев XVI-XVII вв. заключается в том, что в XVIII в. в Новгороде на значительных площадях была сооружена дренажная сеть, которая привела к подсыханию напластований второй половины XV-XVII вв. и разложению в них органических остатков3. В качестве еще одной из причин разрушения культурного слоя называется «антропогенное воздействие», выразившееся в массовом строительстве с конца XV в. и особенно в XVIII-XIX вв. каменных домов с заглубленными фундаментами.4 На нынешнем этапе исследований такие объяснения представляются недостаточными.

По классификации А. Н. Сорокина, создавшего полный свод накопленных к настоящему времени сведений о водоотводных сооружениях древнего Новгорода, вьщеляется несколько их разновидностей, из которых самой распространенной является дренажная система с деревянными цилиндрическими трубами.5 По мнению А. Н. Сорокина, эта система появляется в Новгороде не ранее XV в., наибольшего размаха ее применение достигает в XVI-XVIII вв. и, видимо, в первой половине ХГХ в.6 Как отмечал А. Ф. Медведев, «основное назначение подобных систем - отводить грунтовые воды из-под различных построек, чтобы предохранить эти постройки, а также все в них находившееся от порчи и разрушения»7. К таким постройкам А. Ф. Медведев относил подполья срубов, ледники, церкви.

Культурный слой Новгорода характеризуется большой влагоемкостью, малой водоотдачей и небольшими значениями коэффициента фильтрации. Площадь осушения водопоглощающими колодцами в таких грунтах невелика. Учитывая размеры окна водопоглощающих колодцев (от 0,81 до 6 кв. м), их глубину (0,6-1,9 м),8 коэффициент фильтрации новгородской почвы (максимально - 0,2-0,4 м/сут), площадь осушения будет составлять в диаметре от 2 до 6 м, то есть равняться площади погреба, подвала дома9. Следовательно, эта система не могла радикально понизить уровень фунтовых вод по всей территории города и подсушить культурный слой10.

Столь же преувеличенным представляется утверждение о разрушительном воздействии на культурный слой строительства каменных построек с заглублением фундаментов, начавшегося в конце XVIII в. в связи с введением в Новгороде плана регулярной планировки. При этом исследователи отмечают, что план 1778 г. «оставил значительные внутриквартальные пространства органоносного слоя, что определило возможность будущих исследований»". Однако, и на внутриквар-тальных территориях слои второй половины XV-XVII вв., содержащие органику, также отсутствуют12. Новые постройки, впущенные в культурный слой, уничтожали лишь локальные участки, не оказывая влияния на сохранность отложений на прилегающей территории.

Для понимания причин отсутствия в Новгороде культурных отложений с органикой второй половины XV-XVII вв. в первую очередь, как нам представляется, необходимо рассмотреть процесс формирования культурного слоя в этот период. Как известно, на процесс отложения культурного слоя влияет множество факторов: рельеф местности, климат, гидрогеологические условия, литология материковых отложений, численность населения, хозяйственная деятельность, система городского благоустройства и др. С X до середины XV в. средний темп прироста культурного слоя в районах древнейшей городской застройки составлял около одного метра в столетие, или 1 см в год. Таким образом, можно предположить, что при благоприятных условиях за вторую половину XV, XVI и XVII вв. должен был образоваться слой мощностью около 2-2,5 м, в реальности же такого слоя в Новгороде нет. Рассмотрим некоторые из вышеперечисленных факторов формирования культурных отложений и их влияние на мощность и сохранность культурного слоя с органикой в этот период13.

Вторая половина XV в. в истории Новгорода была насыщена политическими потрясениями. По-видимому, какое-то влияние на динамику роста культурного слоя в этот период должен был оказать вывод из Новгорода части населения, предпринятый московским правительством. Но необходимо подчеркнуть, что в экономическом отношении это было время стабильного роста, а демографические потери в результате боярских выводов компенсировались (по крайней мере, в значительной части) за счет переселенцев из других земель Русского государства.

Первая половина XVI в. была временем, благоприятным для развития хозяйства страны. Об активной жизни в Новгороде и росте его территории в это время свидетельствуют, например, активное церковное строительство и бурное развитие заполни - территорий, расположенных за линией вала Окольного города.

Экономический подъем первой половины XVI в. сменился в 60-70-е годы жесточайшим экономическим кризисом и запустением. Писцовая книга 1582/83 г. рисует картину страшного опустошения города: более 80% описанных в ней дворов значатся запустевшими14. При этом следует учитывать, что в результате эпидемий, политических и экономических потрясений 60-70-х гг. XVI в. была нарушена и структура семьи, поэтому населенность живущего двора 1580-х гг. была меньшей, чем в первой половине XVI в.; соответственно численность населения города за этот период сократилась в еще большей степени, чем количество живущих дворов. С полным основанием можно говорить о катастрофическом сокращении населения Новгорода за исторически короткий промежуток времени. В историографии закрепилось мнение, что в 1580-е гг. начинается восстановление городского хозяйства после кризиса, поскольку, по данным отрывка писцовой книги по Торговой стороне 1586 г., 66% ранее запустевших дворов числятся восстановленными15. Оживление хозяйственной жизни Новгорода в 1580-90-е гг., несомненно, происходило. Но оно не сопровождалось восстановлением численности населения города. Восстановление же запустевших дворов проходило не за счет роста населения, а за счет внутренних ресурсов посада: переселение жителей из заполни на территорию посада, расселение густонаселенных дворов, раздача пустых дворов представителям нетяглого населения и «в припуск» к живущим дворам и т. д. Отметим также еще одну особенность жизни Новгорода второй половины XVI в. (а возможно и всего XVI в.). Материалы археологических раскопок позволяют говорить о стабильности городского землевладения в XIV-XV вв.: городские усадьбы на протяжении нескольких поколений сохранялись в руках одной семьи. Источники же XVI в. рисуют картину активной мобилизации городских земель: дворы постоянно меняют своих хозяев16.

Начало XVII в., отмеченное голодом 1601-1603 гг., также не способствовало восстановлению городского хозяйства. Решающий же удар по населению Новгорода нанесла шведская оккупация 1611-1617 гг. После ухода шведов город представлял страшную картину запустения. Наиболее ярко она отражена в Описи Новгорода 1617 г. Особенно пострадала Софийская сторона: «На Софейской стороне. Белых 24 двора, а жилцов в них 25 человек. Тяглых 40 дворов, а жилцов в них 49 человек. А опричь того на Софейской стороне дворов нет, вся Софейская сторона стоит пуста, дворы и лавки пожгли в ноугородцкое взятье немецкие люди, а иные дворы розвезли немцы ж»17. На Торговой стороне дворов и жителей сохранилось больше, но утраты столь же значительны. Сравнение данных писцовых книг 1582/83 г. и описи 1617 г. показывает, что на каждой улице сохранялось не более 1/3 некогда существовавших дворов, жильцы же пустых дворов частью умерли «при немцах», частью сошли в другие города. Масштабы смертности городского населения в период оккупации можно представить по одному недавно опубликованному документу, содержащему сведения о количестве умерших с 1 сентября 1614 г. по 20 апреля 1615 г.: за неполных 8 месяцев в Новгороде умерло 7652 человека18.

Долгие годы после ухода шведов в Новгороде сохранялось состояние пустого города. Об этом свидетельствуют документы XVII в. Так, опубликованная А. В. Воробьевым «Роспись Софийской стороны Великого Новгорода» 1632 г., подробно описывает, сколько в Великом Новгороде на Софийской стороне монастырей, приходских церквей и «в которых местех стоят и сколько дворов всяких жилецких людей и пустых дворов, и сколько где по мере сажен промеж дворов полых пустых мест и садов и огородов и пашни»19. Несмотря на то, что к этому времени, по сравнению с Описью 1617 г., количество дворов возросло (жилых дворов посадских людей, келий и др. было уже 152), тем не менее огромные площади представляли собой пустопорожние пространства, занятые огородами, пашнями, выпасами. Ту же ситуацию мы видим и на Торговой стороне. В 1631 г. при осмотре городских укреплений Новгорода предлагалось линию Окольного города на Торговой стороне уменьшить, оставить ее только вокруг южной половины Торговой стороны, устроив новый острог по Федоровскому ручью. В обоснование этого предложения было сказано, что «острог занят велик не по людем, и в том остроге многие сады большие и огороды и хмельники и дуги и пустые места, а на лугех и по пустым местом пасут животину, и осадных людей в тот острог надобе много; ... и в меньшом остроге бес прибавочных людей быти немочно».. .20 По данным переписных книг 1646 г. и 1678 г., на протяжении всего XVII в. восстановление численности населения Новгорода шло чрезвычайно медленными темпами.

Таким образом, с 60-х гг. XVI в. и практически по третью четверть XVII в. как населенность, так и уровень хозяйственной деятельности в Новгороде были несоизмеримо меньшими, чем в предшествующее время. На основании предпринятого обзора социальных факторов формирования культурного слоя Новгорода за два с половиной столетия можно высказать предположение, что во второй половине XV - первой половине XVI вв. рост культурного слоя должен был происходить примерно теми же темпами, что и в более ранний период. С 60-х гг. XVI в. его рост должен был замедлиться, а в первой четверти XVII в. на большей части города прекратиться.

Но новгородский культурный слой представляет собой сложный антропогенный геокомплекс, в возникновении и формировании которого помимо жизнедеятельности человека крупнейшую роль играли и естественные факторы, к числу которых, в первую очередь, относятся климатогенный и биогенный21. Проследим влияние этих факторов на формирование культурных отложений в Новгороде в рассматриваемый период.

Е. П. Борисенков и В. М. Пасецкий на основании фенологических записей русских летописей, в истории климата последнего тысячелетия вьщеляют несколько периодов, в течение которых климатические условия заметно различались. Первый период, приходящийся примерно на 900 -1200 гг., отличался сравнительно теплым климатом и получил название периода малого климатического оптимума. В XIII-XIV вв. наступил период некоторого похолодания и неустойчивости климата (переходный период), вслед за которым, примерно с конца XV в., установилось устойчивое похолодание, получившее название малого ледникового периода. Малый ледниковый период продолжался с некоторыми аномалиями вплоть до середины ХГХ в.22 Климат становится не только холодным, но и неустойчивым. Летописи постоянно отмечают резкие его колебания: только на протяжении XV столетия зафиксировано более 150 экстремальных природных явлений23. Как отмечают Е. П. Борисенков и В. М. Пасецкий, «при рассмотрении всего комплекса экстремальных природных явлений обращает на себя внимание возрастание из века в век числа экстремальных природных явлений, достигающих апогея в XV- XVII вв. Это относится как к засухам, так и особенно к обильным летним дождям, возвратам холодов летом и осенью, небывало лютым зимам, чрезвычайно высоким половодьям и наводнениям в летние месяцы»24. На основании подробного анализа колебаний климата исследователи пришли к выводу о том, что малый ледниковый период был самым холодным в эпоху голоцена и был более сухим по сравнению с периодами оптимумов, которые отличались увеличением количества осадков25.

Таким образом, мы видим, что формирование культурного слоя во второй половине XV - XVII вв. совпадает с наиболее холодным этапом климата во втором тысячелетии - малым ледниковым периодом.

Изменения климата в сторону похолодания привели к изменениям растительного покрова. Так, с началом похолодания в XIII в. на лесном севере Европейской части России, так же как и в центральных районах Русской равнины, произошла деградация еловых и широколиственных лесов, вместо которых получили развитие березово-сосновые древостой26. Очевидно, происходили изменения и травяного покрова, что повлияло и на процесс почвообразования.

В ходе инженерно-геологических исследований территории Новгорода в литологическом описании буровых скважин средневековые культурные отложения характеризуются как заторфованные, мало- или среднеразложившиеся (в археологических отчетах они описываются как темнокоричневые). Сравнение процессов торфообразования и накопления культурного слоя в X-XV вв. показывает, что биохимические условия формирования культурных отложений Новгорода имеют много общего с условиями формирования торфяников.

Как известно, торф накапливается из остатков отмерших растений, подвергшихся неполному разложению в условиях повышенной влажности и затрудненного доступа воздуха27. При исследовании растительных остатков в культурном слое Новгорода, проводившихся на Троицком XI раскопе в 1995-1998 гг., во всех стратиграфических горизонтах были выявлены влаголюбивые растения, такие как осоковые (Сурегасеае), камыш (Scirpus spp.) и осока (Сагех spp.)28. Все они являются растениями-торфообразователями29.

На сходство новгородского культурного слоя с торфяниками указывает еще один признак. В результате болотного почвообразовательного процесса происходит не только накопление в почве органических остатков в виде торфа, но и оглеение минеральной части почвы (в археологической терминологии - материка). В процессе оглеения происходит восстановление окисных почвенных соединений, главным образом железа, в закисные. Раскисление окиси железа протекает при полном прекращении доступа кислорода, при наличии органических веществ и при участии анаэробных микроорганизмов в условиях длительного переувлажнения. В результате сложного биохимического восстановительного процесса плотные суглинистые или глинистые породы приобретают сизовато-зеленоватую, серую или голубую окраску30. Именно такую окраску чаще всего имеет материк на новгородских раскопах при снятии с него культурных отложений. Как видим, культурному слою Новгорода присущи два основных признака, свойственных для болотных почв - наличие остатков растений-торфообразователей и характер подстилающих пород.

При палеогеографическом изучении стратиграфии торфяников как на территории России, так и в Европе, были выявлены слои сильно разложившегося торфа, относящиеся к различным этапам голоцена31. Эти слои свидетельствуют о резком сокращении на определенных этапах темпов торфонакопления и о разрушении верхних слоев болот. Исследователи пришли к выводу, что «подобные процессы могут происходить в условиях значительного похолодания климата»32.

Исходя из этого, можно высказать предположение, что общее похолодание климата в малый ледниковый период негативно повлияло на формирование и сохранность культурного слоя Новгорода второй половины XV-XVII вв.

Подведем итоги рассмотрения различных факторов формирования культурного слоя в Новгороде второй половины XV-XVII вв. Действие социальных факторов вело к тому, что с 60-х гг. XVI в. его рост должен был резко замедлиться, а с начала XVII в. практически прекратиться. Отложившиеся во второй половине XV - первой половине XVI в. слои оказывались при этом на длительный срок - около столетия и даже более - приповерхностными и попали в зону аэрации и разрушающего действия аэробных микроорганизмов. Наступившие с конца XV в. климатические изменения также действовали угнетающе на культурный слой Новгорода. Изменения климата и состава травостоев привели к прекращению процесса торфообразования и, следовательно, уменьшению влагоемкости верхних горизонтов культурного слоя, что повлекло за собой развитие активных процессов гниения органики и разрушение приповерхностных отложений ранее образовавшегося культурного слоя. Таким образом, климатогенные факторы просто не позволяли сохраняться в XVI-XVII вв. органическим остаткам в процессе их отложения.

Действие социальных и природных факторов, негативно влияющих на процесс отложения и сохранности новгородского культурного слоя в рассматриваемый период, было, как видим, однонаправленным. Но как представляется, ведущую роль следует отводить все же климатогенному и связанному с ним биогенному факторам. Безусловно, предложенное в настоящей статье объяснение причин отсутствия в Новгороде насыщенных органикой слоев младше XV в. рассматривается нами в качестве гипотезы, требующей многосторонней проверки.

С оживлением хозяйственной деятельности в конце XVII - начале XVIII вв. в Новгороде вновь начинается рост культурного слоя, археологическая характеристика которого существенно отличается от периода X-XV вв. Этот слой характеризуется как суглинистый, супесчаный, гумусированный с включением кирпичного боя, что отражает изменившийся характер городской жизни.

 

 

1 Хорошев А. С. Новые материалы по археологии Неревского конца // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982. С. 245; Трояновский СВ. Раскоп на Добрыне улице. (См. публикацию в настоящем сборнике).

2  Сорокин А. Н.  Благоустройство древнего Новгорода. М., 1995. С. 28.

3  К о л ч и н Б. А., Янин В. Л. Археологии Новгорода 50 лет // Новгородский сборник... С. 53.

4  Хорошев А. С. Культурный слой Новгорода как экологическая структура // Культура и природа древнего города. М., 1998. С. 83-84.

'Сорокин  А. Н.   Благоустройство древнего Новгорода... С. 46-64.

'Там же. С. 61.

'Медведев А. Ф. Водоотводные сооружения и их значение в благоустройстве Новгорода Великого // Труды Новгородской археологической экспедиции. Т. I. МИА, № 55. М., 1956. С. 209.

'Сорокин   А. Н.   Благоустройство древнего Новгорода...С. 58.

' Справочное руководство гидрогеолога. Т. I. Л., 1967. С. 330.

10 В отношении других типов водоотводных сооружений, вскрытых при раскопках в разных хронологических уровнях, можно сказать, что скорее всего, их устройство было связано с особенностями гидрологии конкретных участков территории города и не давало значительного эффекта за пределами этих участков.

"Хорошев  А. С.   Культурный слой Новгорода ... С. 84.

'- Сошлемся на заложенные внутри кварталов раскоп на ул. Кирова, отдельные участки Троицкого раскопа.

13 Социальные факторы формирования культурного слоя - динамику численности населения города и связанный с ней уровень хозяйственной деятельности - мы рассмотрим лишь в самых общих чертах, ибо, по нашему мнению, вопрос о количестве жителей Новгорода в XVI- XVII вв., несмотря на внимание к нему многих исследовате-лей (см.: Пронштейн А. П. Великий Новгород в XVI в. Харьков, 1957. С. 26-33), нуждается в дополнительном изучении. Но и обобщенной качественной характеристики демографических и хозяйственных процессов вполне достаточно для целей настоящей работы.

14 Майков  В. В.   Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI в. СПб., 1911; Пронштейн  А. П.  Великий Новгород в XVI в. С. 41-44.

15           Г р е к о в Б. Д.  Крестьяне на Руси. М., 1946. С. 797; Пронштейн А. П.   Великий Новгород в XVI в. С. 45.

16           См. книгу записи купчих на дворы 1590/91 г.: Великий Новгород   во второй половине XVI   в. СПб., 2000.

17           Опись Новгорода 1617 г. М., 1984. Ч. I. C.168.

18           Д р е н ь   Л. В.   Русские документы XVI - начала XVII в. в архиве шведской военной администрации Новгорода // НИС. Вып. 7 (17). СПб., 1999. С. 384-385.

"Воробьев А. В.  Некоторые сведения по топографии Новгорода по архивным документам XVII века // НИС. Вып. 10. Новгород, 1962. С. 236. 20 Новгород Великий в XVI в. Документы по истории градостроительства.

 

 

«Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции

 

 

Следующая статья >>> 

 

 

 

Вся Библиотека >>>

Русская культура >>>

Новгородика

Новгород и Новгородская земля

 





Rambler's Top100